Очередной бюллетень (№163) о жизни зарубежных компартий.

В настоящей подборке представлены Коммунистические организации Италии.

Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия — только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

 

ИТАЛИЯ — ilpartitocomunista.it

Из этих снимков (13 ноября 2017 года)     можно составить некоторое представление о нынешней Коммунистической партии (Италия).







 

 

История Итальянской коммунистической партии (ИКП) весьма противоречива. Партия  была основана в 1921 году. У её истоков стоял выдающийся итальянский философ-марксист Антонио Грамши. В период фашистской диктатуры (1926 — 1943 годы) ИКП была единственной партией Италии, которая продолжала антифашистскую деятельность внутри страны. Многие лидеры ИКП подверглись репрессиям. После ареста Грамши уже в 1926 году руководителем партии стал Пальмиро  Тольятти. В период антифашистской войны в Испании тысячи итальянских коммунистов сражались в составе Интербригад против испанских фашистов и итало-германских интервентов. После краха итальянского фашизма и оккупации Италии немецко-фашистскими войсками коммунисты были наиболее активной ведущей силой партизанского движения. Уже в конце 1945 года в ИКП было свыше 1700 тысяч членов. В послевоенное время влияние ИКП непрерывно росло, В конце концов, ИКП стала крупнейшей коммунистической партией в капиталистическом мире. На парламентских выборах 1976 года партия получила 34,4% голосов избирателей. В это время её численность превышала 2 миллиона человек.

Однако укрепление позиций ИКП, начиная уже с 50-х годов, сопровождалось, как и в некоторых других компартиях, прежде всего в Западной Европе,  нарастанием ревизионистских тенденций. Отказ от ядра марксистской теории революции – концепции диктатуры пролетариата, от запрета контрреволюционной деятельности в странах победившего социализма, поддержка левого крыла буржуазии на выборах (а в Италии даже стремление к сотрудничеству с основной партией крупной буржуазии — Христианско-демократической в рамках концепции так называемого «исторического компромисса») – все это стали называть «еврокоммунизмом». Результатом стало полное перерождение ИКП. Большая часть ИКП в начале 90-х годов приняла социал-демократический курс, а затем превратилась в чисто буржуазную Демократическую партию,  отказавшуюся даже от социал-демократических лозунгов. Её протеже, бывший член Руководства ИКП и участник антифашистского Сопротивления Джорджо Наполитано ухитрился побывать даже президентом Италии.

В настоящее время в Италии действует несколько партий и групп, члены которых называют себя коммунистами. Идеологический спектр этих организаций довольно широк – от троцкистских и просто антисоветских, вроде так называемой «Коммунистической революции»  до марксистско-ленинских, пытающихся восстанавливать коммунистическое движение в Италии. Наиболее заметна среди них  Партия коммунистического возрождения (ПКВ), поддерживавшая левоцентристское правительство Романо Проди и даже имевшая в нем своего представителя. В 1998 году от неё откололась группа, сформировавшая Партию Итальянских коммунистов (ПИК). Есть ещё Новая Итальянская коммунистическая партия,  Коммунистическая партия действия, Марксистско-ленинская партия Италии, существующая с 1977 года, Итальянская коммунистическая партия (марксистско-ленинская), образованная в 1967 году, Комитеты поддержки сопротивления за коммунизм, Движение за Конфедерацию коммунистов и некоторые другие.

Многие из этих организаций  либо вполне еврокоммунистические, либо какие-нибудь леворадикальные или   троцкистские.  Но 3 июля 2009 года появилась Народная левая коммунистическая партия Италии (НЛКПИ).

 

 

Глава партии — Марко Риццо, 1959 года рождения, сын рабочего с Фиата, атеист, ещё в  1981 году ставший членом Итальянской Коммунистической партии (ИКП).Он был среди  основателей и ПКВ и ПИК. Но эти организации сохраняли  свойственную поздней ИКП еврокоммунистическую сущность. Один из лидеров ПИК, Оливьеро Дилиберто в 1998 — 2000 годах был даже министром юстиции Италии в очередном буржуазном правительстве премьер-министра Массимо Д’Алема, который, в свою очередь,  в 1986 — 1989 годах был не только членом ИКП, но и  редактором её официального органа, газеты «Унита». Это не помешало ему в 1999 году одобрить, например, бомбардировки Югославии. Дилиберто же вплоть до 2013 года возглавлял ПИК. А Марко Риццо, который был   главой парламентской группы, координатором  Национального секретариата и членом Европарламента  от ПИК исключили из партии в 2009 году после нескольких лет борьбы с Дилиберто и большинством в партийном руководстве.

Сегодня Риццо, как глава новой партии практически ежедневно участвует в мероприятиях по партийному строительству. Парторганизации НЛКПИ сегодня созданы во многих больших и малых городах Италии. 9 Июня 2013 года  в Тройсдорфе(вблизи Кельна, Германия) официально основана Европейская федерация, объединившая итальянских коммунистов, работающих в настоящее время в Швейцарии, Германии, Франции, Испании, Великобритании и Чехии. НЛКПИ активно поддерживает любые выступления трудящихся, идет ли речь об обычных забастовках с требованиями повышения зарплаты и улучшения условий труда или о таких экзотических акциях, как, например, демонстрации 23 Марта 2013 года в долине Суза, в Пьемонте против строительства высокоскоростной линии между Туриноми Лионом. НЛКПИ считает этот проект одной из самых бесполезных затей, разрушающих окружающую среду и реализуемых ради обогащения буржуазии за счет уже выплаченных трудящимися налогов.

Партия рассматривает  подобные выступления в рамках борьбы против капитализма как системы, основанной на прибыли и эксплуатации человека и природы. Они способствуют поискам путей к альтернативной системе, социализму-коммунизму, где трудящиеся смогут свободно производить необходимые блага и распространять их в соответствии с реальными потребностями. 6 апреля 2013 года НЛКПИ организовала  в Риме встречу представителей европейских компартий, стоящих на твердых марксистско-ленинских позициях.  В ней приняли участие  Компартия Греции, Компартия народов Испании, Союз коммунистов-революционеров и Полюс Коммунистического Возрождения из Франции, РКРП, Союз Коммунистов Украины, Компартия Турции и Венгерская рабочая партия, а также образованный лишь  за год до этого  назад Фронт Коммунистической Молодежи. В ней участвовали также послы Кубы, Венесуэлы и КНДР. С другой стороны партии, вставшие на путь реформизма, отказавшись от революционных позиций, а иногда даже  исключившие серп и молот из своей символики приглашены не были. Среди них не только такие организации как Французская коммунистическая партия, но и итальянцы из ПКВ и ПИК. Подписанный тогда участниками встречи итоговый документ носит название «Против капитализма! За выход из ЕС, НАТО и зоны евро! За социализм-коммунизм!».

Ещё 8 октября 2011 года, в Риме НЛКПИ и Коммунистическая партия Греции (КПГ) провели двустороннюю встречу. В совместном заявлении отмечено, что сложившиеся  условия требуют развития хорошо организованного классового рабочего и народного движения, которое будет противостоять давлению капитала, препятствовать антинародной политике, бороться за выход из Европейского Союза, создавая условия для свержения капиталистической эксплуататорской системы и для строительства социализма.

Капиталистический кризис является характерной чертой исторического конца эпохи капитализма, возрастания значения социалистических сил, сил рабочего класса, социализации средств производства, центрального планирования и рабочего контроля. Обе партии согласны, что у людей имеется достаточно негативный опыт, как от левоцентристских, так и от других «левых» правительств «демократических коалиций» с буржуазными силами, которые помогают социал-демократам претворять в жизнь антирабочую и антинародную политику в поддержку капитала. Коммунистические партии должны развивать бескомпромиссное противостояние и сопротивление в защиту исключительно народных интересов. НЛКПИ и КПГ отмечают интенсивность империалистической агрессии, нарастающую в условиях капиталистического кризиса.

Принимая это во внимание, обе партии борются в своих странах за их выход из НАТО как одного из инструментов агрессии с целью его последующей ликвидации и за закрытие всех иностранных военных баз на территории своих стран. Обе партии настаивают на развитии своей концепции международных отношений, основанной на праве народа выбирать свое будущее без вмешательства империалистов. Они решительно  поддерживают право палестинского народа на свое государство в границах 1967 года. НЛКПИ и КПГ вновь подтверждают свои обязательства по продолжению совместной деятельности, объединению рабочего движения, развитию более эффективного сотрудничества в рамках Международного коммунистического движения, внося свой вклад в борьбу с оппортунизмом и реформизмом. Обе партии намерены четко придерживаться марксистско-ленинских позиций, чтобы успешно вести революционную борьбу за формирование народного союза для свержения капиталистических сил и строительства социализма в своих странах. В сентябре 2012 года в городе Помильяно (Неаполь), НЛКПИ провела  Всеитальянский Красный Фестиваль, на который были приглашены представители ряда коммунистических партий, включая КПГ и РКРП.

