Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Ополченцы Донбасса взяли в плен снайперш из Прибалтики.

Дата: 03.08.2014 г. Добавил: rkrp.rpk.kirov
]]>Печать]]> E-mail
В руководстве Луганской народной республики утверждают, что бойцы ополчения взяли в плен женщин-снайперов.Об этом сообщил глава самопровозглашённой Луганской народной республики Валерий Болотов.
По его данным, ополченцы смогли пленить за последние сутки пять украинских военных. В их числе женщина, которая, как полагают повстанцы, является снайпером.Болотов также отметил, что за последнее время ополченцы смогли задержать уже трёх вражеских снайперш. Примечательно, что одна из них, предположительно, является уроженкой Прибалтики, сообщает «Интерфакс».Ситуация примечательна тем, что прибалтийские снайперши прославились во времена первой войны в Чечне, когда убивали российских солдат в Грозном. Именно они отличились как самые свирепые снайперы из числа чеченских боевиков.

СОЛЬ
(рассказ А.Бабеля, писателя, участника Гражданской войны. Украина)

  "Дорогой товарищ редактор. Хочу описать вам за несознательность женщин, которые нам вредные. Надеются на вас, что вы, объезжая гражданские фронты;которые  брали  под  заметку,  не  миновали  закоренелую  станцию  Фастов, находящуюся за тридевять земель, в  некотором  государстве,  на  неведомомпространстве, я там, конешно, был, самогон-пиво пил, усы обмочил, в рот не заскочило. Про эту вышеизложенную станцию есть много кой-чего  писать,  нокак говорится в нашем простом быту, - господнего  дерьма  не  перетаскать. Поэтому опишу вам только за то, что мои глаза собственноручно видели.
   Была тихая, славная ночка семь ден тому назад,  когда  наш  заслуженный поезд  Конармии  остановился  там,  груженный  бойцами.  Все   мы   горелиспособствовать общему делу и имели  направление  на  Бердичев.  Но  только замечаем, что поезд наш никак не отваливает,  Гаврилка  наш  не  курит,  и бойцы  стали  сомневаться,  переговариваясь  между  собой,  -  в  чем  тут остановка? И действительно, остановка для общего дела вышла  громадная  по случаю того, что мешочники, эти злые враги, среди которых находилась также несметная   сила   женского   полу,   нахальным   образом   поступали    с железнодорожной властью. Безбоязненно ухватились они за поручни, эти  злые враги, на рысях пробегали по железным крышам, коловоротили,  мутили,  и  в каждых руках фигурировала небезызвестная соль,  доходя  до  пяти  пудов  в мешке.  Но  недолго  длилось  торжество  капитала  мешочников.  Инициатива бойцов,  повылазивших  из  вагона,  дала  возможность  поруганной   власти железнодорожников вздохнуть грудью. Один  только  женский  пол  со  своими торбами остался в  окрестностях.  Имея  сожаление,  бойцы  которых  женщин посадили по теплушкам, а которых не посадили. Так  же  и  в  нашем  вагоне второго взвода оказались налицо две  девицы,  а  пробивши  первый  звонок, подходит к нам представительная женщина с дитем, говоря:
   - Пустите меня, любезные казачки, всю войну я  страдаю  по  вокзалам  с грудным дитем на руках и теперь хочу иметь свидание с мужем, но по причине железной дороги ехать никак невозможно,  неужели  я  у  вас,  казачки,  не заслужила?
   - Между прочим, женщина, - говорю  я  ей,  -  какое  будет  согласие  у взвода, такая получится ваша судьба. -  И,  обратившись  к  взводу,  я  им доказываю, что представительная женщина просится ехать  к  мужу  на  место назначения и дите действительно при  ней  находится  и  какое  будет  ваше согласие - пускать ее или нет?
   - Пускай ее, - кричат ребята, - опосля нас она и мужа не захочет!..
   - Нет, - говорю я ребятам довольно вежливо, - кланяюсь вам,  взвод,  но только удивляет меня слышать от вас такую  жеребятину.  Вспомните,  взвод, вашу жизнь и как вы сами были детями при ваших матерях, и получается вроде того, что не годится так говорить...
   И казаки, проговоривши между собой, какой  он,  стало  быть,  Балмашев, убедительный, начали пускать женщину  в  вагон,  и  она  с  благодарностью лезет. И кажный,  раскипятившись  моей  правдой,  подсаживает  ее,  говоря наперебой:
   - Садитесь, женщина,  в  куток,  ласкайте  ваше  дите,  как  водится  с матерями, никто вас в кутке не тронет, и приедете вы, нетронутая, к вашему мужу, как это вам желательно, и надеемся на вашу совесть, что вы вырастите нам смену, потому что старое старится, а молодняка, видать, мало. Горя  мы видели, женщина, и  на  действительной  и  на  сверхсрочной,  голодом  нас давнуло, холодом обожгло. А вы сидите здесь, женщина, без сомнения...
   И пробивши третий звонок, поезд двинулся. И славная  ночка  раскинулась шатром. И в том шатре были звезды-каганцы. И  бойцы  вспоминали  кубанскую ночь и зеленую кубанскую звезду. И думка пролетела, как  птица.  А  колеса тарахтят, тарахтят...
   По прошествии времени, когда ночь сменилась со своего поста  и  красные барабанщики заиграли зорю на своих красных барабанах, тогда подступили  ко мне казаки, видя, что я сижу без сна и скучаю до последнего.
   - Балмашев, - говорят мне казаки, - отчего ты ужасно скучный  и  сидишь без сна?
   - Низко кланяюсь вам, бойцы, и прошу  маленького  прощения,  но  только дозвольте мне переговорить с этой гражданкой пару слов...
   И, задрожав всем корпусом, я поднимаюсь со своей  лежанки,  от  которой сон бежал, как волк от своры злодейских псов, и подхожу до нее, и  беру  у нее с рук дите, и рву с  него  пеленки,  и  вижу  по-за  пеленками  добрый пудовик соли.
   - Вот антиресное дите, товарищи, которое титек не просит, на  подол  не мочится и людей со сна не беспокоит...
   - Простите, любезные казачки, - встревает женщина в наш разговор  очень хладнокровно, - не я обманула, лихо мое обмануло...
   - Балмашев простит твоему лиху, - отвечаю я женщине,  -  Балмашеву  оно немногого стоит, Балмашев за что купил, за то и продает.  Но  оборотись  к казакам, женщина, которые тебя возвысили как трудящуюся мать в республике. Оборотись на этих двух  девиц,  которые  плачут  в  настоящее  время,  как пострадавшие от нас этой  ночью.  Оборотись  на  жен  наших  на  пшеничной Кубани, которые  исходят  женской  силой  без  мужей,  и  те,  тоже  самое одинокие, по злой неволе насильничают проходящих в их жизни  девушек...  А тебя не трогали, хотя тебя, неподобную, только  и  трогать.  Оборотись  на Расею, задавленную болью...
   А она мне:
   - Я соли своей решилась, я правды не боюсь. Вы за Расею не думаете,  вы жидов Ленина и Троцкого спасаете...
   - За жидов сейчас  разговора  нет,  вредная  гражданка.  Жиды  сюда  не касаются. Между прочим, за Ленина не скажу, но Троцкий есть отчаянный  сын тамбовского губернатора и вступился, хотя другого  звания,  за  трудящийся класс. Как присужденные каторжане вытягают они нас - Ленин и Троцкий -  на вольную   дорогу   жизни,   а   вы,   гнусная   гражданка,   есть    более контрреволюционерка, чем тот  белый  генерал,  который  с  вострой  шашкой грозится нам на своем тысячном коне... Его видать, того генерала, со  всех дорог, и трудящийся имеет свою думку-мечту его порезать, а вас,  несчетная гражданка, с вашими антиресными детками, которые  хлеба  не  просят  и  до ветра не бегают - вас не видать, как блоху, и вы точите, точите, точите...
   И я действительно признаю, что  выбросил  эту  гражданку  на  ходу  под откос, но она, как очень грубая, посидела, махнула юбками  и  пошла  своей подлой дорожкой. И, увидев эту невредимую  женщину,  и  несказанную  Расею вокруг нее,  и  крестьянские  поля  без  колоса,  и  поруганных  девиц,  и товарищей, которые много ездют на фронт, но мало возвращаются,  я  захотел спрыгнуть с вагона и себе кончить или ее кончить. Но казаки имели  ко  мне сожаление и сказали:
   - Ударь ее из винта.
   И сняв со стенки верного винта, я смыл этот позор с лица трудовой земли и республики.
   И мы, бойцы  второго  взвода,  клянемся  перед  вами,  дорогой  товарищ редактор, и перед вами, дорогие товарищи из редакции, беспощадно поступать со всеми изменниками, которые тащат нас в  яму  и  хотят  повернуть  речку обратно и выстелить Расею трупами и мертвой травой...
   За всех бойцов второго взвода - Никита Балмашев, солдат революции".
Просмотров 1745
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру