Анатолий Ляпидевский. К 110-й годовщине

Конечно, называть Анатолия Васильевича Ляпидевского первым Героем Советского Союза несколько неправильно. Все-таки подвиг был коллективный, и считаться, кто сделал больше, точно не стоит.

Они были первые, и этого достаточно.

А наш герой, который прожил весьма интересную жизнь, – один из «великолепной семерки».

110-й годовщине со дня рождения Анатолия Васильевича Ляпидевского посвящается.

Анатолий Ляпидевский родился 10 (23) марта 1908 года в селе Белая Глина Ставропольской губернии (ныне Краснодарского края), в семье священника.

Детство провел в Ейске. Парня тянуло к технике, потому в юности он охотно работал подручным в кузнице, учеником слесаря, мотористом косилки, помощником шофёра на маслобойном заводе.

Но настоящей страстью Анатолия было море…

Когда в 1926 году Ляпидевского призвали на службу в РККА, он хотел поступить в морское училище. Однако «непролетарское происхождение» поставило крест на карьере в военном флоте.

Мы никогда уже не узнаем имени того, кто посоветовал расстроенному парню идти в школу летчиков. Но этому человеку надо было сказать большое «спасибо».

В 1927 году Ляпидевский окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, а в 1928 году — Севастопольскую школу морских лётчиков.

Служил в ВВС Краснознамённого Балтийского флота, затем был переведен на должность лётчика-инструктора в знаменитейшую впоследствии Ейскую школу морских лётчиков.

В 1933 году Анатолий Ляпидевский был отправлен в запас. Он ушел из армии в Гражданский воздушный флот и попросился на одну из самых трудных линий – сахалинскую, в Чукотский отряд Управления полярной авиации Главсевморпути.

Летал из Хабаровска через Татарский пролив в Александровск. Трасса эта очень тяжелая, но освоив ее, Ляпидевский, душа которого явно требовала подвига, перевелся на Крайний Север.

Что такое полеты на нашем Севере, да еще в те годы, рассказывать могут лишь те, кто летал. Мы же просто констатируем факт того, что Ляпидевский летал, и летал хорошо.

Когда в 1934 году случилась катастрофа с теплоходом «Челюскин», Ляпидевский был одним из тех, кого бросили на поиски. И это – лучшая характеристика умениям как самого Ляпидевского, так и его экипажа.

Самолет: АНТ-4, это который ТБ-1.
Командир экипажа: Анатолий Ляпидевский.
Второй летчик: Евгений Конкин.
Штурман: Лев Петров
Бортмеханик: Михаил Руковской.

Могли. Умели. Летали.

И здесь самым лучшим девизом были бы слова «Один в поле не воин». Тем более, когда поле ледяное или снежное на Севере.

Это сейчас у всех путешественников и туристов есть GPS или ГЛОНАСС и спасатели четко знают, куда лететь. И то бывают трудности и сложности.

А в 30-е годы прошлого века… Экипаж Ляпидевского примерно знал, куда им надо лететь.

 

Снимок не экипажа Ляпидевского, но на АНТ-4 летали так все.

29 полетов оказались неудачными. И только на 30-й раз, 5 марта 1934 года, они нашли челюскинцев.

«Двадцать девять раз пытались мы пробиться сквозь пургу и туманы в тяжелейших условиях Заполярья, и все безуспешно… Вылетали, брали курс, и каждый раз возвращались – стихия свирепствовала, мороз доходил до минус 40 градусов, а летали мы тогда без стеклянных колпаков над кабиной и даже без защитных очков, просто лицо оленьей шкурой обматывали и оставляли маленькие щелочки для глаз. Но от холода ничего не спасало. В конце концов на 30-й полет я обнаружил этот лагерь.

Солнце, тишина, но страшный мороз – 40-45 градусов… Мы всматривались до боли в глазах. И наконец, прямо «уперлись» в лагерь Шмидта. Первым лагерь увидел Лев Васильевич Петров, наш штурман, показал мне пальцем: «Толя, смотри!..»

Решил садиться. Захожу на посадку раз, другой, но для большой тяжелой машины площадка была очень маленькой, всего 400 на 150 метров. Промажу – ударюсь о льды, проскочу – свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости сел на льдину. Когда вылез, все вокруг кричали, обнимались, лезли целоваться. А у меня в голове одна мысль: черт, а как же я отсюда взлетать-то буду?!

Посоветовались с Отто Юльевичем Шмидтом и решили сразу взять с собой десять женщин и двух девочек… Самолет большой, тяжелый… впихнули, фигурально выражаясь, в большие, тяжелые малицы женщин и детей, и им пришлось кому-то лежать, кому-то сидеть, сильно сжавшись».
(Из мемуаров А. В. Ляпидевского.)

После первого полета на льдину Ляпидевский неоднократно вылетал из Уэлена к лагерю челюскинцев, но из-за погоды не мог к нему пробиться. 15.03.1934 г. он должен был доставить запас горючего в Ванкарем.

Рейс закончился аварией: сломался коленвал одного из двигателей.

Вынужденная посадка, сломанное шасси. Повторюсь – 30-е годы прошлого века. Радиосвязь – очень условная.

«Экипаж пропал без вести…»

Однако не на тех нарвались. С помощью местных жителей, которым Ляпидевский с экипажем буквально на свое счастье свалились на головы, экипаж добрался до Ванкарема. На собаках.

В Ванкареме были мастерские, в которых изготовили все необходимое для ремонта сломавшейся лыжи. Плюс коленвал для двигателя. Самолет отремонтировали и своим ходом вернулись на базу.

Сорок два дня в ледяной пустыне.

А. Ляпидевский совершил 30 поисковых полётов, обнаружив их лагерь, совершил посадку на льдину и вывез оттуда 12 человек — десять женщин и двух детей.

За мужество и героизм, проявленные при спасении челюскинцев, Ляпидевскому Анатолию Васильевичу 20 апреля 1934 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 515). 4 ноября 1939 года, при вручении медалей «Золотая Звезда», ему была вручена медаль № 1.

По Ляпидевскому не было отдельного постановления, но, поскольку в списке он значился первым, его и стали считать героем №1. Когда в августе 1939 года учредили «Золотую звезду», то и медаль №1 досталась ему.

В стране начался культ семерки полярных летчиков, а вместе с ними – исследований Севера.

Испортило ли это героев? Не те времена, не те… Да и люди, в общем-то тоже другие.

В 1934 году в Москве участникам экспедиции была устроена торжественная встреча с руководителями советского государства. На приеме в Георгиевском зале к Ляпидевскому подошел сам Сталин. Ляпидевский на 100% использовал ситуацию, попросив Сталина дать ему возможность продолжить учебу.

Уже через несколько дней нарком обороны СССР Ворошилов поставил на рапорте Ляпидевского о поступлении в Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского свою знаменитую резолюцию: «Проверить знания тов. Ляпидевского: если подготовлен – принять, если не подготовлен – подготовить и принять».

Для академии Ляпидевский оказался подготовлен.

Ворошилов взял полное шефство над полярными летчиками. В 1938 году, к 20-й годовщине РККА, летчикам хотели дать звание майоров (они в основном были капитанами, только Каманин майором). Ворошилов лично написал на представлениях к званию: «ПОЛКОВНИКИ!».

В 1939 году полковник Ляпидевский окончил Военно-воздушную Академию РККА им. Жуковского и был назначен заместителем начальника Главной инспекции Наркомата авиационной промышленности. Потом перешел в ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт, где работал начальником 8-го отдела (отдел эксплуатации, лётных испытаний и доводок).

Но настоящая работа была впереди.

В 1940 году Ляпидевский был назначен директором авиационного завода №156 в Москве.

Директором завода и встретил начало войны полковник Ляпидевский.

4 июля 1941 года Наркомат авиационной промышленности издал приказ об организации в городе Омске авиационного завода. Вдали от линии фронта. Завод создавался на базе Московского опытно-конструкторского завода № 156 и Тушинского серийного завода № 81.

Первым директором нового завода в Омске 18 июля 1941 года и был назначен А. В. Ляпидевский. Впоследствии завод №166 станет ОНПО «Полет».

Осушение болот, расчистка территории, возведение на ней корпусов завода в условиях военного времени (а значит, нехватки буквально всего) стали испытанием для директора. Главное, что в Омске того времени просто не было в наличии столько рабочих рук и техники, сколько требовалось для срочного (как иначе в условиях войны) запуска завода.

Даже НКВД с ГУЛАГом не смогли решить проблемы. Не было уже столько рабочих рук в лагерях.

C середины октября 1941 года авиазавод № 166 вышел в нормальный производственный режим, в сборочном цехе из деталей и агрегатов, изготовленных в Москве, начали собирать первый фронтовой бомбардировщик Ту-2.

За годы Великой Отечественной войны завод № 166 изготовил 80 бомбардировщиков Ту-2, более 3500 истребителей Як-9.

А Ляпидевский рвался на фронт…

В мае 1942 года его перевели из Омска в Подмосковье на должность начальника отдела испытаний НИИ ВВС. И все-таки в сентябре 1942 года Ляпидевский был назначен заместителем командующего ВВС 19-й армии по тылу.

В декабре 1942 — сентябре 1943 года полковник Ляпидевский служил начальником отдела полевого ремонта 7-й воздушной армии (Карельский фронт).

Участвовал в обороне Заполярья. На его плечах лежала забота о сотнях вернувшихся из боя машин, а что такое ремонт техники в условиях полевых аэродромов Заполярья — это понять может только тот, кто там сам служил.

В 1946 году А. В. Ляпидевскому присвоили звание генерал-майора и назначили главным контролёром Министерства госконтроля СССР.

В 1949 году А. В. Ляпидевский был назначен по приказу самого Сталина в сверхсекретный КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), где группой физиков-ядерщиков под руководством И. Е. Тамма и А. Д. Сахарова разрабатывались блоки автоматики для водородных бомб.

Вот так к 1954 году герой-летчик снова стал директором. И до 1961 года Ляпидевский работал в должности директора этого самого опытного завода КБ-25.

В 1961 году произошло событие, которое в очередной раз круто изменило судьбу Ляпидевского.

Во время испытаний самой мощной в мире 50-мегатонной водородной бомбы над Новой Землей, Ляпидевский, как и все участники правительственной комиссии, получил жесткую дозу облучения.

По этой причине в том же 1961 году Ляпидевский по состоянию здоровья вышел в отставку.

Но подлечившись понял, что просто так сидеть и умирать от лейкемии – дело не интересное. Однако годы и сильно пошатнувшееся здоровье не предполагали, что Ляпидевский сможет полноценно работать.

Слава обстоятельствам, что снова в жизни Анатолия Васильевича нашелся человек, который считал так же.

Артем Иванович Микоян, светлая ему память.

И до самого конца своей жизни Ляпидевский руководил разработкой истребителей «МиГ», в том числе МиГ-25 и МиГ-27. Сначала ведущим инженером (после директорских кресел такого уровня!), в 1962-1965 годах, затем ведущим конструктором — в 1965-1971 гг.

Закончил свою трудовую карьеру Анатолий Васильевич заместителем главного инженера по капитальному строительству. И вел активную общественную жизнь.

Умер генерал-майор Ляпидевский 29 апреля 1983 года, простудившись на похоронах, на которые просто не мог не прийти.

29 декабря 1982 года хоронили Василия Сергеевича Молокова, который был одним из первых его летных инструкторов и товарищем по спасению «челюскинцев».

К сожалению, для больного и ослабленного лейкемией организма Анатолия Васильевича эта простуда стала фатальной. Несколько месяцев он сражался с болезнью, но… возраст взял свое.

И первый Герой СССР ушел из жизни последним из той «великолепной семерки».

110 лет со дня рождения, 35 лет со дня смерти.

Вечная память и вечная благодарность за все: за спасенных челюскинцев, за сотни боевых самолетов и самолето-вылетов, за МиГи, за «Царь-бомбу».

Источник:https://topwar.ru/138301-portrety-veka-anatoliy-lyapidevskiy-k-110-y-godovschine.html