17 марта 2013 года во Флоренции НЛКПИ организовала конференцию «Со Сталиным!», проходившую под лозунгом «Провалился не социализм, провалилась его ревизия!». Марко Риццо в своём докладе назвал распад СССР провалом ревизионизма от Хрущева до Горбачева. Он считает, что фигуру Сталинане следует воспринимать как фетиш, как объект слепого поклонения, но наряду с Марксом, Энгельсом, Лениным, Грамшии другими ведущими деятелями коммунистического движения, нужно рассматривать   с одной стороны в качестве опоры для актуализации марксистско-ленинской теории, а с другой – как  «водораздел» для практического построения партии. В Италии диктатура буржуазии«позволяет» (пока) быть даже коммунистом, но ни в коем случае не допускает«сталинизма».Многие в Италии склонны принимать это, поскольку забывают, что буржуазия никогда не будет способствовать созданию коммунистической партии.  В условиях открытой диктатуры буржуазии необходима разработка концепции диктатуры пролетариата, которую в отличие от так называемой «демократии для всех» нет оснований бояться.

Риццо подчеркнул, что в 1917 году миллионы рабочих, крестьян и солдат, во главе с Лениным, лидером партии большевиков, впервые в истории человечества сумели отстранить буржуазию от власти, создать новое социалистическое государство и определить задачи организованного авангарда рабочего класса и всего народа — Коммунистической партии. Второй промышленной державой в мире СССР  становится уже к 1937 году, а красный флаг Советского Союза и пролетарской революции в 1945 году  поднимается над Рейхстагом в столице врага, вероломно напавшего на страну трудящихся. История первого социалистического государства завершается в 1991 году реставрацией капитализма и утратой всех великих социальных достижений из-за международного давления, но, в первую очередь из-за глубокой ревизии принципов и ценностей марксизма-ленинизма. Начиная  с 1953 года, преследовали химеру сопряжения планирования с рынком, выстраивали капиталистическую модель в условиях жесткой международной конкуренции, испытывали её огромное влияние,  подчинялись ей и, наконец, потерпели поражение. На основе уроков трагической истории, НЛКПИ подтверждает необходимость восстановления Коммунистической партии в Италии и международного коммунистического движения.

Мысли и произведения И.В. Сталина могут служить в  качестве ориентира и основы для строительства по-настоящему современной коммунистической партии. НЛКПИ давно отвергла и осудила демонизацию фигуры Сталина как одну из самых коварных форм антикоммунизма, широко распространенную в рядах так называемых «левых», а также тех, кто называет себя «радикалами». Необходимо  восстановление в полном объеме теоретического вклада и уроков, которые международное коммунистическое и рабочее движение могло бы извлечь из изучения сталинской политической практики. Не менее опасно и стремление превратить Сталина в икону, прикрывая самыми радикальными заявлениями свою постыдную неспособность противостоять классовому врагу.  Для правых и левых антикоммунистов Сталин  — олицетворение дьявола. Современные же оппортунисты признают его роль как великого государственного деятеля и военного стратега, но намеренно скрывают, что Сталин, в первую очередь, великий Коммунистический революционный лидер.

Сталин был единственным из ведущих большевистских лидеров, не ставшим в дореволюционный период на путь политической эмиграции. Он владел искусством  просто и доступно излагать политические, экономические и философские концепции, просвещая пролетариат и приобщая его к эффективному управлению своим государством. Сталина ненавидели и боялись враги пролетариата, реакционеры, социал-демократы, ревизионисты, троцкисты и оппортунисты всех мастей за строгую согласованность между мыслью и действием, между теорией и практикой, за точность анализа, непримиримость в защите марксизма-ленинизма от любых вариантов  его искажения, как социал-демократических, так и экстремистских, препятствующих пониманию  перспективы и ясности конечной цели.

Термин «сталинизм» до сегодняшнего дня используется почти исключительно в уничижительном смысле,  как синоним тоталитаризма, авторитаризма, нетерпимости, репрессий и так далее. Даже те партии, которые отвергли хрущевскую  «десталинизацию» в 1956 году, никогда не объявляли себя  «сталинистскими». Сам Сталин никогда не противопоставлял свою собственную систему мысли марксизму-ленинизму, но был продолжателем  дела Ленина, творчески  развивая  его наследие применительно к иным историческим условиям.  Сталин рассматривал  ленинизм как «марксизм эпохи империализма и пролетарской революции, как теорию и тактику пролетарской революции в целом, и диктатуры пролетариата, в частности». Марко Риццо считает возможным определить  «сталинизм» как марксизм-ленинизм эпохи победоносного строительства социализма и межсистемной конфронтации с империализмом, как теорию и тактику консолидации диктатуры пролетариата в целом и строительства социализма в частности. В этом смысле НЛКПИ является партией «сталинистов», хотя её члены и предпочитают называть себя марксистами-ленинцами. Сталин — главный теоретик и практик пролетарской революции, и его  вкладу в теорию пролетарской революции была посвящена основная часть доклада Марко Риццо на вышеупомянутой конференции.

