Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Еще раз о буржуазно-патриотическом искажении советской истории

Дата: 05.01.2017 г. Добавил: alexsh
]]>Печать]]> E-mail
Приближающийся юбилей Великой Октябрьской социалистической революции ещё более усилил интерес к этому грандиозному событию отечественной и всемирной истории. Появляются различные публикации на тему Октября, авторы которых, в соответствии со своими взглядами, излагают свое видение значения революции в истории и судьбах страны.

В частности, недавно опубликована статья «2017, сто лет спустя…» Виктора Каменева (https://topwar.ru/105644-2017-sto-let-spustya.html или http://www.proza.ru/2016/12/20/854 ).

Автор принадлежит к достаточно многочисленному течению национал-патриотов, которые положительно в целом относятся к советской истории (особенно им импонирует сила и внешнеполитическое могущество СССР) и даже в какой-то степени симпатизируют социализму (в их понимании), но чужды марксизму, и стоят скорее на буржуазно-патриотических позициях. К такому направлению относятся последователи Кара-Мурзы, Кургиняна, Пучкова и т.п. Поскольку в статье Каменева нашли отражение некоторые мифы, созданные этим направлением, то имеет смысл разобрать эти места для лучшего уяснения подлинной истории СССР. Данные мифы относятся, в основном, не к самой революции, а к послереволюционному развитию России. (Насчет других мифов этого же направления, в том числе связанных непосредственно с революцией, можно прочитать здесь: http://rkrp-rpk.ru/content/view/12362/1 )

 Автор противопоставляет свою концепцию позиции «официальных историков», так что можно подумать, будто в его взглядах действительно есть что-то оригинальное. На самом же деле он в тысяча первый раз повторяет типичные мантры буржуазных национал-патриотов, желающих примазаться к достижениям СССР. Национал-патриотам нравится могущество созданного революцией СССР, но они не хотят признавать, что это было могущество социалистического, рабоче-крестьянского государства, построенного под знаменем и на основе идей марксизма, в том числе (что им особенно не нравится) пролетарского интернационализма. Но находится простой выход. Нам не нравится двуглавый орел, так давайте скажем, что это, например, «евразийская» курица. В итоге получается, как у Каменева, что Сталин, оказывается, был не революционером, а контрреволюционером, отказавшимся якобы от «мировой революции» ради строительства «национально-ориентированного» социализма и мирного сосуществования с капитализмом, и в своей деятельности он опирался не на марксизм-ленинизм, а на … идеи русских евразийцев. Внутрипартийная борьба 1920-х и 30-х годов, само собой, рассматривается, как борьба «национально-ориентированных» коммунистов против сторонников мировой революции (хорошо еще, что не русских православных имперцев против жидомасонов – но это уже следующий уровень посвящения). В качестве лидера сторонников мировой революции и истинных коммунистов назван, конечно, Троцкий. Соответственно, «репрессии 1937 года» трактуются, как продолжение борьбы «консервативного крыла партии» во главе со Сталиным против «истинных революционеров – троцкистов».

Благо, со времен начала перестройки политическое и историческое сознание общества разрушено и забито враньем до такой степени, что любая, самая дикая выдумка, вполне имеет шансы на успех.

Как можно говорить о каком-то отказе Сталина от мировой революции, если по результатам его работы эта самая мировая революция произошла на значительной части земного шара – в Восточной Европе и Китае, где после войны пришли к власти коммунисты? И Сталин не побоялся пойти на конфликт с бывшими союзниками по войне – США и Англией, не желавшими расширения коммунизма и начавшими «холодную войну» против СССР.  

Тезис Сталина (точнее, тезис Ленина, который отстаивал и развивал Сталин) о возможности построения социализма в одной стране, конечно, никак не означал отказа от поддержки пролетарской революции в других странах. Просто мировая революция не возникает по желанию вождей Советского Союза, для нее должны сложиться объективные и субъективные условия в тех странах, где она должна совершиться. В 1917-1922 гг. в странах Европы была революционная ситуация и имелись надежды на победоносную революцию. Но капиталистам с помощью социал-демократии удалось в некоторых странах удержать пролетариат от восстания, в других – подавить вспыхнувшие восстания, а затем в капиталистических странах наступила временная социально-экономическая стабилизация, и революции в ближайшие годы не предвиделось. Что могла в таких условиях сделать Советская Россия? Начать войну против всего остального мира с целью «экспорта революции»? Чем закончилась бы такая попытка для разрушенной после Первой Мировой и гражданской войн страны, догадаться не сложно. Кстати, и Троцкий никогда такого решения прямо не предлагал.

Вариантов было на самом деле всего два.

Первый – это, пока революция в других странах не подоспела, строить социализм в своей стране, создавая и укрепляя тем самым и базу будущей всемирной пролетарской революции, каковой являлся СССР. Именно за этот вариант и боролся Сталин.

Второй вариант – отказ от строительства социализма и реставрация капитализма. И позиция Троцкого о невозможности построения социализма в одной стране фактически означала именно это, то есть капитуляцию и сдачу всех завоеваний революции. Ведь если построить социализм в России невозможно, революции в других странах нет, военным путем осуществить экспорт революции не получится, то что должны делать большевики? И куда должны они вести рабочий класс и весь трудовой народ? И откуда трудящиеся должны черпать энтузиазм и воодушевление в работе и в бою?

Так что, несмотря на свою внешнюю ультрареволюционность и суперинтернационализм (как же, троцкистам недостаточно русской революции, им нужна сразу мировая, либо всё, либо ничего!), фактически это была капитулянтская программа. И партия совершенно правильно дала определение троцкизму, как меньшевистскому, социал-демократическому уклону в упаковке из революционных фраз.

«Конференция констатирует, что такие взгляды Троцкого и его единомышленников по основному вопросу о характере и перспективах нашей революции (о невозможности построения социализма в России в условиях капиталистического окружения – А.Ш.) не имеют ничего общего со взглядами нашей партии, с ленинизмом.

Конференция считает, что такие взгляды, принижая историческую роль и удельный вес нашей революции как базы дальнейшего развития мирового революционного движения, ослабляя волю советского пролетариата к дальнейшему строительству социализма и препятствуя таким образом развязыванию сил международной революции, противоречат тем самым принципам действительного интернационализма и основной линии Коммунистического Интернационала.

Конференция считает, что эти взгляды Троцкого и его единомышленников являются прямым приближением ко взглядам социал-демократии в лице ее нынешнего лидера, Отто Бауэра, утверждающего, что “в России, где пролетариат составляет только незначительное меньшинство нации, он может утвердить свое господство только временно”, что “он должен неизбежно вновь потерять его, как только крестьянская масса нации сделается достаточно зрелой в культурном отношении для того, чтобы самой взять власть в свои руки”, что “временное господство индустриального социализма в аграрной России есть только пламя, которое призывает пролетариат индустриального Запада к борьбе”, что “только завоеванием политической власти со стороны пролетариата индустриального Запада можно обеспечить длительное господство индустриального социализма” в России (см. О. Бауэр, “Большевизм или социал-демократия”, на немецком языке).

Конференция квалифицирует поэтому подобные взгляды Троцкого и его единомышленников, как социал-демократический уклон в нашей партии в основном вопросе о характере и перспективах нашей революции.» (Резолюция XIV конференции ВКП(б) «Об оппозиционном блоке в ВКП(б)», 1925 г.,  http://www.studfiles.ru/preview/3316606/page:30/ )

И, как мы знаем, история доказал правоту Сталина и партии. Троцкий считал, что в стране с большинством крестьянского населения, какой была Россия, пролетариат не сможет удержать свое руководство над крестьянством, и мелкобуржуазная крестьянская масса неизбежно вернет Россию к капитализму. Однако пролетариат не только удержал свою гегемонию, но и преобразовал сельское хозяйство на социалистический лад, так что крестьянство из класса мелких собственников превратилось в колхозное крестьянство. Троцкий считал, что из сравнительно отсталой страны, какой была дореволюционная Россия, невозможно сделать, за счет внутренних ресурсов, страну социалистическую. Однако партия провела в стране индустриализацию, коллективизацию и культурную революцию, и Советский народ к середине 1930-х годов в основном построил социалистическое общество. Троцкий утверждал, что капиталистические державы неизбежно объединятся против СССР и военной силой уничтожат Советскую Россию. Однако Советское правительство, используя межимпериалистические противоречия и опираясь на поддержку международного пролетариата, сорвало все планы образования единого антисоветского фронта империалистических держав, и во Второй Мировой войне, как мы знаем, две сильнейшие капиталистические страны – США и Англия – были союзниками СССР против гитлеровского блока.

Причем по результатам Второй Мировой войны, как уже говорилось, социализм вышел за пределы одной страны и распространился на значительную часть земного шара, что как раз и есть ни что иное как второй этап мировой революции (первый был в Октябре 1917 г.)

Да, в дальнейшем, в результате негативных процессов внутри советского общества и социалистического лагеря, мир пришел к катастрофе 1985-1991 гг. Но это уже другая история, которая к спору Сталина и Троцкого имеет мало отношения.

Надо отметить, конечно, что построение социализма первоначально в одной стране – в СССР – было возможно в значительной степени благодаря тому, что Советский Союз был большим государством. Будет ли возможно построить социализм в капиталистическом окружении для небольшой страны, например, для Греции или Венесуэлы - большой вопрос.

