Руководство Минздрава реагирует на действия воронежских фельдшеров

От редакции. Исполнительные органы власти, СМИ не смогли обойти стороной проблемы российской «скорой помощи» после того, как в феврале в Воронеже работники «скорой» составили коллективное письмо в адрес облздрава и государственных ведомств, потребовали реальной индексации заработной платы вместо отписок о соблюдении т. н. «майских указов» и массово отказались работать в недоукомплектованных бригадах. Вскоре в СМИ последовала волна сообщений, что особых проблем нет — именно так попытался представить картину во время своего визита Главный внештатный специалист Минздрава РФ. Так ли это? Наш корреспондент освещает ситуацию изнутри.


Онлайн-издание 36on приводит хронику событий и даёт оценку: «В начале апреля с представителями бастующих встретился глава региона Александр Гусев, который поддержал фельдшеров и дал поручения по решению вопроса «подготовки и обеспечения кадрами службы скорой медицинской помощи, а также по достижению показателей по заработной плате сотрудников». 11 апреля департамент здравоохранения подписал приказ об осуществлении стимулирующих выплат врачам, медсестрам и фельдшерам. Однако телеграм-канал «Бюджетные деньги / Воронеж» опроверг факт, что повышение зарплат произошло после «итальянской забастовки». По мнению анонимных экспертов, эти надбавки вводятся ежегодно и никакого отношения к протестам не имеют».

Воронеж: руководство СМП предлагает медперсоналу спуститься с небес на землю

На днях Воронеж посетила комиссия министерства здравоохранения. Целью приезда было — разобраться в том, что же всё-таки происходит на скорой.

Выводы комиссии так и пышут оптимизмом: проблема не просто разрешена, она практически и не существовала, недовольных всего несколько человек, и те уже довольны, вот сейчас прибавим зарплату медикам на 2500 рублей, и всё будет хорошо.

Впрочем, слово представителю минздрава:

«Воронеж с рабочим визитом посетил главный внештатный специалист по скорой медицинской помощи Министерства здравоохранения РФ Сергей Багненко по поводу появившейся в СМИ информации о волнениях в службе скорой медицинской помощи. Сергей Федорович ознакомился с информацией по ситуации в БУЗ ВО «ВССМП», изучил документы, касающиеся работы службы и провел рабочее совещание с руководством департамента здравоохранения, станции скорой медицинской помощи, заведующими подстанций и представителями профсоюзов.

— Самое важное, — отметил Сергей Багненко, — что в связи с проблемами на станции значимых сбоев в обслуживании вызовов граждан не произошло, помощь оказывается стабильно. Масштабы недовольства работников скорой сильно преувеличены в СМИ, лишь некоторые специалисты отказывались выезжать в составе однофельшерских бригад. Формально они правы, однако некоторые вызовы вполне могут обслуживаться одним фельдшером. Выход из этой ситуации — оформление для БУЗ ВО «ВССМП» дополнительной лицензии на неотложную помощь. Это позволит дифференцировать вызовы на экстренные и неотложные. Тогда на срочные скоропомощные вызовы будет выезжать полностью укомплектованная бригада, а на неотложные — бригада в составе одного специалиста. Также необходимо заключить коллективный договор, в котором будут прописаны условия распределения вызовов, оплаты труда, стимулирующих выплат и др. В настоящее время эти вопросы уже решаются».

(Пресс-релиз Департамента здравоохранения Воронежской области от 13.04.2018)

Итак, разложим всё по полочкам.

Для начала разберёмся что же такое скорая помощь, экстренная и неотложная. Статья 32 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 07.03.2018) говорит нам, что

«2. К видам медицинской помощи относятся:

1) первичная медико-санитарная помощь;

2) специализированная, в том числе высокотехнологичная, медицинская помощь;

3) скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь;

4) паллиативная медицинская помощь».

Статья 35 того же закона рассказывает нам о том, что

«2. Скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь оказывается в экстренной или неотложной форме вне медицинской организации, а также в амбулаторных и стационарных условиях».

То есть, так называемая «неотложная» медицинская помощь — это всего лишь форма оказания скорой медицинской помощи.

Что же из этого следует? А следует из этого то, что оказание неотложной медпомощи регулируется теми же нормативными актами, что и оказание скорой медпомощи вообще, в  частности, Приказом Минздрава № 388н, в котором прописано (Приложение № 2), что

«8. Фельдшерская общепрофильная выездная бригада скорой медицинской помощи включает либо одного фельдшера скорой медицинской помощи и одного фельдшера-водителя скорой медицинской помощи, либо двух фельдшеров скорой медицинской помощи и одного санитара-водителя, либо двух фельдшеров скорой медицинской помощи и одного водителя, либо двух фельдшеров-водителей скорой медицинской помощи (с использованием автомобиля скорой медицинской помощи класса «А» или «В»).