В своей работе «Об основах ленинизма» Сталин характеризует период между Марксом и Лениным как преобладание  «болота» Второго Интернационала, когда  оппортунисты шли  бок о бок с буржуазией либо в силу своей мелкобуржуазной природы, либо во имя «сохранения единства».  И 60 лет, прошедших после смерти Сталина были периодом перерождения многих коммунистических и рабочих партий, начавшимся  в 1956 году с XX съезда КПСС и завершившимся распадом многих из них или, по крайней мере, окончательным извращением их сути. Параллельно с продвижением хрущевского оппортунизма предпринимались попытки обосновать теорию еврокоммунизма, а в последние 20 лет «восстановить»  коммунистическое присутствие в Италии. Быстрая деградация  ПКВ, а затем и ПИК, их постоянное стремление к  предвыборным альянсам с буржуазными партиями, абсолютизация и переоценка парламентского присутствия и, как следствие, утрата контакта с массами, целей революции и, наконец, чувства реальности – всё это вполне соответствует высказываниям Сталина о Втором Интернационале.

Риццо напомнил, что, столкнувшись с подобной ситуацией, Сталин, плодотворно применяя ленинский метод, настаивал на необходимости критического пересмотра истории и вооружения пролетариата новыми средствами борьбы, отбрасывая устаревшие, чтобы не оказаться не готовыми или даже безоружными в  войне против капитализма. Сначала надо разобраться со всеми категориями, подходами, концепциями, ставшими непреложными в рамках политического оппортунизма и превратившимися в застывшие теоретические догмы и начать восстановление подлинно революционной теории, утверждая единство теории и практики. Это касается утверждений о постепенном  исчезновении рабочего класса, ссылок на конституционные ритуалы, ограничения форм пролетарской борьбы только институциональными полями, оппортунистических искажений понятия большинства и всех прочих клише,  модных у так называемых «левых». Сталин оценивал политические партии не по их лозунгам, а по реальным действиям, он нацеливал их на подготовку масс к революционной борьбе,  призывал максимально использовать совершенные ошибки для воспитания кадров.

Для Сталина, теория есть «опыт рабочего движения всех стран, взятый в общем виде». Вслед за Сталиным  НЛКПИ при всей ограниченности её нынешнего  влияния, решительно настаивает на строгости и незыблемости теории в неразрывной связи с практикой революции. Она остаётся бескомпромиссным противником «теории стихийности», предлагаемой сегодня «радикальными левыми», отрицающими роль партии как первопроходца и отводящими ей место в хвосте движения масс. Сталин определяет три важнейших аспекта внутренних противоречий капитализма, развитие которых и стало причиной первой в истории пролетарской революции.  Это усиление паразитического характера монополистического капитализма в связи с господством финансового капитала, разделение мира на меньшинство эксплуататоров и угнетателей и огромное большинство угнетенных и эксплуатируемых и  неравномерность развития самих империалистических стран, При этом становится неизбежным слияние пролетарской и антиколониальной революций в едином антиимпериалистическом фронте. Риццо отмечает, что сегодня вместо подхода к вопросу о пролетарской революции на основе оценки экономических и политических условий отдельно взятой  страны, необходимо принимать во внимание экономические и политические условия в мире в целом, потому что отдельные страны превратились в звенья единой цепи империализма.

Сталин указывал, что создались объективные условия для революции во всей системе империалистической мировой экономики. Эта сталинская позиция не имеет ничего общего с троцкизмом. По Троцкому мировая революция должна развиваться одновременно во всех странах, иначе она не может быть социалистической. По Ленину и Сталину революция может произойти и развиваться  даже в одной стране, ослабляя  империалистической фронт и способствуя революционным процессам в остальном мире. Если для троцкистов ожидание пришествия мировой революции после достижения капитализмом необходимого уровня развития является предлогом для бездействия, то марксисты-ленинцы используют результаты научного анализа капитализма для работы в конкретных условиях своих стран. Поскольку пролетарская революция не происходит  одновременно повсюду при одинаковой степени зрелости внутренних противоречий империализма, её победа возможна не обязательно там, где «капитализм более развит», или «пролетариат представляет большинство населения», но скорее там, где империализм объективно слабее. Оппортунисты игнорируют это обстоятельство и изобретают никогда не существовавшую линейность исторических этапов, что приводит к отрицанию возможности социалистической революции до преодоления капитализмом остатков всех существовавших ранее систем социальных отношений и достижения пролетариатом субъективных качественных и количественных характеристик, необходимых для  гипотетической финальной битвы.

Но Ленин, а затем Сталин на основании конкретного революционного опыта заключают, что буржуазно-демократическая революция должна быть тесно связана с пролетарской революцией, которая становится последней. На стадии империализма капитализм стремится возродить элементы предыдущих общественно-экономических формаций. В силу этого борьба против остатков феодализма и возрождения рабства может привести лишь к борьбе против империализма. В развитие ленинской теории пролетарской революции Сталин показывает, что, если революция в отдельной стране возможна и даже  необходима, а буржуазно-демократическая революция должна стать пролетарской,  для победы требуются некоторые объективные условия. Мало того, что массы осознают невозможность жить по-прежнему и требуют изменений.  Правящий класс должен быть не в состоянии управлять по-прежнему.  Таким образом, революция невозможна в отсутствии  общего кризиса, касающегося как эксплуатируемых, так и эксплуататоров. Ленин подчеркивал, что задача победоносной революции состоит в реализации максимума возможного в одной стране для пробуждения, развития и  поддержки революции во всех странах.

Овладение властью для Сталина только начало, после чего необходимо обеспечить необратимость произошедшего.  Поскольку власть буржуазии свергнута лишь в одной стране, в целом она ещё долго остается сильнее, чем пролетариат. Она опирается на власть международного капитала и свои связи с ним, располагает деньгами, которые революция не может немедленно уничтожить, имеет больше опыта в политике, в  организации производства и, прежде всего, в военной сфере. Кроме того мелкое производство постоянно  рождает капитализм, и,  если устранить капиталистов пролетариату относительно легко, то с  мелкими производителями приходится  жить в течение длительного времени. Поэтому революция в качестве фундаментальной основы должна установить диктатуру пролетариата, что позволяет решить три основных задачи. Это подавление сопротивления буржуазии,  организация строительства социализма при объединении трудящихся масс вокруг пролетариата для движения  к ликвидации всех классов и подготовка к защите революции. В ходе движения от капитализма к коммунизму, буржуазия неизбежно сохраняет надежды на восстановление своей власти, что обычно выражается в попытках реставрации. В этот период между пролетариатом и буржуазией присутствует очень большая масса мелкой буржуазии, колеблющейся и не определившейся, которая сегодня может поддерживать пролетариат, но завтра, при первой же заминке, может броситься обратно в объятия классового противника.

Риццо дословно цитирует ленинское определение  диктатуры пролетариата — это «есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества». Это борьба нового класса против более могущественного врага, против буржуазии, сопротивление которой удесятерено ее свержением. Для Сталина диктатура пролетариата не краткосрочный период, а целая эпоха перехода от капитализма к коммунизму. В этот период  не только должны быть созданы экономические и культурные условия для полного утверждения социализма, но и пролетариат должен быть подготовлен для управления страной и перевоспитания мелкобуржуазных масс в интересах пролетариата и развития социалистического производства. Диктатура пролетариата, следовательно, также и инструмент для перевоспитания миллионов крестьян, мелких собственников, служащих, чиновников, интеллектуалов с освобождением их от предрассудков и предубеждений мелкой буржуазии. Пролетарская диктатура есть господство пролетариата над буржуазией. Риццо подчеркивает, что оппортунисты намеренно путают «захват власти» с «формированием правительства», то есть с простой сменой кабинета, которая оставляет неизменным старый экономический и политический порядок, являясь, скорее, макияжем для буржуазии, сохраняющей контроль над ситуацией.

В Италии были правительства левоцентристов, в Испании и Франции —  правительства Сапатеро и Олланда, в Греции — правительство во главе с ПАСОК,  в Германии — социал-демократы, а в  Великобритании  лейбористы, но ни в одном случае это не было движением в сторону пролетарской власти. Напротив, буржуазия умело использовала эти правительства для усиления эксплуатации рабочих и всех трудящихся. Сталин констатирует, что диктатура пролетариата не есть смена правительства, но это новое государство, с новыми органами власти в центре и на периферии, это государство пролетариата, которое возникает на руинах старого буржуазного государства. Она не рождается в рамках  буржуазного порядка, но появляется в результате его слома, как следствия свержения буржуазии, в ходе экспроприации капиталистов, в процессе обобществления средств производства, другими словами, в ходе пролетарской революции. Государство всегда и везде является инструментом, с помощью которого один класс подавляет другие. В этом смысле пролетарское государство — не исключение.

Сталин подчеркивает, однако, существенное различие между пролетарским и иными государствами. Все государства, существовавшие до сих пор,  были диктатурами меньшинства эксплуататоров, направленными против огромного большинства эксплуатируемых. Диктатура же пролетариата есть диктатура эксплуатируемого большинства по отношению к  меньшинству эксплуататоров. Сталин определяет пролетарскую диктатуру как «власть, не ограниченную законом и основанную на насилии пролетариата в отношении буржуазии при  понимании и поддержке рабочих и эксплуатируемых масс». Не существует «чистой демократии», хорошей для всех, бедных и богатых, поскольку любая демократия всегда является классовой диктатурой. Диктатура пролетариата есть  новая форма  демократического государства для рабочего класса и его союзников и новая форма  диктатуры для буржуазии. Капиталистическая демократия, существует для  меньшинства эксплуататоров и ограничивает права большинства эксплуатируемых,  тогда  как диктатура пролетариата есть  пролетарская демократия для эксплуатируемого  большинства, основанная на ограничении прав меньшинства эксплуататоров и направленная ​​против него. Диктатура пролетариата  не может утвердиться в результате мирного развития буржуазного общества, но только в результате  распада буржуазной государственной машины, буржуазной армии, буржуазного аппарата государственных служащих, буржуазной полиции.

Это означает, что пролетарская революция реализует не простой переход военно-бюрократической машины из одних рук в другие, а её полное уничтожение в качестве предварительного условия самой революции с заменой ее государственной машиной нового типа. Советская власть  является государственной формой диктатуры пролетариата, организационной структурой, способной уничтожить буржуазную государственную машину, заменить её новой и подавить сопротивление буржуазии для победы пролетарской демократии над буржуазной. Сталин подчеркивает, что Советы располагают достаточными силами для выполнения этой огромной работы, поскольку являются единственными массовыми организациями, охватывающими весь рабочий класс и его союзников. Организуемые самими массами, Советы являются и наиболее мощными органами революционной борьбы, способными сломить всесилие финансового капитала. С другой стороны это делает их и наиболее демократичными и  самыми авторитетными  в области строительства и управления новым государством. Унификация местных советов и  создание их единой структуры  в рамках пролетарского государства делает их органами правящего класса и  авангардом  угнетенных и эксплуатируемых. Советы сочетают  исполнительную и законодательную власть и избираются не по территориальному признаку, а на основе производственных подразделений. Этот позволяет осуществлять руководство страной на базе прямой связи между рабочим классом с его союзниками и государственным аппаратом.  Добиваясь  безоговорочного непрерывного и устойчивого участия массовых организаций трудящихся в управлении государством, советская власть обеспечивает  подготовку условий для отмирания самого государства в коммунистическом обществе.

После своего  II съезда в Риме  в январе 2014 года НЛКПИ стала называться просто Коммунистическая партия Италии (КПИ).Трудности коммунистического строительства усугубляются продолжающимся процессом противодействия со стороны разнообразных элементов, пытающихся  выстроить конкурирующие организации. Так, наряду с КПИ, появилась  даженовая ИКП, присвоившая себе имя исчезнувшей Итальянской коммунистической партии.  С16 по 23 июля 2017 года по приглашению ЦК Коммунистической партии Вьетнама (КПВ) делегация именно этой партии во главе с ее Генеральным секретарем Мауро Альбореси посетила Вьетнам, где провела дружественные переговоры с делегацией КПВ. Социалистическая республика Вьетнам сохраняет все формальные атрибуты социалистического строя, однако под влиянием перестройки в СССР и реформ в КНР, вьетнамское руководство в 1986 году объявило о начале проведения «политики обновления» («Дой Мой»). Начались реформы по развитию рыночных отношений, предусматривавшие  постепенную либерализацию социально-экономической жизни под строгим контролем государства и коммунистической партии. В 1990 году Национальное собрание приняло первые законы о частных предприятиях, об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью, моделью для которых послужило французское законодательство. Новые социально-экономические отношения получили подтверждение и в Конституции 1992 года, согласно которой хозяйственная жизнь основывается на общенародной, коллективной и частной собственности. С 1991 по 1995 год была приватизирована почти половина государственных предприятий.

Новая Коммунистическая партия Италии (КПИ) определяет себя как «революционная политическая авангардная организация рабочего класса Италии». С 2013 года она входит в Инициативу коммунистических и рабочих партий, являясь её соучредителем и единственным представителем от Италии.  Она декларирует марксизм-ленинизм, что предполагает чёткую  революционную политическую линию, необходимость свержения капиталистической системы и превращение Италии в социалистическое государство, отвергая при этом как реформистские, так и ревизионистские теории. КПИ выступает за единство коммунистов Италии на твердой базе марксистско-ленинской теории. Она отвергает политику, нацеленную в основном на участие в выборах, которая характерна для многих нынешних компартий, и считает такое участие лишь средством для распространения своих идей и укрепления позиций на местах, но отнюдь не конечной целью своей политической деятельности.

Относительно истории коммунистического движения в Италии, КПИ признает таких ведущих деятелей движения, как Антонио Грамши и Пьетро Секкья, занимая при этом весьма критическую позицию в отношении Пальмиро Тольятти и Энрико Берлингуэра. КПИ положительно относится к такой исторической фигуре, как Сталин, однако не считает себя «сталинистской» партией. Она называет такое определение политически бессмысленным, поскольку  ни в каких работах Сталина нельзя найти следов разрыва с марксистско-ленинской теорией или попыток преодоления ее. КПИ считает сам термин «сталинизм» антикоммунистическим инструментом, появившимся после 20 Съезда КПСС.  Она подчеркивает, что идеи, вдохновлявшие итальянское  антифашистское движения сопротивления были преданы буржуазной республикой, созданной сразу после войны, так как многие партизаны на самом деле боролись за социалистическую Италию. КПИ также подчеркивает, что роль коммунистических бойцов в партизанской вооруженной борьбе преуменьшается и скрывается в современной историографии.

КПИ утверждает, что Евросоюз  невозможно реформировать и поэтому выступает за немедленный и односторонний выход из него и из НАТО, продолжая историческую традицию ИКП, которая была единственной итальянской партией, выступившей против Римского договора, подписанного в 1957 годуФРГ, Францией, Италией, Бельгией, Нидерландами и Люксембургом и заложившего основу для последующего образования Евросоюза.  КПИ считает, что оппозиция ЕС снова должна быть коммунистическим лозунгом, несмотря на то, что в свое время он был присвоен правыми силами вроде   неофашистского итальянского Социального движения. С 1995 года эта организация не существует как единое целое. На её месте возникли самостоятельные правоконсервативные и праворадикальные объединения.

КПИ  поддерживает и укрепляет отношения с Кубой и КНДР.  Она также солидарна с БоливарианскойВенесуэлой, осуждая империалистическую кампанию и подрывные действия против Венесуэлы, хотя и критически относится к теории «социализма 21 века», заявляя о необходимости для  реального построения социализма окончательного разрушения буржуазной государственной машины и ее аппарата.

КПИ приняла участие в состоявшейся в Ленинграде  1 — 4 ноября 1917 года 19–ой Международной Встрече коммунистических и рабочих партий.  На этой Встрече были представлены в общей сложности 103 организации, относящие себя к Международному коммунистическому движению. Три из них были итальянскими – КПИ, ПКВ и новая ИКП.

(КПИ также приняла участие в Августовской Конференции коммунистических и рабочих партий в Ленинграде, представила свой доклад на этой Конференции и подписала Декларацию «Октябрь-100 – ред.)

В 2017 году коммунисты всего мира отмечали столетие Великого Октября, события, изменившего курс истории человечества и открывшего эру перехода к социализму. В КПИ считают, что  эта годовщина должна стать новым Октябрём. Буржуазная пропаганда, фальсифицируя историю, пытается очернить Октябрьскую Революцию и строительство социализма. Коммунисты же должны активно пропагандировать среди рабочего класса, трудящихся и молодёжи, великие достижения социализма, его значение не только для пролетариата социалистических стран, но и для трудящихся странкапитала. Это относится и к роли Советского Союза в победе над фашизмом, в сохранении мира на Земле, в интернационалистской помощи антиколониальным движениям и коммунистическим партиям всего мира. Также активно надо объяснять истинные причины временной победы контрреволюции в СССР, ставшей результатом ревизионистского курса, начатого Хрущёвым после смерти  Сталина (КПИ называет её убийством).

Классовый враг и оппортунисты в рабочем движении отрицают актуальность ленинизма и примера Октября, утверждая, будто капитализм изменился и в сегодняшних условиях надо ограничиваться парламентской борьбой. Это ложь! Основное противоречие капитализма, то есть непримиримый конфликт между капиталом и трудом, между общественным характером производства и частным присвоением продукта, не только продолжает существовать, но даже обостряется в результате юридического и материального ущемления тех социально-экономических прав, которые несколько лет назад, когда ещё существовал Советский Союз, казались неоспоримыми. Механизмы частного присвоения общественного продукта и выкачивания капиталистической прибыли препятствуют развитию производительных сил и даже их разрушают в кризисные периоды. К усугубляющейся эксплуатации рабочей силы добавляется безумная эксплуатация природных ресурсов, ставящая под угрозу само выживание Земли. Ожесточённая межимпериалистическая конкуренция порождает ряд местных вооружённых конфликтов, которые принуждают миллионы обнищавших людей к бегству и могут привести к мировой войне. Доминирующий империализм пытается навязывать свою волю народам мира, С целью свержения политического строя соответствующих страних сопротивление стремятся сломить не только путём криминальных эмбарго, препятствующих экономическому развитию и осуществлению права на самозащиту, но и прибегая к прямой военной агрессии. В политическом плане, начался общий процесс ограничения социально-политических прав и даже формальных свобод буржуазной демократии. Возможность доступа коммунистических и рабочих партий к выборным институтам ограничивается или запрещается. Расширяется произвол репрессивных органов и шпионаж за гражданами.

КПИ подчеркивает, что капитализм исчерпал свою историческую роль и стал опасным препятствием для прогресса человечества. Единственный способ покончить с современным варварством и эксплуатацией —революционное свержение капитализма. Важнейшим шагом к этому является  развитие борьбы за выход Италии из Евросоюза, НАТО и прочих империалистических организаций с целью их окончательного расформирования.

Только социализм, то есть установление диктатуры пролетариата, упразднение частной собственности на средства производства и их обобществление, централизованное планирование экономики под рабочим контролем могут обеспечить мирное, свободное и всестороннее развитие человечества. Существование частной собственности несовместимо с продвижением к коммунизму. Ленин считал её допущение временным отступлением, обусловленным особыми историческими обстоятельствами. Позиция Ленина диаметрально противоположна теориям «рыночного социализма».

Ленин и Красный Октябрь показали, что характер пролетарской революции — социалистический, а путь к социализму — не поэтапный, не предусматривающий ни постепенного курса реформ, ни промежуточных фаз, якобы необходимых для завершения национально-демократической революции. Теория, предусматривавшая первоначальное  завершение буржуазно — демократической революции всегда была на вооружении оппортунистов, особенно в Италии. Она не подтверждена  историей и всегда приводила к тяжелым поражениям. То же самое можно сказать о теории этапности. Обе эти теории всегда являлись удобным алиби оппортунистов, стремившихся не допустить пролетарской революции. Они должны быть решительно отвергнуты.  Опыт СССР допускает этапность в сфере экономики, но в условиях диктатуры пролетариата, после революции, а не вместо неё, как это блестяще разъясняет Сталин в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР».

Ленин и Красный Октябрь продемонстрировали, что теория «завоевания» государства через достижения большинства в парламенте лишена всякой научной основы. Во-первых, буржуазный парламент надо использовать, как трибуну для развития классовой борьбы вне его и против него; во-вторых, для утверждения рабочей власти недостаточно заменить буржуазных министров, депутатов и чиновников пролетарскими кадрами, просто занимая их посты в буржуазном госаппарате. Надо сломать «машину» буржуазного государства и заменить её новыми органами пролетарской диктатуры. Восприятие буржуазной демократии и её правил игры в стратегическом плане и игнорирование ленинского учения о государстве приводят пролетариат к поражению, как это было в Чили и, в некоторой степени, в Италии после войны, или к критическому состоянию, как это происходит в Венесуэле. Не может быть успеха пролетарской революции без радикального и бескомпромиссного разрыва с предыдущим строем.

Ещё один урок ленинизма и Октября заключается в том, что пролетарская революция не является ни спонтанным взрывом масс, ни путчем заговорщиков. Её предпосылкой является одновременное наличие объективных и субъективных условий, когда низы не уже хотят быть управляемыми по-прежнему, а верхи уже не могут ими управлять по-прежнему.

Оппортунисты всё время или ссылаются на отсутствие объективных условий для революции, или сваливают на класс вину за отсутствие субъективных условий, тем самым оправдывая свою инертность и скрывая свою роль тормоза революции. Объективные и субъективные условия не случайны, их надо создавать. КПИ напоминает, что для этого требуется кропотливая работа революционной партии по обеспечению классового единства рабочего класса. Его экономическая борьба должна связываться с перспективой свержения капитализма и взятия власти, должны создаваться социальные альянсы рабочего класса с другими трудящимися слоями общества, классовая борьба должна ужесточаться, доводя буржуазный строй до состояния неуправляемости и создавая  параллельно альтернативное пролетарское управление.

Красный Октябрь доказал, что главным орудием и движущей силой революции является ленинская партия — строго организованный, сознательно дисциплинированный и идеологически непоколебимый авангард рабочего класса. Вопрос идеологической сплочённости партии — один из основных аспектов революционной борьбы. Партия является местом синтеза теории и практики революции, которые друг без друга не могут существовать. Следовательно, особое внимание должно уделяться теоретической подготовке кадров, особенно в момент, когда мощный пропагандистский аппарат капитала ставит под угрозу идеологическую и культурную автономию рабочего класса систематической фальсификацией истории и обманчивыми иллюзиями новой социал-демократии о возможности реформирования и улучшения капитализма. Должно быть ясно, что капитализм не болен чем-то, он сам — болезнь, которую надо искоренить. Укрепление революционной партии должно осуществляться в обстановке ещё предшествующей революционной. Партия должна готовиться к переходу в наступление в любых условиях, используя те методы, которые диктуются реальной обстановкой в борьбе  за самое благородное из всех дел — дело освобождения человека от эксплуатации и нужды, дело торжества социализма-коммунизма в каждой стране.