«ЗАПРОС НА РАБОЧУЮ ПОЛИТИКУ В СТРАНЕ ВЫСОК»

Наталья Лисицына

Любые международные конфликты провоцирует буржуазия. Трудящимся разных стран нечего делить.

От редакции: Наталья Лисицынаактивистка рабочего движения, машинистка крана металлургического производства на ЗАО «Петросталь» – была выдвинута кандидатом в президенты России от левой политической партии Российский объединённый трудовой фронт, несмотря на явное противодействие со стороны власти. 
В интервью LIVA она критикует запрет профсоюза МПРА, рассказывает о личном опыте политической борьбы, о положении наёмных работников и трудящихся женщин, о кандидате от КПРФ Грудинине и своём отношении к проблемам Донбасса, Крыма и к нынешнему правительству Украины. 
 – Наталья, ваша биография представляет собой путь из читинского поселка Хапчеранга в Ленинград, от работы крановщицей до должности инженера-испытателя, после окончания Политехнического института. Работают ли в современной России такие социальные лифты? Если нет, каким образом их можно восстановить?  
– Дело в том, что всех трудящихся России социальный лифт наверх не поднимет. Для этого требуется коренное переустройство капиталистического общества. Сейчас многих нужда гонит из родных краёв, потому что там нет никаких условий для нормальной жизни. Недавно к нам в цех устроилась крановщицей молодая женщина из Воронежской области. Работая «на своём» заводе, получала 7 тысяч рублей в месяц. Но, приехав работать сюда на более высокую зарплату, попала в условия, когда её эксплуатируют в разы сильнее, чем местного. Большие расходы за аренду жилья вынуждают её работать сверхурочно в тяжелых и вредных условиях мартеновского цеха, преждевременно снашивая свой организм. Поэтому запустить социальный лифт для всего рабочего класса и их семей можно только одним способом – установив свою власть, диктатуру рабочего класса в форме Советов.  
– Вы возглавляли организацию рабочего профсоюза «Защита» на заводе «Электросила» и были уволены в результате трудового конфликта с руководством предприятия. В чем была суть этого конфликта? Расскажите о вашем опыте участия в профсоюзной рабочей борьбе на предприятиях Петербурга. 
– Вопрос не совсем верно поставлен. У меня не было личного трудового конфликта с администрацией. Конфликт был между рабочим профсоюзом и хозяином завода господином Мордашовым, который, став единоличным офшорным владельцем, решил последствия экономического кризиса 2008 года переложить на работников завода. Он, в нарушение Коллективного договора, не индексировал в течение двух лет зарплату, запустил непрекращающийся процесс массовых сокращений персонала, с выгодой для себя ликвидировал социальные объекты. 
Рабочий профсоюз начал организовывать борьбу против политики Мордашова, в том числе методом проведения публичных мероприятий с привлечением журналистов. Реакция последовала незамедлительно. Мою должность крановщицы сократили – у нас в цехе работало более двадцати крановщиц, – а меня вывели в простой, в надежде, что я сама уволюсь. Последние месяцы отбывала простой в бывшей камере хранения завода ЛМЗ, в комнате, где стоял только стол и один стул. Уволили меня якобы за прогул, остальных товарищей также увольняли по разным статьям.  
– Что вы думаете о незаконном запрете организации МПРА и перспективах профсоюзного движения в вашей стране? Насколько эффективно взаимодействуют между собой современные левые и профсоюзы?  
– Судилище по запрету МПРА, его запрет, как расправа над активистами нашего боевого профсоюза, – это плевок в адрес всего профсоюзного движения, в том числе и официального. Это в том числе и предупреждение – если не объединимся ради общих целей пролетариата, будут новые, более серьёзные нападения со стороны буржуазии и властей. Сегодня важно объединиться в общий фронт трудящихся, чтобы остановить наступление капитала в его стремлении выжать из рабочих как можно больше и помешать его организации в борющийся класс.  
Везде, где я работала после увольнения, – а это Пролетарский завод, завод Металлоконструкций, сегодня это Кировский завод, – обстановка примерно одинаковая. Вопиющие нарушения прав трудящихся в угоду хозяевам и властям создают взрывоопасную смесь. Иногда достаточно простого слова или совета, чтобы побудить рабочий коллектив к совместным действиям. Администрация угрозу для себя осознаёт и от всех потенциальных зачинщиков «беспорядков» старается избавляться.  
– Какие основные нарушения трудовых прав фиксируются сегодня в России? 
– Задолженность по заработной плате – а в нашем цехе аванс за декабрь выплатили только 14 января, рабочие и их семьи встречали новый год, залезая в долги, – нарушения условий труда, произвол работодателя по части увольнений. Не секрет, что сегодня многие хозяева, пользуясь антирабочим законодательством, шантажируют «строптивых» работников увольнением по статье, ведь найти повод для нарушения очень просто. И даже если он окажется липовым, работник на полгода становится безработным, а значит, остаётся без средств к существованию и должен доказывать в суде, «что он не верблюд». Пока на такие жертвы готовы пойти единицы.
К этому стоит добавить проблемы на «старых предприятиях», где оборудование и помещения не обновляются и не ремонтируются. Характерный пример – наш завод. Здесь всё «сохранилось» с советских времён с поправкой на то, что устарело на 25 лет за период капитализма в России. 
– Что можно сказать о положении трудящихся женщин?  
– Все вышеперечисленные проблемы касаются, конечно, и женщин – только к этому добавляется дискриминация по зарплатам. Так, по официальным данным, зарплаты женщин более чем на четверть меньше «мужских». Ко всему этому добавляется дискриминация по полу и возрасту. Усложняется ситуация для молодых девушек, которые могут стать мамами, – их не берут на работу из опасения, что они уйдут в декрет, или, наоборот, составляют контракт таким образом, что при беременности человек будет уволен.  
– В 2009 году вы баллотировались от КПРФ в Совет депутатов муниципального округа Санкт-Петербурга. Как вы считаете, должны ли взаимодействовать между собой различные левые организации, и какими могут быть рамки этого сотрудничества? 
– Наша партия – РОТ ФРОНТ – точно обозначила принципы взаимодействия с союзниками и придерживается их: мы готовы идти на союз с теми, кто способствует усилению организации пролетариата в борющийся класс, укреплению классового фронта и в стране и в мире. Через депутатов – наших сторонников мы добились внесения в Госдуму законопроекта об обязательной индексации заработной платы не ниже уровня инфляции.  
Увы, сегодня руководство КПРФ, выдвинув «отечественного» олигарха, бывшего единороса Грудинина, замаскированного под директора совхоза, фактически работает против организации борьбы самого рабочего класса. Поэтому многие честные люди, понимая это, становятся нашими сторонниками. А в целом наши ближайшие союзники – это боевые профсоюзы и те левые силы, которые не на словах, а на деле работают на то, чтоб голос человека труда в нашей стране звучал громче. 
– Вы живете и работаете в городе, который иногда пытаются позиционировать в качестве политической столицы российской буржуазии. Считается, что там представлен базовый электорат «Яблока», Навального и Собчак. Сможете ли вы переломить этот стереотип, представив для страны другой, рабочий Санкт-Петербург? 
– Этот стереотип формируют СМИ, в основном находящиеся под влиянием тех же либералов. Наш город всегда был промышленным и научно-культурным центром страны. Современная практика общегражданских протестов – например, против передачи Исаакиевского собора церкви, – показывает, что на улицу выходят люди самых разных профессий и политических взглядов. 
Конечно, Санкт-Петербург богаче остальной России – разумеется, кроме прикормленной Москвы, – и это накладывает отпечаток и на социальный состав города, а, соответственно, и на распространение либеральной идеологии. Однако если пообщаться с людьми на заводских проходных (РОТ Фронт регулярно проводит свои акции именно в таких местах), мы обнаружим, что здесь скорее присутствует нежелание участвовать в политических игрищах буржуазии. Рабочему классу жизненно необходима своя рабочая политика. В последнее время у партии стали появляться молодые сторонники из профессиональных колледжей, которые получают «классические» рабочие специальности. Их уже не волнует Навальный, их волнуют несправедливости при капитализме. 
– Почему вам отказывали в регистрации в качестве кандидата на выборах президента России? Дело только в формальных нарушениях? 
– Пока не отказали. Наша партия не первый раз сталкивается с произволом чиновников, когда нас пускают по нескольким кругам «бюрократического ада». В своё время нашей партии 6 раз отказывали в регистрации, хотя мы представили необходимые документы. Тогда власти избрали удобный приём – вместо того, чтобы выдать все замечания сразу, они выдавали их по одному, каждый раз изобретая новое. В последние разы они дошли до абсурда, заявив, что сжатый кулак – это символ экстремизма, а серп и молот – это государственная символика СССР, которая якобы имеет отношение к современной России. 
В этот раз ЦИК использовали очередной трюк, продержав на стадии заверения документов как можно дольше, чтобы мы не успели собрать подписи. Тем не менее, нам удалось уже собрать больше половины необходимых по закону подписей, и, думаю, мы сможем собрать необходимое количество, ведь запрос на рабочую политику в стране высок. 
– Что должен сделать левый кандидат в случае победы на выборах президента? Каким должен быть набор его конкретных шагов? 
– Мы, коммунисты, не тешим себя иллюзиями в отношении того, что выборами можно добиться коренных изменений. Нам не нужны президент, буржуазный парламент и прочие институты буржуазии, потому что их задача – обслуживать интересы эксплуататорского класса. Цель нашей кампании по выдвижению меня в качестве кандидата в президенты – показать трудящимся, что важно организовываться вокруг своей пролетарской партии и бороться за свои коренные интересы, а не ждать того, кто «знает, как спасти Россию». «Ни бог, ни царь и не герой» – можно добавить: «и не президент». Только организуясь в рабочие профсоюзы, в партию, в классовый фронт, можно добиться коренных перемен. И мы призываем всех трудящихся страны присоединяться к той борьбе, которую ведут самые сознательные представители пролетариата. 
– Что бы вы сделали в качестве президента для преодоления украинско-российского конфликта? Какова ваша позиция относительно событий украинского Евромайдана, Крыма и войны на Донбассе? 
– Наша партия довольно широко освещала и анализировала ситуацию, которая сложилась на Украине. Дело не в президентах, а в капиталистическом устройстве общества. Любые международные конфликты провоцирует буржуазия. Трудящимся разных стран нечего делить. Мы, конечно, не кричим «Крым наш!» – нашим он станет только тогда, когда на его территории будет власть рабочих советов. В составе какого социалистического государства Крым будет при этом находится – вопрос второстепенный. А пока и в России и на Украине капитализм. Не случайно, что сейчас нашего товарища – секретаря Севастопольского отделения РОТ Фронта Валерия Большакова – прессуют те же самые люди из органов, что и во времена, когда Крым был «украинским». 
Однако отмечу, власти в Киеве сегодня проводят более жёсткую линию на либерализм в экономике, а в политике опираются на откровенно нацистские силы и воинствующий антикоммунизм, поэтому мы всеми силами стараемся помогать нашим товарищам-коммунистам в борьбе с фашизмом – как в Украине, так и на Донбассе. 
Мы не призываем выбирать меньшее из зол – российский, украинский или западный империализм, мы предлагаем использовать трещины и противоречия в лагере империализма для собственного усиления. Наша конечная цель – власть трудящихся, власть тех, кто создает все реальные богатства в наших странах. 
Спрашивали Андрей Манчук, Алексей Стаббз.