Конец света. И тепла

XXI век, замерзающий город. Костры из мебели и заборов во дворах. Окоченевшие люди с кастрюлями и бидонами стоят в очереди к речной проруби. Чёрные трубы печек-буржуек торчат из окон городских высоток. Одуревшие от холода люди несут спекулянтам семейные ценности, картины и лучшие вещи для того, чтобы обменять их на жестяные печки и хлеб. Стаи грабителей рыскают по городу, нападая на любого одиноко идущего человека из-за тулупа или валенок.

Что это за бред? Такое в наше время невозможно. У нас есть ТЭЦ и современные системы отопления, водопровод и электричество, коммунальные службы и система городского снабжения продуктами, а также другими нужными для жизни товарами. Да и ненужными тоже. Никаких признаков голодной и холодной смерти на горизонте вроде бы нет.

Только вот как тогда понимать вал техногенных аварий, обрушившийся на наши города этой зимой?

Вот хроника за несколько дней.

25 января произошло отключение тепла на нескольких улицах Твери. Коммунальщики (ООО «Тверская генерация») решили произвести внеплановый ремонт (прямо посреди зимы, в -6°) , «чтобы избежать более серьёзных повреждений». А о том, что тверские теплосети доведены до бедственного состояния, мы уже писали некоторое время назад. Так что аварии – в том числе и серьёзные – здесь не редкость.

В тот же день в поселке Мартюш под Каменском-Уральским полностью запустить систему отопления не удается. После устранения коммунальной аварии тепло вернулось не во все дома местных жителей, а учеников бродовской школы вновь отправили домой. В детский сад детки тоже не пошли – температура воздуха в корпусах 15-16 градусов. Глядя на замерзающих людей, министр ЖКХ Свердловской области и прокуратура погрозили коммунальщикам пальцем.

А вот в какие дома переселяют людей из ветхого жилья. Накреняется потолок, трещины в стенах, плесень и осыпающаяся штукатурка. Организаторам подобного строительства, а также госчиновникам, принимающим такое жильё и убеждающим бедных жильцов, что «жить можно» хочется пожелать штукатурки на голову – да побольше, побольше.

И снова проблемы с теплом. Омичи в 30-градусные морозы замерзают в своих квартирах. Немедленно всплыли оправдания должностных лиц: котельная новая, неотрегулированная какая-то, да и дом на улице крайний. Короче, чиновник сказал терпеть, пока не спадут морозы.

Ещё одна прекрасная ситуация в условиях сибирских холодов. 24 января из-за промёрзшего угля замерзают жители целого квартала в Братске. Надо полагать, что о возможности промерзания угля ответственные специалисты ранее не слышали.

А вот и снова Тверь. Но теперь уже не теплосети, а водопровод. Холодную воду отключили в двух районах – в связи с внезапными ремонтными работами. Для чего же тогда, спрашивается, в Твери ежегодно в летнее время на две недели по районам отключают воду? Раскапывают трубы и потом закапывают. Ремонт же откладывают на зиму – развлекаются так.

Неожиданностью зима является не только в мрачной провинции. Вот и жителям Петербурга довелось закутаться в тёплые пледы в ожидании коммунального чуда.И здесь ремонт теплосетей. Но, «господа» коммунальщики говорят, что износ труб тут не при чём. Виноват коварный перепад температур (как обычно, «никогда такого не было – и вот опять!»)

ВКарелии,однако, не мёрзнут – как же можно? По крайней мере, об этом нет свежих сообщений. Просто люди сидят во мраке. Из-за погоды произошло отключение электричества в домах, в которых проживают 1,5тысячи человек. Вот бы в России сразу после осени наступала весна – не надо было бы к зиме готовиться, тратить драгоценные деньги бюджета и собственников предприятий ЖКХ.

А в Нижнем Новгороде внезапно выпал снег –и его теперь коммунальщики с горем пополам пытаются убрать. Беда, беда – и откуда столько навалило?

Итак, мы имеем действия властей, частных собственников, а также некую реакцию населения – тех самых трудящихся, которыми управляют первые и вторые.

Про частные шарашки, (типа всяких АО и ООО) всё понятно – они существуют не для обеспечения безопасности населения, а для «генерации» прибыли у своих владельцев.

Власти тоже не хотят «слишком много» тратить на обеспечение безопасности жителей городов. Почти вся инфраструктура жизнеобеспечения, которую мы имеем, была построена во времена СССР, в другую эпоху, когда как раз эта самая безопасность ставилась во главу угла. Но воды с тех пор утекло много. Нынешний режим, зародившийся как машина по организации приватизации и по обустройству новых порядков, где есть «элита» и все остальные,по необходимости получил как бы в нагрузку обязанность по предотвращению катастроф. Это, конечно, неприятность для тех, кто плевать хотел на безопасность населения и хочет лишь денег и власти – этакий неприятный бонус к возможности пилить бюджет и проводить приватизацию. Создавать новую инфраструктуру взамен прохудившейся старой (очень надёжной, но уже отслужившей свой срок сполна) нынешние государственные мужи не хотят. Дорого им, да уже и не умеют они такое создавать. Авось все эти сети-трубы-провода ещё послужат несколькогодочков.

Тут есть ещё один аспект. Чиновники РФ как раз в эту зиму должны бы быть как никогда покладистыми и щедрыми «для народа».Президентские выборы совсем близко. Вот вдруг людишки, натерпевшись холода, начнут роптать и выдвигать – немыслимое! – политические требования, направленные против нынешнего (и будущего – хех!) гаранта?

Однако же чиновники на таких страшных мыслях пока не концентрируются. Народ ведь безмолвствует. Те несколько случаев бесхозяйственности, представленные в этой статье, говорят о том, что люди пока не готовы организованно шатать кресла тех, кто отвечает за работу структур жизнеобеспечения. Письма пишутс жалобами. Надо ли говорить, что для режиматакой способ протеста находится в рамках вполне приемлемого?

В общем, люди пока не чувствуют грядущей опасности. Наступил холод, а отопление не работает? Потерпим, это же временно.

Только это бездействие тысяч людей, оказавшихся в холодном доме или без света, их нежелание делать выводы и даже «бузить» за свои права – именно это как раз и является фактором, который влияет на действие/бездействие буржуазных властей. Если есть давление снизу – власти шевелятся. А если нет давления – зачем шевелиться? Получается, что ситуация ухудшается из года в год, количество аварий растёт и становятся они всё более серьёзными. И весь этот вектор движения направлен к тому «невозможному» апокалипсису, который был дан вначале статьи.

Итак, что же мы имеем в сухом остатке?Хорошего мало. Аварии учащаются, и будут, скорее всего, превращаться в катастрофы. И только активность трудящихся, отошедших от меланхолии и готовых требовать учиновников и капиталистов строительства новой системы жизнеобеспечения может изменить наше нынешнее падение к холоду и мраку. А если не захотят или не умеют – гнать их в шею. Пусть идут в… в общем — туда, где темно.