Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Очередной бюллетень (№134) о жизни зарубежных компартий

Дата: 09.12.2016 г. Добавил: hakimich
]]>Печать]]> E-mail

В сегодняшней подборке представлены Коммунистические организации Франции и мнение коммунистов о президентских выборах в США.

 Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия - только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.


Франция - http://www.pcrf-ic.fr/


 

Во Франции целый ряд организаций, считающих себя марксистско-ленинскими, стремится к возрождению Коммунистической партии вместо некогда великой и героической, а ныне полностью выродившейся Французской Компартии (ФКП). К ним относится Союз революционных коммунистов Франции (СРКФ), входящий вместе с 28-ю европейскими компартиями, включая и РКРП-КПСС, в «Инициативу коммунистических и рабочих партий для изучения и разработки проблем Европы и координации своей деятельности», созданную 1-го октября 2013 года по инициативе Коммунистической партии Греции. С момента своего образования в 2004 году СКРФ ставил перед собой задачу постепенного продвижения к становлению единой марксистско-ленинской партии французских коммунистов. В уставе СКРФ были даже определены процедуры, связанные с его самороспуском и образованием новой партийной структуры.

Однако процесс объединения разных, хотя и идеологически очень близких организаций в единую партию всегда очень сложен. И дело не только в нюансах идеологии – есть более прозаические проблемы. Кто будет во главе? Какая из существовавших до объединения организаций будут иметь преобладающее влияние в новой партии?

20 июня 2015 года состоялся совместный съезд СКРФ и существующей с марта 2002 года организации, которую её учредители назвали просто «Коммунисты». Съезду предшествовали переговоры, которые проходили с сентября 2014 года по июнь 2015 года. Все указывало на существование общих политических и идеологических основ, а также на второстепенность разногласий и возможность их быстрого преодоления. Было объявлено об объединении двух организаций коммунистов и образовании на этой базе Партии Революционеров-Коммунистов (ПРК). Была достигнута договоренность, что создаваемая партия будет действовать на основе демократического централизма. Были согласованы и главные кадровые вопросы – предполагалось, что возглавит новую партию представитель организации «Коммунисты», а его заместителем будет Генеральный секретарь СКРФ Жан-Люк Салле, член редакционной коллегии международного теоретического и общественно-политического журнала «Марксизм и современность».

СКРФ не настаивал на паритетном представительстве объединяющихся организаций в Секретариате создаваемой партии – предполагалось, что в нем будет 6 товарищей от организации «Коммунисты» и 3 - от СКРФ. С другой стороны была оговорена совместная ответственность за решение вопросов организации, образования, международных связей и финансов, причем решения, касающиеся международных связей и финансов, должны быть одобрены съездом партии. В процессе объединения СКРФ согласился быть представленным в органах партии, включая съезды, в меньшинстве.

В первые месяцы существования новой партии те, кто был ранее в составе СКРФ, познакомились с полезным опытом проведения политической кампании в связи с региональными выборами, с изданием электронного еженедельника и приняли участие в мероприятиях 7 ноября 2015 года. Однако вскоре стали появляться тревожные сигналы. В международном плане это был отказ рассматривать партию как отряд международного коммунистического движения и четко определить свою позицию в борьбе между революционным марксистско-ленинским направлением и оппортунизмом. Это было требование прекращения братских отношений с Трудовой партией Кореи и членства в «Инициативе коммунистических и рабочих партий для изучения и разработки проблем Европы и координации своей деятельности». Это были оскорбительные выпады против партий, которые не только связаны братскими узами дружбы и сотрудничества с СКРФ, но и играют основополагающую роль в борьбе за восстановление международного коммунистического движения против оппортунизма и ревизионизма.

Бывшие руководители организации «Коммунисты» объявили газету СКРФ «Intervention Communiste», получившую одобрение на съезде, «вредной» и не отражающей линию партии. После смерти в конце февраля 2016 года Жана-Люка Салле, который был последовательным борцом против оппортунизма в международном коммунистическом и рабочем движении, положение ещё более ухудшилось. Его функции как заместителя Генерального секретаря партии отказались передать представителю СКРФ. Бывшие лидеры «Коммунистов» монополизировали все основные участки работы, ограничивая роль бывших членов СКРФ решением второстепенных задач. Ведущие члены организации решили, что СКРФ был ими просто поглощен! Съезд партии и Национальное бюро стали просто органами регистрации, члены которых не отвечают за исполнение решений. Секретариат партии рассматривается как руководство, независимое от состоявшихся обсуждений и доводит до сведения партии свою подготовленную позицию без учета результатов её обсуждения.

