А знаете ли вы, что в СССР…

О привилегированном классе Советской страны

 

от редакции. Мы поместили две статьи – воспоминания о довоенном детстве и исповедь воспитателя современного детского сада. Роднит их  советское отношение к детям.

(Из воспоминаний Смирновой Светланы
Не понаслышке знаю, что такое голод и репрессии. Но было и нечто иное, о чём не принято сейчас вспоминать. Это были годы небывалого взлёта человеческого духа. Время надежд, время, когда слова Лебедева-Кумача из «Марша веслых ребят» –

«Мы покоряем пространство и время
Мы молодые хозяева Земли»

– воспринимались нами не как метафора, а буквально. Посетивший СССР в 1934 г. Ромен Ролан писал: «Единственный привилегированный класс в России – это дети».
Словно в подтверждение его слов в 1935 г. в Харькове открывался первый в Советском Союзе Дворец пионеров и октябрят. Ему было предоставлено лучшее в городе здание – дом бывшего Дворянского собрания, огромный, длиной в целый квартал, роскошный дворец постройки 1814-1820 гг .

В 1922- 1934 гг. в здании размещалось первое правительство УССР – Всеукраинский центральный исполнительный комитет (ВУЦИК). После переноса столицы в Киев здание было передано Дворцу пионеров и октябрят.
Помню, как меня поразили его интерьеры: везде мрамор, полированная карельская береза, огромные позолоченные хрустальные люстры, бархатные портьеры и кресла, зеркала и картины в дорогих рамах. Во Дворце работали многочисленные спортивные секции. Технические кружки, клубы, театры-студии. Самым крупным был отдел художественного воспитания: 38 залов и комнат в разных корпусах. Музыкально-хоровое отделение имело несколько оркестров: духовой, народный, симфонический и капеллу бандуристов.
Большой корт Дворца репетировал в концертном зале. Там же проводились торжественные вечера, новогодние балы, концерты, демонстрировались кинофильмы. Здесь устраивались встречи с государственными деятелями, работниками науки, культуры. Кружковцы видели П.П. Постышева, Г.И. Перовского, В.Я.Чубаря, И.П. Дубового, И.Д. Папанина, Л.И. Утёсова. Мы встречались с детьми из Республиканской Испании. Многие из них занимались во дворце. Нескольких испанских сирот усыновили харьковчане.
Работал Клуб юных следователей Арктики (юных папанинцев) под руководством писателя-прозаика и полярного следователя Николая Трублаини. Дети ездили в экспедицию в Заполярье.
Работали театры: кукольный и драматический. Был собственный планетарий – для него был куплен очень редкий в те времена аппарат (Москва в 1929 г. стала лишь четвёртой столицей мира, где был
планетарий). Была оранжерея с тропическими растениями. Работали фото-, кино-, радио- и авиамодельный кружки. У детей была своя лодочная станция на реке Лопань.
Подростки готовились стать защитниками Родины. В стрелковом кружке изучали не только малокалибрные винтовки, но и настоящие пулеметы – кружковцы выезжали на стрельбища и стреляли боевыми патронами из пулемётов.
Летом 1936г. альпинисты Харькова отправились на сборы в детский альпинистский лагерь. Лагерь в Цейском ущелье в Северной Осетии принадлежал объединению спортивных организаций УССР – «Укртур». Помимо членов альпинистской секции этим путешествием поощрили и других детей – победителей разных конкурсов, отличников, общественных активистов. Я, ученица 6-го класса 211-й харьковской школы, и мой одноклассник (он же и будущий мой муж) Рем Смирнов были поощрены поездкой в этот лагерь. Всего в этой поездке приняли участие 30 мальчиков и 5 девочек из Харькова. До Ростова мы летели на крошечном биплане с открытой кабиной. Нам выдали тёплые лётные шлемы и очки. Самолётик челноком возил нас из Харькова в Ростов два-три дня, дальше поездом до Орджоникидзе, потом грузовиками в горы.
Выпускной вечер в нашей 125 школе (прежняя, №21, закрылась и весь класс перешёл в школу №125) состоялся 16 июня 1941 года. Рем Смирнов сразу после выпускного поехал в Полтаву поступать «по блату» в военное училище. Поскольку «без блата» его в армию не брали – подвело зрение. Но вскоре началась война, объявили мобилизацию…
В 1944 г. я вернулась из эвакуации в Харьков.
В нашем с Ремом 10-Г классе выпуска 1941 г. было 46 учеников. До мая 1945-го не дожила ровно половина. Погибли многие наши учителя и наставники по Дворцу пионеров. Писатель и полярник Трублаини погиб за зенитным пулемётом, отражая налёт фашистской авиации.
В феврале 2014-го в живых из нашего класса осталось двое – я и моя подруга Лена Чернец, нам обоим по 90 лет.

Последействие

Почему дети плачут? Исповедь воспитателя детского сада.

Антонина Чайкина
Воспитатель московского садика (имя она просила не раскрывать) рассказала “Лайфу”, почему дети плачут, почему называют маму чужим именем и как быть, если ребёнок получил подзатыльник.
Я не первый год работаю в саду. За это время случалось всякое. Детские слёзы — практически ежедневный элемент нашей жизни. Бывает, приходим на музыку — все поют, а один — плачет. Садишься с ним и начинаешь выяснять, что случилось. “Громко!”, — говорит, а ты тогда объясняешь: “Громко, потому что все поют, а ты пой вместе со всеми, и тогда будет не громко — тебе понравится”. Или на физкультуре вдруг кто-нибудь начинает дуться: “Я не умею мячик ловить, у меня не получается!”, а ты уговариваешь попробовать ещё, и вдруг раз — и выходит! И какая радость в глазах у этого ребёнка!
Все дети разные, и к каждому нужен свой подход. Когда они просыпаются после сна, одному достаточно включить свет, другого нужно погладить по головке и тихонько позвать, третьего — будить очень аккуратно, а то может описаться спросонья.

 

Сложные родители простых детей
 

Родителей очень много, и я прекрасно понимаю, что они приводят ко мне самое дорогое, что у них есть в жизни. Конечно, первый год они к саду относятся с опаской, а расслабляются уже на второй — когда дети начинают маму именем воспитателя называть.
Сложных родителей много. Был в одной группе постоянно потеющий ребёнок. Пробежится — сразу мокрый! А мама мне претензии предъявляет и к заведующей ходит ругаться, что я разрешаю ребёнку бегать. Но ставить его рядом с собой во время зимней прогулки и запрещать бегать — это не выход, ведь он замёрзнет! Проблема-то решаема: принесите запасной комплект одежды, переоденьтесь и идите домой. К тому же по программе у детей обязательно должны быть подвижные игры, они без движения с ума сойдут!
Про жалобы — отдельный разговор. Особенно ярко непонимание проявляется, если ребёнка перевели из другого сада, тогда происходит постоянное сравнение. А некоторые изначально настроены на то, что им ничего не нравится. Такие могут предъявлять претензии хоть каждый день! То шарф не так завязан, то колготки задом наперёд надеты… Объясняешь: зато ребёнок надел колготки сам и гордится этим — стена непонимания.
А могут ведь и жалобу из-за этого накатать! Тогда приходится идти на ковёр к заведующей, рассказывать, писать объяснительные… Заведующая обычно просит сделать так, “чтобы жалоб больше не было и чтобы мамы с папами были довольны”. Кстати, раньше, в СССР, жалоб никаких и не было — родители понимали, что воспитатель — вторая мама. И спасибо ей, что присматривает! А сейчас все научились жаловаться по любому поводу — качают свои права, даже там, где можно просто попросить, поговорить, не обращаясь сразу в департамент образования или к заведующей. Но так им, видимо, проще.
Кстати, про департамент. Если туда пишут жалобу — это конец света! Ясно, что тебя не уволят из-за того, что ребёнок не так оделся, но чтобы отписаться от этой жалобы, придётся ходить разбираться к директору, заполнять кучу бумаг, писать объяснительные, предоставлять свою характеристику с отзывами…. Жуткая нервотрёпка!

Преступление и наказание


В нашей сфере могут уволить в один день — например, за подзатыльник. Ребёнок, который уже умеет говорить, ведь может рассказать родителям, что воспитатель его
ударил. Это, кстати, тот случай, когда жаловаться как раз надо. Это нарушение всех прав ребёнка!
Максимум, что мы можем сделать, чтобы наказать ребёнка, — это посадить его на стульчик и попросить подумать над своим поведением. Некоторые начинают плакать, не хотят сидеть, просят, чтобы им позволили играть со всеми. Мы, конечно, разбираем всю ситуацию, разговариваем с ним, объясняем, спрашиваем, и ребёнок в результате понимает, где был неправ. Он потом ещё не раз нахулиганит — это же дети, они маленькие, что с них возьмешь!

Сопли: ходить нельзя сидеть дома


По правилам воспитатель не может принимать в группу детей с кашлем и насморком. Однако умный воспитатель при этом знает: часто болеющие дети, которых родители ещё и “выдерживают” после болезни, не успевают нормально адаптироваться и болеют, в том числе, из-за нежелания ходить в сад (в один прекрасный момент они научатся заболевать нарочно). В дальнейшей жизни это обычно приносит массу проблем — в школу-то не ходить нельзя. Когда же вы войдёте в садовский ритм, легче будет и вам, и ребёнку — в общем, если честно, с лёгкими соплями ходить в сад можно.
Кроме того, для тех, кто живёт в режиме ” три недели болеем — три дня ходим в сад — три недели болеем” каждый выход в сад — новый сильный стресс. Вредно жить в нём постоянно да ещё со столь маленького возраста. Но получается, что родители сами этот стресс обеспечивают.

Про поведение


В саду дети себя ведут иначе, чем дома. Они гораздо более послушные! При маме они могут топать ножками и валиться в снег, если их что-то не устраивает. В саду же они себя сдерживают — не хотят сидеть на стульчике или даже на диване, пока все играют. Для них это действенное наказание.
А бывает, когда, как говорится, “раздухарилась” вся группа! И чтобы привести их в чувство, я начинаю говорить шепотом. Тогда они понимают, что нужно успокоиться и сами начинают говорить шёпотом. И вот тогда я им говорю: “Ребят, ну разве можно так себя вести! Мы сейчас пойдём на музыку, и нас услышат на всех этажах! Давайте притворимся мышками и тихонечко пройдём?” Главное — заинтересовать.
Дети — это такие большие помощники! Иногда может заболеть младший воспитатель, и тогда я прошу помочь — расставить чашки, блюдца, ложки. Вы бы видели, как горят их глазки! Как им важно быть нужными и полезными! Для них это такая взрослая жизнь! Когда я работала в старшей группе, я позволяла девочкам каждой мыть по блюдцу — с какой же ответственностью они к этому подходили! А младшие на днях помогали донести мусор до бака. Пусть это и не очень правильно с точки зрения санитарных норм и афишировать эту историю я не буду, но там были такие пакеты, что никто бы не испачкался, зато дети помогли и были этим очень горды.
Про еду

Воспитатели официально обедают в детском саду. Но бывают и форс-мажорные ситуации: ребёнок неожиданно вышел после болезни, заранее его порцию никто не учитывал. В этом случае он всё равно не останется голодным — в крайнем случае, снимут обед с

воспитателя, ведь он взрослый, сможет сходить в магазин и купить себе что-нибудь, а ребёнок не может.
Иногда, кстати, дети очень плохо едят. Мы можем докормить с ложечки, но если он зажимает рот руками, то насильно не кормим ни в коем случае — даже от одной такой кормёжки психологическая травма останется на всю жизнь. К тому же всегда есть альтернатива: мы уже знаем вкусовые предпочтения наших малышей и стараемся их учитывать. Кто-то не ест капусту и вылавливает ее — тому, чтобы не остался голодным, наливаем побольше бульона и даём лишний кусочек хлеба. Кстати, от супа ни один ребёнок не откажется!