  1. Врачебная общепрофильная выездная бригада скорой медицинской помощи включает либо одного врача скорой медицинской помощи и одного фельдшера-водителя скорой медицинской помощи, либо одного врача скорой медицинской помощи, одного фельдшера скорой медицинской помощи и одного санитара-водителя, либо одного врача скорой медицинской помощи, одного фельдшера скорой медицинской помощи и одного водителя (с использованием автомобиля скорой медицинской помощи класса «В»)».

Из всего вышеизложенного прекрасно видно, что гражданин Багненко, будучи главным внештатным специалистом РФ по скорой медицинской помощи, даже не знает твёрдо, что же такое скорая, экстренная и неотложная помощь, и не понимает, что на так называемые «неотложные» вызовы также должна выезжать укомплектованная бригада, состоящая из двух человек. Так постановлено в Приказе № 388н.

Помимо этого Сергей Багненко не знает, что деление на экстренные и неотложные вызовы имеется уже много лет. В используемой сейчас форме карты вызова СМП даже графа есть соответствующая: «вызов: экcтренный / неотложный».

Порадовавшись тому, что ведущий специалист РФ не знает правовых основ предмета, специалистом в котором он является, мы приходим в окончательный восторг от цитаты: «Формально они правы, однако…». Какие, интересно, могут быть «однако», если люди правы?! Тут уж либо правы, либо нет! Соответственно, понимать данную фразу следует так: «по закону работники СМП совершенно правы, но нам удобнее, чтоб всё оставалось, как раньше».

Идём дальше! В речи ведущего специалиста что ни фраза, то жемчужина! «…однако некоторые вызовы вполне могут быть обслужены одним фельдшером».

Великолепно! Зал аплодирует стоя!

Вы правы!

Вы совершенно правы, гражданин советник!

Проблема в том, что когда один фельдшер выезжает на вызов, абсолютно (я подчёркиваю это слово) невозможно предугадать, с чем он там столкнётся. Наши люди настолько утратили способность объективно оценивать окружающую реальность, а диспетчерская СМП работает настолько неудовлетворительно, что в среднем достоверность информации, полученной работником от диспетчера, составляет процентов шестьдесят. Может, семьдесят.

Вот бригада интенсивной терапии мчится на вызов «умирает» и обнаруживает там пациента… с запором. Он, понимаете, по его словам, ну просто умирает от боли в животе. Вот уже около двух недель… А в это время «одинокий фельдшер», прибыв на вызов с поводом «температура», обнаруживает там тяжелейшего пациента с кровоизлиянием в ствол мозга. Да, у пациента повышена температура, потому что центр терморегуляции оказался в зоне поражения, но жизни пациента в данный момент угрожает отнюдь не высокая температура тела!

Очевидно, разумный фельдшер вызывает на помощь врачебную бригаду (она, как мы помним, находится у больного, в течение двух недель «умирающего» от запора), пока она выйдет из квартиры этого пациента и доедет до фельдшера, пока будет оказана необходимая на догоспитальном этапе помощь, пока пациента доставят в больницу, будет упущено драгоценное время, закроется терапевтическое окно, и пациент утратит даже те небольшие шансы выжить, которые у него ещё были. Зато больной с запором, вероятно, будет удовлетворён…

Гипотеза? Ситуационная задача?

Отнюдь! Случай из жизни!

Понимает ли это гражданин Багненко?

Очевидно, нет.

Ничего удивительного, впрочем. Дело в том, что гражданин Багненко на скорой помощи никогда не работал. А работал он корабельным врачом — более чем специфичная область медицины, требующая навыков и знаний, мало применимых в сфере СМП. Тем не менее в соответствии с какими-то таинственными подводными течениями, гражданин Багненко стал главным внештатным специалистом по СМП и даже редактирует руководства по оказанию СМП! Человек ни дня не отработавший на этой самой СМП!

Впрочем, удивительно ли это?

В стране, где депутатами становятся в двадцать пять лет.

В стране, где министрами обороны становятся директора мебельных фабрик.

В стране, где министрами здравоохранения становятся банкиры, — возможно всё!

Радует уже, что главный внештатный по СМП вообще врач, а не топ-менеджер «Евросети», к примеру!

Не радует то, что он уехал в Москву докладывать, что в Воронеже всё хорошо и бастуют всего несколько человек.

Ну что ж… если в реальности гр-на Багненко триста сорок девять — это «несколько», спорить с ним мы не станем. Но и прекращать отстаивать свои права не собираемся.

Р.S.: Приунывшее было, после визита к и.о.губернатора Александру Гусеву, руководство Станции, с приездом Багненко вновь распушило хвост и вернулось к повелительно-пренебрежительной риторике. «Пора бы фельдшерам спуститься с небес на землю и заняться работой, а не забастовками», — заявила корреспондентам заведующая подстанцией СМП Советского района Воронежа Сонникова И.В. Прозвучало это издевательски: на двадцать тысяч в месяц в облаках не повитаешь! Наоборот, мысли в основном о том, как бы выжить. Куда уж приземленнее.

Соб. корр. газеты «Трудовая Россия», г. Воронеж