В этих условиях активисты СКРФ, избранные в Секретариат новой партии, уже весной 2016 года решили восстановить свою организационную независимость и свою деятельность по созданию революционной партии на основе марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма. Они выступили с Обращением, в котором информировали пролетариат, французский народ и Международное Коммунистическое Движение о провале процесса объединения и своём выходе из ПРК. Они призвали вновь объединяться всех тех, кто, как и они, убежден, что нынешний исторический период более чем когда-либо является периодом перехода от капитализма к коммунизму, кто, как и они, считают, что роль революционеров заключается в формировании передового отряда пролетариата, осознающего свою историческую задачу свержения политического господства буржуазии.

Обращение завершается призывом продвигаться вперед к строительству партии коммунистов, достойной истории французского рабочего класса и взаимодействующей с братскими партиями, борющимися во всем мире за искоренение оппортунизма и ревизионизма в рядах международного коммунистического движения!

23 октября 2016 года на чрезвычайном учредительном съезде, коммунисты, группировавшиеся вокруг коллектива газеты «Intervention Communiste» (Ответ коммунистов) бывшей сначала органом группы коммунистов «Коммунистическая координация» ещё внутри разлагавшейся Французской Компартии (ФКП), а затем СКРФ, создали новую Революционную Коммунистическую партию Франции (РКПФ). Эта Партия строит свою политику на базе материалистического и диалектического мировоззрения, концепции научного коммунизма и опыта Международного Революционного Рабочего движения, руководствующегося марксизмом-ленинизмом.

Её цель заключается в содействии на этой основе объединению французских коммунистов, разобщенных сегодня в борьбе против оппортунистических тенденций, подрывающих пролетарское революционное движение. Тем, кто считает, что создание новой партии усугубит разобщенность, съезд напоминает, что, как Ленин неоднократно подчеркивал, что вопрос о единстве революционеров не может быть решен до предварительного размежевания позиций, поскольку в противном случае опасность конечного разлада обостряется. Эта принципиальная позиция получила практическое подтверждение, когда провалилась попытка образовать Партию Революционеров-Коммунистов (ПРК). Съезд новой партии (РКПФ) был подготовлен на основе документов, предложенных руководством газеты «Intervention Communiste».

Почти все те, кто в мае 2015 года отказался принять исключение вклада СКРФ из документа, подготовленного к объединительному съезду СКРФ и организации «Коммунисты», одобрили содержание материалов, представленных с поправками чрезвычайному учредительному съезду РКПФ. Рассмотрев опыт, приобретенный в ходе подготовки к объединению и в период существования Партии Революционеров-Коммунистов (ПРК), образованной 20 июня 2015 года, учредительный съезд РКПФ пришел к заключению, что причиной тогдашней неудачи явилось преобладание оппортунистических течений во французском коммунистическом движении. Более конкретно речь идет об очень сильной тяге к «экономизму», которая проявляется далеко за пределами круга товарищей из организации «Коммунисты».

Экономизм – течение, которое развивается в пролетарской среде в периоды политической реакции, порождающей социальный пессимизм и деморализацию, когда считается, что отсутствует не только немедленная революционная перспектива, но, по крайней мере, временно рабочее движение не в состоянии бороться за что-либо, кроме отражения атак работодателей и удовлетворения неотложных потребностей. Подобно английскому профсоюзному движению, тред-юнионизму, экономизм видит перспективы только в политическом стимулировании этой борьбы. Он не понимает значимости развития массового революционного политического сознания пролетариата, необходимости вовлечения народных масс во все политические схватки, в том числе в международном плане, начиная с их требований и стремлений.

Именно поэтому он не выступает недвусмысленно за разрыв с Евросоюзом, евро и НАТО при опоре на борьбу народных масс за социализм-коммунизм. Проблемой является необходимость понимания того, что только социалистическая - коммунистическая революция может позволить в полной мере удовлетворить их стремления. Во Франции это течение стало очень сильным уже после кровавого подавления Парижской коммуны буржуазной демократией.

Сегодня укреплению экономизма способствовала победа контрреволюции в Советском Союзе и социалистических странах Европы. Однако своими корнями он уходит в увриеристские (от французского слова ouvrier - рабочий) тенденции. Увриеризмом называют замыкание рабочего движения на собственно рабочих, узко понимаемых интересах с недооценкой теории для революционной классовой борьбы. Это ещё сорок лет назад обеспечило торжество так называемого «еврокоммунизма» на XXII съезде Французской Компартии (ФКП).

Понимание сложившейся ситуации привело сегодня к появлению новой партии в преддверии 100 - летней годовщины Великой Октябрьской Революции 1917 года в России. Эта Революция показала, что в условиях общего кризиса капиталистического способа производства для ликвидации господства буржуазии нет альтернативы ниспровержению всей системы органов её власти, её классовой диктатуры. Какую бы форму эта диктатура не принимала, результатом её ликвидации должно стать новое государство, выражающее классовые интересы пролетариата (диктатура пролетариата) и его союзников, представляющих не эксплуататорские слои народа. Это новое государство будет нести ответственность за обобществление средств производства и обмена, осуществит экспроприацию капиталистов и введение централизованного планирования социального развития. Решению именно этой исторической задачи отвечало развитие социализма в СССР даже если распространение влияния, а затем и господство оппортунизма, начиная с XX-го съезда КПСС, создало условия для победы ревизионистской контрреволюции и восстановления капитализма.

Обсуждение на учредительном съезде новой партии было сосредоточено на роли пролетариата и необходимости укоренения коммунистов в рабочем классе с тем, чтобы партию «для» рабочего класса превратить в партию рабочего класса. Съезд провел широкий обмен мнениями в связи с пересмотром Трудового кодекса Франции, известным как Закон Эль Хомри (Мириам Эль Хомри, министр труда, занятости, профессиональной подготовки и социального диалога с 2 сентября 2015 года, марокканка по происхождению). Закон упрощает процедуру увольнений трудящихся, вводит сокращение оплаты сверхурочных и выходных пособий. Его обсуждение было встречено забастовками и демонстрациями, организованными профсоюзами и студенческими организациями. Однако 8 августа 2016 года он вступил в силу. Борьба против введения Закона Эль Хомри продемонстрировала потенциал возрождения классового профсоюзного движения, если рабочий класс восстановит свою партию.

Съезд провел широкий обмен мнениями по проблемам иммиграции и положения женщин, отмечая, в частности, отставание, допущенное коммунистами по этому последнему вопросу, имеющему сегодня, более чем когда-либо прежде, решающее значение для единства рабочего класса. Участники съезда подчеркнули, что буржуазный феминизм является одним из средств, используемых не только для разделения пролетариата, но и против демократических достижений прошлого. Это относится, например, к требованиям паритета на выборах, когда под этим предлогом, вместо расширения направлений борьбы, устанавливаются квоты по признаку пола, что приводит к ослаблению кадрового состава должностных лиц. Партия будет уделять особое внимание подбору, подготовке и политическому и теоретическому образованию трудящихся женщин. По случаю 8 марта 2017 года и 100-ой годовщины февральской Революции 1917 года в России, решено принять активное участие в проведении Международного Женского Дня, демонстрируя неотделимость требований трудящихся женщин от общей борьбы за демократию и социализм.

Съезд принял Устав Партии, основанный на демократическом централизме и добровольной дисциплине её членов. Съезд тепло приветствовал послания, полученные от братских партий: Алжирской Партии за демократию и социализм, Партии труда Австрии, Рабочей партии Венгрии, Трудовой партии Кореи (КНДР), Коммунистической партии народов Испании, РКРП, Коммунистических партий Греции, Италии и Турции. С тем же энтузиазмом Съезд подтвердил свое желание возобновить членство в «Инициативе коммунистических и рабочих партий для изучения и разработки проблем Европы и координации своей деятельности». Разногласия по этому вопросу были одной из причин разрыва с товарищами, которые первоначально входили в организацию «Коммунисты». Наконец, с воодушевлением Съезд аплодировал выступлению официального представителя молодежи партии, который оптимистично, хотя и сдержанно информировал об уже проделанной работе по подготовке и перспективам создания организации революционной коммунистической молодежи Франции.

Съезд избрал ЦК партии, который провел свой первый Пленум, образовавший Исполнительный комитет во главе с его Генеральным секретарем, товарищем Морисом Кукерманом. Съезд почтил память товарища Жана - Люка Салле, без которого нынешний новый политический этап не был бы возможен, так же как и товарищей Жана Саниты и Пьера Мартена, скончавшихся этим летом. Съезд закончился пением «Интернационала» и аплодисментами участников.