Автор, кроме вымышленного «отказа от мировой революции», приписывает Сталину ещё ряд «контрреволюционных шагов». Это «реабилитация патриотизма», возвращение офицерских погон и введение в Уголовный кодекс статьи за мужеложство. Мы-то считали, что контрреволюция – это переход собственности и власти в руки капиталистов, а с точки зрения Каменева, оказывается, самое главное – это вопрос о сексуальных меньшинствах. Забавно, что в этом вопросе автор сходится с современными левачками, именующими себя троцкистами, которые ругают Сталина и обвиняют его в «контрреволюционности» за то же самое :)

Не обошлось у Каменева и без пошлого мифа о «революции, пожирающей своих детей».

«Известен феномен «революции, пожирающей своих детей», ярко проявившийся в гильотине якобинцев Великой французской революции, в немецкой нацистской революции — в «ночи длинных ножей», и русская коммунистическая этого феномена не избежала. По сути дела, это феномен любой революции: она всегда заканчивается междоусобицей среди победивших революционеров».

Причем если сравнение двух великих революций – социалистической в России и буржуазной во Франции, ещё имеет право на существование (с учетом всех гигантских различий между этими событиями), то приплетя сюда «нацистскую революцию», автор не только написал мерзость, но и показал своё полное непонимание того, что такое революция. Революция – это смена одной общественно-экономической формации другой, более передовой, например, феодализма капитализмом, или капитализма социализмом. Соответственно, и смена класса у власти – феодалов на буржуазию, или буржуазии на пролетариат. Установление же фашистского режима было лишь сменой формы господства буржуазии – с буржуазной демократии на фашистскую диктатуру.

Что касается якобы пожирания революцией своих детей, то это, конечно, чушь. Другое дело, что, действительно, после победы революции обычно имеет место борьба внутри победившей партии или группировки. Что дело вполне естественное. Во-первых, у разных групп и лидеров победившей революции могут быть разные точки зрения о путях дальнейшего развития, что связано как с неоднородностью социальных сил, участвовавших в революции, так и с разными мнениями отдельных идеологов и теоретиков о наилучшей тактике и стратегии. Во-вторых, после победы революции откровенно контрреволюционные партии обычно разбиты и дискредитированы, поэтому контрреволюция ищет себе легальные способы выражения через внедрение в одну из группировок победившей партии или партий, обычно самую правую (но иногда и псевдо-ультра-левую, как в случае с тем же троцкизмом). Так произошло и после победы Октябрьской революции в России. Когда в болото контрреволюции сначала скатились все небольшевистские левые партии – меньшевики, правые, а затем левые эсеры, а потом и оппортунистические группировки внутри партии большевиков – троцкисты, правая оппозиция и др. Потерпев поражение в честной борьбе внутри партии во время дискуссий 1920-х годов, внутрипартийная оппозиция перешла к нелегальной борьбе и докатилась до связи с разведками капиталистических государств. Что, в условиях приближающейся войны, и послужило причиной жёстких репрессий 1937-38 гг., за которыми, однако, был частично утрачен контроль, и пострадало немало невиновных людей.

Причем надо подчеркнуть, что если Сталин всегда был верным последователем Ленина и во всех конфликтах при жизни Ленина твердо отстаивал ленинскую позицию, то «пожранные революцией её дети» Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин ещё при жизни Ленина постоянно организовывали различные антиленинские группы и фракции и вели с Лениным политическую борьбу. Особенно это относится к Троцкому, который был одним из наиболее ярых противников Ленина в русском рабочем движении, и в партию-то большевиков вступил только летом 1917 г., когда перспективы ее прихода к власти можно было оценивать уже достаточно оптимистично. Так что «ленинская гвардия» довольно сомнительная получается. Собственно, во внутрипартийной борьбе после смерти Ленина не было ничего особенно нового или неожиданного – продолжали бороться те же группировки, что и прежде - ленинская, возглавляемая теперь Сталиным, и оппортунистическая. Причем соратники Ленина и Сталина, всегда стоявшие на последовательно-ленинских позиция, настоящие представители «ленинской гвардии», такие, как Молотов, Каганович, Калинин и др. – не попали ни под какие репрессии, а благополучно оставались на высших партийных и государственных должностях до самой смерти Сталина.

Собственно, на этом можно закончить разбор статьи В. Каменева. Дальше он пишет совсем уж откровенную лабуду про то, что причиной контрреволюции в СССР в 1985-91 гг. послужил якобы не отход от марксизма-ленинизма к оппортунизму и не процессы буржуазного перерождения внутри советского общества, а, наоборот, «возвращение к истокам марксизма-ленинизма и к мировой революции» после смерти Сталина, и что «сегодня неоконы-неотроцкисты США вознамерились осуществить такую же мировую химеру в виде демократической цветной революции, так сказать, коммунизм по-западному». Но это уже вопрос медицины, а не теоретической критики.

Алексей Шмагирев,

член Аналитической группы при Идеологической комиссии ЦК РКРП-КПСС.

Просмотров 1531
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру