Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Памяти товарища

Дата: 27.10.2015 г. Добавил: polina
]]>Печать]]> E-mail

Московская организация РКРП-КПСС лишилась боевого товарища. После тяжелой болезни, на 81 году жизни, скончался Юрий Анатольевич Лебедев, кандидат технических наук, один из учредителей РКРП.

В советское время Юрий Анатольевич окончил радиофакультет МАИ и вырос до начальника отдела в крупных оборонных институтах – в ЦНИРТИ, потом в ЦНИИРЭС. Специалисты знают, что это за организации. Для него горбачёвская «перестройка» и истошный демократский визг конца 80-х годов стали не командой: «хватай, что плохо лежит», а грозным сигналом опасности для нашей страны. Он в числе первых пришёл на площадь Революции к музею В.И.Ленина, где собирались советские люди – и члены КПСС, и беспартийные – на постоянно действующее собрание коммунистов Москвы. Там он поставил свою подпись в числе тех 5000, что по тогдашним нормам требовались для учреждения партии. Далее были съезд в Свердловске и создание Московской парторганизации РКРП. Ю.А. был избран членом Московского комитета, а вскоре на много лет, пока позволяло здоровье, стал секретарём МК по оргработе.

 

Свой блестящий организаторский талант он обратил как на формирование городской парторганизации, так и на непосредственную борьбу с капитализаторами. Уникальный случай в Москве и, вероятно, один из немногих во всей стране. Юрий Анатольевич работал в ЦНИИРЭС, который располагался в начале проспекта Мира в огромном здании, облицованном белым мрамором. В 1992-м году Институт, как и почти всё в стране, собрались акционировать. Для ясности напомним о подлом ельцинском ходе. Чтобы подкупить руководителей предприятий, в ходе акционирования начальству выделялось сразу 10% акций. Представляете, многотысячный коллектив получает 90% акций - по (условно) бумажке на человека, а десяток начальничков делят между собой многие сотни этих акций, и наверняка не поровну. Тоже и ЦНИИРЭСовский директор уже потирал ручки и прикидывал мысленно, как он будет сдавать здание в аренду, и какие получать «безгрешные» доходы. Вот по этим-то липким ручонкам и дали сотрудники ЦНИИРЭС, которых Ю.А. поднял на борьбу с прихватизаторами. На общем собрании коллектива директору выразили недоверие и постановили создать народное предприятие. Ю.А. привлёк на сторону коллектива и охрану, и режимный отдел. Была создана дружина, которая дежурила в проходной и попросту не пускала директора в Институт. То есть директора выкинули за ворота!

Уж тот попрыгал: и в министерстве плакался, и в суд подавал. Не помогло. В то смутное время каждый хапуга думал только о том, как побольше урвать себе, любимому, и до классовой солидарности в этой стае двуногих шакалов тогда ещё не доросли. Карман какого-то директора волновал лишь его самого, «обездоленного».

Погубила оборону, длившуюся 15 (!) месяцев, костлявая рука голода. Военные работы перестали финансировать ещё с весны 1988 года, а в 1992-м не финансировали вообще ничего. Оказавшиеся без зарплаты люди вынуждены были разойтись, и в апреле 1993-го ЦНИИРЭС упал в алчные лапы прихватизаторов. Об этой борьбе весной 1993 в «Советской России» была напечатана большая статья Н.Гарифуллиной.

Директора набитые шишки кое-чему научили и он даже звал Ю.А. стать заместителем. Юрий Анатольевич отказался, но свою долю приватизируемого объекта не бросил, а забрал её бумагой и другими материалами, полезными для партийной работы. Мы в Москве до сих пор пишем плакаты на «том» ватмане.

Ю.А. не стал искать другой работы, ушёл на пенсию и целиком отдался борьбе за восстановление Советской власти. Это стало делом всей его жизни. Он искал и умел находить всяческие возможности для самых разных видов работы: и как организатор – много лет он секретарь МК; и как агитатор и пропагандист – составлял тексты и макетировал листовки и брошюры по широкому кругу теоретических и практических проблем; и как технический работник - тысячными тиражами множил пропагандистские материалы и распространял их сам и с помощью товарищей. Он вёл работу везде. В своём доме знал, кто «чем дышит», поднимал жильцов против навязываемых им управляющих компаний и ТСЖ, поборов на капремонт и прочих форм ограбления, имея конечной целью пропаганду против капитализма, как общественного строя. В своём районе и в городе, возле учебных заведений и вокзалов, и просто на улице (не говоря уже о митингах, пикетах и других наших акциях), и в деревне, куда выезжал на лето, причём не только в своей, но и в соседних, везде он общался с людьми, стараясь открыть им глаза на истинную суть происходящих в стране процессов. Можно только удивляться его энергии, и восхищаться ею.

Не ограничиваясь партвзносами, на собственные сбережения Ю.А. купил множительный аппарат и тысячными тиражами печатал на нём партийные материалы. В 2014-м он подарил его борющемуся Донбассу, считая, что там такая техника сейчас нужнее. Замечательный пример человеческого бескорыстия! Во все времена Ю.А. твёрдо стоял на коммунистических позициях в идейном и организационном аспектах. Он обоснованно выступал против троцкистских взглядов на профсоюзную работу, позднее сгруппированных в журнале «Прорыв», он же повёл здоровые силы Московской организации на отпор принявшим угрожающие масштабы бонапартистским устремлениям Анпилова, когда тот в 1994-95-м годах стал превращаться в откровенного «вождюка».

Рассказывая о Юрии Анатольевиче, невозможно не сказать о Любови Яковлевне, его жене, друге и товарище, его, можно сказать, правой руке. Формально не числясь в РКРП, она делала для партии куда больше некоторых партийцев. Печатала листовки, раздавала их студентам, на вокзалах, на митингах, вела беседы с людьми. В деревне, ночью, пользуясь своими альпинистскими навыками, укрепила красный флаг СССР на крыше сельсовета. Неделю местные ельциноиды не могли его снять, пока не пригнали из райцентра пожарную машину. Это не единственный пример. А домашние заботы были только на ней, что полностью разгружало Юрия Анатольевича. К несчастью, прошлой осенью неизлечимая болезнь сразила Любу…


Хочется упомянуть о прекрасных человеческих качествах Ю.А. и Л.Я. Лебедевых. Умные, интеллигентные, очень добрые и отзывчивые, всегда готовые поделиться, прийти на помощь и не ждавшие об этом просьбы. Щедрые на помощь и скупые на жалобу. Весёлые, любящие добрую шутку. Внимательные к чужому мнению и обсуждающие любые проблемы в конструктивном духе. Всего в жизни добившиеся своим трудом и знающие всему цену. Цену не в рублях, а в трудах, на рубли они были исключительно бескорыстны. Очень гостеприимные – никто из приходивших не оставался без чашки чая с пряниками или чем-то подобным, а то и без полного обеда. Накормят, напоют и спать уложат. Это не звонкая фраза. За прошедшие годы в их квартире нашли приют многие десятки товарищей со всех краёв нашей огромной страны и даже из-за рубежа. Кто на день-два, а кто и на несколько недель, как индиец-профессор советской истории и кое-кто ещё. Такие хлопоты Лебедевы воспринимали как вклад в общее дело. А в целом это были хорошие, живые люди, готовые и поработать, и отдохнуть-посмеяться-рюмку поднять.

И вот, приходится писать о них в прошедшем времени…

Горько, очень горько и очень больно, что нет уже с нами замечательных, истинно советских людей – Юрия Анатольевича и Любови Яковлевны Лебедевых.

Московская организация РКРП-КПСС,

Московский комитет,

первичная парторганизация «Факел».

Просмотров 801
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру