Статьи

* История
* Моя Россия
* Наука и культура
* Публицистика
* Теория

«Конец социализма», или к созданию революционной ситуации

В пятницу, 2 июля Государственная Дума 296-ю голосами «Единороссов» при абсолютной оппозиции фракций коммунистов, «Родины» и даже ЛДПР, независимых депутатов, все-таки приняли в первом чтении закон о замене льгот и социальных гарантий на некие денежные выплаты. Сама обстановка в Госдуме и вокруг с утра пятницы напоминала скорее окрестности какой-нибудь американской миссии в Ираке, чем орган российского народовластия. Выставленные с ночи специальные ограждения, сотни человек милиционеров в бронежилетах и касках, блокирующих подступы к Государственной Думе со всех сторон. Закрытый непонятно кем (не удалось выяснить даже депутатам) до 16:00 доступ в ГД всем посетителям и командировочным, представителям общественных организаций и прочим. Все это, как выяснилось, впоследствии было всего лишь подготовкой к рассмотрению основного вопроса – проекта Федерального Закона №558338-4. Этакого суперзакона, вносящего поправки сразу в 155 законов и отменяющего действия еще 41 закона. Элементами подготовки были также утренние многотысячные митинги у музея Революции и встречи депутатов с избирателями у памятника Карлу Марксу, где также произошли первые стычки с милицией, тройным рядом отгородившей народ от возможных направлений движения к Госдуме. Милицейские автобусы, которых насчитывалось 18 штук (и 5 тяжелых грузовых автомобилей), увезли первый десяток задержанных из числа самых нетерпеливых леворадикалов. А уж когда в начале заседания в Госдуме кто-то из НБПшных журналистов с балкона прессы бросил в зал пачку листовок, это вызвало в рядах «единороссов» почти истерику, меры к ним были предприняты как к самым опасным террористам: «Лежать, руки за голову!» и из помещения сих нарушителей спецслужбы вынесли буквально на руках.

Тем не менее, решимость «Единороссов» поколебать было невозможно, очевидно, что задание: «протащить любой ценой» было спущено с самого верха.

Регламент обсуждения был установлен в уже привычном по максимуму урезанном варианте: по два вопроса от фракции, по одному выступлению от фракции. После заслушивания заунывных докладов представителей правительства (А.Кудрин, М.Зурабов) и представителя фракции «ЕР».

От коммунистов вопросы задавали академик Жорес Алферов и 1-ый секретарь ЦК коммунистической рабочей партии Виктор Тюлькин. С просьбой прокомментировать данное судьбоносное заседание мы обратились к В.Тюлькину:

– Виктор Аркадьевич, какой вопрос Вы задали?

– Задавать вопросы в условиях, когда в среду Дума с трудом наскребла пищи для работы до 12 часов дня (далее отдыхали), а сегодня возможности каждой фракции ограничили двумя вопросами по 1 минуте каждый, было даже как-то несерьезно. Только у меня в записной книжке отмечено 52 вопроса, возникших при беглом ознакомлении с текстом правительства. Я имею ввиду, что формализм и показушность процедуры просто била в глаза и если она вообще проводилась, то только для создания хоть какой-то видимости исполнения Регламента и законности.

Мой вопрос был задан г-ну Зурабову, который держался этаким бодрячком и оптимистом, заверив депутатов, что цифры, которые он называет, являются абсолютно реалистичными. Не уточнив, правда, для кого – для правительства с точки зрения выплат этих крох, или для народа – чтобы на эти выплаты обеспечить себе хоть сколь-нибудь сносное существование. Поэтому мы спросили Зурабова: если эти цифры «стреляют», то кто же внес первоначальный вариант, отличающийся от этого в меньшую сторону в пять раз? Надо найти этого мерзавца и публично наказать «перед строем». И если итоговые цифры, преподносимые как результат упорной работе «Единой России» и правительства достигнутые за две недели превосходят первоначальные в пять раз, то не попросить ли нам власть и партию при ней: «Трудолюбивые вы наши, поработайте еще недельки полторы-две. Глядишь дополнительно миллиардов 50-70 для народа откопаете?»

– А что ответил г-н Зурабов?

– Г-н Зурабов отвечал также, как и они все (реформаторы) при проведении либерализации цен в 1991 г, последующей приватизации, дефолта 1998 и т.д., а именно: альтернативы нет, мы на верном пути, надо потерпеть, будет лучше.

– Как проходило обсуждение, чем кончилось?

– Есть такая русская половица про определенную категорию людей для которых, что бы им не говорили в лицо, они все воспринимают как божью росу. Так было и с представителями партии при власти, и с министрами-капиталистами. Я за последние две недели посетил порядка двадцати митингов, встреч, других мероприятий и не видел ни одной аудитории, которая высказала бы одобрение. Все понимают, о чем идет речь и напоминают правительству, что неплохо было бы для начала вернуть те сбережения, которые сгорели в Сбербанке в 1991-м. А еще было бы хорошо найти те две «Волги», которые должны были приходиться на каждый ваучер, или хотя бы вывести пенсии на покупательную способность пресловутых советских 120 рублей. Но правительство, слыша такие доводы от многих депутатов, снисходительно отмахивалось, ссылаясь на неподготовленность и неразумность народа. Хотя, как выяснилось из явно заниженных и скрываемых Комитетом по организации работы данных, из присланных отзывов от исполнительных и представительных органов власти субъектов – 52 мнения были отрицательными, лишь 27 положительными, а остальные не определились. Все попытки «единороссов» и правительства оправдать проводимую в страшной спешке реформу тем, что они, якобы, договорились о последующей доработке проекта, выглядели весьма неубедительными. И может быть нехотя, но точнее чем другие сторонники капитализма данный момент отметил Жириновский, сказав, что вообще-то «сегодня кончается социализм». И в этом он прав. Потому, что дело не в цифрах и пропорциях и даже не в выполнении обещаний правительством и «единороссами», дело в том, что от обеспечения людей натуральными социальными гарантиями государство отказалось. Огромный сектор различных услуг и социального обеспечения населения отдан на откуп рынку. И даже, если предположить, что сегодняшние компенсационные цифры были бы увеличены еще в несколько раз, то все равно специалистам абсолютно ясно, что через некоторое время рынок съест любые надбавки и компенсации, потому как темпы роста цен на социальные услуги (лечение, транспорт, жилье и т.д.) будет, безусловно, опережать темпы инфляции. Это объясняется тем, что до сих пор в этой сфере действовали остаточные факторы социализма, а сегодня он все больше отдается на откуп частнику – от аптек и железных дорог.

– Итоги голосования известны, позиция коммунистов тоже. Что дальше?

– Дальше ситуация будет ухудшаться, но и проясняться. Наша задача – на примере происходящего раскрыть людям истинную прихлебательскую суть т.н. «Единой России» противопоставившей себя всей остальной России. Они подготавливают в стране Революционную ситуацию, мы должны помочь народу быть готовым к ней.

23.06.2004

Коммунист не может не быть революционером

– Многие специалисты говорят о стабилизации политической ситуации в стране. Отмечается уменьшение количества забастовок, да и других протестных акций. Чем, на Ваш взгляд, можно объяснить такое состояние: повышением жизненного уровня трудящихся или чем-то иным?

– Прежде всего, давайте уточним, действительно ли есть основания говорить о стабилизации политической ситуации в стране. Да, если о ней судить по официальной статистике, по теле- и радионовостям, то несложно поверить в такую оценку. Конечно, сегодня нет «рельсовой войны» образца 1998 года. Нельзя отрицать и факта уменьшения протестных акций, организуемых самими трудящимися. Но меньшая масштабность протеста не означает, будто ситуация стала устойчивой, прочной, неизменной и, главное, способной быть таковой длительное время. Ведь по-прежнему в разных концах страны проводятся акции протеста, причем и по месту жительства граждан, и по месту работы. Это и пикеты у властных структур, и митинги, и забастовки, и голодовки.

В последнее время подконтрольные буржуйской власти СМИ не смогли замолчать целую серию шахтерских голодовок, связанных с невыплатой зарплаты. Но невыплата зарплаты характерна не только для шахтеров. От нее страдают практически все бюджетники и рабочие многих отраслей, не относящихся к разряду сырьедобывающих. И некоторые отряды бюджетников, например, учителя, довольно активно протестуют против лишения их средств для существования.

Если у кого-то действительно сложилось представление о стабилизации политической ситуации, то им надо бы понять, что внешнее спокойствие можно сравнить со льдом, покрывшим речку. Сверху посмотреть – тишь да гладь. А подо льдом внешней стабильности идет борьба за передел собственности и прорыв к властным рычагам различных группировок, идет процесс накопления протестной энергии у миллионов трудящихся и пенсионеров. Надо понять, что социальная напряженность не может не расти при проводимых и намечаемых реформах. Даже в благополучной Москве растет число недовольных так называемыми реформами. 20 мая ТВЦ провел интерактивный опрос телезрителей. В нем обычно участвуют в основном жители Москвы и Подмосковья. Так вот, на вопрос «Лично Вам стало жить в результате реформ» ответили, что «лучше» всего 4%, а «хуже» – 92% (всего было опрошено 16.260 телезрителей). А что говорить о менее благополучных регионах?

Что касается меньшей протестной активности, то здесь в значительной мере сказывается отсутствие политической силы, способной организовать массы на применение более эффективных форм и методов борьбы за свои права и коренные интересы.

– Значит ли это, что и коммунистическое движение подпадает под такую оценку?

– Именно его я имею в виду в первую очередь.

– В чем конкретно Вы видите слабость коммунистического движения?

– Обычно чуть ли не основной причиной его слабости называют коммунистическую многопартийность. Признавая отрицательное влияние ее на эффективность деятельности коммунистических сил, я считаю, что слабость коммунистического движения в России обусловлена в первую очередь двумя причинами. Во-первых, тем, что от имени коммунистов выступает КПРФ. Во-вторых, тем, что до сих пор ставка делается на неэффективную стратегию борьбы за власть.

– Чем же Вам не угодила КПРФ?

– Тем, что она выступает от имени коммунистов, именует себя коммунистической партией, но при этом открестилась от фундаментальнейших положений и принципов коммунистического мировоззрения: от диктатуры пролетариата, от революции, как основного способа решения вопроса взятия власти, от пролетарского интернационализма, от несовместимости материализма с идеализмом и т.д. Тем, что проводит политику, которую справедливо именуют политикой спасения и поддержки режима. Сам Зюганов признавал, что они с первых дней появления в Госдуме голосовали за антинародные бюджеты. Фракция КПРФ помогала удержаться в кресле председателя буржуазного правительства откровенным пробуржуазным деятелям.

Как можно именовать коммунистической партию, которая вместо того, чтобы пытаться провести в представительный орган власти, т.е. в Госдуму, рабочих, провела буржуев (около десятка), а рабочих – ни одного!

Это и многое другое, о чем немало и справедливо сказано в «Экономической газете», в сознании масс отождествляется с сущностью коммунистического мировоззрения и вызывает у них негативное отношение ко всем, кто именует себя коммунистами. Им трудно доказать, что они в очередной раз в лице КПРФ ( как и в случае с КПСС последних десятилетий ) имеют дело с ряжеными коммунистами, с людьми, надевшими на себя коммунистический маскхалат, но рано или поздно готовыми сбросить его, как только добьются своих корыстных целей или как только дело дойдет до жестких схваток с режимом.

– Что Вы имеете в виду под неэффективной стратегией борьбы за власть? Какую стратегию коммунисты должны предложить рабочему классу и его союзникам?

– К первой я отношу парламентско-реформистскую. Это когда делается попытка избрать в представительно-законодательные органы всех уровней, в губернаторы и мэры побольше коммунистов. Но при этом забывается, что по Конституции РФ Госдума не имеет полномочий провести коренные преобразования в политическом и экономическом строе. Что ни одному «красному губернатору» не позволят строить социализм в отдельно взятой губернии. Что всякому, кто будет пытаться проводить преобразования в ущерб буржуям, тут же «перекроют кислород», помогут еще больше усугубить ситуацию в регионе и тем самым дискредитировать коммунистов.

К числу неэффективных (с точки зрения решения проблемы взятия власти) следует относить и так называемую протестную стратегию. Это когда расчет делается на поднятие с колен огромных масс трудящихся, вывод их на площади и оказание давления на власть, которое привело бы ее к добровольному отказу от властных рычагов. Как только буржуйская власть поймет, что массы собрались покушаться на изгнание ее из Кремля, из Белого дома, так в дело будут задействованы все ресурсы, необходимые для подавления мятежа, как это уже было в новейшей истории России.

Поэтому единственно эффективной, своего рода стратегией победы следует считать революционную стратегию борьбы (РСБ). Ориентация на революцию, подготовка самих себя и масс к революции, несмотря на отсутствие революционной ситуации, – на это должна делаться ставка в деятельности партии, желающей быть коммунистической. Сегодня острейшей и необходимейшей задачей следует считать задачу революционизации коммунистического движения. Надо убедить членов компартий, что коммунист не может не быть революционером. Это не значит, что следует вовсе отказаться от использования парламентских, а тем более от протестных методов борьбы. Нет, конечно. Но в качестве стратегии борьбы за власть должна быть признана РСБ.

– Для коммунистов все годы после контрреволюционного переворота была острой проблема выстраивания союзнических отношений. Одно время, довольно продолжительное, активно действовал Роскомсоюз, Сейчас о нем почти ничего не слышно. Действует ли он? Как обеспечивается сотрудничество между компартиями сегодня?

– Да, сегодня проблема союзнических отношений в комдвижении обострилась. Роскомсовет, координирующий орган Роскомсоюза, не действует уже более двух лет. Объясняется этот факт, помимо всего прочего, и тем, что в октябре 2001 года состоялось объединение двух партий (РКРП и РПК) в одну. Тем самым Роскомсоюз частично выполнил одну из основных задач – способствование объединению компартий в одну. Но в Роскомсоюз до сих пор не захотели войти другие компартии (Российской коммунистической партии-КПСС ), что существенно осложняет проблему координации их действий, сближения позиций по спорным вопросам и т.д. Не способствовал сплочению коммунистических отрядов и отказ нашей партии от создания красного блока на прошедших парламентских выборах.

В результате последнее время сотрудничество между компартиями осуществляется эпизодически, что совершенно неверно с точки зрения интересов дела. Правда, есть координирующие центры по ряду вопросов, т.е. Движение «В защиту Детства» и Движение в защиту политузников – борцов за социализм, в которых представлены и другие компартии. Но задача расширения Роскомсоюза не снимается и должна решаться в ближайшее время.

– Считаете ли Вы возможным членство КПРФ в Роскомсоюзе? Если нет, то почему?

– Было время, когда КПРФ приглашалась в Роскомсоюз. Но это тогда, когда эта партия не раскрыла еще свою сущность фиктивной компартии. Сегодня же я считаю, что нельзя входить в союзнические отношения с КПРФ. Нельзя, потому что она является оплотом ревизионизма и оппортунизма в коммунистическом движении. А Ленин нас учил вести беспощадную войну со всякими проявлениями оппортунизма и ревизионизма. Союзнические же отношения заставляют зачехлить оружие критики, что, повторяю, недопустимо в отношении врагов рабочего класса, как именовал Ильич оппортунистов и ревизионистов всех мастей.

Такая позиция не исключает взаимодействия с КПРФ при проведении протестных акций.

Беседовал А.А.Орлов

22.06.2004

Вооружить желанием вооружаться

– Какие ленинские принципы строительства и деятельности партии революционного типа сохранили свою актуальность, какие нет и почему?

– Правильнее, с точки зрения теории говорить о партии нового типа, принципы построения которой и разработаны Лениным, как организации революционеров, которая перевернет мир. После смерти Владимира Ильича мы чаще употребляем выражение партия ленинского типа.

Подменять это термином революционного типа не совсем верно, т.к. это больше акцентирует внимание на формах действия, оставляя в стороне содержание. Революционными были эсеры, самыми р-революционными называют себя разнообразные организации троцкистов, всякого рода леваки и другие мелкобуржуазные формирования „революционеров”.

Партия ленинского типа (ПЛТ) имеет вполне определенные характеристики, отмеченные в нашей программе, в том числе:

ПЛТ – авангард рабочего класса, а потому и всех трудящихся, соединяющая научный коммунизм с рабочим движением, с борьбой трудящихся за уничтожение всякой эксплуатации, за свободное всестороннее развитие всех членов общества.

А поскольку партия в своей программе стоит на позициях научного коммунизма, то она везде и всегда придерживается классового подхода, доводит его до признания необходимости диктатуры пролетариата, то есть имеет своей программной целью-минимум совершение социалистической революции, перспективной целью – построение бесклассового общества. Как бы не складывалась обстановка в конкретной борьбе за промежуточные цели, отдельные интересы трудящихся в тот или иной исторический момент, коммунисты никогда не теряют из виду своей главной цели – совершение социалистической революции и построения бесклассового общества.

ПЛТ – овладевает диалектикой, пропагандирует пролетарскую марксистско-ленинскую идеологию и борется с буржуазной идеологией, в том числе не терпит в своих рядах ревизионистов, оппортунистов, ликвидаторов, анархо-примитивистов и авантюристов, а также других представителей мелкобуржуазных уклонов.

ПЛТ – партия пролетарского интернационализма.

ПЛТ – ведет теоретическую, политическую, экономическую борьбу за интересы людей труда во всех формах.

ПЛТ борется за власть не для очередной номенклатуры, а вместе с трудящимися организует строительство Советской власти. Этот момент Ленин специально отметил при разработке Второй программы РКП(б), подчеркнув, что: „Программа должна указать, что наша партия не откажется от использования и буржуазного парламентаризма, если ход борьбы отбросит нас назад, на известное время, к этой, превзойденной теперь нашею революцией, исторической ступени. Но во всяком случае и при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику, как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата, свержения ига эксплуататоров и подавления их сопротивления”.

Особый интерес для практической борьбы представляют организационные принципы построения партии нового типа. Такая партия имеет строго очерченное, крепко сбитое ядро революционеров-профессионалов и самую широкую рабочую организацию вокруг этого ядра.

Партия имеет строгую (по Ленину: полувоенную) дисциплину. Каждый член партии обязан не просто разделять программу и поддерживать партию, обязан работать в одной из организаций.

Партия сочетает все известные теории и практике методы борьбы, обязательно сочетает легальные и нелегальные формы работы, в том числе использует элементы буржуазного парламентаризма, подчиняя парламентаризм развитию классовой борьбы вне парламента в самом широком смысле этого понятия. Ближайшей целью партии является организация пролетариата в класс, развитие организованного рабочего движения.

Ленинские принципы не только полностью сохранили свою актуальность, но жизнь доказала, что другого пути к социализму, кроме как через пролетарскую революцию во главе с партией, вооруженной теорией научного коммунизма, просто нет. Другое дело, что в новых условиях надо учиться применять ленинские принципы и находить формы борьбы, соответствующие ситуации и времени.

– Какие из числа актуальных ленинских принципов не реализуются в деятельности партии и почему?

– Думаю, что пока нет главного – опоры в широких массах трудящихся, их организованности в разнообразных формах борьбы, в том числе экономической, нет развития этой борьбы до высокой степени накала, масштабов значительной части (а лучше всей) России.

Есть причины объективные: пока идет широкое наступление реакции и откат социалистического сопротивления. При этом надо отметить, что ситуация эта во многом уникальная, не описанная теорией, впервые проходимая на практике – свершение контрреволюции и реставрация капитализма. Обстановка усугубляется дискредитацией коммунистической идеи практикой переродившейся КПСС. Мы имеем в виду тот факт, что курс на рынок, на капитализм взяли под красным знаменем на 28 съезде партии под руководством Горбачева и примкнувшей к нему, говоря ленинскими словами, „коммунистической сволочи”.

Есть и субъективные причины. Это определенное непонимание задач внутри партии, нежелание заниматься повседневной кропотливой работой организации и просвещения масс. Входить, а по-ленински, сливаться с повседневной жизнью рабочих. Это нежелание часто выражается в попытках найти причины неуспехов не в собственной слабости, а в поисках врагов, тормозящих движение внутри собственной организации: то оппортунистов, то агентов влияния, то троцкистов, с организацией острых и масштабных внутренних разборок. С другой стороны, появляются революционеры фразы, которые практическую работу подменяют политической трескотней. Как говорил В.И.Ленин, это два способа одного и того же – отлынивания от действительной работы на революцию.

Но есть в партии примеры, доказывающие правильность такой линии партстроительства. Партийная организация в Арзамасе-16 численностью чуть более 30 человек сумела организовать и активно направляет работу рабочего профсоюза „Защита” численностью более 2 тыс. чел. Организация имеет опыт борьбы, авторитет в городе, имеет свой бюджет, ведет работу по учебе кадров. Если бы эту пропорцию между партийным ядром и широкой организацией распространить на всю партию, мы были бы в несколько раз сильнее.

– Как Вы понимаете революционную стратегию борьбы, ее отличие от других стратегий?

– Я понимаю, что определение – „революционная” относится, прежде всего, к цели движения и во вторую очередь к используемым формам. Поэтому главное никогда не упускать из виду этой цели – социалистической революции, смены общественной формации, как бы ни казалась ситуация далека от революционной. Легко быть революционером, когда идет подъем движения, наступление. Тогда все увлечены общим движением, направление известно, к успеху примыкают и всякие колеблющиеся элементы и приспособленцы. А вот когда наблюдается спад, когда идет отступление, когда от давления реакции становится трудно, больно, морально тяжело и опасно, тогда и проверяется революционер. В.И.Ленин писал, что в периоды наступления реакции и глубокого спада движения главной задачей партии является сохранение ее ортодоксальности, сохранение ее революционного характера, созданного в годы наибольшего подъема движения. Для нас примером являются большевики, совершившие революцию, построившие первую в мире социалистическую страну, разгромившие фашизм.

Для свершения революции, как мы знаем из теории, должны быть объективные условия – революционная ситуация, и субъективные – готовые революционные силы по главе с партией нового типа, которая способна возглавить и повести революцию. При этом партия должна знать, что собирается строить в случае взятия власти. Недаром классики говорили, что революция сначала созревает в головах.

Революции не делаются по заказу, революционную ситуацию мы искусственно создать не можем, но работать на ее приближение и главное, на подготовку себя к часу „Ч” обязаны. Эта работа каждодневна и многогранна и зависит от конкретных условий. Суть ее опять же в организации пролетариата в класс, развитие широкого движения, просвещение и политизация масс. В том числе, одно из важнейших направлений – развитие экономической борьбы на производствах, в профсоюзной работе, отстаивание условий достойной жизни и социального обеспечения (здравоохранения, образования, ЖКХ и проч.), при этом партия везде и всегда разъясняет, что коренное решение вопросов возможно только при решении основного вопроса о власти, то есть через революцию. Таким образом, революционная цель никогда не упускается из виду.

В этом отличие коммуниста от реформаторов и социал-демократов, оппортунистов и тому подобных знахарей, которые обещают путем постепенных улучшений и разного рода примочек без ущерба для частной собственности плавное вхождение трудящегося в общество социализма. У них вышел „лимит на революции”. Коммунисты же не отказываются от использования элементов реформизма, но всегда работают на перспективу – на революцию. Реформы они рассматривают как побочный продукт борьбы пролетариата. Этим же они отличаются от разного рода левацких и троцкистских уклонов ультра-революционеров, которые высокомерно отрицают борьбу за отдельные реформы как таковые, не занимаются организацией практической борьбы за будничные, повседневные интересы людей, в том числе экономической борьбы, и если не зовут прямо сейчас на революцию, то пытаются ее спланировать и реализовать на чисто субъективном факторе – горячем желании. Про таких товарищей классики говорили: что за наивная нелепость собственное нетерпение выдавать за революционность. Хотя среди этих товарищей есть прекрасные, полностью отдающиеся делу революционеры, однако это направление не только теоретически несостоятельно, но порой приносит и прямой вред. Тот же Владимир Ильич предупреждал об опасности несвоевременных, неподготовленных выступлений, в том числе стачек. Более того, подчеркивалось, что буржуазная охранка использует метод провоцирования неподготовленных выступлений, чтобы затем разбить и подавить их, не дав созреть и собраться с силами. Кстати, мы имеем и собственный небольшой печальный опыт поражений от неподготовленности и желания опередить события, придав экономической борьбе дополнительный импульс политизации. Так, например, при организации забастовки по поводу многомесячной задержки зарплаты, на одном из заводов по производству стройматериалов в Ленинградской области, нашими товарищами в главные требования бастующих по зарплате в дополнение было внесено положение об отставке Ельцина и правительства. И этот пункт явился основанием для того, чтобы Верховный суд признал данную забастовку (по поводу невыплаты зарплаты) незаконной – единственный случай в стране. Сопротивление было подавлено, а коллектив затем разогнан, такой вот печальный пример.

Что касается использования конкретных форм борьбы, то мы должны применять наиболее радикальные, вплоть до силовых, но именно те, до которых созрела данная организация в рассматриваемый момент и которые соответствуют обстановке. Поясню на таком примере: в Греции проводилась всеобщая крестьянская забастовка против давления Европейского Союза на фермеров. Крестьяне при поддержке Компартии и других левых сил блокировали своей техникой и другими средствами все дороги на Афины в течение недели. Акция имела успех – добились значительных уступок и отсрочек, но до сих пор в греческих судах рассматривается более полутора тысяч дел о тех событиях. Однако не могут расправиться, так как действовали все вместе и слишком много фигурантов рассмотрения – тысячи. Плюс участие парламентариев, плюс огромное общественное внимание, привлечение известных в стране людей и политиков и т.д. А если бы было десяток-другой человек, то нисколько не промедлили бы и быстренько оформили нарушение порядка и спокойствия с соответствующими санкциями. Поэтому, одна тактика, когда ты способен вывести организованных 50 тыс. человек, и другая, когда всего около 1000, третья, когда их пятьдесят.

Есть периоды, когда создание одного работающего классового профсоюза – это больший вклад в дело подготовки революции, чем самые революционные программы и призывы. Организация партийной газеты, например, такой как „Трудовая Тюмень” (25000 в неделю на 3 млн. населения) гораздо более широкий шаг к революции, чем митинг по формуле: „сами перед собой” с требованием смести антинародный режим. Один проведенный депутат в областную Думу – больше толка, чем бойкот, не увенчавшийся ничем, кроме выпуска незначительного количества листовок и личного неучастия.

Ну а уж когда ситуация сложилась для решительных, или как теперь говорят, прямых действий, на них надо идти, не колеблясь и решительно. Как показывали своим примером наши товарищи и на Выборгском ЦБК, где впервые в новейшей истории стреляли в рабочих, и на перекрытии железных дорог в той же Тюменской области под руководством депутата облдумы, первого секретаря Тюменского обкома Александра Черепанова. К этому надо готовиться заранее: и теоретически, и практическими наработками, и подготовкой людей с соответствующими знаниями и навыками. Конечно же, надо особо подчеркнуть, что никакого почтения, тем более преклонения перед необходимостью законопослушания, ненасилия и даже некровопролития у нас нет. Это буржуазия своими законами убивает, грабит, проливает кровь, толкает на голодовки, так что мы морально всегда готовы действовать адекватно.

– В чем, на Ваш взгляд, должна заключаться ориентация на революцию?

– Во всем. Во всех действиях, когда мы работаем как другие рабочие организации или вместе с ними по конкретным вопросам, но мы всегда и везде, в отличие от них, имеем в виду конечную цель движения – революцию и построение бесклассового общества. И здесь задача просвещения одна из первостепенных. Нельзя допускать, как делают некоторые наши товарищи, насмешливо снисходительного отношения к этому направлению. Политика начинается там, где идет влияние на миллионы. Имея тираж центрального органа партии газеты „Трудовая Россия” 30 тыс. экз. в две недели говорить об устойчивом влиянии на миллионы еще очень рано и несерьезно. Поэтому выход на 100 тыс. в неделю – рубеж, определенный съездом – это один из самых важных шагов к революции. Это шаг в сто и тысячу раз важнее, чем какая-нибудь, может быть симпатичная и полезная, акция с забрасыванием помидорами какого-нибудь премьера или взрыв мусорного бачка у приемной ФСБ.

Напомню товарищам, что одним из принципов строительства партии нового типа является выделение конкретных функций, необходимых к исполнению и специализация партийных структур по этим функциям. Если посмотреть структуру п/о большевиков 1907 года на примере Петербургского комитета, то мы увидим в структуре организации большевиков, кроме линейных звеньев (районные, заводские п/о) также наличие студенческих и солдатских ячеек, лекторские и агитаторские группы, юридическую консультацию и адвокатскую контору, профсоюзную группу и думскую фракцию, рабочую кассу взаимопомощи и кооператив по снабжению продуктами, рабочие клубы, открытую и подпольную типографии, газеты, промежуточные склады, явочные квартиры, забастовочный фонд, рабочие дружины и т.д. То есть, это была четко структурированная, хорошо организованная, с продуманной системой специализации городская организация. Она имела влияние прежде всего на фабриках, заводах, в солдатской массе. До такого уровня нам, честно говоря, еще работать и работать (а ведь сегодня методы и масштабы обработки умов буржуазными СМИ гораздо изощреннее и шире). И вот находятся товарищи, которые на создание такой организации смотрят свысока, а свою бездеятельность или непонимание прикрывают бесконечными рассуждениями о том, что надо добавить революционности. При этом часто не могут объяснить, что они имеют в виду, тем более не могут привести никакого примера. Есть среди них люди просто не разобравшиеся, а есть и, прямо скажу, просто болтуны.

– Есть две точки зрения на вопрос, когда следует начать подготовку к революции. Одни считают, что только тогда, когда созреет революционная ситуация. Другие – что независимо от наличия революционной ситуации. Какая позиция, по Вашему мнению, более правильная?

– Подготовку нужно начинать вчера. Если не начата – то немедленно. Это настолько понятно, что чистых сторонников второй точки зрения я, честно говоря, среди более-менее подготовленных товарищей не встречал. Думаю, мы здесь опять же не должны допустить сведение подготовки к революции к примитивным представлениям: „шум-дым”, „пиф-паф”. Подготовка – широкое понятие, начиная с мозгов и кадров и до необходимого, но еще недостаточного условия – организации широких масс, их просвещения и политизации. Мы должны вооружать желанием вооружаться на борьбу за социализм. Такая позиция правильная.