Очередной бюллетень (№167) о жизни зарубежных компартий

Картинки по запросу http://www.pcrf-ic.fr/Картинки по запросу http://www.unionjc.fr/

В настоящей подборке представлены Коммунистические организации Франции.

Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия – только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

Франция – http://www.pcrf-ic.fr/, http://www.unionjc.fr/

Может быть первой французской коммунисткой следует считать Жанну Лябурб. Дочь батрака-подёнщика, родившаяся в центральной Франции в 1877 году, она в 1896 году в поисках работы перебралась в Россию. В октябре 1918 года Лябурб стала членом РКП(б), избиралась секретарем Центральной Федерации иностранных групп при ЦК в Москве. В феврале 1919 года ЦК направил её в Одессу, которая была в то время занята французскими войсками и белогвардейцами. Там она вошла в состав подпольного обкома и президиума Иностранной коллегии при Одесском областном комитете КП(б) Украины. 1 марта 1919 года вместе с другими членами Иностранной коллегии была арестована и расстреляна французскими оккупантами. В 1969 году над её могилой был открыт памятник – прямоугольная из черного шлифованного гранита стела с бронзовым барельефом.

Агитационная работа, проведенная Жанной Лябурб и её товарищами среди матросов эскадры французских интервентов на Чёрном море, способствовала распространению антимилитаристских настроений среди экипажей французских военных кораблей. Расправа же с ними привела к выступлениям, охватившим к 1 мая 1919 года весь французский флот, находившийся на Черном море. Матросы отказывались участвовать в боевых действиях против большевиков, несколько кораблей были захвачены, на кораблях поднимались красные флаги. Мятеж не удавалось окончательно подавить, и к началу мая все французские военные корабли оставили Чёрное море, тем самым завершив антисоветскую интервенцию (французские сухопутные войска начали покидать Россию месяцем раньше).

Восстания продолжались и после возвращения судов во Францию, в частности, на линкоре «Прованс» в Тулоне и на эскадренном броненосце «Дидро». После их окончательного подавления, многие их участники были арестованы и осуждены на тюремное заключение. К 20 годам тюрьмы был приговорён и, по-видимому, один из основных руководителей восставших, инженер-механик миноносца «Проте» Андре Марти, сыгравший впоследствии значительную роль во французском коммунистическом движении.

В 1920-х годах французское рабочее движение требовало освобождения осуждённых. Часть заключённых была амнистирована уже в июле 1920 года. А. Марти был освобождён под влиянием давления международных коммунистических и французских рабочих организаций в июле 1923 года. Французские коммунисты считали кампанию за освобождение участников восстания проявлением солидарности с Октябрьской революцией, однако поддерживали осуждённых моряков и многие французские социалисты, ранее осуждавшие большевиков. Есть сведения, что участником восстания, поднявшим красный флаг на своём корабле, был первый президент объединённого социалистического Вьетнама Тон Дык Тханг, хотя есть разногласия относительно того, на каком именно корабле служил вьетнамский моряк.

После окончания Первой Мировой войны во французском и международном рабочем движении развернулись ожесточенные споры между сторонниками реформистских и революционных методов борьбы за социализм. Они особенно обострились после того, как в марте 1919 года в Москве был создан III-й Коммунистический Интернационал (Коминтерн), призвавший пролетариев всего мира объединиться «под знаменем рабочих Советов, революционной борьбы за власть и диктатуру пролетариата», чтобы «облегчить и ускорить победу коммунистической революции во всем мире».

Революционно настроенные французские социалисты добивались присоединения своей партии к Коминтерну, а реформисты хотели оставаться во II Интернационале. После упорной борьбы сторонники присоединения к Коминтерну взяли верх. Проходивший в феврале 1920 года в Страсбурге Съезд Социалистической партии (СФИО, Французская секция Рабочего Интернационала), существовавшей во Франции с 1905 по 1969 год, постановил выйти из II Интернационала и поручил руководству партии начать переговоры о вступлении в Коминтерн. В Москву для этого были направлены редактор центрального органа СФИО газеты «Юманите» Марсель Кашен и Генеральный секретарь партии Луи Фроссар, которые встретились с В.И.Лениным. Они приняли участие в заседаниях II конгресса Коминтерна в Москве и согласились со знаменитыми ленинскими условиями приёма в Коммунистический Интернационал.

Эти условия предусматривали полный разрыв с реформизмом, пропаганду революционного свержения капитализма и установления диктатуры пролетариата, перестройку всей деятельности партии на основе принципов демократического централизма, поддержку всех советских республик. Партии, желающие вступить в Коминтерн, обязывались выполнять его программу и все его решения, вести систематическую революционную работу в профсоюзах, в армии, в деревне, сочетать легальную и нелегальную деятельность, защищать угнетенные народы, в том числе народы колониальных стран. Они должны были изменить свое название и впредь именоваться коммунистическими партиями.

Для окончательного решения вопроса о вступлении в Коминтерн в декабре 1920 года в городе Тур собрался 18-й съезд СФИО. 29 декабря большинством голосов (3208 мандатов из 4731) он принял резолюцию о немедленном присоединении к Коммунистическому Интернационалу. Этот день считается днем основания Французской коммунистической партии (ФКП). Меньшинство же делегатов во главе с Жаном Лонге и Леоном Блюмом отказалось подчиниться решению турского съезда. Они покинули съезд и основали партию под прежним названием — Французская социалистическая партия (СФИО). Ее главным программным документом осталась «Хартия единства» 1905 года. На базе СФИО в 1969 году была основана Социалистическая партия в её нынешнем виде. Её представители были президентами Франции в 1981 – 1995 (Франсуа Миттеран) и в 2012 – 2017 (Франсуа Олланд) годах.

В отличие от многих других компартий, ФКП с момента ее основания была массовой партией. После турского съезда в ее рядах насчитывалось около 130 тысяч членов, а в Социалистической партии — только 30 тысяч. Большое влияние на всю последующую деятельность компартии оказал тот факт, что её возникновение приветствовали выдающиеся писатели Анри Барбюс и Ромен Роллан, а знаменитый писатель Анатоль Франс даже вступил в неё (правда, вскоре он вышел из партии). К коммунистам перешел главный печатный орган социалистов — основанная Жоресом ежедневная газета «Юманите», выходившая тиражом 200 тысяч экземпляров, а также ряд местных ежедневных и еженедельных газет. 15 из 72 депутатов СФИО в парламенте присоединились к ФКП, которая, таким образом, сразу получила представительство в парламенте. Однако большинство депутатов от СФИО в новообразованную коммунистическую партию не вошли.

Так во Франции появилась Коммунистическая партия. Ей предстоял трудный путь преобразования в партию нового типа. Ленин внимательно следил за происходящим в ФКП, осознавая сложность достижения уровня настоящих коммунистических партий в странах, где реформистские традиции основательно укоренились. Он отмечал, что «преобразование старого типа европейской парламентской, на деле реформистской и лишь слегка подкрашенной в революционный цвет, партии в новый тип партии, в действительно революционную, действительно коммунистическую партию, это – вещь чрезвычайно трудная. Пример Франции показывает эту трудность, пожалуй, всего нагляднее». Коминтерн и Ленин верили во французский пролетариат. Ленин считал, что «не может быть, чтобы революционный рабочий класс во Франции с его блестящими революционными традициями, высокой культурой, самоотверженностью, великолепным боевым темпераментом не создал мощной Коммунистической партии».

И такая партия была создана, хотя даже её организационное оформление проходило в крайне неблагоприятных условиях. С первых же дней ФКП подвергалась ожесточенной травле и полицейским преследованиям, отражать которые было особенно трудно в связи с общим ослаблением в тот период массового движения и усиливающимся расколом в рядах пролетариата. Создание организаций на местах протекало в напряженной борьбе с оппортунистами, которые использовали занимаемые ими посты, чтобы удержать помещения, имущество и деньги, по праву принадлежавшие революционному большинству, образовавшему ФКП. Потеряв возможность сохранить «Юманите», руководители СФИО организовали налет на типографию, пытаясь вывезти оборудование. В Париже рабочие сумели дать им отпор, но во многих федерациях оппортунистам удалось завладеть и редакциями газет и партийными кассами.

ФКП получила тяжелое организационное и идейное наследство. Она сохранила чисто территориальную структуру, удобную для избирательной деятельности, но непригодную для руководства повседневной борьбой рабочего класса. Партия была оторвана от профсоюзов и других массовых организаций трудящихся. Пролетарское большинство партии состояло из рабочих, полных решимости бороться и воодушевленных примером Великого Октября, но этого было недостаточно, чтобы произвести быстрое обновление политики, структуры и методов борьбы.

Вскоре после раскола Социалистической партии завершился давно назревавший раскол французской Всеобщей конфедерации труда (ВКТ). В 1921 году революционно настроенные профсоюзные активисты, находившиеся в оппозиции к официальному руководству, были исключены из нее. После этого они собрались на свой съезд в городе Сент-Этьен и в июле 1922 года основали революционную конфедерацию профсоюзов, которую назвали Унитарной Всеобщей конфедерацией труда (УВКТ). Из 900 тысяч человек, состоявших в ВКТ на момент раскола, 360 тысяч вошло в УВКТ, 373 тысячи. остались в ВКТ, остальные вышли из профсоюзов. Раскол французского рабочего движения завершился. А с 1919 года существовала ещё и Конфедерация христианских профсоюзов. Она стояла на позициях классового сотрудничества и руководствовалась социальной доктриной католической церкви.

В составе новорожденной ФКП были и старые борцы, вышедшие из различных течений довоенного рабочего движения, и молодежь, прошедшая революционную школу в окопах мировой войны, и рабочие, познавшие необходимость политической партии в годы послевоенного революционного подъема. Одни еще не вполне освободились от навыков и представлений, усвоенных в прошлом, другие не имели достаточного опыта и теоретической подготовки. Поэтому в первое время после турского съезда для ФКП были характерны и определённые слабости, свойственные социал-демократическим партиям.

Партия была многочисленна, но в ней состояло немало случайных мелкобуржуазных элементов, занесенных в ряды рабочего движения революционной волной послевоенных лет. В центральном руководстве и в местных федерациях, в прессе и парламентской фракции окопались перекрасившиеся оппортунисты, враждебные Коминтерну, но признавшие турские решения, когда предотвратить их не удалось, только для того, чтобы сохранить свое влияние и положение в партии. Их лидером был Л. Фроссар, сумевший удержаться в ФКП, став её первым генеральным секретарём. При таких условиях преобразование партии могло начаться лишь с участия в массовом движении, цели которого пользовались бы единодушной поддержкой ее членов и имели бы первостепенное значение для всех трудящихся. Именно поэтому первыми шагами в идейном и организационном сплочении пролетарского большинства ФКП, упрочении связей с массами и изучении опыта партии большевиков было активное участие в борьбе против военной опасности и в защиту Советской России. «Борьба за мир, борьба против войны, как ближайшая цель, проходила в истории нашей партии на каждом этапе ее развития, от ее образования до настоящего времени»,— писал позднее ставший в 1930 году Генеральным секретарём ЦК ФКП Морис Торез.

А первый Генеральный секретарь Л. Фроссар уже в 1923 году вышел из ФКП, приняв участие в образовании так называемого Социалистического коммунистического союза, развернувшего активную борьбу против ФКП. В 1924 35 годах Фроссар вновь был членом СФИО. В 1928 1940 годах он побывал депутатом парламента, а в 1936 – 1940 – даже министром в различных правительствах. В предвоенные годы Фроссар был противником единого рабочего фронта и единства действий трудящихся; поддерживал политику «умиротворения» гитлеровской Германии, а после оккупации страны стал членом прогерманского Национального совета под руководством А. Ф. Петена.

