Статьи

* История
* Моя Россия
* Наука и культура
* Публицистика
* Теория

Как коммунист побывал во Всемирном банке

12 декабря в российском офисе Всемирного банка прошёл молодёжный форум “Вступление России в ВТО: перспективы и сложности”, на котором был организован телемост Москва – Лондон – Гонконг – Вашингтон. Этот форум проводился накануне саммита ВТО в Гонконге и, вероятно, должен был продемонстрировать лояльность российской молодёжи к этой организации. Однако в составе участников форума оказался и я – один-единственный коммунист среди собравшейся тусовки. Всего в московской части форума народу собралось около 20 человек, в основном более или менее случайные молодые люди.

Программа мероприятия предусматривала выступления маститых экспертов из Гонконга, Америки, а также из Министерства экономического развития и торговли РФ. Началось всё с выступления гонконгских господ – ведь на следующий день там открывался саммит ВТО. Поведав о готовящихся на саммите переговорах, старший советник Oxfam GB по политике в области торговли г-жа Лиз Стюарт довольно откровенно рассказала о тех проблемах, с которыми сталкиваются при вступлении в ВТО развивающиеся страны. Особенно позабавили рассуждения о том, что этим развивающимся странам надо-де развивать частный бизнес в области базовых услуг (напр., подача питьевой воды), а с другой стороны, было бы всё же неплохо оставить эти услуги бесплатными. Сама того не замечая, г-жа Стьюарт продемонстрировала наглядный и доходчивый пример противоречия интересов бизнеса с интересами людей. Элементарные человеческие потребности приносятся в жертву идолу либерализации.

Поскольку Россия вступает в ВТО одной из последней, ей практически не остаётся места для манёвров и выторговывания уступок в ходе переговоров. Может получиться довольно конфликтная ситуация, признала г-жа Стьюарт. Некоторые страны третьего мира (напр., Тонга, Вьетнам, Камбоджа) в прямом смысле дорого заплатили – через снижение таможенных тарифов – за вступление в ВТО. Поэтому, добавила советник, России следует быть особенно аккуратной при переговорах об условиях вступления. Ведь если Россия вступит в ВТО, назад пути не будет. А западные страны тем временем хотят максимального сокращения субсидий для России; европейские банки, в свою очередь, надеются проникнуть в российский финансовый сектор. Бедность в нашей стране, по прогнозам г-жи Стьюарт, от всего этого лишь усилится.

Мне удалось задать прямой вопрос в лоб. Какой видит г-жа Стьюарт роль России в международном разделении труда? Поспособствует ли вступление в ВТО развитию российской промышленности? Или ВТО лишь закрепит за Россией нынешний статус сырьевого придатка?

Ответ был кратким и ни к чему не обязывающим. Мне посоветовали посмотреть на опыт других стран, уже вступивших в ВТО… Мне на ум сразу пришёл пример Аргентины, неукоснительно следовавшей чудодейственным рецептам МВФ, ВТО и т.п. Я Вас понял, Лиз!

Рассказ о готовящемся саммите занял немного времени. Господа из ВТО будут обсуждать вопросы, связанные с сельским хозяйством, проблемы тарифов, демпинговых цен и доступа к базовым услугам (читай – речь пойдёт о приватизации секторов жизнеобеспечения). По оценкам экспертов, на саммите должна разгореться нешуточная борьба между акулами империализма и развивающимися странами.

После краткой дискуссии слово взяла Анна Сидорук, консультант департамента по переговорам о вступлении в ВТО Министерства экономического развития и торговли РФ. Она рассказала о четырёх направлениях переговоров, на которых российское руководство выторговывает у ВТО экономические поблажки – примерно как приговорённый к расстрелу просит палача помазать лоб зелёнкой, чтобы пуля не занесла инфекцию. Первое направление – урегулирование вопросов доступа иностранных товаров на наш рынок. С 51 из 58 стран пошлины уже согласованы. Второе направление – доступ иностранных хищников на российский рынок финансовых услуг; здесь договорённости достигнуты уже с 23 странами из 29 заинтересованных. Ещё одно направление касается сельского хозяйства и вопросов применения санитарных норм. Наконец, обсуждается также вопрос величины экспортных субсидий (демпинговая мера, позволяющая экспортёру продавать товар за границу ниже принятых цен) и некоторая другая мелочёвка. Анна с гордостью заявила, что по многим вопросам Россия уже несколько лет стоит на одних и тех же позициях. Но при этом добавила, что до конца года переговоры по первому и второму направлениям непременно будут завершены.

После выступления последовали вопросы. Один из лондонских собеседников спросил, как повлияет вступление России в ВТО на проблему бедности. На это следовал уклончивый ответ, что это-де от ВТО не зависит, а является делом внутренней политики России. Забавно было видеть нестыковки в словах маститых экспертов – ведь г-жа Стьюарт за полчаса до того утверждала, что проблемы с бедностью таки увеличатся.

Вообще, по моему субъективному мнению, молодые люди с туманного Альбиона задавали толковые, конкретные и интересные вопросы. В результате у меня даже сложилось впечатление, что они больше озабочены защитой интересов России, чем сами россияне, собравшиеся на форуме.

Следующим номером программы следовал м-р Дэвид Тарр, консультант исследовательской группы по вопросам экономического развития Всемирного банка. Темой его выступления стали многочисленные наукообразные выкладки, всевозможные модели и вычисления, призванные убедить слушателей, что Россия поимеет немалые выгоды от вступления в ВТО. В качестве примеров он приводил “экономические чудеса” Сингапура, Южной Кореи и других стран, где якобы сократилась бедность и увеличилось благосостояние населения. Должно быть, это благосостояние вычислялось примерно так же, как средняя температура больных по больнице. Английские слушатели, правда, немного охладили пыл м-ра Тарра, напомнив о жестокой эксплуатации, которой подвергаются трудящиеся в “чудесных” странах. Тем не менее, неунывающий консультант утверждал, что безработица в России от вступления в ВТО не усилится, а бедность будет сокращаться.

Я вновь получил слово и задал вопрос об отмене социальных льгот. Как известно, соглашение ВТО о субсидиях и компенсационных выплатах, пункт 8.2, серьёзно ограничивает субсидирование неблагополучных регионов. Дотационных регионов в нашей стране – более 70. Следствием следования российского руководства требованиям ВТО явилась печально известная монетизация льгот, приведшая в январе к росту бедности и социальной напряжённости. Что нам могут сказать по этому поводу модели м-ра Тарра?

М-р Тарр развёл руками и сказал, что ВТО тут ни при чём. Это-де внутренняя политика России. Видя явное замешательство американского коллеги, на помощь ему пришла г-жа Сидорук, которая сурово отчитала меня за то, что я всё путаю. Социальные субсидии не регулируются ВТО и не имеют к ней отношения.

Работа форума продолжалась, а вопрос, так неумело обойдённый экспертами, повис в воздухе. Ведь ВТО регулируются субсидии в области транспорта, коммунальных услуг, медицины, а всё это в конечном счёте выливается в социалку. Эксперты попросту слукавили.

Были и другие интересные вопросы. Российская сторона немного расшевелилась.

Наконец, мы переключились на Вашингтон, где выслушали выступление Ксении Юдаевой, сотрудницы Центра экономических и финансовых исследований. Наиболее интересными в её словах были призывы облегчить доступ мелкого и среднего бизнеса к кредитам, что-де поспособствует развитию российской промышленности. А самый интересный вопрос, заданный ей, касался отношения к стабилизационному фонду, который растёт, растёт, но лежит мёртвым грузом, вместо того чтобы быть вложенным в производство. Ксения сказала, что это хорошо, потому что стабфонд – это тот фактор, который удерживает курс рубля. И потом, не думайте, что стабфонд не помогает производству! Ещё как помогает, только косвенно. Благодаря его наличию наши компании могут брать кредиты за рубежом. Такая вот помощь.

Наконец, перешли к свободному обмену мнениями между российскими и английскими участниками. Британцы в очередной раз удивили. Один из них с милой непосредственностью спросил, не следует ли России как нефтяной державе взять пример с Венесуэлы, которая направляет доходы от нефти на социальные нужды и ликвидацию бедности. В ответ один из российских участников на довольно интересных примерах показал, что выгоды от вступления в ВТО действительно сомнительны, что в России доходы от нефти достаются не всем, а только правящей верхушке, и что пример Венесуэлы, несомненно, надо использовать.

Я не мог не продолжить эту мысль. Социальная политика Венесуэлы стала возможной потому, что летом этого года она объявила о строительстве социализма. Теперь Венесуэла не только распределяет нефтедоллары среди населения, но и помогает дешёвой нефтью беднякам США. И без всяких ВТО. Ключевым моментом стал переход на рельсы социализма, и именно в этом контексте нам нужно брать пример с Венесуэлы.

…Форум окончился, но не прошёл бесследно. Я был приятно удивлён тем, что часть российских участников мероприятия весьма лояльно отнеслись к моим выступлениям. Некоторые из них обменялись со мной контактами. Значит, молодёжь действительно понемногу задумывается о происходящем. Значит, рано капиталисты празднуют победу. Всё только начинается!