Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Charlie Hebdo и исламисты: Кто виноват и что делать?

Дата: 18.01.2015 г. Добавил: timur
]]>Печать]]> E-mail
На вопросы редакции отвечают эксперты
Недавние террористические акты в Париже вызвали широкий общественный резонанс, особенно в Европе. Как всегда, мнения разделились самым полярным образом. Многие выступили с резким осуждением терактов, а требование защиты свободы слова иногда неуловимо превращалось в призывы к антимусульманским погромам. Другие, напротив, встали на нигилистские позиции и принялись обелять террористов. Наконец, были и те, кто отнёсся критично к обеим сторонам кровавого конфликта. 
иКакова истинная причина произошедших терактов? Что можно сделать для предотвращения подобных трагедий? С такими вопросами редакция сайта РОТ ФРОНТ обратилась к целому ряду экспертов, известных общественных, научных и политических деятелей. Предоставим им слово. 

Михаил Баранов
Михаил Баранов, бывший монах Михаило-Архангельского монастыря РПЦ МП, ныне антиклерикальный активист, журналист. 
В России, показательной является реакция бесплатных рук как бы молчащего православного духовенства — православных активистов-божевольников Дмитрия Энтео, пикетировавших французское посольство в поддержку террористов. «Духовная скрепа» по имени православие еще раз обнажило свою сущность в общем термине религия. Религия как разделитель общества на своих и чужих, на черную зависть к радикальному исламу, конкуренту, как способному на нечто большее чем подлые срывы рокконцертов ложными звонками и трусливой порчи экспонатов на выставках. Перед лицом общего врага в виде свободного от догмы творчества. 

Борис Кагарлицкий
Борис Кагарлицкий, российский социолог, публицист, руководитель Института глобализации и социальных движений (ИГСО). 
Конечно, убивать людей за карикатуры преступление, но почему 12 журналистов ценнее нескольких тысяч гражданских жертв в ДНР и ЛНР, например (включая, кстати, и журналистов?). По сути, мы видели впервые за несколько десятилетий массовую уличную манифестацию в поддержку существующего порядка. И вообще впервые — в поддержку полиции. Опять же, я не склонен солидаризироваться с анархистами, для которых ненависть к полиции есть самоценная идея, но всё-таки, по сути, манифестация «в защиту свободы слова» вылилась в мобилизацию ради поддержки репрессивного аппарата и единой общеобязательной идеологии. И наконец, последнее: вышла белая буржуазная Франция. Да, не только, но преимущественно. Камеры ТВ старательно выискивали в толпе не-белые лица. Но несколько негров и арабов, которых показали по ТВ не меняют того, факта, что толпа имела совершенно определенный социальный и расовый состав… Можно говорить об успехе консервативно-либеральной уличной мобилизации, подготовленной официальными «социалистами»… 

Евгений Берсенёв
Евгений Берсенёв, блоггер, активист партии «Другая Россия». 
Теракты во Франции, а особенно реакция на них, отразили суть нынешнего капитализма – утрату всяческих ориентиров, отказ от всяких правил – даже тех, что заложены в самой системе отношений в капиталистическом обществе. 
Организаторы терактов (только наивный может думать, что он стал результатом самодеятельности исламистов) дают понять обществу: мы больше не нуждаемся в религии, как в компоненте, отвлекающем массы в буржуазном обществе от реальных общественных противоречий. Между прочим, акция «Пусси райот» — из этого же ряда. 
Тем самым, открывается путь к ничем не сдерживаемой диктатуре крупнейших монополий, — новому фашизму, радикальному социал-дарвинизму. Именно к нему Европа (как и весь капиталистический мир) идет в последние годы. Именно его симптомы проявились за последний год на Украине. 
В этих условиях для левых сил важно не поддаться всеобщей истерии по поводу жертв этого преступления, разворачивающейся по всему миру. И сейчас следует вести социальную работу, максимально дистанцироваться от антирелигиозной, антиисламской пропаганды, которая уже разворачивается на наших глазах. Помнить слова из речи Ленина на I Всероссийском съезде работниц 11 ноября 1918 года: «Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться». 

Иван Кондратьев
Иван Кондратьев, представитель фонда «Здравомыслие». 
Свобода вероисповедания (совести) одного человека заканчивается ровно там же, где начинается любая другая свобода другого человека. Но ведь вера не зависит от языка (хотя арабский для мусульман предпочтителен), поэтому конфессиональность в отличие от языка ещё более независима от личности, она более социальна, сначала человек обретает язык, а потом — соответствующую социуму конфессию. Этнос — ещё более общее определение, также как и «русский мир» или «арийская раса», ничего сложного нет, сложно складываются отношения с собственностью на людей, у каждой конфессии свои методы и приемы для вовлечения, но государство, как аппарат управления, не делит людей на «верных» и «неверных», для государства все обладают равными правами и государство должно предоставлять всем возможности для их реализации (инфраструктуру — закон и порядок), а граждане не должны попирать права других при осуществлении собственных. 

Алексей Сахнин
Алексей Сахнин, активист Левого Фронта, публицист, ныне политический эмигрант. 
Глубинная причина исламистского террора в Европе (да и в собственно исламском мире) – коллапс социального государства во всех его версиях. Громадное число выходцев из стран третьего мира вытесняется на маргинальную периферию западных стран, в то время, как социальные программы, прежде обеспечивавшие культурную, экономическую и социальную интеграцию эмигрантов в общество, сокращаются. Люди оказываются в гетто – в социальном пространстве, которое мало отличается от условий, от которых они бежали, покидая свою прежнюю родину. Плохое образование, безработица, отсутствие безопасности и перспектив. Социальное гетто рано или поздно материализуется в настоящее, ксассическое гетто – неблагополучные районы на окраинах городов, населенные эмигрантами. Как правило в таких районах социальная инфраструктура и криминогенная обстановка оставляют желать лучшего. В этих условиях, естественно, возможна только этническая или религиозная консолидация. И она происходит. Чаще в форме возникновения этнических криминальных группировок, реже в форме фундаменталистских организаций. 
На мой взгляд, большинство западных левых занимают в этих условиях довольно идиотскую позицию. Опираясь на несколько фетишизированное понимание доктрины прав человека, и испытывая аллергию на ультраправых с их мигрантофобией, они защищают массовую иммиграцию, как самостоятельную ценность. В их понимании, открытость к иммиграции это что-то вроде морального долга богатых стран по отношению к бедным. В действительности же, этот инфантильный гуманизм обеспечивает стремительный рост правого популизма.
Конечно же, массовая иммиграция объясняется вовсе не соображениями морального или гуманитарного порядка. Речь о совсем других материях. Например, в Швеции ситуация выглядит таким образом: ребенок, родившийся в семье граждан страны вплоть до момента когда он выйдет на рынок труда обходится правительству в 5,5 млн крон. Это стоимость образования, соответствующих пособий, спортивных, культурных, жилищных программ и т.д. А вот эмигрант, прибывший в Швецию, за 2-3 года, уходящие на то чтобы его вывести на рынок труда обходится почти в 20 раз дешевле – 300 с чем-то тысяч крон. Таким образом, иммиграция – это лишь покупка дешевой рабочей силы для правящего класса. Думаю, в других европейских странах, цифры вполне сопоставимые. Кстати, отчасти эта стратегия направлена на создание того, что Маркс назвал «резервной армией труда» — массовой безработицы, которая давит на рынок рабочей силы, систематически девальвируя ее, как товар. Именно эта армия и становится питательной средой для всяких криминальных сообществ и исламистских сект. 
Что делать, чтобы такие трагедии, как в Париже не повторялись? А что нужно сделать чтобы остановить ежедневное и массовое кровопролитие по всему миру, где идут бесконечные и часто управляемые войны: Сирия, Ливия, Ирак, Мали, Украина? Если коротко, то так: нужно самым радикальным образом упразднить существующий миропорядок, тот социально-экономический строй, на который он опирается, и тот правящий класс, который осуществляет эту кровавую, но такую повседневную политику по всей планете. Проблема в том, что социальных сил и политических движений, ставящих перед собой такую цель очень мало. Они разрознены и слабы. Но необходимости совершить этот переворот, это, конечно не отменяет. 

Руслан Костюк
Руслан Костюк, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета. 
Теракт 7 января в Париже против редакции и коллектива юмористического журнала «Шарли Эбдо» вызвал живую реакцию во французском обществе. Прежде всего потому, что и для левых, и для правых французов свобода слова является постоянной ценностью, одним из завоеваний республиканской политической традиции. Я не верю в то, что этот общий протест против терроризма и покушения на свободу слову может привести к текточническим сдвигам на политической сцене Франции, но объективно, даже если организаторы воскресного марша демонстративно отказались позвать представителей НФ, именно крайне правые могут быть основными «бенифициарами» данной ситуации. да, сам журнал имеет антинационалистическую окраску и именно НФ из всех крупных партий более всего доставалось от карикатуристов. Но сейчас у власти социалисты, они катастрофически теряют авторитет, их жёстко критикуют в т .ч за неээфективную иммиграционную политику и проблемы в сфере безопасности. А эти сюжеты как раз выигрышны именно для крайне правых. 

Виктор Милитарёв
Виктор Милитарёв, публицист, блоггер. 
Недавний парижский теракт вызывает у меня две группы вопросов. Первое. Обстоятельства, связанные с проведением теракта, довольно странные. Специалисты по контртеррору хором утверждают, что собственно убийства карикатуристов были произведены профессиональными спецназовцами, а все остальные приписываемые терорристам действия осуществлялись явными дилетантами. Либо же под дилетантов маскировалась высокопрофессиональная группа прикрытия. Все это по почерку сильно непохоже на прошлые исламистские теракты. Не говоря уже о том, что «паспорта, забытые в автомобиле», подозрительно напоминают «автомобиль с коранами» от 9-11. В общем, пахнет большой провокацией. На что она направлена, пока судить рано. Но даже если этот теракт действительно осуществлен боевиками ИГИЛ или Аль-Каеды, как это сейчас официально утверждается, то это версии о провокации никак не отменяет. Следует понимать, что если даже ИГИЛ и Аль-Каеда и не являются региональными филиалами разведывательного сообщества США, то провести границу между «террористическими организациями» и «империей добра» также непросто, как между разведкой Рейха и разведкой союзников в Цюрихе 1945 года. Вторая группа обстоятельств, вызывающая у меня вопросы, это реакция общественности на теракт. Сами по себе миллионные шествия в европейских столицах после теракта уже достаточно обычны. Миллионные шествия происходили после терактов в Лондоне и Мадриде. Миллионы протестовали против войны в Ираке. В конце концов, миллион парижан вышел на улицы, протестуя против выдвижения на президентских выборах кандидата от Национального фронта. Но кажется впервые в истории таких митингов они проводятся в классическом формате оранжевых политтехнологий, знакомых нам по Грузии, Сербии, России, Украине и т.д. Все мы помним и значки «Я грузин» и таблички «Я брат Навального». Зачем сегодня в сердце Европы Париже используются методы агрессивного оглупления толпы, до сих пор использовавшиеся лишь на «варварской периферии», мне не вполне понятно. В общем, от парижских терактов пахнет серой не меньше, чем от подрыва башен-близнецов в Нью-Йорке. 

Илья Ферберов
Илья Ферберов, член Центрального Комитета партии РОТ ФРОНТ, руководитель Идеологической комиссии ЦК Российской коммунистической рабочей партии.
Убийство журналистов в Париже… Убийство есть убийство, и его нельзя оправдать. Другое дело, что нельзя представлять дело так, будто это внезапное, спонтанное происшествие, не имеющее причин и корней. Мы ведь знаем, что журнал Charlie Hebdo на протяжении довольно длительного времени эпатировал и провоцировал верующих мусульман на такую реакцию. Представлять его редакционную политику как чистую, благородную борьбу за абстрактную свободу слова – это лицемерие. Ни одной другой религии он не высмеивал и не оскорблял. Ни одну нацию, кроме мусульманских наций, он тоже не оскорблял. Даже наоборот, демонстрировал неприятие таких оскорблений. Известен случай, когда сотрудник этого журнала , посмевший допустить ёрничество по поводу женитьбы сына Саркози на еврейке, был немедленно уволен. И это было правильно. Так откуда же растут ноги у этой провокационной редакционной политики? Для меня очевидно, что это всего лишь продолжение и воплощение древней, как мир, политики господствующих классов. Всегда и везде власти стремились переключить недовольство народов на искусственно подсунутого врага. Особенно это явственно проявляется в периоды кризисов, когда жизнь простых людей резко ухудшается, когда все тяготы кризиса, конечно, перекладываются на плечи трудящихся, когда, естественно, взрастают гроздья гнева в умах и душах людей. Тут, разумеется, очень полезно для властей перевести это гнев в безопасное для себя русло. Тысячелетиями для этого используется возбуждение национальной и религиозной розни. Вот и это происшествие явилось как нельзя более кстати для стагнирующей экономики Франции и всей Европы. Смотрите: ведь зверских убийств, терактов по всему миру совершалось и совершается огромное количество в ужасающих масштабах. И как-то они проходили мимо внимания европейской общественности. Буквально в эти же дни в Ливане в результате двух взрывов в популярном кафе погибли 11 человек и более 50 было ранено. Но этот теракт остался без внимания. Он не вписывается в концепцию. Во-первых, погибли не европейцы, чего их жалеть… Во-вторых, его никак не используешь для возбуждение гнева — против кого? Против «понаехавших»? Не получается, они там все местные. 
Не говорю уже о гибели тысяч людей на Украине, о чудовищном сожжении заживо десятков людей в Одессе… Эти убийства не утилизируются в нужном властям направлении. 
Отдельный разговор как раз про «понаехавших». Т.е. откуда там, в Европе (а теперь и в России), взялись выходцы из разных азиатских и африканских стран, зачем они туда ехали, кто их с удовольствием привечал. Короче – кому выгодно? Думается, у нас люди уже тоже начали задумываться, а не просто слепо верить черносотенным россказням. Но это действительно отдельная большая тема. И мы о ней немало твердили, разъясняли истинную экономическую подоплёку этого явления . А пока – я хочу обратить внимание на уже непосредственно подступающую опасность – опасность фашизма. Ведь именно на волне разжигания национализма и вспенивается муть погромов, именно на этой волне и устанавливается террористическая диктатура , так полезная финансовому капиталу. 
Люди, будьте бдительны!

Просмотров 1372
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру