Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

ЗАДАЧИ КОММУНИСТОВ И ТРЕБОВАНИЯ К КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Дата: 13.11.2016 г. Добавил: hakimich
]]>Печать]]> E-mail

Вопросы для дискуссии среди коммунистов – партийных и беспартийных

В наш адрес поступило письмо нашего читателя, уважаемого профессора Ковалёва А.А. с его статьёй, которую он сам определил как посвящённую вопросам для дискуссии.

 Развитие рабочего и коммунистического движения в последней четверти века на территории России показало, что в период реакции и тотального господства капитала, когда рабочие организации слабы, а сам пролетариат разобщён и неорганизован, только принципиальные и ортодоксальные коммунисты могут не обуржуазиться, не предать интересы трудящихся. Опыт КПРФ, вроде бы научившейся лавировать среди институтов власти, но взамен поступившейся основными признаками коммунистичности и постоянно дрейфующей вправо, требуется изучать, чтобы не наступить на те же грабли. Товарищ А.А. Ковалёв описал сложную ситуацию в современном российском коммунистическом движении и даже выработал ряд практических советов. В его статье содержится много полезной информации, требующей и внимания, и понимания. Однако, будущее комдвиджения автором связывается с КПРФ, недостатки которой описываются как устранимые. А.А. Ковалёв, безусловно, знает, о чём пишет, наблюдал современное комдвижение, читал литературу. Но, как известно, теория мертва без практики. РКРП с 1991 года в своей практической работе пыталась решать те вопросы, которые в статье наметил автор, мы не раз пересекались с КПРФ в решении различных вопросов. И поэтому, думаем, что наша критика окажется полезной для развития нашего с автором общего дела.

Мы публикуем статью тов. Ковалёва с комментариями Идеологической комиссии ЦК РКРП-КПСС. Комментарии выделены красным шрифтом.

 

 

1. В чем состоит кризис в коммунистическом движении России и его связь с кризисом мирового коммунистического движения?

2. Могут ли коммунисты взять власть парламентским путем?

3. Какова социальная база компартии? (Кого вы относите к рабочему классу и к пролетариату?) Какова главная сила революционных преобразований – промышленный рабочий класс или интеллигенция?

4. Что такое «социальное государство» и может ли его создание быть главной целью коммунистов на современном этапе?

5. Могут ли «народные предприятия» с рыночными связями между ними стать главной ячейкой социалистической экономики?

4. Может ли коалиционное правительство стать переходной формой к «диктатуре пролетариата»?

5. Существует ли необходимость в возвращении положения о «диктатуре пролетариата» и в чем она состоит?

6. Какой из двух главных путей предпочтительнее: 1) парламентский путь к власти – «социальное государство» – коалиционное правительство или 2) рабочий класс как главная сила революционных преобразований – классовая борьба – «диктатура пролетариата»?

7. Каковы роль и задачи работы коммунистов в трудовых коллективах?

8. Есть ли необходимость ввести в качестве правила прием в партию на основе рекомендации рабочим коллективом (в частности, профсоюзом)?

9. Какая главная форма борьбы компартии – «улица» (демонстрации, шествия, пикеты и т.п.) или организация забастовочной борьбы рабочих за экономические и политические требования?

10. Могут ли представители буржуазии, правящего класса состоять в компартии?

11. Должны ли руководители компартии заседать в буржуазном парламенте или, как во время Ленина, делегировать в него рядовых партийцев-специалистов.

Этим вопросам посвящена статья доктора экономических наук Ковалева А.А.

 

Ковалев А.А.

РЕФОРМАЦИЯ ИЛИ РЕВОЛЮЦИЯ


Экономика России деградирует, а народ нищает. Рост ВВП скатился от 3% в 2013 г. при весьма благоприятных внешних условиях (в частности, при 150 долл. за баррель нефти и др.) до -3,7% в 2015 г.

Правительство уже не скрывает, что нулевые и ниже темпы роста экономики - это долгосрочная перспектива на 10-15 лет. Это означает, что и дальше нас ждет деградация и нищета, а в перспективе разрушение и распад России.

Все это хорошо понимают и постоянно об этом говорят. Для предотвращения такого хода вещей коммунисты, левые, прогрессивные силы, в т.ч. и национальная буржуазия вырабатывают антикризисные меры, количество которых уже не счесть и на которые правительство вместе с Президентом откровенно плюют

В эпоху империализма в стране, не являющейся колонией, нельзя считать национальную буржуазию сколько-нибудь прогрессивной силой. Во-первых, потому что «свои, родные» капиталисты точно так же эксплуатируют рабочих, ухудшают год от года их жизнь. Во-вторых, критерий «национальности» буржуазии в наше время сильно размыт. Национальная буржуазия заинтересована в интеграции в международный капитал и реально интегрирована в него, давно играет по его правилам.Мы видим, что автор, взявшийся выработать требования к коммунистической партии в современных условиях, в самом начале своего текста делает в классовом анализе этих самых современных условий грубейшую ошибку.

Однако, мало есть понимания того, что политика правительства – неолиберализма, включающего такие его элементы разрушения «Вашингтонского консенсуса» как свобода цен, уход государства из экономики, открытие границ для транснациональных корпораций, долларизация экономики, строгий режим экономии, является лишь средством решения задач, разработанных в США ещё в 1945 г. Это – уничтожение советской государственности, разрушение обрабатывающей промышленности и превращение экономики России в сырьевой придаток Запада, сокращение населения, прежде всего русского, до 30-40 млн. человек, достаточного для обслуживания сырьевых отраслей и прихотей правящего класса.

Напомним, что советская государственность уже уничтожена, а новые владельцы российской обрабатывающей промышленности вовсе не желают её уничтожать, покуда она приносит им прибыль. Автор вместо того, чтобы анализировать интересы российского капитала и сопоставлять их с проводимой властями политикой явно склоняется к «теории заговора» и объяснению всех наших бед происками только внешнего врага. Разумеется, никак не согласуется с марксистским классовым анализом и предположение, что кто-то специально собирается сокращать именно русское население. Империализмом движет прибыль, и он не остановится и не останавливается на практике ради сверхприбыли перед уничтожением целых народов. Но запугивание людей уничтожением по национальному признаку – основа националистической пропаганды, из которой автор и черпает свои аргументы.

Делая эту ошибку, автор не замечает, что российские власти вполне способны регулировать цены, сохранять влияние государства на экономику, вводить барьеры для импортных товаров и снижать долларизацию экономики. Только делают они это лишь с одной целью — улучшить условия ведения бизнеса национальной буржуазией.

Если иметь в виду всю эту цепочку - от задач, изначально преследуемых США, до маховика разрушения, действующего все эти 25 лет и раскручиваемого проамериканской администрацией России в настоящее время, то вскрываются более глубинные политические причины стремительного разрушения страны, которые нельзя решить отдельными и даже системой антикризисных мер. Здесь выход один – разбить этот механизм разрушения вместе с операторами – властью, поставленной у руля американцами.

Ситуация усугубляется еще и тем, что в случае социального взрыва, а он неминуем при таком стремительном обнищании народа и усилении разрыва между богатым и бедными, существует угроза правого переворота со стороны радикальных либералов, поддерживаемых американцами, наподобие Украины. Если у власти проамериканская администрация, зачем американцам поддерживать против неё переворот?

Требуется политическая сила, способная организовать трудящиеся массы для взятия государственной власти с целью свержения проамериканской власти (А если это не проамериканская власть, а власть «родных» буржуев, такую власть трудящимся массам разве не надо свергать? Пусть продолжает нас грабить и угнетать?) и предотвращения правого переворота, способную разбить машину разрушения и спасти Россию

Российский народ уже устал от нищеты, лжи и обмана, от постоянных поражений КПРФ – самой большой партии коммунистов (лишь по самоназванию — вот в чём соль!), устал ждать объединения коммунистов в единый кулак, организующего начала, способного XXI век превратить в век побед коммунизма по примеру большевиков, сделавших ХХ век веком социализма.

Объединение коммунистов – очень сложный, практический вопрос. Кто с кем и на какой платформе будет объединяться? Единственная партия, сумевшая пройти несколько стадий объединения на сегодняшний момент – это РКРП-КПСС. В 2001 году в одну партию объединились две союзницы РКРП и РПК. А в 2012 году РКРП вошла в качестве республиканской партии в состав КПСС, объединившись на территории России с региональными структурами КПСС. Партия Зюганова подобного опыта не имеет, так как, во-первых, её на сегодняшний момент сложно идентифицировать как коммунистическую, а во-вторых, снобизм и чванливость её руководства всегда приводят к тому, что КПРФ не видит «в коммунистах» никого кроме себя. Объединяться коммунистам на платформе КПРФ совсем неприемлемо – это означает перестать быть коммунистами.

Так что, ожидание от КПРФ объединения коммунистов – глупенькая мечта «левых» объединителей, которые не желают видеть скрытую за красными флагами суть, не желают понять действительных причин отсутствия единства среди людей, называющих себя коммунистами. Мы хорошо знаем: «Единство — великое дело и великий лозунг! Но рабочему делу нужно единство марксистов, а не единство марксистов с противниками и извратителями марксизма».

КПРФ вобрала главные силы от КПСС и поэтому несет главную ответственность за организацию сопротивления режиму разрушения. Однако кризис в коммунистическом движении России налицо. В стране, где 60% трудового народа согласны вернуться в социализм, а 80% - левых взглядов, за КПРФ на недавно прошедших выборах в Госдуму РФ проголосовало 13,34% избирателей. Кризис еще и в разъединении коммунистов партийных и беспартийных, количество которых несоизмеримо больше по сравнению с партийными («Беспартийный коммунист» — это оксюморон, прямое противоречие. Коммунист потому и коммунист, что в составе авангарда рабочего класса борется за революционный переход к коммунизму. Те же, кто не борется, а просто симпатизирует идеалу коммунистического общества, — сочувствующие, левые по взглядам, но не более).

Анализируя причины поражения КПРФ на выборах, руководство КПРФ главными выделяет внешние, т.е. фальсификацию, приписки, вбросы, подкупы со стороны власти и т.п. Однако власть действовала адекватно своей сути, и по-другому она не может. Фальсификация выборов вполне вкладывается в ложь и обман, на которых стоит весь буржуазный строй, и не только в России. Ссылка коммунистов на то, что власть нарушила соглашения о проведении честных выборов и обманула, крайне несостоятельна. Власть уже 25 лет систематически обманывает народ, и доверять ей было сверхнаивно.

Что касается внутренних причин, то кризис в коммунистическом движении во многом имеет общие черты с кризисом многих западноевропейских коммунистических партий и поэтому имеет международное звучание.

Прежде всего, - это парламентский путь к власти, на котором до последнего времени твердо стояла КПРФ.

Дело не только в неправильно выбранной тактике КПРФ. Эта партия на своём пути совершила ряд откровенно предательских по отношению к трудящимся шагов. Вот, хотя бы два примера. В 1993 году, после ельцинского государственного переворота и расстрела из танков и других видов оружия защитников Дома Советов, зюгановцы согласились принять участие в декабрьском «референдуме», на котором принималась антирабочая конституция – это дало возможность Ельцину и Ко утверждать о наличии демократии в стране. Участие зюгановца Маслюкова в правительстве Примакова в 1998-1999 годах и прямая поддержка руководством КПРФ этого правительства дало возможность олигархическому режиму удержаться у власти в ситуации дефолта и разворачивающейся рельсовой войны.

Большинство коммунистических партий западноевропейских стран с 1950-х годов под видом обновленного социализма сменили классовую борьбу и диктатуру пролетариата на парламентаризм и «социальное государство», предав интересы рабочего класса. (Сноска: Заметим, что в это же время и КПСС отказалась от диктатуры пролетариата, сменив ее на «общенародное государство»).

По сути это был путь борьбы за буржуазные свободы и права трудящихся в рамках капиталистической системы. Поэтому не случайно, что на деле они ратуют за слияние с социал-демократами, а их лозунги и цели борьбы уже мало чем отличаются между собой.

Идеи борьбы за буржуазные свободы и демократию легли в основу и советской перестройки, за которой последовал крах социализма в СССР и др. странах Восточной Европы. Они привели к развалу или ослаблению и многих еврокоммунистических партий. В частности, такие крупнейшие и мощные (до середины 1970-х годов) компартии как французская и итальянская переболели всеми болезнями еврокоммунизма: отход от марксизма-ленинизма, признание негодности ленинизма и революционного марксизма, идейные брожения и поиска целей борьбы, оппортунизм, реформизм, соглашательство и «исторические компромиссы» со всякого рода «левыми» и правыми и т.п., что привело в конечном счете к падению доверия к коммунистам со стороны широких масс трудящихся, сужению их поддержки и сокращению численности их членов.

Поэтому лозунг борьбы за социализм западноевропейские коммунисты если не сняли, то отложили его под видом мирового социализма до мировой революции, а главное внимание уделяют экономической борьбе, решению бытовых проблем населения, что ничем не отличает их от других всякого рода социал-реформистов.

Часто оправдывают парламентаризм фактами прихода к власти путем выборов народно-демократических сил, коммунистов, в частности, в Молдавии, в ряде латиноамериканских стран.

Однако, например, в подавляющем большинстве латиноамериканских стран, где поднявшийся «бронзовый гигант» разрывает цепи империализма, главным средством борьбы было восстание. Достаточно сказать, что в Эквадоре за два года народ насильно сменил трех президентов. В других случаях, например, в Венесуэле, Боливии и др., народная власть устанавливалась и закреплялась хотя и парламентским путем, но при мощной поддержке народных выступлений и прежде всего рабочего класса. В Никарагуа – также парламентским путем, но на фоне пылающего антиамериканизмом континента и т.д. В Молдавии коммунисты (по самоназванию, т.к. членов ПКМ во главе с Ворониным никак нельзя считать коммунистами в подлинном смысле этого слова. Так же как и КПРФ и КПУ, молдавская партия оторвана от рабочего класса и срослась с капиталом) пришли к власти при поддержке вконец обнищавшего народа, а потеряли ее, будучи в плену буржуазных свобод и демократии. В Чили, как известно, Президент-социалист Сальвадор Альенде, будучи в плену буржуазных свобод и демократии, потерял власть и сам погиб.

«Провалы» парламентаризма связаны прежде всего с порочностью его теоретической базы. К ее основным положениям следует отнести «социальное государство» в качестве главной цели борьбы, признание в качестве исходной ячейки будущего справедливого общества – предприятий с собственностью работников (народных предприятий в России) с рыночными связями между ними, представление о рынке - со справедливыми ценами и честной конкуренцией, коалиционное правительство и т.п. Ложное, извращенное понимание этих исходных посылок настолько стало устойчивым в обиходе, что оно нуждается в более детальном анализе.

Концепция «социального государства» возникла в 1950-70 годах, когда в ряде стран Западной Европы пришли к власти социал-демократы с программами, включающими повышение жизненного уровня населения путем повышения заработной платы и увеличения социальных расходов буржуазного государства на бесплатное образование, здравоохранение, социальное обеспечение и т.п. Это было объективное требование того времени. В послевоенный период разрушенное производство насыщалось новой техникой, соответственно росла квалификация работников. Для их максимальной реализации требовалось повышение материальной заинтересованности работников к росту производительности труда. Этой цели был подчинено, прежде всего, повышение заработной платы работникам по крайней мере на величину, возмещающую дополнительные затраты рабочей силы и для стимулирования труда. Кроме того, для удовлетворения таких социальных потребностей как образование, здравоохранение, различного рода социальных выплат капиталисты подключили и свое буржуазное государство, как более эффективный способ подготовки здоровой и образованной рабочей силы для капитала (а не в личных интересах работника и народа в целом, как это утверждают социал-реформисты), независимо от случайностей и возможностей отдельных индивидов.

Однако и в условиях роста доходов работников прибавочная стоимость, созданная, в частности, интеллектуальным трудом наемных работников и присваиваемая капиталистами, возрастает значительно быстрее, чем увеличивается их заработная плата и социальные выплаты от государства

Это неточно – дело не столько в том, что работники умственного труда стали больше стоимости производить, сколько в том, что империалистическая буржуазия, расширяя сферу капиталистических отношений в зависимых странах, стала выкачивать из них больше стоимости и больше делиться с рабочей аристократией в «своих» странах.

Существенным фактором, стимулирующим повышение жизненного уровня населения в западных странах был пример СССР, успешно строящий социализм.

Однако, со временем, с разрушением СССР и наступлением неолиберализма с его строгим режимом экономии начались свертываться и социальные функции государства, чем так гордилась старушка Европа. Многотысячными выступлениями протеста сопровождал французский пролетариат уход «социального государства» в связи с принятием парламентом страны (в июне 2016 г.) поправок к трудовому законодательству, позволяющих продлить рабочую неделю до 60-ти часов и др.

Однако следы «социального государства», оставшиеся в Скандинавских странах, еще будоражат умы многих искателей мирного перехода к социализму и вдохновляют на создание «скандинавского социализма».

В чем же притягательная сила и ложность «социального государства»?

Услуги, предоставляемые буржуазным государством в образовании, здравоохранении, социальном обеспечении и т.п. по своему конкретному содержанию и по способу предоставления – на бесплатной основе являются общими, аналогичны тому, что имеет место при социализме. Однако, по своему социально-экономическому содержанию, т.е. кто предоставляет, в чьих интересах и как они используются, они существенно отличаются при капитализме и социализме.

При социализме, например, социальные услуги предоставляет социалистическое государство в интересах повышения благосостояния и всестороннего развития всех и каждого, успехи которого в СССР известны всему миру.

Однако социал-реформисты, по умолчанию, указанные услуги при капитализме наделили социально-экономическим содержанием, характерным для социализма, втаскивая его таким образом в буржуазное общество и всячески его облагораживая (так в тексте). На этом основании они утверждают, что поскольку государство выполняет функции по удовлетворению общественных нужд в области образования, здравоохранения, культуры, социального обеспечения и др., то оно выступает здесь от имени общества и в русле общенародного интереса, и поэтому является формой «действительно общенародного присвоения», а значит, государственная собственность является уже «общественной собственностью» (Сноска: См., например, А. Бузгалин, А. Колганов. Глобальный капитал, т. I, с.41-45),

Кроме того, принцип бесплатности предоставления указанных услуг, исключая рыночные отношения и, по их утверждению, выводит эту сферу услуг за пределы капиталистических отношений.

Так выстраивается социальное государство, которое уже не капиталистическое, но и не социалистическое, так как в основе экономики лежит якобы не частная собственность, а, по выражению Пушкина, «неведомая зверюшка».

Заметим попутно, что вообще-то возможность на определённых этапах временного существования в рамках одной общественно-экономической системы разных укладов признавал и Ленин, не считая такое общество «неведомой зверюшкой». Вопрос именно в том, какие отношения являются в обществе определяющими, какой уклад лежит в основе, какой способ производства господствует, какие тенденции в развитии.

В действительности указанные услуги предоставляет буржуазное государство, которое всегда и во всех случаях остается на службе капитала, комитетом по управлению его делами. Соответственно, и государственная собственность является буржуазной, а не общественной.

Поэтому как бы указанные услуги ни подавались в качестве «общественного блага», на деле они подчинены интересам капитала (разве мало разрушений буржуазным государством России отечественного образования, науки, конечно же, в угоду олигархическому капиталу!), является фактором его возрастания. Заметим, что предоставление социального рода услуг в здравоохранении, образовании, социальных выплат в форме социального пакета имеет место во многих крупных корпорациях. Но там очевидно, что капитал в этом блюдет свой интерес. И никому и в голову не приходит утверждать, что эти услуги предоставляются в интересах работника, развития его личности. По сути тот же процесс происходит и в государстве. Буржуазное государство, как совокупный капиталист, предоставляет услуги на бесплатной основе, конечно же, в интересах частных капиталистов. «Общенародный интерес» в буржуазном обществе также всегда и во всех случаях представлен буржуазным интересом. Это азбука марксизма (Очень верно отмечено! И как это стыкуется с ранее сказанным о необходимости спасения буржуазной России?)

Что же касается принципа бесплатности предоставления услуг, то он диктуется развитием в современных условиях обобществления в сфере потребления и является более эффективным с позиции интересов всего класса капиталистов, а никак не заботой об умственном и нравственном развитии человека, как об этом любят поговорить социал-реформаторы (Тем не менее, в поисках пространства для развития капитал всё же стремится коммерциализировать образование, медицину и другие социальные услуги. И противостоя этому, мы отнюдь не выгоду для капитала защищаем).

Говоря в целом, в действительности т.н. «социальное государство» это обычный современный капитализм с его рыночным фундаментализмом, направленным на увековечение капиталистической собственности. Страны с «социальным государством», как и другие в капиталистическом мире, подвержены постоянно повторяющимся мировым экономическим кризисам с их разрушениями и безработицей, в них господствуют ТНК – базовые скрепы господства мировой буржуазии; а сами эти государства оказываются странами высокой степени эксплуатации труда капиталом. В идеологии«социальное государство» – это протаскивание партнерства и соглашательства в классовых отношениях, это идея деидеологизации, которая отрицает классовые противоречия и классовую борьбу пролетариата, протаскивая классовый мир.

Другим теоретическим положением для парламентских партий являются предприятия с собственностью работников (в России - «народные предприятия»), которые объявляются ячейкой социализма с социально ориентированными рыночными связями между ними и честной конкуренцией. Как известно, значительное распространение они получили в Америке - их доля в структуре экономики составляет более 10%. Это дало повод их поклонникам говорить о том, что в Америке больше социализма, чем его было в СССР.

Появление предприятий с собственностью работников в США в соответствии с Программой ЕСОП (план создания акционерной собственности работников), разработанной правительством США, приходится на тот период в США (1970-1980 г.г.), когда заработная плата американских рабочих постоянно снижалась, а экономика, по сути, находилась в кризисе. Создание этих предприятий было выгодно государству, так как они способствовали снижению безработицы, сглаживанию социальных конфликтов.

Но они соответствовали и интересам работников. Во-первых, чтобы стать акционером предприятия им не требовался собственный первоначальный капитал. Каждый из них приобретал акции на кредит, полученный в банке на льготных условиях, а расплачивался из дохода на вложенный капитал. Во‑вторых, прямой выгодой для этих предприятий является и значительное снижение налогов, чем они прежде всего и привлекательны. В-третьих, при решении основных вопросов деятельности предприятия акционеры голосуют не акциями (как в обычном акционерном обществе), а по принципу 1:1 (один человек – один голос), что потенциально открывает широкие возможности для участия рядовых работников в управлении производством и распределением. Хотя на деле получается по-другому.

Однако предприятия с собственностью работников функционируют в сфере рыночных отношений, поэтому они подчиняются законам рынка, т.е. разоряются и обогащаются за счет других и, конечно же, не могут ни обуздать, ни преодолеть экономические и финансовые кризисы, которые периодически потрясают капиталистическую экономику. То есть социальная ориентация рынка и честная конкуренция являются выдумкой простаков, обыкновенным мифом. (Сноска: Ленин требования «честной», «свободной» конкуренции называл мещанско-реакционными).

Внутри предприятий рядовые работники не допускаются к участию в решении производственных вопросов, это – функция менеджеров. В соответствии с этим высшие менеджеры этих предприятий, занимая «командные высоты» в системе управления, реализуют свое преимущественное положение перед рядовыми в различного рода дополнительных доходах, привилегиях и т.п. Луис О. Келсо, автор предприятий с собственностью работников в США, предупреждал, что здесь при распределении требуется бдительность, чтобы не допустить эксплуатацию других работников (Сноска: Луис О. Келсо. Демократия и экономическая власть. Ростов-на-Дону. 2000. С. 63.). Тем не менее, острые противоречия между менеджментом и рядовыми работниками существуют и нередко выплескиваются забастовками.

Поэтому предприятия с собственностью работников, как правило, не отличаются ни «народностью», ни «социалистичностью» и представляют зачастую предприятия типа буржуазных кооперативов. Кстати, Луис О. Келсо также представлял их как путь совершенствования капитализма.

Но всегда есть исключения из правил. Только сотая доля процента этих предприятий в США, а в России единицы, где, благодаря руководителям, которые оказались по взглядам адекватны народной природе этих предприятий, реализуют творческий потенциал трудового коллектива – от рядового до руководителя, оказываются достаточно эффективными, конкурентоспособными и социально ориентированы (Но жизнеспособны ли эти исключения, если, как автор отмечает выше, предприятия независимо от личных качеств руководства подчиняются законам рынка, законам движения капитала?).

В целом же предприятия с собственностью работников не играют заметной роли в экономической жизни США, они не смягчают кризисы, в частности, финансово-экономический кризис 2008 г. Они не могут стать и основой, главной ячейкой социализма, как это пытаются доказать всякого рода ревизионисты. Но они являются преддверием коллективных предприятий, которые при социализме входят в систему общественной собственности на средства производства при господстве общенародной собственности (Как разъяснял тов. Сталин, одновременное существование коллективных и государственных предприятий вынуждает сохранять в определённых пределах товарный характер производства, сдерживает процесс социалистических преобразований. Поэтому целесообразность сохранения коллективных предприятий при социализме – явление вынужденное в преимущественно крестьянской стране, и развитие социалистических отношений прямо связано с постепенным их преобразованием в общенародные). С этой стороны их развитие при капитализме является делом прогрессивным. Кроме того, реальные народные предприятия являются школой коллективных действий в общих интересах, где работники отрабатывают начала управления общей собственностью на средства производства и результаты общего труда, борьбы с бюрократизмом, т.е., если хотите, школой социализма.

Наконец, для парламентских партий главной формой власти является коалиционное правительство, как правило, с преобладанием представителей буржуазии. Это определяет, во-первых, его неустойчивость, во-вторых, тенденцию к усилению частного, олигархического капитала.

Именно к усилению олигархического капитала и привело участие КПРФ в правительстве Примакова в 1998-99 годах. Автор верно заметил, что коалиционная форма является неустойчивой: как только примаковско-маслюковский мавр сделал своё дело, Ельцин отправил его в отставку. Режим использовал КПРФ по прямому назначению – как громоотвод для народных волнений. Тем удивительней, что Зюганов и другие вожди КПРФ продолжают носиться с фактом участия их представителя в правительстве Примакова как с писаной торбой. Они считают это положительным примером.

*****

С практической стороны парламентский путь к власти также имеет ряд существенных недостатков.

Во-первых, размывается социальная база партии. Коммунисты для расширения своего электората в борьбе за парламентское присутствие вынуждены опираться на более многочисленные социальные группы, например, на пенсионеров, интеллигенцию, мелкий бизнес и др., и меньше на рабочих, как значительно меньшую по численности часть электората. Поэтому редкий случай, когда можно встретить рабочего в парламенте.

Во фракции КПРФ совсем нет рабочих, зато, так же как и в других парламентских фракциях, есть артисты, спортсмены, генералы и космонавты. А также и миллионеры…

Редкие съезды с представителями трудовых коллективов, которые носят представительски-рюмочный характер, не могут заменить систематической работы в рабочей среде.

Так парламентская партия, не находя «общий язык» с рабочим классом (Сноска: Конфедерация труда России, например, представляющая самые боевые классовые профсоюзы, решительно (документально) отмежевалась от КПРФ и других компартий), лишает рабочий класс организующей силы, обрекая его на стихию тред-юнионизма, на беспомощную пассивность

КТР отмежевалась от КПРФ не из-за её парламентаризма – необходимости работы в парламенте КТР не отрицает. Но, с одной стороны, КТР ищет прямого политического представительства и не желает быть младшим партнёром крупных парламентских партий. А с другой стороны, политическая платформа КТР - социал-демократическая, ряд её руководителей открыто выражают антикоммунистические взгляды. И КТР входит в антикоммунистическую и лояльную существующей империалистической системе Международную конфедерацию профсоюзов, а не в подлинно классовую Всемирную федерацию профсоюзов.

Но и компартия без рабочего класса лишается боевитости, дееспособности. Обычно слабую связь коммунистов с рабочим классом партия мотивирует тем, что он разобщен, деморализован, не организован (как будто это не дело партии), а то и вообще его уже нет. Когда же наступает «момент истины», как когда, например, в Украине, возникла необходимость борьбы с фашизмом, оказалось, что рабочий класс (цвет его - шахтеры, металлурги и др.) есть и весьма многочислен, но политически в основной своей массе недееспособен. Да и сама компартия Украины, приученная к парламентской работе, даже теперь в условиях фашизма добивается войти в русло парламентской борьбы, из которой ее профашистская власть вытеснила.

Подобно тому, как неорганизованный рабочий класс, по выражению Ленина, – ничто, так и компартия без поддержки рабочего класса — никакая, обречена на деградацию и гибель.

Тут есть принципиальный момент. Коммунисты по определению и есть представители рабочего класса. Если те, кто называют себя коммунистами, задумываются, надо ли им завести связь с рабочими или нет, то возникает вопрос – а почему этих людей до этого считали коммунистами? Рабочая политика это основа любой настоящей компартии.

И совсем партия неразборчива в своей социальной базе, когда принимает в свои ряды буржуазию, особенно апеллируя к малому бизнесу как весьма многочисленной социальной группе, а также к крупной буржуазии, как «людей с деньгами». Все это еще больше отдаляет ее от пролетарских слоев, порождая классовое недоверие. Краткосрочные выгоды от «дружбы» с бизнесом оборачиваются многократными потерями в перспективе.

У КПРФ уже пройдена точка невозврата по вопросу сращивания с «бизнесом». Среди зюгановцев можно найти и долларовых миллионеров и владельцев предприятий. Толстосумы Видьманов (президент Росагропромстрой, председатель правления Росагропромстройбанка), Муравленко (выходец из ЮКОСА), Агаев (глава ООО «Юг-Нефтепродукт») и другие помимо капиталов владеют ещё и партбилетами КПРФ. Это они-то будут расшибаться в лепёшку за интересы рабочих? В этом есть большие сомнения. Но кроме членства в партии Зюганова, российские капиталисты, разумеется, и другими способами используют её расположенность к «бизнесу».

Во-вторых, социальной базой для парламентских партий является народ, включающий и наемного работника и буржуа, пенсионера и высшего чиновника. Поэтому партия объявляет себя партией всего народа, а своей целью —народовластие (вместо диктатуры пролетариата). Характерен в этом отношении факт, что КПРФ признала, наконец, «диктатуру пролетариата», но по-прежнему придерживается «народовластия».

И естественно, что главной формой внепарламентской борьбы, которая при этом подчинена парламентской, т.е. увеличению электората, является «улица» - уличные шествия, демонстрации, пикеты и т.п. Однако эта форма при всей ее важности не может заменить забастовочную борьбу рабочих, без которой уличная борьба лишена своего основания и часто обречена на бессмысленные хождения.

Автор совершенно прав, подчёркивая важность забастовочной борьбы рабочих. Но, наверное, не стоит противопоставлять её уличным формам. Искусство классовой борьбы заключается в том, чтобы вовремя использовать тот инструмент и ту форму, которая в данный момент лучше всего подходит.

В-третьих, в руководящих кругах парламентских партий материальный интерес часто превалирует над коммунистической идеей. Нередко идет борьба не только за большинство в парламенте, но и за места во фракции в различных законодательных органах, причем сверху до низу. Часто функционеры, подобно менеджерам в компаниях, отрабатывают свои деньги вместо борьбы за коммунистическую идею. Отсюда всеобщая поддержка руководства партии его окружением, особенно его верхних структур, практически не допускающих критики, за которой может последовать лишение доходных мест, что случается частенько. Так, руководствуясь материальным интересом, многие «красные губернаторы», поддержанные на выборах КПРФ, переметнулись в партию власти.

Отрицательный отбор уже давно привёл к такой ситуации: среди рядовых членов КПРФ ещё можно встретить марксистов, но чем выше по партийной иерархической лестнице, тем реже они встречаются. Верхушка партии Зюганова – сплошные правые и «друзья капитала».

В-четвёртых, вхождение главных руководителей партии в парламент страны и другие законодательные органы вместо серьезной, кропотливой и повседневной работы по руководству партией является одной из причин ее ослабления. Трудно представить Ленина и др. видных большевиков, заседающих в Госдуме России. Позицию партии в парламенте не хуже могли бы проводить и рядовые депутаты-специалисты. Но места–то доходные и руководители фракции определяют доходные места и для других членов фракции взамен их верности и поддержки. (Сноска: Горькое, но позднее признание можно слышать от некоторых парламентских руководителей КПРФ, что 25 лет участия КПРФ в парламенте оказались для партии бесполезными, добавим от себя, - еще и кризисными).

Никакие «депутаты-специалисты», этакие «профессиональные политики», мастера передвижения по парламентским коридорам, не смогут отражать интересы рабочих лучше самих рабочих. Это известно ещё с ленинских времён, когда несколько рабочих депутатов входили в царскую думу.

В-пятых, соглашательство, установление «партнерских» отношений с властью, взаимодействие с ней на основе различного рода договоренностей и соглашений. Вместо организации рабочих на борьбу, к примеру, за сохранение предприятия, доведенного до банкротства, руководство партии обращается с прошением к Президенту за его сохранение. Одним словом, вместо вхождения в рабочую среду хождение к власти.

Такие соглашения нередко заканчиваются провалами, а то и предательством по отношению к партии. Так, одной из причин поражения КПРФ на последних выборах в Госдуму стало нарушение соглашения с властью о проведении честных выборов. Путин-игрок обыграл доверчивое руководство КПРФ (Ой ли? Такое ли уж оно, это руководство, неопытное и наивное? Уже давно налицо холодный расчёт при «сливе» партией Зюганова интересов трудящихся). О порочной практике соглашений с властью свидетельствует и вопиющий факт, когда, например, зампред партии Кашин по просьбе местной главы изгнал с должности секретаря парторганизации (г. Щелково Московской области) Еремейцеву Наталью Николаевну – боевого коммуниста, а с ее уходом закрылась и коммунистическая газета, которую она выпускала (75 тыс. экз.) многие годы (Отметим, что «коммунистической газетой» автор величает газету «На русском рубеже», выходившую под лозунгом «За национально-государственные интересы России!» Но, конечно, Еремейцеву выгнали не за буржуазный национализм её газеты. Его как раз руководство партии вполне терпело и приветствовало). (Сноска: По этому случаю А. Быков посвятил в ее славу замечательное стихотворение). Примечательно, что это не нашло никакого осуждения в руководстве партии.

В-шестых, в период между выборами партия фактически бездействует, ограничиваясь, как правило, периодическими уличными выступлениями, приуроченными к праздничным и другим юбилейным датам. Это ведет к деградации, нередко к сокращению ее рядов.

В-седьмых, руководство партии, прельщаясь комфортными условиями работы в буржуазном парламенте и перспективой получения от власти выгодных министерских или других доходных мест, зачастую теряет боевитость, ослабляет руководство партией, ведя политику соглашательства с властью.

В-восьмых, путь к власти через парламент, как правило, оказывается бесперспективным, так как власть всегда старается использовать (и это ей удается) любые нарушения закона и чудовищные фальсификации, а то и инструменты насилия для своего сохранения, а большая часть коммунистов как находилась, так и продолжает находиться под гипнозом возможно мирной победы на следующих выборах. С таким «багажом» парламентские партии всегда будут нести поражения, а руководители компартий всегда будут звать к новым выборам, боясь потерять «теплые» места во властных структурах.

Стало уже общим местом выражение - «буржуазия никогда мирно не отдаст свою власть». Подобно тому, как буржуазия за прибыль в 300% готова пойти на виселицу, так и на выборах она готова пойти на любые преступления ради получения большинства в парламенте, как условие высочайшей доходности в перспективе.

*****

Уже достаточно прочным среди коммунистов стало понимание того, что разложение КПСС началось с ее ХХII съезда (1961 г.), когда была отменена «диктатура пролетариата» и вместо нее провозглашено «общенародное государство» (Раз большинство в партии согласилось на исключение из программы партии диктатуры пролетариата, значит, разложение началось раньше. На съезде этот факт лишь зафиксировали). Через 25 лет в 1986 г. в записке к Пленуму о положении в КПСС отмечалось, что причиной деформаций в жизни партии и в обществе стали нарушения ленинских принципов в работе с кадрами - протекционизм, выдвижение работников по признакам землячества, личной преданности, сложившаяся во многих партийных организациях противоестественная марксистско-ленинской партии обстановка, когда высшие руководители оказывались вне контроля и критики не только со стороны рядовых коммунистов, но и руководителей низшего звена… Через пять лет под тяжестью этого груза КПСС, не справившись с перестройкой партии, рухнула. КПРФ как наследник КПСС частью унаследовала эти пороки парламентской партии и, очевидно, движется по наклонной траектории.

Для всех очевидно и об этом все говорят открыто, что для того, чтобы «изменить курс в государстве», необходимо «изменить курс в КПРФ». Всем уже ясно, что парламентаризм, по которому партия шла 25 лет, себя не оправдал и является порочным в своей основе и гибельным в дальнейшем

Неверное обобщение. С одной стороны, к сожалению, не всем очевидно, что курс в КПРФ или государстве вообще необходимо менять. С другой стороны, многие уже понимают, что никакая реальная смена курса КПРФ невозможна. Так что, скорее очевидно другое: курс в пользу трудящихся можно сменить не благодаря, а вопреки политике КПРФ, которая не только ничего для рабочих не сделала, но часто откровенно мешала трудящимся в их борьбе за свои права. Например, в 2005 году в разгар массовых выступлений трудящихся против монетизации льгот, зюгановцы твёрдо проводили линию на сглаживание, на уменьшение остроты выступлений, что было явно выгодно режиму.

Не менее ясно для всех и то, что необходимо вернуться к ленинским нормам деятельности партии. Однако эти намерения носят обычно весьма общий характер и поэтому нуждаются в конкретизации. В связи с этим рассмотрим более конкретно, какие задачи стоят перед коммунистами и какие требования должны предъявляться к компартии в современных условиях.

Коммунисты являются наиболее сознательной частью рабочего класса, его политическим авангардом. Партия коммунистов по своей сути – это партия, не навязанная рабочему классу извне, и она не является по вызову для решения каких-то частных, пусть и очень важных текущих вопросов. Компартия должна быть порождением рабочего класса и служить, прежде всего, его коренным интересам в достижении рабочего социализма. Вся сила партии коммунистов – в силе рабочего класса, пролетариата, его всемерной поддержке. Лишаясь этой поддержки и апеллируя ко «всему народу», претендуя на его представительство, она превращается в бутафорию и, как правило, идет на соглашательство с властью. В то же время классовая борьба должна быть дополнена диктатурой пролетариата, без которой пролетарская власть превращается в кисель и обречена на гибель.

Одним словом, нельзя признать рабочий класс в качестве ведущей революционной силы общества, не признавая классовую борьбу, так же как - классовую борьбу нельзя оторвать от диктатуры пролетариата.

Главной целью коммунистов является освобождение труда от эксплуатации человека человеком и создание общества, обеспечивающего постоянное повышение благосостояния трудового народа и свободное всестороннее развитие всех и каждого члена общества.

В России правящий класс - олигархия и высшая бюрократия, как уже отмечалось, является проводником интересов мировой олигархии, прежде всего, американской и поэтому классовая борьба пролетариата против буржуазии смыкается с национально-освободительной борьбой против мировой олигархии

Они не могут смыкаться, потому что национально-освободительная борьба — это борьба против национального угнетения, а какое национальное угнетение испытывает российская буржуазия, которая сама является частью мировой олигархии? Российская буржуазия не угнетена, она господствует, вот только хочет более прочного и прибыльного господства, поэтому распространяет сказки о том, что она тоже угнетена заокеанскими империалистами, так что трудящиеся должны её поддерживать. И тот, кто продолжает в эти сказки верить, обречён служить этой буржуазии, пусть даже в остальном он вроде бы безупречно следует заветам Ленина.

Средством уничтожения власти буржуазии является взятие пролетариатом государственной власти в свои руки и установление «диктатуры пролетариата» (почему в кавычках? Нам нужна диктатура пролетариата без кавычек) как инструмента для защиты революции и социалистических преобразований.

Моментом взятия власти является наступление революционной ситуации, как момент высшего накала противоречий в обществе. Революционная ситуация в обществе может возникнуть в результате 1) стихийного взрыва народных масс как следствия политики проамериканской власти, ведущей к разрушению экономики и обнищанию большинства трудящихся; 2) организации цветной революции правыми либералами с целью установления профашистского режима в интересах мировой олигархии по типу Украины [Характерно, что «цветные революции» автор оставляет без кавычек, хотя любому марксисту ясно, что революциями они не являются – прим. ред.]; 3) вступления войск НАТО в Россию по соглашению с проамериканским правительством страны для предотвращения или в случае наступления народного восстания [Ленинским определением революционной ситуации автор, очевидно, не пользуется, а зря – прим. ред.].

Главной социальной базой компартии является рабочий класс, прежде всего, - промышленное ядро пролетариата. Его ближайшими союзниками является пролетарское крестьянство [И откуда, интересно, автор взял такой класс как «пролетарское крестьянство»? Человек либо владеет своим крестьянским хозяйством и является крестьянином, либо трудится по найму на сельхозпредприятии и является пролетарием. К слову, крестьян в современной России не более 500 тыс. человек – прим. ред.], прогрессивная пролетарская интеллигенция и другие патриотически настроенные слои населения [Выделять «патриотически настроенные слои населения» – новое слово в классовом анализе – прим. ред.]; а на первом этапе – и мелкая буржуазия, которая сама находится под гнетом олигархии.

Главные задачи компартии:

- формирование у рабочих социалистического сознания, марксистско-ленинского мировоззрения как единой, целостной системы знаний и на этой основе превращение рабочей массы в рабочий класс. (Сноска: Часто среди коммунистов бытует представление: нам не надо долгое и системное обучение, мы и так убежденные коммунисты, а что касается рабочего класса, то кроме повышения заработной платы и водки, его ничего не интересует. Так рождается глубокий разрыв между рабочими и коммунистами. Коммунисты забыли, как большевики (если использовать образ Павла из книги «Мать» М.Горького) пьяненького с гармоникой рабочего превращали в пламенного революционера.

- организация классовых профсоюзов, способных противостоять администрации предприятий и бороться за интересы рабочего класса, а также рабочих советов на предприятиях и советов общественного самоуправления на территориях, как базовых органов советской власти после взятия государственной власти пролетариатом.

Как КПРФ помогает классовым профсоюзам, об этом красноречиво говорят факты. Например, в 2011 году зюгановцы вроде как уже соглашались включить в избирательный список (выборы в Госдуму) профсоюзного активиста, но в последний момент заменили его генералом ФСБ и личным другом Путина. В итоге, в образовавшейся фракции КПРФ, как обычно, никто не представлял рабочее движение.

- организация протестного, забастовочного движения рабочих на предприятиях за экономические и политические требования – сохранение и развитие производства, повышение заработной платы и улучшение условий труда, установление рабочего контроля, участие рабочих в управлении производством и распределением, борьба за переход частных предприятий в собственность работников, наконец, организация всеобщей забастовки как средство мирного перехода власти в руки пролетариата. При этом коммунисты должны бороться вместе с рабочими, помогать им в информационном, материальном, финансовом, юридическом, методическом и т.п. обеспечении;

- в решающий момент, момент революционной ситуации поднять эксплуатируемые массы для завоевания политической власти в стране, используя для этой цели всеобщую политическую стачку, а в случае незаконных действий властей - и восстание;

Для подавления бастующих рабочих силой властям, скорее всего, не потребуются незаконные действия — они заранее готовят себе массу совершенно законных механизмов для этого.

- после взятия власти силами трудящихся провести революционные, социалистические преобразования в обществе;

- осуществить переход от социализма к высшей фазе коммунизма и завершить строительство коммунистического общества, в котором «свободное развитие каждого является условием развития всех».

- в отношениях с другими политическими партиями и движениями возможны соглашения и компромиссы, не поступаясь своими принципами, как средство, как «полустанок» для достижения своих главных целей.

Таковы изначальные цели и задачи коммунистов, их ответственность перед рабочим классов и всем эксплуатируемым народом.

Для решения этих задачкомпартия в современных условиях должна отвечать следующим основным требованиям:

- ее деятельность должна строиться на базе теории марксизма-ленинизма, предполагающей переход от капитализма к социализму революционным путем на основе классовой борьбы пролетариата с доведением ее до диктатуры пролетариата. При этом коммунисты обязаны постоянно совершенствовать теорию марксизма-ленинизма в соответствии с изменяющимися условиями, увязывая ее постоянно с практикой борьбы как главным критерием ее верности. Каждый коммунист обязан владеть цельным мировоззрением марксизма и знанием других наук в соответствии с требованием Ленина: «Коммунистом можно стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которое выработало человечество». В отношении к буржуазной власти партия исключает политику всякого рода соглашательства и партнерства, допускает в отдельных случаях компромиссы по тактическим вопросам, не поступаясь своими главными принципами.

Марксизм-ленинизм в устах идеологов КПРФ звучит как простая фраза. Реальная политика у партии Зюганова не левее, чем, скажем, у насквозь буржуазной «Справедливой России», которая не зря когда-то воспринималась членами КПРФ как конкурент. Соглашательство с капиталистами и их политикой – это вообще ежедневная практика зюгановцев.

- партия должна быть рабочей партией, что означает соответствие ее деятельности коренным интересам рабочего класса и численное превосходство рабочих в партии; исключает в своих рядах представителей эксплуататорских классов за исключением тех частных собственников, доход которых ограничен (вполне сознательно) не выше стоимости его рабочей силы.

В этом пункте всё противоречит постоянной реальной практике КПРФ. Партия не рабочая, не знает и не хочет знать коренных интересов класса, всё время заигрывает с мракобесными учениями и религиями (изучают «духовное наследие» философа-фашиста Ивана Ильина, сотрудничают с РПЦ), содержат на руководящих постах откровенных буржуев с миллионными доходами.

- вступление в партию проводится только по рекомендации рабочего коллектива (не менее 5 человек) при успешном прохождении годичного кандидатского стажа и с правом отзыва своего кандидата в любое время и контроля за его деятельностью в той или иной форме;

Этот механизм успешно применялся ПОСЛЕ установления Советской власти, но никак не до революции. Нельзя полагаться на рекомендации беспартийных рабочих в условиях тотального господства мелкобуржуазных и буржуазных взглядов в сознании народа, в том числе, и представителей рабочего класса. Тем более этот советский способ не годится в условиях господства реакции, когда контроль деятельности коммуниста со стороны беспартийных может привести к репрессиям в его отношении.

На практике при реализации такого способа проникновения в партию различные силы, в том числе и вражеские, смогут разбавлять состав парторганизаций своими людьми. Это очень быстро превратит партию из авангарда в арьергард, содержащий в себе все мелкобуржуазные иллюзии. И чем партия будет ближе к власти, тем опаснее данная норма – партия, по сути, перестанет контролировать свой состав. Автор сам говорил, что в настоящий момент рабочий класс политически недееспособен – ему лишь только предстоит через классовую борьбу обрести классовое сознание. Но даже и тогда будет происходить борьба внутри рабочего класса пролетарской и мелкобуржуазной тенденций. Это проверено историей. Партия должна быть авангардом, а не плестись в хвосте – об этом Ленин говорил неоднократно.

- активная позиция каждого коммуниста, предполагающая, наряду с обязательным членством в одной из партийных организаций и уплатой членских взносов, инициативное, лидерское, активное участие в рабочих организациях (профсоюзах, рабочих советах и др.), в насущных делах трудовых коллективов, постоянная пропаганда идей социализма. При этом не только учить массы, но и учиться у них, прислушиваться к их голосу, угадывать их наболевшие нужды. Только тогда партия будет «…способна идти туда, куда идет масса, и стараться на каждом шагу толкать ее сознание в направлении социализма, превращать каждое организационное начинание в дело классового сплочения…» (Ленин В.И. ПСС, соч..т. 17, с. 363-364);

- высокая ответственность каждого коммуниста и партии перед рабочим классом, перед всем эксплуатируемым народом, перед коммунистическим движением в целом. КПРФ, например, как наследница КПСС, не может отгораживаться от коммунистов других компартий – выходцев с той же КПСС, а наоборот, должна бороться за сближение с ними, за единство всего комдвижения.

И снова автор говорит о единстве, не задаваясь вопросом: о единство кого с кем по существу идёт речь? Вопрос-то не в том, кто в каком отношении к КПСС находится, а в том, кто на каких классовых позициях стоит.

Кроме того, КПРФ уже четверть века как раз непробиваемо отгораживается от коммунистов других партий и чванливо предлагает всем посыпать голову пеплом и вступить в её ряды. И никаких признаков изменения в этом подходе не видно.

- главным принципом внутренней организации партии является демократический централизм, предполагающий широкое свободное обсуждение всеми ее членами основных вопросов партии при подчинении единой воле всех для выполнения уже принятых решений; периодическая сменяемость и подконтрольность руководителей партии рядовых членов, их высокая ответственность перед ними;

- исключается монополия на истину отдельных лиц или партийного руководства партии. Все основные теоретические основы партии и ее практические установки принимаются на всеобщем собрании (референдуме) членами партии и с предварительным широким обсуждением, то есть на основе принципа коллективности; (в условиях когда партия находится в оппозиции правящему режиму, когда усиливается репрессивность этого режима, когда партия по существу действует полулегально, такой референдум технически неосущаствим; для этой цели существует съезд партии).

- в структуре управления партией предусматривается разделение партийного и исполнительного руководства (Опять попытка решить коренные проблемы чисто техническими мерами. И что – исполнительское руководство должно быть непартийным?)

- исключение доминирования материального интереса в делах поощрения партийной деятельности вместо служения коммунистическим идеалам.

- исключается участие руководителей партии в законодательных и исполнительных органах власти. Для работы в этих органах партия делегирует депутатов из рядовых членов партии, которые, как показывает ленинский пример, могут достаточно успешно выполнять эту миссию

От того, что руководители партии будут не сами «просиживать штаны» в парламенте, а поручат эту роль «специалистам», проводимая в Госдуме линия нисколько не изменится, просто помимо партийного руководства появится ещё слой «рядовых» профессиональных депутатов – как это и наблюдается в КПРФ. Проведение классовой линии в парламенте возможно лишь при очищенном от оппортунизма и твёрдо стоящем на марксистско-ленинских позициях партийном руководстве – никакие технические меры этого не заменят. Но представительство именно рабочих (не неких внеклассовых «специалистов») в законодательных органах действительно важно.

- введение партмаксимума для всех членов партии, ограничивающий личные доходы коммуниста не выше стоимости их рабочей силы.

- создать безотказно организационно действующий механизм, который служил бы надежным заслоном для карьеристов и приспособленцев, гарантировал выдвижение в руководящие органы партии наиболее авторитетных, стойких коммунистов, способных эффективно осуществлять руководство, строго соблюдая демократические нормы и принципы коллективности в условиях действенного контроля со стороны партийных и беспартийных масс;

Говоря коротко – предлагается откуда-то взять некий чудесный механизм, который разом решит множество организационно-кадровых проблем. Но вот беда – волшебную палочку ещё не изобрели.

- развивать критику и самокритику, вести постоянную борьбу со всякого рода ревизионистами и оппортунистами, высоко нести знамя революционного марксизма-ленинизма.

Необходимо ввести институт сторонников партии с определенными правилами вступления, обязанностями и ответственностью и таким образом дополнить партию движением с охватом широкого круга населения преимущественно из рабочих, пролетариев.

Только неукоснительное соблюдение по сути всех ленинских принципов организации и деятельности партии, без каких-либо отклонений со скидкой на какие-либо чрезвычайные обстоятельства позволит компартии выполнить роль авангарда пролетариата в его борьбе за свое освобождение.

Итак, резюмируем.

В статье есть, конечно, точно помеченные моменты жизни КПРФ, верная критика некоторых популярных соглашательских идей. Но когда речь идёт о конкретных предложениях, автор приводит либо благие пожелания без конкретных механизмов их реализации в нынешних условиях, либо технические меры, которые могут улучшить частные моменты, но не в состоянии разрешить коренные проблемы КПРФ. При этом по ключевым вопросам – вопросам о целях компартии в конкретных общественно-исторических условиях – автор сам даёт ответы, несовместимые ни с марксизмом, ни с классовой линией действительно коммунистической партии.

В результате даже при реализации всего сказанного (что уже довольно фантастично) КПРФ останется всё такой же буржуазной по сути партией, только освободится от явных признаков окончательного разложения и добавит «рабочей» и «революционной» риторики. Так и должна выглядеть мимикрия КПРФ влево в соответствии с отмеченным Лениным стремлением буржуазии всегда поддерживать ту оппортунистическую партию, которая по своему названию и фразеологии наиболее близка, наиболее похожа на настоящую революционную партию.

Автор так и не понял, что не реверансы в сторону рабочих делает партию рабочей (с этим и всякий социал-реформатор согласится), а до известной степени слияние с классом, всемерное развитие и организация классовой борьбы, соединение коммунистической идеологии с рабочим движением. С этого и начинается подлинно рабочая политика.

Просмотров 1215
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру