Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Когда принимают закон в интересах пролетариев?

Дата: 17.11.2016 г. Добавил: possumus
]]>Печать]]> E-mail


 

Господство класса буржуазии в любом капиталистическом государстве, включая РФ, определяет условия жизни класса пролетариев, эксплуатируемого буржуазией. Господство это выражается, в частности, в принятии буржуазным государством таких законов, которые, естественно, соответствуют только корыстным интересам господствующего класса буржуазии и защищают эти интересы в ущерб пролетариям.

И естественно, Трудовой Кодекс капиталистической РФ тоже принят буржуазным государством (в лице: Правительства - представило законопроект, Госдумы - доработала законопроект. Совета Федерации - согласовал законопроект и Президента - превратил его в закон, подписав) в интересах своего класса российской буржуазии. Возьмём, например, ст.134 ТК:

«Обеспечение повышения уровня реального содержания заработной платы включает индексацию заработной платы в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги. Гос. органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения производят индексацию заработной платы в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, другие работодатели - в порядке, установленном коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами».

 

Однако эта статья ТК не защищает право пролетариев на «Обеспечение повышения уровня реального содержания заработной платы». Почему? Потому, что на «…индексацию заработной платы в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права» могут лишь надеяться только работники государственных и муниципальных учреждений и предприятий. А рабочие частных «работодателей» только тогда могут лишь рассчитывать на индексацию, когда своей организованной борьбой сумеют предусмотреть условие об индексации «…коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами».

И этой неопределённостью широко пользуются и буржуазное государство, и буржуазные «работодатели»: или совсем не индексируют заработную плату или индексируют, когда считают нужным и на сколько пожелает их «щедрая душа».

 

Попытка Российского Объединённого Трудового Фронта совместно с Российской коммунистической рабочей партией, при поддержке ряда региональных парламентов, заставить буржуазное государство принять, в интересах пролетариев, закон об обязательной ежегодной индексации заработной платы всех наёмных пролетариев была, естественно, заблокирована правящей президентской партией «Единая Россия».

И не только потому, что эта буржуазная партия защищает интересы своего класса, но также потому, что законопроект не получил необходимой организованной поддержки российских пролетариев, пока ещё мало понимающих свои общеклассовые интересы и потому слабо организованных для борьбы за эти общие интересы.

 

Это, конечно же, временное явление и современные российские пролетарии, со временем, поймут необходимость совместной организованной борьбы за свои классовые интересы.

Полезно вспомнить в связи с этим то, какую борьбу до Октября 1917 г. вели российские рабочие за свои жизненные экономические права, борьбу, которая в итоге подготовила российский пролетариат к взятию власти в свои рабочие руки.

В 1897 г. Ленин, находясь в ссылке, написал брошюру «Новый фабричный закон», которую пролетарии РФ могут оценить, как почти современную. Итак, читаем (с сокращениями):

«Второго июня 1897 года издан новый фабричный закон о сокращении рабочего дня на фабриках и заводах и об установлении праздничного отдыха. Петербургские рабочие давно уже ждали этого закона, который правительство обещало …, напуганное массовой стачкой рабочих весной 1896 г. Вслед за этой массовой стачкой рабочих … последовали другие стачки, и везде рабочие требовали сокращения рабочего дня. Правительство отвечало на стачки дикими преследованиями, хватало и высылало без суда массы рабочих; правительство пыталось с перепугу повлиять на рабочих глупенькими фразами о христианской любви фабрикантов к рабочим …

Но на эти фразы рабочие отвечали только смехом, и никакие преследования не могли остановить движения, охватившего десятки и сотни тысяч рабочих.

Правительство поняло тогда, что необходимо уступить и исполнить хоть часть требований рабочих. Кроме зверской травли стачечников и лживо-ханжеских фраз, петербургские рабочие получили в ответ обещание правительства издать закон о сокращении рабочего дня. Это обещание было заявлено рабочим с небывалой торжественностью в особых объявлениях, расклеенных на фабриках …

Теперь же нам надо рассмотреть те обстоятельства, которые заставили правительство исполнить обещание…Вопрос возбужден был 15 лет тому назад …

Вот, когда дело идет о том, чтобы сделать подачку … гг. русским благонамеренным землевладельцам, «ходатайствовавшим» о милостыньке из народных денег, или о том, чтобы назначить субсидию или премию «угнетенным» гг. фабрикантам, - вот тогда русское правительство торопится и колеса чиновнических и министерских канцелярий вертятся очень быстро, как бы «подмазанные» каким-то особым «маслом».

Относительно же рабочих не только проекты законов лежат под сукном годы и десятилетия (напр., проект об ответственности предпринимателей вот уже, кажется, второе десятилетие все еще «изготовляется»), но даже изданные уже законы не применяются, ибо чиновники … совестятся беспокоить гг. фабрикантов …

Отчего же, спрашивается, на этот раз давно поднятый вопрос сразу получил движение? сразу был разрешен …?

Очевидно, была какая-то сила , которая толкала чиновников, которая встряхнула их, поборола их упорное нежелание «привязываться» с новыми требованиями к отечественным фабрикантам.

Этой силой были петербургские рабочие и те громадные стачки, которые устроены были ими в 1895-1896 гг. и которые сопровождались, благодаря помощи рабочим со стороны социал-демократов (коммунистов – К.) … предъявлением определенных требований к правительству и распространением среди рабочих социалистических прокламаций и листков.

Правительство поняло, что никакая полицейская травля не сломит рабочих масс, сознавших свои интересы, объединившихся для борьбы и руководимых партией социал-демократов, защищающих рабочее дело.

Правительство вынуждено было пойти на уступки.

Новый фабричный закон точно так же вынужден рабочими у правительства, точно так же отвоеван рабочими у их злейшего врага, как и … закон 3 июня 1886 г. о правилах внутреннего распорядка, о штрафах, о расценке и т.д… (См. об этом брошюру «О штрафах». (2 том, стр. 15-60. Ред.)

Так и теперь. Рабочие требовали в 1896 году сокращения рабочего дня, поддерживали свое требование громадными стачками. Правительство отвечает теперь на требование изданием закона о сокращении рабочего дня.

Тогда, в 1886 году, правительство уступило рабочим под давлением рабочих восстаний и старалось свести уступки к наименьшим размерам, старалось оставить лазейки фабрикантам, задержать введение новых правил, отжилить у рабочих, что только можно из их требований.

Теперь, в 1897 году, правительство уступает точно так же только давлению рабочих восстаний и точно так же стремится всеми силами уменьшить уступки рабочим, стремится выторговать, отжилить часик-другой, увеличивая даже тот рабочий день, который предложен фабрикантами, стремится оттягать в пользу фабрикантов несколько больше праздников, не вводя их в число дней обязательного отдыха, стремится затянуть введение новых порядков, откладывая главные правила до будущих распоряжений министров.

Законы 3 июня 1886 г. и 2 июня 1897 года, эти главные фабричные законы в России, оба являются, таким образом, вынужденной уступкой, отвоеванной русскими рабочими у полицейского правительства.

  Оба они показывают, как относится русское правительство к самым законным требованиям рабочих.

II ЧТО СЛЕДУЕТ СЧИТАТЬ РАБОЧИМ ВРЕМЕНЕМ?

…Как мы уже сказали, новый закон, во-1-х, ограничивает рабочий день для всех рабочих; во-2-х, устанавливает обязательный воскресный и праздничный отдых…

Новый закон постановляет после этого такое правило:

«Рабочим временем или числом рабочих часов в сутки для каждого рабочего считается то время, в течение которого, согласно договору найма, рабочий обязан находиться в помещении заведения и в распоряжении заведующего оным для исполнения работы».

Итак … Занят ли рабочий в это время своей настоящей или обыкновенной работой, или управляющий заставляет его работать что-либо другое, или даже заставляет его просто ждать, - это безразлично: все время, проведенное рабочим на фабрике, должно считаться рабочим временем.

Например, на некоторых фабриках после звонка в субботу рабочие чистят машины; по закону, чистка машин должна тоже считаться частью рабочего времени. Следовательно, если фабрикант ничего не платит рабочему за чистку машин, то это значит, что фабрикант даром пользуется рабочим временем нанятого рабочего.

Если фабрикант, нанявши рабочего по сдельной плате, заставляет его ждать или отвлекает его от работы каким-нибудь сторонним делом без особой платы за это дело (всякий рабочий знает, что это случается нередко), то это значит, что фабрикант даром пользуется рабочим временем нанятого работника.

Рабочим следует запомнить это определение рабочего времени … и, опираясь на него, давать отпор всякой попытке дарового употребления хозяином рабочей силы.

…Но правительство, прислуживаясь к капиталистам, нарочно затемняет многое такое, что для каждого рабочего само собой ясно. Так и тут правительство постаралось дать маленькую лазейку господам фабрикантам…

А как быть в таком случае, когда в договоре найма ничего не сказано об обязанностях рабочего находиться столько-то часов в день на фабрике? …

Применим ли в таком случае новый закон о числе рабочих часов в сутки? По здравому смыслу, конечно, применим, ведь рабочий работает на фабрике, - как же не считать это рабочим временем.

Но «здравый смысл» у гг. капиталистов и поддерживающего их правительства совсем особый. По букве выписанной нами статьи, к таким случаям легко могут не применить закон о сокращении рабочего времени. Сошлется фабрикант на то, что в договоре он не обязывал рабочего находиться на фабрике - и баста.

А так как не всякий фабрикант такой искусный кляузник, чтобы заметить эту уловку, то чиновники … поспешили заранее указать … на эту полезную для них дырочку в новом законе. Министерство финансов давно уже издает особую газетку: «Вестник Финансов, Промышленности и Торговли» … Вскоре после выхода нового закона эта газетка поместила статью о новом законе …. Вот в этой-то статье чиновники и постарались указать фабрикантам на возможность лазейки в обход нового закона.

В этой статье прямо разъясняется, что новый закон нельзя будет применить к тем случаям, когда в договоре не сказано ничего о рабочем времени, ибо при подряде рабочего на определенную работу «…он является уже не нанимаемым рабочим, а лицом, принимающим заказ».

Фабриканту, значит, не очень трудно избавиться от неприятного закона: стоит только назвать рабочего не рабочим, а «лицом, принимающим заказ»!

Вместо того, чтобы сказать, что рабочим временем считается время, в течение которого рабочий находится на фабрике в распоряжении хозяина, закон, следовательно, намеренно выразился менее точно, сказав о том времени, в течение которого рабочий по договору обязан находиться на фабрике.

Казалось бы, что это все равно, но на самом деле и тут не побрезговали пустить в ход умышленную неясность в ущерб рабочим! …

«Ночным временем считается: при работе одной сменой - время между 9 час. вечера и 5 час. утра, а при работе двумя и более сменами - время между 10 часами вечера и 4 часами утра».

... «Ночь» для черного народа, который должен всю жизнь работать для других, и «ночь» для чистых господ, которые могут жить чужим трудом - это по «закону» совсем различные вещи. И в С.-Петербурге, и в Москве в 4 часа утра большую часть года еще совсем темно, совсем ночь.

Но русский закон постановляет, что рабочий должен сообразоваться всю жизнь с интересами капитала, рабочий должен верить, что в пятом часу обязательно начинается день … А ведь если рабочий живет не на фабрике, то ему придется вставать в три часа, а может быть, и раньше, чтобы поспеть к четырем на фабрику! ... Кончается «день» для рабочих только в 10 часов вечера, и, выходя с фабрики на совершенно темную улицу, рабочий не должен смущаться этой темнотой: он должен помнить и верить, что только-только кончился «день», ибо так постановляет закон…

Запрещения ночных работ в законе нет…

Мы уже сказали, что правительство хочет выставить себя заботящимся о здоровье рабочих; вот как говорит министерство финансов о ночной работе:

«Ночные работы, бесспорно, более утомительны, вредны для здоровья и вообще менее естественны, нежели работы при дневном свете; вред этой работы тем больше, чем она продолжительнее и постояннее. Казалось бы, что, ввиду вредности ночных работ, лучше всего запретить их и взрослым рабочим (как это воспрещается женщинам и подросткам обоего пола в некоторых производствах, а малолетним безусловно), но для этого нет никаких оснований даже с точки зрения общего благосостояния рабочего; умеренный ночной труд безвреднее для него, нежели слишком продолжительная, но одинаково оплачиваемая дневная работа».

Вот как хорошо умеют отводить глаза народу чиновники русского правительства! Даже защита интересов худших из фабрикантов выставляется заботой о «благосостоянии рабочего». И как бесстыдно то оправдание, которое придумано министерством …

Министерство хочет сказать, что рабочего вынуждает идти на ночную работу низкая заработная плата, такая низкая плата, при которой рабочему нельзя обойтись без непомерно длинной работы. И вот министерство, уверенное, что это всегда так останется, что рабочему не добиться лучшей платы, цинично объявляет: если рабочему приходится работать безобразно долго, чтобы прокормить семью, то не все ли ему равно уж, днем работать лишние часы или ночью?

Конечно, если останутся прежние нищенские заработки у большинства русских рабочих, то нужда заставит их работать лишние часы, но какое же нахальство нужно, чтобы объяснять разрешение ночной работы забитым положением рабочего!

«Оплачиваться труд будет одинаково», - вот в чем суть для прислужников капитала, - «а при теперешней оплате труда рабочему не обойтись без лишних часов».

И подобные чиновники, сочиняющие кулацкие доводы для прижимистых фабрикантов, смеют еще говорить о «…точке зрения общего благосостояния рабочего».

Не напрасно ли только они надеются на то, что рабочий всегда будет таким забитым? всегда станет соглашаться на «одинаковую оплату», именно прежнюю нищенскую оплату его труда?

 

Низкая плата и длинный рабочий день всегда идут рядом и одно без другого невозможно. Если плата низка, то рабочему необходимо придется работать лишние часы, работать и по ночам, чтобы выработать себе на прокормление. Если рабочее время непомерно длинно, то плата всегда будет низка, потому что при длинном рабочем времени рабочий вырабатывает в каждый час изделий меньше и гораздо хуже, чем при коротком рабочем дне; - потому что рабочий, задавленный непомерной работой, всегда будет оставаться забитым и бессильным против гнета капитала…

...Вот как говорит закон о сверхурочных работах:

«Сверхурочною считается работа, производимая рабочим в промышленном заведении в такое время, когда по правилам внутреннего распорядка ему не полагается работы. Сверхурочная работа допускается не иначе, как по особому соглашению заведующего промышленным заведением с рабочим. В договор найма могут быть включены условия только о таких сверхурочных работах, которые оказываются необходимыми по техническим условиям производства».

Это - чрезвычайно важная статья в новом законе, и вся она направлена целиком против рабочих и дает полный простор произволу фабриканта…

Добавление закона, что для этих работ требуется «особое соглашение» рабочего с хозяином, есть пустая и совершенно бессмысленная фраза. Все работы производятся рабочими «по соглашению» с хозяевами; рабочие ведь … работают по найму, т.е. по соглашению… Правительство вставило в закон эту пустую фразу, чтобы сделать вид, будто оно хочет ограничить сверхурочные работы.

На самом же деле тут нет ровно никакого ограничения их ; как прежде хозяин говорил рабочему: «хочешь - работай сверх срока; не хочешь - получай расчет!», так и теперь будет говорить… Вместо ограничения сверхурочных работ, эта статья закона легко может привести к еще большему употреблению их.

Закон дает даже право хозяину включать в договор требование сверхурочных работ, когда эти работы «необходимы по техническим условиям производства» ... Как разобрать, какие работы «необходимы по техническим условиям производства», какие - не необходимы? …Как можно опровергнуть заявление хозяина, который говорит, что работа, на которую он поставил рабочего сверх урока, «необходима по техническим условиям производства»? …Закон только укрепил произвол хозяев, подсказав им особо надежный способ притеснять рабочих. Теперь, стоит только хозяину внести в условия договора правило, что рабочий не вправе отказываться от сверхурочной работы, «необходимой по техническим условиям производства», и дело фабриканта в шляпе! Попробует рабочий не пойти на сверхурочную работу, - его прогонят…Таким образом, правительство вполне узаконило произвол фабрикантов по отношению к сверхурочной работе…- это особенно видно из следующего рассуждения «Вестника Финансов»:

«Сверхурочные работы необходимы также при срочных заказах, которых вовсе не может предвидеть фабрикант или заводчик* в производствах, приуроченных к определенным, кратким периодам времени, если для владельца заведения невозможно или затруднительно увеличить число рабочих».

* Старая песенка! Каждый год русские фабрики - особенно центрального района - получают перед Нижегородской ярмаркой срочные заказы, и каждый год они торжественно уверяют всех дураков, которые им верят или притворяются верующими, что они не могли предвидеть этого !..

Видите, как успешно «толкуют» закон ретивые лакеи фабрикантов …Это уж просто какое-то издевательство над рабочими! …

Увеличить число рабочих … - значит уменьшить число толпящихся у ворот безработных, - значит уменьшить соперничество между рабочими, сделать рабочих более требовательными, согласиться, пожалуй, на более высокую плату…

Подобный произвол фабриканта в назначении сверхурочной работы уничтожает всякое значение закона о сокращении рабочего дня… Нелепость закона о сокращении рабочего дня без запрещения (или, по крайней мере, ограничения) сверхурочных работ до того очевидна, что во всех предварительных проектах закона было предположено ограничить сверхурочные работы…

Откинув все предположения о каком бы то ни было ограничении сверхурочной работы, правительство прямо взяло на себя … защиту интересов худших фабрикантов, прямо узаконило полное подчинение рабочих и с полной ясностью выразило свое намерение оставить все по-старому, отделавшись ничего не говорящими фразами. Министерство финансов … дошло до того, что принялось доказывать, будто бы ограничить сверхурочные работы было бы «несправедливо по отношению к самому рабочему».

 

Вот эти рассуждения, над которыми полезно подумать каждому рабочему .

«Лишение рабочего права работать на фабрике свыше определенного числа часов в сутки было бы трудно осуществимо на практике» «и являлось бы несправедливым по отношению к рабочему: нельзя преследовать человека за то, что он изыскивает средства к существованию, напрягает свои силы иногда даже свыше того предела, за которым его труд может оказаться вредным для здоровья».

Кланяйся и благодари, русский рабочий! Правительство так милостиво, что «не лишает» тебя «права» работать хоть по 18, хоть по 24 ч. в сутки, правительство так справедливо, что не хочет тебя преследовать за то, что фабрикант заставляет тебя надрываться над работой! …

 

… У фабрикантов есть тысячи способов давить на правительство: у них есть свои общества и учреждения, фабриканты заседают во многих правительственных комиссиях и коллегиях …, фабриканты имеют лично доступ к министрам, фабриканты могут сколько угодно печатать о своих желаниях и требованиях, а печать имеет громадное значение в настоящее время.

У рабочих же нет никаких законных средств давить на правительство. Рабочим остается только одно: соединяться вместе, распространять сознание своих интересов, как одного класса, среди всех рабочих и давать соединенными силами отпор правительству и фабрикантам.

Всякий рабочий видит теперь, что применение нового закона целиком зависит от того, кто сильнее будет давить на правительство: фабриканты или рабочие. Только борьбой, сознательной и стойкой борьбой добились рабочие издания этого закона. Только борьбой могут они добиться того, чтобы этот закон действительно применялся и применялся в интересах рабочих.

Без упорной борьбы, без стойкого отпора объединенных рабочих каждому притязанию фабрикантов новый закон остается … одной из тех нарядных и лживых вывесок, которыми наше правительство старается подкрасить прогнившее насквозь здание полицейского произвола, бесправия и угнетения рабочих.

...Значение нового фабричного закона состоит в том, что он, с одной стороны, является вынужденной уступкой правительства, что он отвоеван у полицейского правительства соединенными и сознательными рабочими.

Издание этого закона показывает успех рабочего движения в России, показывает, какую громадную силу заключает в себе сознательное и стойкое требование рабочих масс… Неограниченное правительство, которое считается всемогущим и независимым от народа, должно было уступить требованиям нескольких десятков тысяч петербургских рабочих. Мы видели, как незначительны, как двусмысленны эти уступки.

Но ведь это только первый шаг. Рабочее движение … развивается все шире, охватывая все глубже массы промышленных рабочих во всей стране, и когда все эти массы, руководимые одной партией социалистов, предъявят сообща свои требования, - тогда уже правительство не отделается такой ничтожной уступкой!

С другой стороны, значение нового закона состоит в том , что он необходимо и неизбежно дает новый толчок русскому рабочему движению... И рабочие сумеют вести эту борьбу сознательно и твердо, сумеют настаивать на своих требованиях, сумеют обходить те ловушки, которые расставляют им наши полицейские законы против стачек…

Рабочие сами могут видеть отсюда, чего им ждать от чиновников полицейского правительства…русским рабочим предстоит еще много упорной борьбы».

Курмеев К.И.

Пермская организация

Российской коммунистической рабочей партии
Просмотров 4466
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру