Ещё раз о зверствах монархистов

К вопросу о том, кто у кого должен просить прощения

Если нет желания верить большевикам из-за их “предвзятости”, то нет иного выхода, нежели обратиться к врагам большевиков.

Вот и послушаем их свидетельства.

Политические руководители чехословацкого корпуса Б. Павлу и В. Гирса в официальном меморандуме союзникам в ноябре 1919 г. заявляли:  «… Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление, и ответственность за все перед судом народов всего мира ложится на нас: почему мы, имея военную силу, не воспротивились этому беззаконию.

Иркутск, 13 ноября 1919 года, Б. Павлу, д-р Гирса».

Американский генерал Гревс, командующий 10-тысячным американским корпусом в Сибири в 1918-20 гг., вспоминал:

«Солдаты Семенова и Калмыкова, находясь под защитой японских войск, наводняли страну подобно диким животным, избивали и грабили народ. В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами».

«Адмирал Колчак окружил себя бывшими царскими чиновниками, а поскольку крестьяне не хотели брать в руки оружие и жертвовать своими жизнями ради возвращения этих людей к власти, их избивали, пороли кнутами и хладнокровно убивали тысячами, после чего мир и называл их «большевиками». В Сибири слово «большевик» означает человека, который ни словом, ни делом не поддерживает возвращение к власти в России представителей самодержавия».

«Удивительно, что офицеры русской царской армии не осознали необходимости изменений в практике, использовавшейся армией при царском режиме. Злодеяния, совершавшиеся к востоку от озера Байкал, были настолько потрясающими, что не оставляли непредубеждённому человеку сомнений в правдивости множества сообщений об эксцессах».

Заключительным на сегодня аккордом – высказывание из дневника Министра правительства Колчака барона Будберга Алексея Павловича:   «Приехавшие из отрядов дегенераты похваляются, что во время карательных экспедиций они отдавали большевиков на расправу китайцам, предварительно перерезав пленным сухожилия под коленями («чтобы не убежали»); хвастаются также, что закапывали большевиков живыми, с устилом дна ямы внутренностями, выпущенными из закапываемых («чтобы мягче было лежать»)…»

А теперь о том, что происходило в том месте и в то время.

В это время происходил белочешский мятеж, во всех городах Урала убивали простых людей без суда и следствия (и о них церковь не вспоминает сейчас), и убивали людей даже без всяких заседаний, не было никаких белочешских исполкомов, нелегитимно убивали всех избранных руководителей в городах – народно избранных, старост, председателей.

Казнь екатеринбургских большевиков легионерами чехословацкого корпуса

За несколько месяцев 1918 г. убиты несколько десятков тысяч человек от Поволжья до Владивостока. Везде, в каждом городе были убитые без суда и следствия. Не одними чехами, белогвардейцы приняли активное участие, поддержали чехов. Причем, убивали не только мужчин, но и женщин, страдали и дети. Девушки вылавливали трупы, чтобы похоронить красноармейцев, их стали расстреливать – убили 16 женщин только за то, что они хотели тела захоронить. Возникает вопрос – это не люди, что ли? Эти десятки тысяч – это не люди, эти девушки – они не безвинные жертвы? А их почему убивать можно?

Достаточно этих свидетельств от союзников Колчака и самих колчаковцев? Или попросим у него тоже прощения и повесим мемориальную доску?

Но поговорим о традиции зверских убийств русских властителей. Она ведь вовсе не Николаем Романовым начата (тем более, что на день казни он вообще не был царём). Она им лишь завершена. А идёт она аж с самого основания Русского государства. С киевских князей Аскольда и Дира, которых убил славный князь Вещий Олег. Затем – целая цепь зверских убийств князей-Рюриковичей, ослеплений и прочих богоугодных дел. Романовы успешно продолжили традицию. Петр III, муж не менее славной и даже Великой Екатерины II. А затем – Павел I, её сын. Впрочем, убийства детей царской крови были и раньше. Например, невинный младенец-сын Марины Мнишек (между прочим, вполне законно коронованной на русский престол) был зверски удавлен по решению первого Романова.

Можно и дальше копаться в трагической и грязной истории цареубийств. Но и церковники, и нынешние власти почему-то не афишируют их, не вешают портретов с покаянными надписями. Понятное дело – они убиты своими, классово близкими. На их смертях пропаганды не построишь. Ну а ложь и лицемерие – проверенные веками инструменты монархов и жадною толпой стоящих у трона.

Нет, недаром действительно великий поэт дал свой справедливый прогноз-приговор:

Мы у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

По материалам истории и поэзии