Как понимать разборки между российской и украинской РПЦ

Как сообщают СМИ, «константинопольский патриарх Варфоломей назначил своих представителей-епископов на Украине, сообщает «Интерфакс». Это вызвало возмущение в Русской православной церкви (РПЦ), так как было сделано без согласования с ней. В РПЦ заявили, что эти действия не останутся без ответа».
(Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3736765)

Несколькими днями позже РПЦ пригрозила «разорвать отношения с константинопольской патриархией».

Спрашивается, как нам следует относиться к данному событию?

Начнём с того, что как Россия, так и Украина, согласно конституциям этих стран, являются светскими государствами, в которых церковь отделена от государства. Поэтому светскому государству и его гражданам не должно быть никакого дела до кадровых перестановок в религиозных структурах. Кроме того, мы как коммунисты, будучи по определению атеистами, также не должны особо возбуждаться внутрицерковными делами.

В то же время данный случай является хорошей иллюстрацией к тому факту, что разборки между различными религиозными организациями, в т.ч и имеющие политическую окраску, в действительности сводятся к экономической конкуренции.

Начнём с того, что в последнее время у клерикалов разных религий, как и в животном мире, самая ожесточённая борьба – внутривидовая. А именно, чем более близкородственными по отношению друг к другу являются те или иные две религиозные конфессии, тем более конфликтные и непримиримые отношения между ними.

Так было не всегда: истории известны множество войн между христианами и мусульманами; до ХХ века включительно и те и другие ожесточённо враждовали с иудеями и др. А сегодня, наоборот, считаются модными конфликты между близкородственными религиями.

Скажем, христиане и мусульмане в наше время достаточно мирно уживаются друг с другом. На путинских посланиях патриарх Гундяев и верховный муфтий сидят чуть ли не обнимку вместе с примкнувшими к ним главным иудеем и буддистом; лидеры европейских христианских стран гостеприимно принимают в свои страны мусульманских переселенцев, а мусульманин Рамзан Кадыров теперь числится среди главных защитников православных ценностей.

А вот отношения между различными течениями в христианстве, например, между католиками и православными, уже более конфликтные. Вспомните, например, каких трудов стоило римскому папе договориться о встрече с патриархом Гундяевым. И когда наконец они в кои-то веки встретились в аэропорту кубинской столицы, это преподносили как великое событие. Говорят, они так долго не могли встретиться, потому что Гундяев очень долго капризничал и никак не мог согласиться ни на одно предлагаемое место встречи: типа, если Гундяев поедет в Ватикан – то это будет выглядеть, как будто он поехал на поклон к римскому папе, а если, наоборот, римский папа поедет в Россию – то это будет выглядеть, как будто он едет тут миссионерствовать католичество. Наконец сговорились о встрече на экстерриториальной площадке в атеистической стране.

А вот разборки между различными ответвлениями православия – это настоящий цирк с конями. Самый цирк с конями здесь происходит, конечно, же в/на Украине. Там есть три конкурирующие между собой православные конфессии, которые по мифологии и обрядам ничем не отличаются друг от друга, и вся разница между ними заключается в том, кому достаются деньги, собранные с доверчивых верующих. Есть украинский филиал гундяевской РПЦ, которые перечисляют деньги Гундяеву в Москву. Есть самостоятельная украинская православная церковь, которая считает, что незачем перечислять деньги в соседнее недружественное государство, если мы и сами можем освоить их не хуже. И есть, наконец, т.н. «униаты» на западе страны, которые по своим обрядам и мифологии не отличаются от двух предыдущих, но платят десятину в Ватикан. И вот этих своих конкурентов РПЦ ненавидит совершенно иррациональной ненавистью – интересы своего кошелька для них важнее, чем общее вероучение. В начале нынешнего года нашумел скандальный случай в Запорожье: православный поп отказался отпевать младенца, погибшего в результате несчастного случая, поскольку тот был крещён в «неправильной» церкви.

Конечно, все эти конфессии в качестве основного аргумента для своих конфликтов используют политические разногласия – вроде того, что одна из них за «русский мир», вторая за «киевскую хунту», а третья и вообще «бандеровцы». В ходе нынешнего вооружённого конфликта в Донбассе вообще в этом отношении сложилась парадоксальная ситуация: по обе стороны т.н. «линии разграничения» сидят одинаковые православные попы, благословляющие свою паству на убийства своих собратьев по вере православной во имя этой самой веры православной. Хотя все эти политические разногласия являются лишь производными от упомянутых экономических интересов.

(Следует отметить, что подобные эпичные разборки между различными ответвлениями православия имеют место и в России, подборка таких случаев приведена по ссылке https://kcooss.livejournal.com/906196.html).

Вопрос о том, кто именно должен назначать украинских церковных начальников – российский патриарх или константинопольский? На самом деле они здесь находятся в совершенно одинаковом статусе. Константинопольский патриарх, как понятно из его названия, базируется на территории Турции и подчиняется турецким законам (важно отметить, что Турция – страна НАТО, поэтому, конечно же, константинопольский патриарх через свои религиозные полномочия проводит политику НАТО, т.е., фактически, политику США, на подчинение украинских верующих прозападно настроенным церковным деятелям).

В то же самое время, однако, как Турция, так и Россия – это, по их конституциям, светские государства, и, хотя Эрдоган и Путин проводят в своих странах политику клерикализации и усиления вмешательства религии в дела общества, но формально светского государства в этих странах пока ещё никто не отменял. Поэтому как Гундяев, так и его константинопольский коллега, с точки зрения светского государства – это частные лица, чьи распоряжения могут иметь значение разве что для особо воцерковленных верующих, но не имеют никакой обязательной силы для остальных граждан.

Конечно, известно, что Гундяев и его сторонники используют такой термин как «каноническая территория РПЦ», под которой имеют в виду всё постсоветское пространство (за исключением Грузии, где своя независимая православная церковь, и Армении, где господствует христианская конфессия, не относящаяся к православию). Гундяев и Ко самовольно объявили за собой право монопольно стричь купоны с верующих на этой т.н. «канонической территории». Так и его коллеги из других церквей могут с точно таким же правом заявить о подобных претензиях (и даже в большей степени, поскольку константинопольский патриарх по рангу считается выше, чем патриархи всех прочих православных церквей, в том числе РПЦ). Нынешние разборки между Гундяевым и его константинопольским коллегой, ей-богу, напоминают конфликты среди российской «братвы» периода 1990-х годов о контроле над «крышуемыми» территориями.

Почему так происходит, что наиболее агрессивные конфликты происходят именно между близкородственными конфессиями? Всего-навсего потому, что сейчас капитализм. Чем более близкородственные друг к другу те или иные религиозные конфессии, тем более пересекающаяся у них паства и тем сильнее конкуренция за деньги, собираемые с этой паствы. Приведу пример из мира бизнеса: например, вряд ли можно себе представить конкуренцию, например, между «Мерседесом» и IBM, потому что рыночные ниши этих компаний никак не пересекаются. А вот между «Кока-колой» и «Пепси-колой» происходит непрекращающаяся ожесточённая конкурентная война, хотя эти компании производят совершенно идентичные линейки продукции. Вот и церковники наконец-то вписались в капитализм.

И очередной скандал с назначением украинских епископов стал очередным подтверждением этому факту.

И в любом случае решением этой проблемы является установление как в/на Украине, так и в России действительно светского государства. Хотя, как считается, отделение церкви от государства – это задача скорее не социалистической, а ещё буржуазной революции, но, как показывает опыт истории, последовательное решение этой проблемы возможно только на пути социализма.

А. Буслаев