9 ноября 2016 года РКПФ выступила со специальным заявлением в связи с только что прошедшими выборами в США. Французские коммунисты отметили, что их результаты подчеркивают политический кризис господства финансовой олигархии в этой стране. В то же время они обращают внимание на определенные новые явления, обозначившиеся в ходе кампании. Во-первых, кандидат, фактически не имевший финансовой поддержки, Берни Сандерс, использовал такие недопустимые в американской политической жизни выражения, как социализм и революция, отстаивал преимущества государственных служб (по сравнению с частными), разоблачал Уолл-стрит и военную промышленность и обращался прямо к рабочему классу. До самого последнего момента это создавало проблемы для кандидата монополий и финансовой олигархии Хиллари Клинтон, чьи связи с военной промышленностью очевидны.

Сандерс – реформист, готовый управлять системой (это показывает его поддержка Клинтон после её победы на праймериз). Но его слова, хотя и демагогические по характеру, получили неожиданный резонанс. В пролетарских регионах происходила мобилизация, кампания финансировалась мелкими взносами, активно проходили мощные митинги, привлекавшие молодежь. Впервые кандидат говорил о зарплатах, студенческих долгах, одним словом о конкретных проблемах, с которыми сталкиваются массы.

Хиллари Клинтон - кандидат финансовой олигархии. Республиканская партия должна была бы по логике вещей иметь своего кандидата «для симметрии». Но им вопреки расчетам аппарата Республиканской партии (а, значит, вопреки воле монополий), стал Дональд Трамп, такой же реакционер и ксенофоб, как и другие, в том числе Хиллари Клинтон. Но в своих выступлениях он осуждал коррупцию мира политики и его связи с миром денег (это он - то, миллиардер!), капиталистическую глобализацию (свободу торговли) и говорил к тому же о зарплатах и рабочих местах.

Его скандальные высказывания об иммиграции, его размышления о женщинах, его пошлости, могли оказаться привлекательными для сельских жителей, для людей, принадлежащих к средним классам, пострадавшим от кризиса 2008 года. Но они всё-таки оставались на втором плане, поскольку он выступал против банальных речей традиционных политиков, как демократов, так и республиканцев и, таким образом, выглядел как противник истеблишмента, самой системы. После праймериз, результаты которых оказались неожиданными, олигархия, буржуазные политики решили, что в итоге президентом станет Клинтон, а Трамп будет отвергнут, оттенив самим своим участием её победу. Весь идеологический аппарат страны работал на Клинтон, в том числе и часть ведущих республиканцев.

РКПФ обращает внимание на то, что во Франции социал-демократы, республиканцы и большая пресса, смешивая выборы в США с выборами во Франции, проводили кампанию за Клинтон. Везде подчеркивалось, что у Трампа нет никакого политического опыта. Но это и стало одной из причин его победы над Хиллари Клинтон. На фоне её коррумпированности и связанных с ней скандалов, именно отсутствие опыта и лозунг «тот, кто всего добился сам и есть воплощение американской мечты!» объединили недовольных в большей степени, чем так называемое «Движение чаепития», возникшее в 2009 году. Это консервативное движение выступает за сокращение правительственного аппарата, снижение налогов и государственных затрат и сокращение национального долга и бюджетного дефицита. Его название напоминает о Бостонском «чаепитии» 1773 года, в ходе которого американцы уничтожили английский груз чая. Это стало переломным моментом в начале американской революции.

РКПФ констатирует, что позиции Трампа по международным проблемам менее воинственны, чем у Клинтон, чьи антироссийские речи выглядели как реальная подготовка к войне. Это также одна из причин его победы вопреки опросам общественного мнения. Однако Трамп дает все гарантии финансовой олигархии США, и его антисистемные выступления никого не должны обманывать. Он – приверженец империализма в его сегодняшнем протекционистском, то есть стремящимся оградить внутренний рынок от иностранных товаров, обличье.

РКПФ напоминает, что почти половина избирателей вообще не явилась на выборы, причем люди, принадлежащие к народным и пролетарским слоям, сохранили свою независимость. Те, кто голосовал за Сандерса на праймериз, как и многие афроамериканцы отказались от выбора из двух зол и участвовать в выборах не стали. Французские коммунисты хотят, чтобы коммунисты США сохраняли приверженность марксизму-ленинизму и расширяли свои ряды и влияние, организуя пролетариат для создания революционного движения, которое покончит с капитализмом. Всё указывает на то, что условия для этого созревают, хотя это и может занять ещё некоторое время!

Коммунисты о выборах в США - http://mltoday.com/


 

 

Редакторы сайта «Марксизм-ленинизм сегодня» 15 ноября 2016 года выступили со статьей о значении состоявшихся только что президентских выборов в США. Они отмечают, что на сегодняшний день большая часть комментариев либерального и левого толка посвящена избранному президенту Дональду Трампу и опасностям, которые предвещает его появление в Белом доме. Это вызывает серьезную озабоченность, но не должно затемнять значимость выборов – а именно то, что их результаты говорят о состоянии двухпартийной системы и настроениях электората. Без классового анализа, без понимания того, что выражает голосование и без анализа состояния институтов преемственности власти, возможные перспективы будут выглядеть еще более тревожно.

 

Выборы

 

Дональд Трамп одержал победу на президентских выборах в США, получив массовую поддержку в нескольких ключевых штатах, достаточную, чтобы обеспечить перевес в коллегии выборщиков, своеобразного американского института, изобретенного, чтобы не допускать чрезмерного влияния прямого волеизъявления. Трамп не получил голоса большинства граждан, большинства не только тех, кто имеет право голоса, но и просто большинства пришедших на выборы. По последним данным, опубликованным независимыми аналитиками из The Cook Political Report (Бюллетень «Политический отчет Кука»), за Трампа проголосовали 62,2 миллиона американских избирателей, а за Клинтон - 64,2 миллиона человек, передает Би-би-си. CNN приводит несколько другие цифры: 62,1 миллиона голосов - у Трампа и 63,9 миллиона - у Клинтон, по данным на вечер 23 ноября.

 

Таким образом, за Хиллари Клинтон на президентских выборах в США проголосовали почти на 2 миллиона больше избирателей, чем за Дональда Трампа. Победу Трампу на выборах обеспечили голоса выборщиков. За счет густонаселенных штатов, делегировавших больше выборщиков в коллегию, Трамп набрал больше необходимых 270 голосов выборщиков и победил. Агентство Associated Press сообщило, что группа депутатов призвала Клинтон инициировать пересчет голосов в штатах Висконсин, Мичиган и Пенсильвания. В этих штатах, где традиционно поддерживают демократов, отрыв Трампа от Клинтон был крайне незначительным. Тысячи американцев вышли на улицы, протестуя против победы Дональда Трампа на президентских выборах.

 

Конечно, завоевание большинства в коллегии выборщиков, не имея большинства голосов по результатам самих выборов, не является чем-то совершенно необычным. Партия Трампа - Республиканская партия - сохранила свое большинство в обеих палатах Конгресса. В истории США было четыре случая, когда президентами становились кандидаты, проигравшие по количеству голосов избирателей. В частности, в 2000 году Джордж Буш-младший стал главой государства, хотя за Альберта Гора проголосовали на 544 тысяч избирателей больше. В XIX веке подобное случалось с президентами Джоном Куинси Адамсом, Ратерфордом Хейсом и Бенджамином Гаррисоном. Инаугурация Трампа состоится в январе 2017 года.

 

Всеобщие выборы вызвали замешательство в Демократической партии, но внутрипартийные выборы (праймериз) единого кандидата от Республиканской партии породили разброд и в ней. Трамп не фашист, он правый популист. Популизм (от латинского populus - народ) — политическая позиция или стиль риторики, апеллирующие к нуждам народных масс в противовес желаниям элит. Правый популизм, противоречивая идеология, сочетающая в себе атаки на социально подавляемые слои с извращенными формами антиэлитарности на основе поисков козлов отпущения. У Трампа это смесь белого расизма, антииммигрантской ксенофобии, изоляционизма, антиинтеллектуализма, американского национализма, ностальгии по золотым временам (под лозунгом «Вернем величие Америки!») и враждебности по отношению к правящим элитам (истеблишменту). В ходе предвыборной кампании он выступал как правый популист. Сегодня важнейшим стал вопрос: будет ли он стремиться и управлять в этом же стиле?

 

Движение Трампа, безусловно, привлекло фашистские элементы из так называемой «Правой альтернативы» (Alt-Right) (термин относят к крайне правым идеологиям, включая превосходство белой расы, исламофобию и антифеминизм) и, вероятно, могло бы трансформироваться в фашистское направление. Однако сейчас большинство классических элементов, связанных с фашизмом, в нём присутствует лишь в зародышевой форме. Это касается антидемократического терроризма, атак на систему судебных органов, свободу прессы и собраний, антисемитизма и антикоммунизма.

 

И, конечно же, в отличие от Германии начала 1930-х годов, сейчас нет экзистенциального политического кризиса (состояния тревоги, чувства глубокого психологического дискомфорта при вопросе о смысле существования), в котором правящий класс США видел бы настолько серьёзную угрозу революции, что мог бы отказаться от обычных буржуазно - демократических форм правления. В определенной растерянности оказалось руководство двух партий монополистического капитала, но не его власть в США.

 

У правого популизма длинная и по сути своей расистская история – от так называемой партии «ничего не знающих» в 19 веке, стремившейся остановить иммиграцию, в первую очередь из католических стран, к правым популистам типа Томаса Уотсона на рубеже 20-го века, Хью Лонга в 1930-х годах и Джорджа Уоллеса в 1960-х. Это именно популизм, но не левый в стиле Берни Сандерса, а правый в духе Джорджа Уоллеса. Он опирается на абсурдную мысль о том, что правительственные социальные программы приносят больше пользы афроамериканцам и другим меньшинствам, чем белым и руководствуется тлетворной идеей о том, что меньшинства преступны и принадлежащие к ним не хотят работать.

 

Победа Трампа стала сюрпризом, если оценивать её исходя из исторически подтвержденных параметров, определяющих успех на выборах - денег и позиции средств массовой информации. У Клинтон были явные преимущества в привлечении финансирования и расходах. Решением Верховного суда по обращению консервативной некоммерческой организации «Объединенные граждане», значительно упростившему правила финансирования предвыборных кампаний, была открыта дверь для практически неограниченных пожертвований на их проведение. Либералы и левые это решительно осуждали, однако размеры пожертвований на кампанию Клинтон не оставляли сомнений в том, что она – кандидат богатых и сильных. На её стороне были и почти все крупные СМИ.

 

Тем не менее, выборы 8 ноября были проиграны комментаторами, СМИ, электоральными консультантами, социологами, проводившими опросы и обеими основными политическими партиями. Миллиарды долларов, истраченные богатыми и влиятельными, не помогли достичь желаемых и ожидаемых результатов, не остановили Трампа. Он победил вопреки серьёзным, но не решающим преимуществам своей соперницы.

 

Помимо огромных взносов корпораций и агрессивно проклинтоновских СМИ на неё работала отлаженная избирательная машина Демократической партии, её поддерживал не утративший значительной доли популярности действующий президент и демографическая ситуация была для демократов благоприятной. Они проиграли потому, что отказались решать наиболее важные для всего электората проблемы. Но избиратели искали кандидата, который выступал бы за необходимые изменения, а Клинтон предлагала опыт и преемственность.

 

Число избирателей, принявших участие в выборах, продолжало снижаться, подтверждая историческую тенденцию, прервавшуюся только при избрании Обамы. Это отражает растущее разочарование в двухпартийной системе. В 2016 году участие в выборах приняли 57% избирателей, имеющих право голоса, в 2012 году их было 58,6%, а в 2008 - 61,8%. Кроме того, это были первые президентские выборы, состоявшиеся после того, как Закон об избирательных правах 1965 года был серьёзно выхолощен Верховным судом США в 2013 году. В результате этого множество афроамериканцев и граждан, принадлежащих к другим меньшинствам, были фактически лишены гражданских прав с помощью различных ухищрений, разработанных, чтобы отказать им в праве голоса.

 

Двухпартийная система эффективна для отвлечения недовольства от отсутствия действительной политической независимости. Несмотря на значительную неудовлетворённость статус-кво, истеблишментом и экономикой, большая часть её сторонников поддалась на демагогические обещания Трампа и его поиски козлов отпущения. Джилл Стайн и её Партия зеленых, представляющая расширение реформистской программы Берни Сандерса, получили лишь один процент голосов.

 

Почти три четверти (70%) избирателей были «недовольны» или «разозлены» тем, как работает правительство. Клинтон более двух десятилетий отождествлялась с верхними эшелонами равнодушных федеральных властей. В самом деле, ни один общественный деятель не был более тесно связан с далеким от людей правительством, чем Хиллари Клинтон. 62% избирателей считали, что экономика функционирует «не так уж хорошо» или «плохо». Клинтон говорила о «восстановлении» после коллапса в 2007-2008 годах, ссылаясь на недостоверные данные по занятости, маскировавшие потери хорошо оплачиваемой работы, льгот и жилья, бывшие причинами мучений и неуверенности трудящихся.

 

Таким образом, топливом для победы Трампа было серьёзное разочарование в неолиберализме, испытываемое трудящимися в сельской местности, на юге, а также в бывших промышленных и горнодобывающих районах Среднего Запада. Это касалось свободной торговли, открытых границ и использования военной силы для «смен режимов» за рубежом. Люди пережили в последней четверти века потерю 50% рабочих мест в горнодобывающей промышленности и более 30% в других отраслях. Рабочие, лишившиеся 11 миллионов рабочих мест и 12 миллионов жилищ, видели, что выгоду от триллиона долларов государственных вложений после экономического краха 2008 года извлекают банки. Трамп же, в отличие от своих соперников по республиканским праймериз и от Хиллари Клинтон, такой неолиберализм не принимал.

 

Провал Демократической партии четко обозначен избирательными откатами. Например, такая цитадель Демократической партии, как округ Лузерн в Восточной Пенсильвании, способствовала победе Трампа в штате с преимуществом в 40%. В 2012 году президент Обама выиграл там с разницей в 5%; в 2016 году результат резко качнулся, дав Трампу перевес в 20%. А этот округ заселен в основном белыми рабочими. Жажда перемен, неудовлетворенность, гнев и упадок в экономике были решающими факторами, определившими такой сдвиг.

 

Три ключевых штата - Пенсильвания, Висконсин и Мичиган – голосовали за демократов с 1988 года (Пенсильвания с 1992), включая два срока Обамы, последний раз в 2012 году.

На этот раз везде наблюдался двойной или даже больший отрыв от результата Обамы на предыдущих выборах. Всё это деиндустриализованные регионы, которым сменявшиеся администрации, региональные и местные органы власти уделяли мало внимания. Несомненно, расизм, женоненавистничество и ксенофобия – подстегиваемый страхом нативизм (требование преимуществ для коренных жителей по сравнению с приезжими или иммигрантами) определили такие результаты.

 

В ходе кампании Трампа допускались и даже поощрялись открытые насмешки над слабозащищёнными группами - от людей с ограниченными возможностями до мусульман. Трамп в публичных выступлениях говорил на высокомерном неофициальном языке загородных клубов и советов директоров. Его подходы эксплуатировали страх перед «непохожими». Ободренные результатами выборов, организованные и не скрывающие своих убеждений расисты вылезли из своих нор. Их нужно решительно поставить на место.

Тем не менее, было бы ошибкой не видеть, что экономические беды, разочарование и ярость в отношении элит явились главной причиной поражения Демократической партии. Многие, если не большая часть ключевых, преимущественно белых рабочих районов, не поддержавших демократов в 2016 году, в 2008 и 2012 годах голосовали за Обаму. И они поддерживали его не обязательно из-за его расовой принадлежности, но из-за желания перемен. И за Трампа - развращенного болтливого бизнесмена - они голосовали по той же причине.

По иронии судьбы Демократическая партия весьма вероятно добилась бы большего, предложив избирателям кандидатуру Берни Сандерса, соперника Клинтон на праймериз демократов. Но элиты в зависящей от корпораций Демократической партии без особой огласки блокировали этого мятежника, умеренного социал-демократа, победа которого могла бы открыть путь к президентству. Благодаря просочившейся информации мы знаем, о неустанной работе Национального Комитета Демократической партии по противодействию продвижению Сандерса. Он не потерял возможность своего выдвижения в качестве кандидата в президенты от демократов – она была у него похищена.

Трамп

Трамп ловко использовал неудовлетворенность, раздражение и злость избирателей. Он давал дикие, часто противоречивые обещания, адресуясь к избирателям в округах, игнорируемых или дискредитируемых элитами и СМИ. Он подогревал отвратительные настроения ксенофобии и расизма, успешно выставляя на посмешище могущественных и самодовольных лидеров Республиканской партии. Он устраивал театральные представления и поражал публику своими скандальными выходками, привлекая тем самым внимание независимых СМИ и отделяя себя от пресного соглашательства ведущих политиков. Превращая политику в вульгарное развлечение, его манера напоминала демагогическое шутовство бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони.

 

Консерваторы, как и все остальные, ещё не знают, чего ожидать от человека, отвергающего традиции, политика, стоящего вне политики. Разногласия внутри Республиканской партии глубоки, поэтому позиции Дональда Трампа имеют решающее значение для тех республиканцев, которые надеются их преодолеть. Известный консервативный редактор журнала «National Review» Рейхан Салам, пишущий в «The Wall Street Journal», относит Трампа вместе с Барри Голдуотером, Рональдом Рейганом и Ричардом Никсоном к «антиэлитарной», «проправительственной» республиканской традиции.

Салам указывает, что характерным для всех этих четырех кандидатов было сочетание либертарианства с элементами Нового курса. «Либертарианство» - философия, согласно которой государство не должно препятствовать человеку в его ненасильственной деятельности. Под «Новым курсом» подразумевают социальные программы 1933 - 1938 годов Франклина Д. Рузвельта, включавшие меры по смягчению положения безработных и бедных, восстановлению экономики и реформе финансовой системы, направленные на преодоление «Великой депрессии» 1929 – 1939 годов.

Независимо от того, насколько точной является такая характеристика, все трое выдвигались и поддерживались Республиканской партией. Так же как и Трамп, Никсон и Рейган побеждали вызывавших недовольство демократов на выборах. Никсон использовал вызывавшую отторжение войну президента Джонсона во Вьетнаме и расовые проблемы, а Рейган опередил президента Джимми Картера из-за отказа последнего от самой прогрессивной платформы со времен войны, а также из-за экономической стагнации в конце 1970-х годов. Трамп так же эксплуатировал неудачи Демократической партии.

 

Все чаще в подвергающейся нападкам системе двухпартийности, магия «перемен» и обращение к «чужаку» определяют успех. Монополистический капитал, сделавший ставку на Хиллари Клинтон, постарался быстро наладить свои отношения с Дональдом Трампом. Мировые рынки акций вздрогнули при известии о победе Трампа, но быстро пришли в себя, преодолев замешательство. Фондовые индексы США после выборов взяли новые высоты. Как и Клинтон, Трамп безусловно будет служить интересам корпораций. Несмотря на сохраняющуюся неопределенность деталей его программы, они уверены, что Трамп не станет противопоставлять себя своему классу. Реакция рынка на победу Трампа показывает, что инвесторы предполагают после восьми лет денежно-кредитной политики переход к фискальной (налогово-бюджетной) стимуляции (Трамп обещает за 5 лет инвестировать в инфраструктуру триллион долларов). Они предвидят отход от глобальной торговли и переориентацию на внутренний рост с сопутствующей инфляцией.

Левое и рабочее движение

 

Весной 2016 года праймериз Демократической партии выдвинули на первый план внушительный по масштабам мятеж левых, сконцентрировавшихся вокруг Берни Сандерса. Миллионы избирателей, многие из которых были весьма молоды, вдохновенно трудились, пытаясь переориентировать Демократическую партию, озабоченную интересами корпораций. В то время как после выдвижения Клинтон, многие бросились обратно в лоно Демократической партии под вопли о неизбежности провала, другие воочию увидели коррупцию в руководстве партии и его причастность к корпорациям.

Они признали невозможность добиться реальных изменений через аппарат Демократической партии. Появляется надежда на возникновение подлинно независимого движения, понимающего необходимость замены капитализма народной властью – социализмом. Эти выборы могли стать важной вехой в этом направлении. Но социал-демократы и либералы уже пытаются «оживить» Демократическую партию, не допуская массы даже к рассмотрению возможности ухода от двухпартийной системы. Кадры Демократической партии лихорадочно работают, стараясь развернуть антитрамповские чувства исключительно в сторону новой кампании некритической поддержки демократов. Их либеральные союзники атакуют Коллегию выборщиков вплоть до призывов к независимости Калифорнии путем выхода из США. Они требуют от выборщиков проголосовать за Клинтон вопреки традициям (в соответствии с которыми выборщики должны голосовать так, как проголосовала большая часть избирателей, то есть в данном случае за Трампа) и обращаются к глубоким провалам в сфере социальной справедливости, которые привели к поражению Демократической партии на выборах. При этом они старательно избегают называть пути и средства для преодоления неравенства, снижения уровня жизни, роста долговых обязательств, ставших чумой для трудящихся. Вместо этого, они критикуют личные неудачи Трампа и выступают против его пошлости, но не предъявляют никаких требований к его администрации.

Руководство же профсоюзов США надеется, что Трамп выполнит свои обещания отбросить торговые соглашения, отгородиться от давления зарубежных корпораций и потратить триллион долларов на укрепление инфраструктуры. Они требуют несколько больше, рассчитывая, что Трамп поможет корпорациям, которые, в свою очередь, будут довольствоваться какими-то крошками. Фиаско Демократической партии мало чему их научило.

 

Для людей же эти выборы знаменуют собой дальнейшее ухудшение положения, углубляющийся кризис двухпартийной системы США. Расстояние между интересами масс и действиями выборных государственных чиновников, сегодня, практически непреодолимо. Рабочий класс вновь несёт потери, как это было бы и в случае победы кандидата Демократической партии. Тем не менее, присутствует ярость, часто направленная не по тому адресу, но понятная и могущая послужить искрой для подлинного вызова богатым и могущественным, для движения к социализму.

 

Просмотров 779
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру