О СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

(В помощь изучающим марксизм)

«Вопрос о государстве приобретает в настоящее время особенную важность в теоретическом и в практически-политическом отношениях…

Чудовищное угнетение трудящихся масс государством, которое теснее и теснее сливается с всесильными союзами капиталистов, становится всё чудовищнее. Передовые страны превращаются – мы говорим о «тыле» их – в военно-каторжные тюрьмы для рабочих».
(Ленин В.И. Государство и революция. Соч. Изд.4.М. ГИПЛ. 1949, т.25, стр.355).

I. Государство как политическая надстройка над экономическим базисом

Вопрос о государстве является одним из основополагающих во всей общественной науке, вопросом, имеющим первостепенное значение для революционной/классовой борьбы трудящихся, ведомых их ядром – рабочим классом, за освобождение от эксплуатации и паразитизма класса буржуазии.

В отличие от сонмища разномастных общественно-политических теорий и учений, один лишь марксизм, как единственно верная, логически стройная и до конца последовательная в своих посылках и выводах наука, даёт истинно-научное понимание глубокой классовой сущности государства. Определяет задачи пролетарской революции в отношении свергаемого ею буржуазного государства, доказывает необходимость слома и полного уничтожения буржуазной государственной машины с одновременной заменой её государством нового типа – государством диктатуры пролетариата.

В.И. Ленин, исследуя общественно-политическое явление государства, отмечал, что немного найдётся вопросов, которые были бы столь запутаны идеологами эксплуататорских классов. Объясняется это тем, что данный вопрос затрагивает коренные интересы как имущих – эксплуататорских классов, так и неимущих – классов эксплуатируемых.

Вопрос о государстве есть вопрос о политической власти. Именно поэтому буржуазная общественная наука – социология, политология и пр. – сознательно и злонамеренно окутывает вопрос о происхождении и сущности государства и права густым туманом таинственности и мистицизма. Выдаёт государство и его прямой продукт – право за некие надклассовые и внеклассовые образования, стоящие над обществом. Государство имеет своей целью удовлетворение интересов всех граждан в равной мере – вне их имущественного положения и классовой принадлежности – вот квинтэссенция тысячелетних мистификаций.

Однако марксизм убеждает нас в необходимости судить не по словам и заверениям, а по конкретным делам. «Люди всегда были и будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разглядывать интересы тех или иных классов» (Ленин В.И. Три источника и три составные части марксизма. Соч. Изд.4.М.ОГИЗ.1948, т.19, стр.7-8). А дела буржуазного государства – ограбление населения путём взвинчивания цен, налогов, штрафов; дебилизация его путём целенаправленного снижения качества образования; геноцид путём развала системы здравоохранения и производства вредных для здоровья и жизни медикаментов и продуктов; насаждение людоедской буржуазной производственной дисциплины; нескорый и неправый суд, административно-полицейский произвол и т.д. и т.п. – говорят сами за себя. «С богатым не судись…» – вот простейшее, из глубины веков дошедшее до нас признание глубоко классовой сущности государства и права.

Так что же это за общественный институт такой «государство»? Откуда и как оно появилось, что собой представляет, каковы его функции в обществе? Какие бывают его разновидности? Отвечаем на все вопросы последовательно.

Марксистский анализ истории неопровержимо свидетельствует, что существование государства неразрывно связано с делением общества на классы.

На ранних стадиях существования человечества, при общинно-родовом бесклассовом обществе, все вопросы организации и управления решались самим обществом. В этих условиях авторитет и определённая – моральная – власть отдельных членов общины/рода, старейшин и вождей, проистекала из их личных качеств, возвышавших их в глазах соплеменников. По мере же выделения более богатых членов общества, по мере появления частной собственности и с началом на этой основе разделения общества на классы решительные изменения стал претерпевать и порядок управления общественными делами. Теперь, в условиях появившихся с возникновением частной собственности отношений эксплуатации, решать вопросы организации и управления «всем миром» становится невозможным. Теперь их разрешение становится привилегией тех, кто, составляя численное меньшинство, сосредоточил в своих руках экономическое могущество. Как правило, это меньшинство составили не самые умные и храбрые, но самые жестокие, жадные и беспринципные.

Но одного экономического могущества недостаточно – а вдруг вчерашние соплеменники возьмутся за дубину и отберут всё то, что отчуждено от них с помощью силы, обмана и хитрости? И вот для того, чтобы держать в узде ограбленных, новоявленные эксплуататоры начинают окружать себя прикормленными и вооружёнными холуями, а затем и вовсе создают специальный аппарат принуждения: вооружённые отряды людей и специфические учреждения (армия, полиция, суды, тюрьмы и пр.). Естественно, при подкормке этого аппарата за счёт той же эксплуатации эксплуатируемых.

Такова, вкратце, история возникновения общественного института под названием государство – органа, представляющего из себя ни что иное, как механизм для поддержания господства одних классов над другими. Посредством этого механизма экономически господствующий класс поддерживает своё политическое господство, насильственно удерживая в рамках существующего способа производства своих классовых антагонистов. А потому во всех эксплуататорских обществах государство всегда выступает в роли диктатуры имущих (эксплуататорских) классов в отношении неимущих (эксплуатируемых). Даже в самых «демократических» буржуазных парламентарных республиках.

Итак, резюмируем вопрос о том, из чего же возникло, откуда появилось и что собой представляет государство:

1. Государство, будучи порождением непримиримых классовых противоречий, «возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия не могут быть примирены» (Ленин В.И. Государство и революция.Соч.Изд.4.М.ГИПЛ.1949, т.25, стр.358-359).

2. По отношению ко всему обществу (всем его классам и социальным слоям) государство выступает в роли орудия управления, по отношению же к антагонистам господствующего класса (а в эксплуататорских общественно-экономических формациях это означает – к абсолютному большинству населения) – как орудие подавления и насилия. «… государство – это политическая организация экономически господствующего класса, организация, служащая в руках этого класса орудием подавления других классов» (Исторический материализм. М.ГИПЛ.1951, стр.262).

Из всего выше изложенного можно вывести такие принципиально важные характеристики государства, как, во-первых, его исторический характер: государство существовало не всегда, а возникло на определённом этапе развития общества, а именно, – тогда, когда это общество в результате достижения определённого уровня развития его производительных сил, распалось на непримиримые враждебные классы – малочисленный класс эксплуататоров и абсолютное большинство – эксплуатируемых.

И, во-вторых, что государство есть политическое орудие в руках экономически господствующих классов для обеспечения эксплуатации и подавления классов угнетённых. «Государство служит не орудием примирения классовых противоположностей, каким его изображают буржуазные социологи и юристы, а орудием подавления одним классом другого» (Там же, стр. 262).

Государство есть не что иное, как надстройка, возвышающаяся над определённым экономическим базисом. Какова классовая природа базиса, такова и классовая сущность государства, т.е. какой класс господствует экономически, такой класс и формирует орган своего политического господства – государство. Именно поэтому государство, представляя собой политическую надстройку над экономическим базисом, всегда служит интересам экономически господствующего класса. И именно поэтому оно никогда не может стоять на позициях арбитра, одинаково относясь и в равной степени гарантируя интересы всех классов.

Важнейшими характеристиками общественно-политического явления, именуемого государством, являются его признаки. Принципиально разнится подход к установлению признаков государства со стороны буржуазной общественной науки и со стороны марксизма-ленинизма-сталинизма. Так, буржуазные социологи и юристы выдвигают чисто внешние признаки государства, не отражающие его экономической и общественно-политической природы. Например: единая территория, совокупность населения, наличие принуждения (не классового, а принуждения «вообще»). Но ведь и в первобытном обществе, задолго до расслоения его на классы и возникновения государства, существовали и территория, и совокупность населяющих её общин и племён. Да и принуждение тоже имело место – проштрафившихся община принуждала к соблюдению установленных в ней обычаев и правил, а упорствующим угрожала изгнанием, что в те времена было равносильно гибели.

Буржуазная наука умышленно запутывает вопрос о природе государства, преследуя свой классовый политический интерес. А он в нейтрализации субъективного фактора революции путём отвлечения сознания эксплуатируемых масс от классовой борьбы и направления его в русло мистификаций, невежества и политической инфантильности.

Главный же, решающий признак государства состоит в учреждении такой власти, которая находится над обществом. Важнейшими органами государства являются отделённые от народа организации вооруженных людей: армия, полиция, суды, тюрьмы, разведывательные органы.«… армия, полиция, жандармерия, разведка, суд, тюрьмы – вот важнейшие и неотъемлемые орудия власти государства, вместе с армией чиновников и представительными учреждениями эти органы эксплуататорского государства образуют политическую власть стоящую над народом» (Исторический материализм. М.ГИПЛ.1951, стр.266).

Теперь нам предстоит обратиться к не менее запутанному буржуазной юриспруденцией вопросу – вопросу о функциях государства. Представители буржуазной юридической науки обычно выделяют бесчисленное множество государственных функций. Однако, при более внимательном рассмотрении нетрудно свести это множество к двум совершенно определенным функциям – внутренней и внешней. Каковыми и оперирует марксистско-ленинско-сталинское учение о государстве.

«Две основные функции характеризуют деятельность государства: внутренняя (главная) – держать эксплуатируемое большинство в узде и внешняя (не главная) – расширять территорию своего, господствующего класса за счёт территории других государств, или защищать территорию своего государства от нападения со стороны других государств. Так было дело при рабовладельческом строе и феодализме. Так обстоит дело при капитализме» (Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд.11.М.ГИПЛ.1939, стр.604).

Следовательно, в любом эксплуататорском, основанном на экономическом базисе частной собственности обществе главная функция государства заключается в подавлении, удержании в узде эксплуатируемого большинства населения. Достигается это как экономическим, так и внеэкономическим способами.

К экономическому способу подавления трудящихся относится монополия класса капиталистов на средства производства – частная собственность. Но одной экономической зависимости эксплуатируемых ещё недостаточно, чтобы мог бесперебойно осуществляться процесс расширенного капиталистического воспроизводства. Чтобы заставить наёмного раба капитала исправно и безропотно уничтожать самого себя физически и духовно на постылой работе, нужно ещё и внеэкономическое принуждение – насилие. Это насилие в современном буржуазном обществе распадается на две составляющие. А именно – открытое физическое насилие и духовное, идеологическое подавление, в наши дни принявшее вид манипулирования общественным сознанием. Зомбирование – если по-обывательски.

Основными рычагами зомбирования выступают церковь, буржуазная школа, СМИ, масс-культура, насаждающие эгоизм, иждивенчество, самовлюблённость, интеллектуальную деградацию личности. «Величие царей – гласит древняя поговорка – зиждется на двух вещах: на разумении царей и на глупости их подданных. Причём, неизмеримо больше – на втором». Кажется весьма справедливым и сегодня.

Но как же быть с тем очевидным обстоятельством, что государство всё-таки, до определённого предела, способно уравновешивать непримиримые противоречия классов? Значит, оно всё же есть продукт межклассового общественного договора? «Да, безусловно, – твердит буржуазная, ангажированная капиталом общественная «наука», – государство извечно, надклассово, объективно в своих деяниях». Марксизм даёт другой ответ.

«Существовавшему и существующему до сих пор обществу, которое движется в классовых противоположностях, было необходимо государство, т.е. организация эксплуататорского класса для поддержания его внешних условий производства, значит, в особенности для насильственного удержания эксплуатируемого класса в определяемых данным способом производства условиях подавления (рабство, крепостничество или феодальная зависимость, наёмный труд). Государство было официальным представителем всего общества, его сосредоточием в видимой корпорации, но оно было таковым лишь постольку, поскольку оно было государством того класса, который для своей эпохи один представлял всё общество: в древности оно было государством рабовладельцев – граждан государства, в средние века – феодального дворянства, в наше время – буржуазии» (Ф. Энгельс. Анти-Дюринг.1950, стр.264).

И это именно так и никак иначе, ведь все т.н. «общесоциальные функции» буржуазного государства сводятся к одному – обеспечению предпринимателя-капиталиста рабочей силой.

Именно поэтому система образования приобретает в условиях капитализма однобокий характер («Рабочий – это хорошо обученная обезьяна» – говаривал в часы доброго расположения духа один из столпов капитализма Г. Форд), она штампует не свободных людей, а роботов.

Именно поэтому система здравоохранения не только не предупреждает заболевания, но «консервирует» их, вынуждая человека всю жизнь покупать дорогие и некачественные лекарства, то есть обогащать всемирную мафиозную шайку фармацевтов и лекарей от капитализма.

Именно поэтому повышается пенсионный возраст – рабочая сила, вышедшая в тираж, должна вымирать, не дотянув до пенсии, чтобы не обременять владельцев средств производства тратиться на прокорм нетрудоспособных стариков.

Именно поэтому организация обеспечения «правопорядка» давно уже трансформировалась в процесс сращивания «правоохранителей» с криминальными структурами, в процесс слияния их в единую банду, денно и нощно терроризирующую трудящихся и осуществляющую их внеэкономическое принуждение к «свободному труду» на своих хозяев-капиталистов.

Итак, мы установили, что главной, решающей функцией государства, обеспечивающей процесс непрерывного расширенного воспроизводства в рамках существующей формации, является его внутренняя функция. Из неё вытекает и вторая внешняя функция – борьба за расширение своей территории за счёт других государств и защиты собственной территории от них. Однако тут есть необходимость в некотором уточнении.

В условиях современного уровня развития высшей стадии капитализма/империализма – государственно-монополистического капитализма захват чужих территорий стал подменяться их экономическим, финансовым и политическим закабалением, сопровождаемым нередко демонстрацией силы или её применением, в том числе организацией т.н. «цветных революций». Этот политико-экономический процесс, вкупе с другими империалистическими методами, применяемыми, в том числе, внутри собственных стран, получил название политики неолиберализма.

Исключительно важным для правильного понимания и анализа внутри- и внешнеполитических событий как в нашей стране, так и в мире является непреложное осознание того факта, что поскольку главной функцией государства является внутренняя, то и внутренняя политика государства всегда и при всех обстоятельствах будет доминирующей, определяющей его политику внешнюю. Но не наоборот!

В качестве иллюстрации. На фоне залихватской, военизированной трескотни администрации РФ следует помнить, что численный и качественный состав МВД, разных «спецназов», «Росгвардий» и прочих отрядов «правоохранителей» уже давно превысил численность, оснащённость и обученность Российской армии, упор в подготовке которой тоже, кстати, делается не на борьбу с современными армиями развитых капиталистических стран, а на обезвреживание «террористов» и «экстремистов» – читай, на подавление восставшего народа.

И, наконец, о разновидностях государства. Они в марксистско-ленинско-сталинской науке сводятся к двум группам – типы и формы государства.

Тип государства определяется тем, какому классу оно служит, следовательно, экономическим базисом данного общества. Поэтому тип государства всегда соответствует общественно-экономической формации. Известны три основных типа эксплуататорских государств: рабовладельческое, феодальное, буржуазное, где власть принадлежит паразитирующему меньшинству населения. Отличным от них является государство социалистическое, где у власти стоит рабочий класс, трудящиеся, составляющие большинство общества.

Если тип государства выражает его классовую сущность, то форма говорит о том, как устроены органы власти и управления, каков политический режим. Так, по форме устройства высших органов власти различают монархию, где во главе государства стоит одно, не избираемое населением лицо (царь, король, император), и республику, где власть выборная. Есть и такие формы государства, которые сочетают в себе черты обеих предыдущих. Конституционная монархия, к примеру, где власть монарха ограничена конституцией и законами и где представительная власть играет значительную роль.

Форма государства неотделимо связана с политическим режимом, установленным господствующим классом. Режим может быть различным и в одинаковых по форме государствах. Так, буржуазное государство может выступать и как буржуазно-демократическая республика, и как террористическая фашистская диктатура, к чему сегодня заметно движутся самые хвалёные и признанные в недавнем прошлом буржуазные демократии.

Однако, несмотря на всё разнообразие форм, в которых может выступать буржуазное государство, оно всегда остаётся орудием буржуазии для подавления ею трудящихся масс.

II. Право как политическая воля господствующего класса

Право, как важнейший атрибут государства, также является продуктом исторического развития общества. Так, на первобытнообщинной стадии развития отношения между членами общины регулировались традициями, обычаями, определёнными морально-этическими нормами, передававшимися из поколения в поколение. Эти обычаи, традиции и нормы, выраставшие из материальных условий жизни, в целом, выражали общие интересы членов общины и нарушались ими не часто.

Однако с расколом общества на классы и возникновением классовых интересов обычай уже не мог регулировать поведение всех людей, ведь понятия о хорошем и плохом, вредном и полезном, справедливом и несправедливом, приобретя классовую окраску, стали разниться у представителей разных классов.

Таким образом, возникновение частной собственности, разделение общества на классы и возникновение государства, в свою очередь, вызвали и возникновение права, как комплекса принудительных – обязательных правил поведения людей. Исполнение этих правил – норм гарантировалось наличием отрядов вооружённых людей, судов, тюрем и пр. – см. выше.

О глубоко классовой природе права красноречиво свидетельствуют дошедшие до нас из древности сведения. Так, ещё в сборнике законов вавилонского царя Хаммурапи (ок. 2 тыс. лет до н.э.) зафиксировано, что «Если кто-нибудь повредит глаз у сына мужа, то повредят глаз ему (самому)». Но если повреждён глаз у вольноотпущенника, а не у рабовладельца – представителя господствующего класса, то виновный обязан заплатить владельцу раба половину его стоимости. Та же картина наблюдалась и на Руси, правда, уже во времена другой эксплуататорской формации – феодализма. Так, «Русская правда» устанавливала возмездие за убийство «княжьего мужа», боярина – 80 гривен; за убийство свободного человека – 40, а за убийство холопа, смерда – 5 гривен.

Современное буржуазное «правосудие» также широко известно своей беспринципностью и явной склонностью к разрешению дел в соответствии с имущественным цензом участников процесса. В помощь чему, собственно, и сформирован институт буржуазной адвокатуры, который, в отличие от советской, способствовавшей установлению истины по делу, за определённые суммы беспардонно искажает факты и обеляет клиентов; опять-таки в зависимости от имущественного ценза или политического заказа свыше.

Таким образом, право есть политическая воля господствующего класса, юридически оформленная в виде конституций и законов и утверждённая уполномоченными на то государственными органами.

Практическое значение знаний об историческом происхождении и классовой природе права заключается в том, что это освобождает неимущие, эксплуатируемые классы от иллюзий относительно истинных мотивов и целей правоприменительной практики государственных и административных органов. Мотивов, берущих своё начало не в том, что составляет идеологическое прикрытие буржуазной демократии, а в материальных основах жизни общества – в способе производства.

Буржуазное право – не всеобщий регулятор отношений в обществе, как живописует об этом буржуазная идеологическая машина, а важнейший инструмент в руках буржуазного государства для подавления и удержания в узде эксплуатируемого класса. А потому постоянное нарушение буржуазией ею же писаных законов, разумеется, в собственную пользу – не исключение, а норма жизни и практики буржуазного государства. Собственно говоря, и все буржуазные конституции пишутся исключительно для того, чтобы служить словесным обрамлением для одной основополагающей идеи и одной единственной статьи, утверждающей, что в данном государстве имеет место частная собственность, и что она защищается этим государством.

А потому добиться каких-либо улучшений в экономическом и правовом положении трудящихся возможно не петициями и уговорами, а лишь классовой борьбой, по мере нарастания которой происходит изменение соотношения классовых сил, и буржуазное государство принуждается к отступлению, что юридически оформляется им в виде смягчения отдельных нормативных правовых актов в пользу трудящихся. Однако с малейшим колебанием чаши весов в пользу буржуазии эти послабления немедленно ликвидируются. Как ликвидируются сегодня такие достижения пролетариата XX века, как 8-часовой рабочий день, 40-часовая рабочая неделя, установленный десятилетия назад уровень пенсионного возраста и пр.

А потому единственным способом вырваться из тисков эксплуатации является организация классовой борьбы трудящихся и доведение её до пролетарской революции, – до абсолютного разрушения как буржуазного государства, так и всей его правовой системы. Учреждения на их месте государства диктатуры пролетариата и социалистических правовых отношений.

Конкретно для народов насильно разрушенного СССР это заключается в низложении насаждённых в результате контрреволюционного государственного переворота властей и восстановлении Советской власти. А в дальнейшем продолжении прерванного социалистического строительства.

О.В. Шаповалов,
гвардии полковник Советской Армии