36. Об отношениях с КПРФ

Не потому мы с КПРФ отношения строим с трудом, что они нам не нравятся — мы бы только приветствовали, если бы КПРФ проводила коммунистическую линию. Нет, дело в том, что она вписалась в нынешнюю систему, ушла сейчас далеко вправо и работает на стабилизацию нынешней системы.  КПРФ уже много лет сидит в Думе. А что эта партия сделала для народа? Она вольно или невольно, но работает на стабилизацию режима и, к тому же, удерживает людей от борьбы.  Как голосовало в Думе КПРФ по принципиальным вопросам? Половина — "за", половина — "против". Друг друга нейтрализуют, а выигрывает от этого правящая клика. За все бюджеты, которые сами называли антинародными, голосовали. Черномырдина, Кириенко, Степашина, Путина утверждали, Рохлина сдали и т.д. Тактика создания безыдейных блоков типа НПСР и врастания во власть родила Рыбкина, Ковалева, Семаго, Руцкого, Лапшина, Ходырева, Подберезкина, Селезнева, что только подрывает веру народа в честность оппозиции вообще. И, самое главное, КПРФ отреклась от революции, от единства действий по принципиальным вопросам. Она практически пытается подчинить непарламентские формы борьбы выборной коньюнктуре.  Поэтому с КПРФ, к сожалению, у нашей партии произошел идейный разрыв, довольно глубокий, если не сказать — окончательный.  Поэтому РКРП-РПК и КПРФ — разные партии.