Отражением тогдашнего внутреннего положения в ФКП является тот факт, что с 1923 по 1929 год сменилось три Генеральных секретаря её ЦК, двое из которых были позднее исключены из партии за оппортунистическую деятельность, а в 1929 – 1930 годах партию возглавлял секретариат из четырёх человек, одним из которых был Морис Торез.

В начале августа 1921 года ФКП призвала пролетариат к политическим забастовкам против вооружения стран, входящих в антисоветские блоки. «Кто прямо или косвенно участвует в производстве или отправке снаряжения для Польши и Румынии, бесчестит себя. Кто работает для одной из фирм, выполняющих подобные заказы, вооружает контрреволюцию и сражается против русской революции. Кто не протестует против вооружения врагов Советов, изменяет своему долгу, предает свою партию, своих товарищей, их жен и детей»,— говорилось в воззвании.

Коммунистическая партия, единственная в стране, выступила против претензий французского империализма на гегемонию в Европе и связанных с этим планов расчленения Германии и отторжения от нее Рура, против гонки вооружений, сохранения огромной армии и увеличения сроков военной службы. С позиций пролетарского интернационализма коммунисты разъясняли общность интересов французских и германских трудящихся и необходимость их совместных действий. «Французские и германские коммунисты будут вместе бороться против капиталистической олигархии обеих стран»,— заявил ЦК ФКП в декларации по германскому вопросу. Особенно энергично партия боролась против насаждавшихся буржуазией шовинистических настроений в районах, разрушенных в годы войны.

Продолжая лучшие традиции французского социалистического движения, ФКП приступила к работе среди призывников и солдат, сочетая при этом легальные методы борьбы с нелегальными. Решительная и последовательная борьба против милитаризма в защиту Советской России привлекла к ФКП симпатии трудящихся. Но тем более очевидной становилась необходимость очистки от случайных и оппортунистических элементов, сближения с профсоюзами, выработки аграрной программы, которая открыла бы партии путь к крестьянству.

В июле 1921 года III Всемирный конгресс Коминтерна, опираясь на опыт, уже накопленный международным и французским рабочим движением, поставил перед ФКП задачу борьбы за завоевание масс. Уже на I съезде ФКП, состоявшемся в декабре 1921 года в Марселе вопреки сопротивлению оппортунистов, которые пытались удержать партию от борьбы за руководство массовым движением при помощи «теории разделения функций» и призывов к сохранению «независимости» профсоюзов были приняты решения, предполагавшие установление тесного сотрудничества ФКП с профсоюзами. Впервые съезд партии отчетливо заявил, что «независимость» профсоюзов не может означать ничего иного, кроме независимости по отношению к идеологии и политике буржуазии. Решение обязывало всех коммунистов — рабочих и служащих вступать в профсоюзы, активно участвовать в их работе, пропагандируя идеи и решения партии. В первой аграрной программе ФКП подчеркивалось, что только союз с пролетариатом может спасти крестьянство от разорения, к которому оно неизбежно идет при капитализме. Защита интересов трудящихся крестьян провозглашалась одной из важнейших задач партии.

Решения Марсельского съезда свидетельствовали об определенном идейном росте партийных рядов. Но не сумев помешать принятию важных решений, оппортунисты прилагали все силы, чтобы сорвать их осуществление. Особенно упорно сопротивлялись они применению выдвинутой Коминтерном тактики единого фронта, которая привела бы к окончательному разрыву с парламентским прошлым и к превращению партии в боевой авангард пролетариата. Некоторые стремились свести единый фронт к беспринципному объединению со СФИО и фактической ликвидации ФКП, другие пытались с псевдореволюционных позиций поколебать доверие рядовых членов партии к Коминтерну и отвергнуть его решения. Внутрипартийный кризис затянулся до конца 1922 года. Преодолеть его можно было лишь обращением партии к массовым выступлениям в защиту рабочего класса. Обстановка, сложившаяся в стране и на международной арене, настойчиво требовала этого.

ФКП была в тот период единственной крупной политической силой, осуждавшей французский империализм и колониализм. В 1925 году она возглавляла борьбу против подавления французскими войсками национально-освободительных движений в Марокко и Сирии, а в 1931 году была главным организатором антиколониальной выставки в Париже. После победы на выборах левоцентристской коалиции в 1932 году коммунисты, хотя и не принимали в ней участие, но оказывали внешнюю поддержку правительству в парламенте без участия в нём. Эта коалиция распалась после выступлений, организованных крайне правыми 6 февраля 1934 года и поставивших страну на грань фашистского путча.

После прихода к власти гитлеровцев и разгрома Коммунистической партии в Германии французские коммунисты приняли активное участие в подготовке образования Народного фронта, который получил власть после выборов в 1936 году. Было сформировано правительство социалистов и радикалов, которое коммунисты поддерживали в парламенте. Несмотря на ряд проведённых тогда прогрессивных реформ правительство Народного фронта вскоре ушло в отставку под тяжестью противоречий во внутренней и внешней политике. Так, радикалы были за невмешательство в гражданскую войну, разразившуюся в середине июля 1936 года в Испании в результате мятежа военных против республиканского правительства, социалисты колебались, а коммунисты настаивали на оказании помощи Испанской республике. Тысячи членов ФКП стали участниками гражданской войны в Испании в составе интернациональных бригад.

За годы деятельности Народного фронта (1935—1938) ФКП укрепила свои позиции — на парламентских выборах 1936 года она получила 1,5 млн голосов. В 1937 году в ней была 341 тысяча членов. В 1934 году на базе тунисской федерации ФКП была образована Тунисская коммунистическая партия. 12 августа 1936 года партийная организация была создана на Мадагаскаре — Коммунистическая партия (Французская секция Коминтерна) области Мадагаскар.

В Европе же в конце 1930-годов дело явно шло к новой войне. Правительства Великобритании и Франции взяли курс на «умиротворение» фашистских Германии и Италии. В марте 1938 года гитлеровцы оккупировали Австрию, получив стратегический плацдарм для захвата Чехословакии и дальнейшего наступления в Юго-Восточной Европе и на Балканах, источники сырья, людские ресурсы и военные производства. Территория Германии увеличилась на 17 %, население — на 10 % (на 6,7 миллиона человек). В состав вермахта были включены 6 сформированных в Австрии дивизий. Западные державы рассматривали захват Австрии не как акт агрессии и пересмотр итогов Первой мировой войны, а как шаг по пути «умиротворения» Германии.

Важной вехой в подготовке Второй мировой войны стало Мюнхенское соглашение, подписанное 29 сентября 1938 года главами правительств Великобритании (Н. Чемберлен), Франции (Э. Даладье), фашистской Германии (А. Гитлер) и фашистской Италии (Б. Муссолини). Оно предусматривало немедленную передачу Германии Судетской области Чехословакии, а также удовлетворение притязаний Венгрии и Польши на некоторые чехословацкие территории. В частности, Польша оккупировала Тешинскую область Чехословакии, которая по размерам была гораздо меньше Судетской области, присоединённой к Германии, но её аннексия означала почти удвоение производства чугуна и стали в Польше. Сама Чехословакия и Советский Союз к переговорам допущены не были. Правительство Чехословакии приняло мюнхенский диктат к исполнению. 1 октября 1938 года части вермахта оккупировали Судеты.

В результате Чехословакия потеряла около 20% своей территории, около 5 миллионов населения (из них 1,25 миллиона чехов и словаков) и примерно треть промышленных предприятий. Это был решающий шаг на пути к ликвидации Чехословакии как независимого государства, последовавшей в марте 1939 года, когда Германия захватила всю территорию страны. Гитлеру была отдана страна, имевшая, помимо прочего, развитую оборонную промышленность и миллионы квалифицированных рабочих. Чехи всю последующую войну, до самого конца, исправно ковали оружие для германского вермахта. Франция же ратифицировала Мюнхенское соглашение через несколько дней. Только вся фракция коммунистов (73 депутата) и ещё 2 члена парламента проголосовали против его ратификации, а 535 депутатов его поддержали. До начала всеобщей войны в Европе оставались считанные месяцы. 1 сентября 1939 года она стала фактом – гитлеровцы обрушились на Польшу.

У СССР не было никаких оснований считать Польшу сколько-нибудь дружественным государством. В 1920-е и 1930-е годы польское руководство было настроено крайне враждебно по отношению к СССР, а осенью 1938 года Польша блокировала всякую помощь, которую СССР мог бы оказать Чехословакии в её сопротивлении германскому вторжению. Тогда советские войска были готовы защитить Чехословакию, но для этого надо было пройти через Польшу. Это предложение СССР было отвергнуто и Францией, и Англией, и самой Польшей. В то же время 30 сентября 1938 года была подписана англо-германская декларация о дружбе и ненападении, а 6 декабря появилась и аналогичная франко-германская декларация. А декларация о неприменении силы между Германией и Польшей», которую называли Пактом Пилсудского — Гитлера была подписана ещё 26 января 1934 года. В апреле 1939 года официальное предложение СССР о создании единого фронта взаимопомощи с Великобританией и Францией с целью гарантировать неприкосновенность границ малых стран Центральной и Восточной Европы поддержки не получило.

В августе 1939 года был совершен резкий тактический поворот во внешней политике СССР, основным результатом которого стало заключение пакта о ненападении с гитлеровской Германией. Именно пакта о ненападении, а не какого-то выдуманного сегодня «пакта Молотова – Риббентропа». Это противоречило всей многолетней антинацистской направленности советской пропаганды и внутри страны могло быть воспринято (да и было воспринято!) с недоумением. Но сам по себе такой шаг свидетельствовал о том, что руководство страны было серьёзно озабочено положением СССР. ФКП сочла своим долгом поддержать решение СССР. В то время солидарность с СССР как единственным социалистическим государством на планете была сердцевиной деятельности международного коммунистического движения. Это уж потом на первый план вышла жажда так называемой независимости компартий (то есть их лидеров). Лидеры какой-нибудь крошечной компартии, не имевшей сколько-нибудь заметного влияния в своей стране, стали воображать, что им не нужно считаться с позицией советских большевиков.

Уже через две недели после гитлеровского вторжения Польша потеряла все свои промышленные центры и большую часть крупных городов. Не было уже и Варшавы как столицы польского государства, и никто не знал о местопребывании польского правительства. Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Польша стала удобным полем для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. В этих условиях СССР должен был либо согласиться на оккупацию немцами всей Польши, либо вернуть территории, которые населяли, в основном, украинцы и белорусы и которые были отторгнуты у Советской России в результате советско-польской войны 1920 года.

Ввиду всего этого польскому послу в Москве была вручена нота, в которой сообщалось, что Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. При заключении договора о ненападении Германия и СССР согласовали так называемые «сферы интересов». Это вовсе не были планы военного вторжения. На дипломатическом языке так называют третьи страны, в которых договаривающиеся стороны взаимно признают приоритеты интересов партнёра над своими собственными интересами. Например, Соединённые Штаты всегда считали весь американский континент сферой своих интересов — но это вовсе не означает, что они намеревались оккупировать страны Центральной и Южной Америки. Сразу после нападения Германии на Польшу германское правительство буквально требовало от СССР двинуть войска навстречу вермахту. Но лишь когда стало совершенно ясно, что Германия одержала верх и что её войска непременно войдут и в советскую «сферу интересов», Красная Армия получила приказ перейти границу.

Через два дня после нападения немцев на Польшу, 3 сентября 1939 года Франция и Великобритания объявили Германии войну. Осенью 1939 года мировая война могла и должна была закончиться, едва начавшись. Ведь с военно-стратегической точки зрения, начав войну на Востоке, Гитлер не просто рисковал — он был обречён на разгром на Западе. Бросив основные свои силы против Польши, Гитлер, в сущности, открыл англо-французским союзникам Польши дорогу в сердце Германии. Они и без того имели перевес над германским вермахтом, а уж с учётом польской кампании — перевес сил на Западе становился безусловным и многократным: и по людям, и по авиации, и по артиллерии, а немецких танков на Западном фронте не было совсем. Ни одного немецкого танка там не было вообще. Отказавшись воспользоваться сложившейся в самом начале войны обстановкой, западные державы не только покинули в беде Польшу, но и ввергли весь мир в пять лет разрушительной войны. Ибо в сентябре 1939 года вопрос состоял не в том, поможет ли наступление союзников на Западе полякам, а в том, приведёт ли оно к военному поражению Гитлера. Но союзные державы позволяли уничтожение вооружённых сил Польши, не предпринимая никаких действий, когда немцы были полностью заняты на Востоке.

Западные союзники Польши не только не собирались приходить ей на помощь, но тянули время и откровенно лгали полякам, обещая выполнить свои союзнические обязательства. Учитывая, что в расчёте на это была построена вся концепция обороны Польши, жизни сотен тысяч поляков были просто принесены в жертву интересам Англии и Франции. Война на Западе была войной лишь по названию – в разных странах её называли «нудной», «странной», «фальшивой» или «сидячей». На начальном этапе до нападения 22 июня 1941 года гитлеровцев на Советский Союз Вторая мировая война с обеих сторон носила чисто империалистический характер. Коминтерн рассматривал происходящее как противоборство крупнейших империалистических держав. ФКП подтвердила свою приверженность национальной обороне от нацистского вторжения, но с другой стороны выступала с призывами к миру. Тогдашнее правительство Франции во главе с Эдуардом Даладье 26 сентября 1939 года запретило Компартию. Её руководство ушло в подполье, многие коммунисты  были арестованы. Ряд лидеров ФКП, включая и Генерального секретаря ЦК ФКП Мориса Тореза, вынуждены были временно покинуть Францию.

Находясь в состоянии войны с гитлеровской Германии и не предпринимая практически ничего, правящие круги Англии и Франции вместе с тем с готовностью откликнулись на призыв антисоветчиков оказать давление, в том числе и военное, на Советский Союз в его войне с Финляндией. Вполне серьёзно готовилась военная интервенция и на севере СССР, и на юге, в районе каспийских нефтепромыслов. Этим планам не суждено было сбыться лишь потому, что советско-финляндская война продолжалась всего три с половиной месяца (с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 года). При этом Англия и Франция выступили тогда в одной компании с фашистской Италией – Муссолини тоже решил поддержать финнов оружием, военным оборудованием и итальянскими добровольцами.

Для окончательной расправы с Польшей гитлеровцам потребовалось всего 36 дней (1.09.39 – 5.10.39). При этом договор о «сферах интересов» сыграл определённую роль. Немцы, например, захватили Брест, принадлежавший тогда Польше и называвшийся Брест-Литовск, но вынуждены были передать контроль над ним Красной Армии именно в связи с договорённостью о «сферах интересов». Спустя полгода, в апреле 1940 года Германия оккупирует Данию и Норвегию, а затем – Нидерланды и Бельгию, чтобы атаковать франко-британские войска, обойдя с севера мощные укрепления французской линии Мажино. Французская армия была разгромлена, а английским войскам позволили в панике переправиться через Ла-Манш. Франция капитулировала и вышла из войны. Север Франции был оккупирован, а на юге был создан формально независимый профашистский режим Виши (по названию города, в котором расположилось правительство). Вся кампания во Франции заняла 44 дня – с 10 мая по 22 июня 1940 года. Разгромленная Франция была выведена из числа будущих союзников по антигитлеровской коалиции, став, в сущности, союзником нацистской Германии. Экономический потенциал Франции стал потенциалом гитлеровцев, а десятки тысяч французов погибли потом, сражаясь в рядах вермахта и частей СС против Советского Союза.

Люди, руководившие в сентябре 1939 года Англией и Францией, не были, конечно, союзниками Гитлера. Они не были ни идиотами, ни нацистами. Они лишь проводили политику отвечающую интересам буржуазии их собственных стран, которые принято было называть национальными интересами. И только лишь после полного и очевидного краха политики «умиротворения» фашизма пришли, наконец, к руководству Великобританией люди, которые сумели отойти от стереотипов и стали одними из основателей антигитлеровской коалиции. Предстояла тотальная, полномасштабная война почти со всей континентальной Европой. От исхода этой войны зависела возможность самого существования Советского Союза, которое могло быть обеспечено лишь при крайнем напряжении всех сил и использовании всех возможностей для предотвращения национальной катастрофы. Начиналась бескомпромиссная и жестокая мировая война. Советское руководство и прежде всего Сталин, очевидно, осознали этот факт гораздо раньше своих будущих партнёров по антинацистскому военно-политическому союзу. 17 сентября 1939 года, войдя на территорию Польши навстречу германскому вермахту, Советский Союз начал занимать свои исходные позиции в приближавшейся схватке не на жизнь, а на смерть.

А историки, в том числе и российские нам до сих пор внушают, что это СССР нарушил разные протоколы и договоры, вступив в войну. Говорят, что тогда правящие круги СССР начали не просто агрессивную войну, но войну в нарушение договоров и международных соглашений. И то и другое в соответствии со статьёй 6 Устава Нюрнбергского трибунала является преступлением против мира. Но Англия и Франция в сентябре 1939 года не только нарушили все возможные договоры и протоколы, заключённые ими с несчастной Польшей, не только хоть и косвенным, но решающим образом способствовали её разгрому. Их настоящее преступление против мира заключается в том, что именно по их вине вся мировая война вообще стала возможной, именно по их вине человечество оказалось ввергнуто в более чем пятилетнее безумие.

После оккупации Франции ФКП осталась единственной организованной патриотической силой в стране. 10 июля 1940 в «Юманите» был опубликован манифест ЦК ФКП, призвавший французский народ, всю нацию подняться под руководством рабочего класса на борьбу с оккупантами за свободу, независимость и возрождение Франции. Одной из первых крупных манифестаций, проводившихся коммунистами против оккупационных сил, была демонстрация студентов и рабочих в Париже 11 ноября 1940 года. С осени 1940 года ФКП начала вооруженную борьбу. В каждом районе были образованы специальные боевые группы. В конце 1940 года была создана «Специальная организация», в состав которой вошли коммунисты, имевшие военную подготовку и боевой опыт (участвовавшие в гражданской войне в Испании или служившие во французской армии). В декабре 1940 года на севере Франции, в зоне немецкой оккупации партизаны взорвали электростанцию и пустили под откос немецкий эшелон.

В мае 1941 года была создана вооруженная организация «Французские франтиреры и партизаны». Франтиреры или вольные стрелки, называли себя так в память о партизанах франко-прусской войны 1870-1871 годов. Они жили в городах, работали, но вели активную подпольную деятельность, а по условному сигналу готовы были вступить в бой. Использовалось и слово маки (от французского «Maquis» – лесные кустарники, чаща), – это вооруженные группы партизан, действовавшие в сельской местности.

Это была крупнейшая военная организация Движения Сопротивления во Франции в 1941—1944 годах, образованная по инициативе Французской компартии в результате слияния «Специальной организации», «Батальонов молодёжи» и боевых отрядов рабочихиммигрантов. Её действиями руководили Национальный военный комитет и департаментские военные комитеты, поддерживавшие тесные контакты с руководством компартии и Национального фронта. Организация объединяла патриотов различных политических убеждений при ведущей роли коммунистов. Она вела активную вооруженную борьбу против немецкофашистских оккупантов и их пособниковфранцузских коллаборационистов. Её тактика основывалась на внезапности, оперативности и тесных связях с населением. Обычно действовали мелкие подвижные группы по 34 человека, а для более крупных операций они объединялись во взводы, роты и батальоны. В феврале 1944 организация вошла в состав единых Французских внутренних сил, сохранив свою политическую и организационную самостоятельность. Летом 1944 партизаны, численность которых возросла до 250 тысяч человек, приняли активное участие в национальном восстании и освобождении Франции.

15 мая 1941 года Компартия выступила с заявлением, что во имя образования широкого антифашистского фронта партия готова поддержать любую организацию и любое правительство, которые будут вести действенную борьбу против оккупантов. В мае 1941 года ФКП участвовала в организации забастовки более 100 тысяч шахтеров в департаментах Нор и Па-де-Кале.

После нападения Германии на СССР ФКП активизировала антифашистскую деятельность и выступила главным организатором Движения Сопротивления. Разногласия относительно характера Второй мировой войны, лозунгов мира и социального освобождения трудящихся, которые ранее разделяли участников Сопротивления, потеряли своё значение. Теперь компартия выдвинула на первый план общенациональные требования и призвала к объединению всех патриотических сил — от сторонников де Голля, объединенных с 1940 года в организации «Свободная Франция» (с июля 1942 года «Сражающаяся Франция») до коммунистов.

Летом 1941 года по инициативе коммунистов был сформирован Организационный комитет Национального фронта во главе с выдающимся ученым, лауреатом Нобелевской премии Фредериком Жолио-Кюри. Вскоре Национальный фронт стал влиятельной организацией французского движения Сопротивления. Значительно усилились позиции «Свободной Франции». В первые дни Великой Отечественной войны ее руководители установили контакт с Москвой, а Советский Союз, исходя из задачи сплочения антифашистских сил, решил признать генерала де Голля в качестве «руководителя всех свободных французов» и оказать помощь «Свободной Франции». Символом боевого содружества советского и французского народов стали действия эскадрильи «Нормандия» (впоследствии «Нормандия — Неман»). Она была сформирована руководством «Свободной Франции» и сражалась на советско-германском фронте. Многие летчики эскадрильи «Нормандия—Неман» были награждены советскими орденами, а четырем из них присвоено звание Героя Советского Союза.

В новой обстановке, сложившейся после начала Великой Отечественной войны, перед участниками Сопротивления особенно остро встал вопрос о вооруженной борьбе против оккупантов. Компартия и Национальный фронт призывали использовать ослабление Германии, главные силы которой были теперь прикованы к советско-германскому фронту, для того чтобы развернуть во Франции вооруженную партизанскую борьбу. 21 августа 1941 года на станции метрополитена в оккупированном Париже 22-летний коммунист Пьер Жорж открыто застрелил немецкого офицера. Это была первая подобная акция французского Сопротивления, и она специально была приурочена к двухмесячной дате нападения нацистской Германии на Советский Союз. В 1943 году Пьер Жорж был арестован и подвергнут пыткам, но ему удалось бежать. Его отец и дед были расстреляны немецкими оккупантами. В 1944 году Пьер Жорж, принявший псевдоним «Фабьен» и получивший звание полковника, стал инициатором формирования добровольческих армейских подразделений, «Колонн Фабьена», состоявших из коммунистов и принимавших участие в боевых действиях. 27 декабря 1944 года полковник Фабьен и несколько его товарищей погибли в результате взрыва мины, причины которого установить не удалось. В его честь названа станция метро в Париже, а также ряд улиц и площадей в разных французских городах.

Но руководители других организаций Сопротивления считали, что это приведет к напрасным жертвам, и предпочитали ждать, пока их освободят Англия и США. Такая политика выжидания получила наименование «аттантизм» (от франц. «аттант» — «ожидание»). Руководство «Свободной Франции» первоначально тоже придерживалось политики «аттантизма». Осенью 1941 года, когда нападения на немецких солдат и офицеров, организованные коммунистами, повлекли за собой массовые расстрелы заложников, де Голль даже распорядился не убивать немцев! В течение 1942 года секретные службы «Свободной Франции» наладили связь с основными организациями Сопротивления, которые согласились признать руководство де Голля. Через «Свободную Францию» они начали получать из Лондона деньги, радиостанции, оружие.

Коммунисты создали сеть Сопротивления по всей Франции, систематически организовывая акции прямого действия и уничтожая нацистов. Например, за четыре месяца с августа по ноябрь 1943 года, группа под командованием Мисака Манушяна, поэта-коммуниста армянского происхождения, уничтожила 150 оккупантов и их пособников – коллаборационистов. ФКП поддержала и движение «Свободная Франция» руководимое генералом де Голлем, и в январе 1943 года установила с ним контакт. Вместе с тем ФКП решительно выступила против тактики выжидания, которую рекомендовал лондонский «Национальный комитет Свободной Франции».

Участникам движения Сопротивления приходилось сражаться с опытным и безжалостным врагом. Не уступали в жестокости своим немецким хозяевам французские «коллеги» гестаповцев, все эти «французские эсэсовцы» или полицейские Дарнана, французского коллаборациониста, штурмбаннфюрера французских формирований СС, занимавшего в период оккупации посты начальника полиции и министра внутренних дел и расстрелянного 10 октября 1945 года по приговору французского суда. Борьба против движения Сопротивления велась самым беспощадным образом. Расстрелы и пытки арестованных патриотов были в оккупированной Франции обычным делом. Участникам движения Сопротивления как во Франции, так и в других странах Европы приходилось жить под постоянным страхом смерти, пыток или отправки в лагеря смерти. По данным Нюрнбергского процесса, с 1942 по 1944 годы около миллиона французов было угнано в Германию, а из 228 тысяч мужчин и женщин, заключенных в концентрационные лагеря, в живых остались лишь немногие, да и те превратились в физических и моральных инвалидов.

Во время фашистской оккупации ФКП потеряла 75 тысяч своих членов, которые были убиты или погибли в концлагерях, в том числе погибла значительная часть руководящих работников партии. Коммунистов называли партией расстрелянных. В немецких концлагерях большинство французов были коммунистами. Самоотверженная борьба коммунистов способствовала росту авторитета ФКП в массах. В декабре 1945 года ФКП насчитывала 775 тысяч членов.

Тем не менее и сегодня буржуазные историки всячески стараются умалить роль французского движения Сопротивления. Они утверждают, что оно носило скорее символический, чем эффективный и действенный характер и не внесло сколь-нибудь существенного вклада в дело победы над фашистской Германией. При этом стремятся внушить читателям, что руководящую роль в этом движении играли английские и французские разведывательные организации, штабы которых находились в Лондоне. Цель здесь очевидна – принизить значимость участия французских коммунистов в освобождении страны.

В мае 1943 по предложению подпольного руководства ФКП был создан Национальный совет Сопротивления, в который вошли представители всех организаций Сопротивления, действовавших во Франции, и который стал подлинным центром освободительной борьбы с оккупантами. 15 марта 1944 года Национальный совет Сопротивления утвердил программу движения. В ней осуждалась тактика аттантизма и намечались неотложные меры по развертыванию вооруженной борьбы против оккупантов и предателей, предусматривались широкие прогрессивные политические, экономические и социальные преобразования после освобождения страны. В начале 1944 года боевые отряды всех организаций Сопротивления были сведены в единую централизованную армию — Французские внутренние силы (ФФИ), насчитывавшие в своих рядах до 500 тыс. человек. Руководство этими силами осуществляла Комиссия военных действий Национального совета Сопротивления, состоявшая из трех человек. Председателем комиссии был коммунист Пьер Вийон. Начальником Национального штаба внутренних сил стал коммунист генерал Жуанвиль. К моменту высадки американо-английских войск десятки городов Франции уже находились в руках патриотов. К середине июля 1944 года центр Франции и Бретань фактически были освобождены от захватчиков силами народа. Во многих других департаментах оккупанты по существу утратили власть. Железные и шоссейные дороги, каналы, телеграф, телефон почти полностью были выведены из строя.

В бессильной злобе оккупанты подвергли французское население чудовищному террору. 9 июня было повешено 120 жителей города Тюля. 10 июня эсэсовцы дивизии «Рейх» истребили все население деревни Орадур-сюр-Глан. Погибло 634 человека. Мужчин расстреляли, а около 400 женщин и детей было заперто в церкви и сожжено. Несмотря на зверства оккупантов, восстание с каждым днем расширялось. В апреле 1944 представители ФКП Франсуа Бийу и Фернан Гренье вошли в состав Французского комитета национального освобождения в Алжире. Еще в начале 1943 года ФКП приступила к подготовке национального вооруженного восстания.

14 июля 1944 года, в день национального праздника взятия Бастилии, в столице забастовало и участвовало в патриотических демонстрациях до 150 тысяч рабочих. 16 июля объявили стачку железнодорожники. Оккупационные власти репрессиями пытались подавить борьбу, но она усиливалась. В августе 1944 года по всей Франции развернулось вооруженное восстание, в результате которого была освобождена большая часть Франции, включая и Париж. 10 августа бросили работу железнодорожники почти всего Парижского района. Эта стачка положила начало всеобщей забастовке в Парижском районе. Коллаборационистские власти во главе с Лавалем бежали из Парижа. Одновременно с ростом забастовочного движения в столице и ее пригородах усиливалась вооруженная борьба Французских внутренних сил, командующим которыми был назначен коммунист кадровый рабочий полковник Роль-Танги.

В их рядах перед восстанием находилось свыше 35 тысяч бойцов, из них подавляющая часть — франтиреры и партизаны. В тесном контакте с этими силами действовала патриотическая милиция, насчитывавшая до 50 тысяч человек. Руководящим органом восстания был Парижский комитет освобождения, председателем которого являлся коммунист Андре Толле. Коммунисты повсеместно выступали в первых рядах восставших. Комитеты освобождения имелись в каждом округе Парижа. Утром 19 августа в столице Франции началось восстание. Сигналом к нему послужило воззвание Коммунистической партии, в котором излагались цели восстания. Отряды Французских внутренних сил при поддержке населения обрушились на оккупантов и в первый же день захватили 43 парижских квартала из 80. 20 августа к концу дня свыше 50 кварталов столицы было освобождено от врага.

Восстание в Париже перепугало французскую буржуазию, участвовавшую в движении Сопротивления. Представители де Голля в столице и представители буржуазных организаций в Национальном совете Сопротивления во главе с его председателем Бидо яростно противились началу восстания, а когда оно развернулось, вступили за спиной восставших в переговоры с командующим немецко-фашистскими войсками в Париже генералом Хольтицем и заключили с ним перемирие. Но оно было с негодованием отвергнуто Коммунистической партией, поддерживавшими ее организациями Национального фронта и всеми патриотами. Временное замешательство удалось быстро ликвидировать. К вечеру 22 августа восставшие освободили 70 кварталов города. К концу дня 24 августа оккупанты были разгромлены, а остатки их войск окружены в нескольких укрепленных пунктах. В 20 часов в городе появилась рота 2-й французской танковой дивизии генерала Леклерка, входившей в состав экспедиционных сил союзников. Утром 25 августа отряды Французских внутренних сил атаковали последние вражеские опорные пункты, в штурме которых также участвовали прибывшие накануне танки. К середине дня 25 августа в освобожденный народом Париж вступила вся дивизия Леклерка, который вместе с представителем ФКП полковником Роль-Танги принял капитуляцию остатков немецкого гарнизона. Парижское восстание закончилось победой патриотов. Французы сами освободили свою столицу.

И в первые два десятилетия после войны ФКП оставалась подлинно пролетарской партией, хотя попытки превратить её в заурядную буржуазную партию левоцентристской ориентации предпринимались даже в первые годы её существования. ФКП была одной из наиболее влиятельных политических сил в стране и на общенациональных  выборах набирала от 25 до 30% голосов. И в 1970-е годы ФКП ещё боролась с проявлениями ревизионизма в своих рядах. В 1970 году из партии был исключен Роже Гароди, бывший членом Политбюро ЦК ФКП и считавшийся ведущим идеологом партии. Он радикально менял свои взгляды в течение жизни: был активистом ФКП, затем примыкал к гошистам – течению, объединявшему анархистов и троцкистов, потом был набожным христианином и, наконец, принял ислам.

Однако в конечном счёте внутрипартийная борьба привела к полному вырождению партии. Уже на своём 22-м съезде в феврале 1976 года ФКП объявила об отказе от диктатуры пролетариата и ссылки на неё в программе. В принятом съездом документе «Чего коммунисты хотят для Франции» предлагалась программа «Демократического пути к социализму», предусматривающая «мирное завоевание политической власти трудовым народом при решающей роли рабочего класса и при сочетании использования всеобщего избирательного права с упорной борьбой масс против эксплуататорского строя». А после 36-го съезда ФКП в феврале 2013 года с партбилетов французских коммунистов исчезло изображение серпа и молота. Причем этот вопрос никак не обсуждался на съезде, а был решен руководством партии в «рабочем порядке». На месте символа единства рабочего класса и трудового крестьянства на партбилете теперь будет фигурировать стилизованная звезда «Европейских левых», континентальной организации, основанной  в 1998 году и возглавляемой с 2010 года нынешним национальным секретарем ЦК ФКП Пьером Лораном. Аргументируя  эту «смену вех», глава ФКП заявил, что серп и молот есть символ, который «не отражает то, чем является партия сегодня». По его словам, она обращена к «новым поколениям», а ее обновление должно проходить «путем интеграции» в европейское социал-демократическое движение, частью которого является партия «Европейские левые».

К концу прошлого столетия, особенно после развала СССР,  авторитет  ФКП резко снизился.  На последних президентских выборах коммунисты вошли в избирательный блок «Левый фронт», который возглавил лидер «Левой партии» Жан-Люк Меланшон. В первом туре блок набрал 11% голосов, а во втором призвал избирателей голосовать за социалиста Франсуа Олланда, который в последующие пять лет (2012 – 2017) был президентом Франции. На президентских выборах 2017 года Олланд поддерживал Эмманюэля Макрона, ставшего 14 мая 2017 года следующим президентом. На состоявшихся затем парламентских выборах коммунисты смогли получить в Национальном собрании десять мест из 577.

23 октября 2016 года на учредительном съезде, коммунисты, группировавшиеся вокруг коллектива газеты «Intervention Communiste» (Ответ коммунистов) бывшей сначала органом группы «Коммунистическая координация» ещё внутри разлагавшейся ФКП, создали новую Революционную Коммунистическую партию Франции (РКПФ). Эта партия строит свою политику на базе материалистического и диалектического мировоззрения, концепции научного коммунизма и опыта Международного Революционного Рабочего движения, руководствующегося марксизмом-ленинизмом.