Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Меня вдохновляет коммунизм

Дата: 09.01.2017 г. Добавил: semyonich
]]>Печать]]> E-mail

Пиратка года: До Сноудена или Ассанжа мне пока далеко

На днях самый авторитетный научный журнал в мире Nature опубликовал список людей, внёсших в 2016 году наибольший вклад в науку. Среди маститых учёных оказалась и двадцативосьмилетняя студентка, уроженка Казахстана — Александра Элбакян. В 2011 году она основала сервис Sci-Hub, позволяющий учёным, аспирантам, студентам, журналистам и просто всем желающим получить бесплатный доступ к статьям в академических журналах (притом что официальная цена одной статьи колеблется между 12 и 40 долларами). Летом 2015 года деятельность Александры была признана пиратством, а сама она получила широкую известность, сравнимую с популярностью Джулиана Ассанжа. В настоящий момент в Sci-Hub "украдено" уже 60 миллионов статей, а крупные издательства заявляют о многомиллиардных убытках. Журналист Лайф Даниил Кузнецов побеседовал с Александрой о её проекте, взглядах на жизнь, науку и общество.

Лайф: Саша, ну, во-первых, поздравляем вас с тем, что журнал Nature включил вас в свой список "людей года". Было ли это для вас сюрпризом?

Александра Элбакян: Сюрпризом не было, так как до этого со мной связывался журналист Nature, задавал вопросы о проекте. Однако мне было немного страшновато: ведь я не знала, что они собираются написать и как представят проект. Но в итоге статья вышла объективная, что меня очень радует.

Л.: Означает ли это признание, что восприятие проекта Sci-Hub в западных странах меняется? Или оно изначально было различным в научном сообществе и со стороны крупных издательств научных журналов?

А.Э.: Мне кажется, с самого начала западных исследователей обрадовало появление такого проекта, как Sci-Hub, так как он давал возможность читать научные статьи в обход так называемых пейволлов, которые уже всех достали (Paywall — ограничение доступа к какому-либо материалу на сайте, пока не будет произведена его оплата или подписка на весь контент сайта. В России популярен у ряда СМИ, таких как "Дождь", Republic, "Спутник и погром".  Прим. ред.). Разумеется, со стороны крупных издательств такой проект не мог не вызвать недовольства.

Л.: Саша, даже по своему скромному опыту я знаю, что аффилиация с крупным университетом даёт возможность читать условно бесплатно (ведь университет платит за годовые подписки) почти все необходимые научные статьи. Так ли уж нужен Sci-Hub учёным на Западе? И кому он вообще нужен, по-вашему?

А.Э.: Даже те учёные, у которых есть подписка на некоторые платные журналы, предоставленная организацией, где они работают, всё равно находят Sci-Hub более удобным, чем системы легального доступа к научным публикациям: достаточно ввести название статьи, и она открывается! Не приходится тратить время на ввод паролей в неудобные и глючные системы, которые издательства и библиотеки предоставляют подписчикам. А в научной работе это важно, так как ничего не раздражает, не отвлекает от творческого состояния "потока" и полной сконцентрированности на работе.

Известно, что даже библиотека Гарвардского университета выступала с заявлением о том, что не в состоянии обеспечить легальную подписку на все необходимые научные журналы. А ведь это крупнейший и богатейший университет, что говорить о других. Если прийти в рядовой университет США, то там будут подписки далеко не на все необходимые для работы учёных журналы. Сейчас США, наряду с Россией, входит в топ-5 стран, где наиболее активно пользуются проектом Sci-Hub, согласно статистике скачиваний.

Могу сказать точно, что на Западе многие учёные давно хотели свергнуть систему платных научных издательств. Что касается наших стран, на постсоветском пространстве, то тем более.

Л.: Иными словами, недавний бойкот 60 немецкими университетскими библиотеками издательства Elsevier и последующее признание вас "человеком года" в Nature — это звенья одной цепи, а вы просто осмелились сделать то, что боялись делать за рубежом. Стали практически символом борьбы с крупными издательствами за свободу научной информации?А.Э.: Для меня создание сайта Sci-Hub было практической необходимостью. Так как в Интернете, по крайней мере в 2011 году, пиратами были все, то я тогда даже не думала, что в этом может быть какая-то опасность. Хотя на Западе уже в то время шла активная охота за головами интернет-пиратов, сайты закрывались.

Л.: Да, в общем-то это время судов над основателями The Pirate Bay и начала активной борьбы с торрент-трекерами и другими "пиратскими ресурсами". Вы упомянули о практической необходимости создания сервиса Sci-Hub, но ведь сделать и поддерживать на протяжении столь долгого времени такой сайт, бороться с правообладателями — это огромный труд. Есть ли у вас какая-то политическая позиция, идеология, вдохновляющая в этой борьбе?

А.Э.: Есть, но она не является жёсткой или систематизированной. Меня вдохновляет коммунизм как красивая идея, однако я не могу причислить себя, например, к последовательным марксистам. Что касается сайта, то двигало разработку банальное желание делать что-то интересное и важное для людей, ответственность перед пользователями ресурса, которые находили его незаменимым в работе, а также страсть к коллекционированию. Сейчас, как известно, в коллекции проекта более 60 миллионов статей, и я хочу собрать их все! (Смеётся.)

Л.: Саша, выше главным преимуществом Sci-Hub вы назвали удобство. Однако оно обеспечивается уже готовой, созданной цифровой инфраструктурой, в том числе усилиями издательства Elsevier. На поддержание серверов, дата-центров, техобслуживание и каналы нужны деньги. Если вы и ваш проект окончательно победите, то где брать деньги на поддержание этой гигантской инфраструктуры?

А.Э.: Удобство проекта обеспечивается самим проектом, а не каким-либо издательством. Сайты издательств, как правило, неудобны. Сейчас, думаю, под влиянием Sci-Hub многие издательства были вынуждены обновить свои устаревшие системы и интерфейсы.

Большая ошибка думать, что издательства ограничивают доступ сугубо из-за нехватки денег на поддержание инфраструктуры. Получаемые ими прибыли многократно превосходят те, что были бы необходимы для технических и редакционных нужд. Например, Sci-Hub тоже несёт ощутимые ежемесячные расходы на поддержание технической инфраструктуры, пользователи скачивают миллионы статей. Однако расходы закрываются с помощью пожертвований. И это даже с учётом того, что сайт не использует рекламу.

Л.: Иными словами, всю инфраструктуру для поддержания института научной периодики можно поддерживать краудфандингом?

А.Э.: Краудфандинг, грантовое финансирование. Например, фундаментальная наука практически вся финансируется грантами. На эти деньги учёные проводят исследования и пишут статьи по результатам. Статьи, которые затем бесплатно достаются издательству. А затем издательство делает созданные на деньги налогоплательщиков статьи своей собственностью. Такую ситуацию нельзя назвать правильной. Однако современная научная система функционирует именно так. 

Сейчас на Западе стараются провести такие реформы: деньги получают учёные, а затем распределяют их между издательствами. Ограничивать доступ при таком подходе не нужно.

Л.: Можно ли сказать, что крупные издательства — это паразиты, получающие огромную маржу на услугах посредничества, и в условиях современной цифровой экономики их можно просто устранить, ну, или как минимум сильно ограничить в правах и возможностях?

А.Э.: Многие учёные, сторонники открытого доступа, считают именно так.

Л.: А ваша точка зрения?

А.Э.: С одной стороны, издательство, разумеется, выполняет определённую работу, поэтому совсем паразитированием их деятельность назвать нельзя. Однако, на мой взгляд, издательства, ограничивающие доступ к знаниям ради получения прибыли, больше вредят науке, чем развивают её.

Л.: Хорошо, а есть ли некая справедливая цена за доступ к научным журналам, ну, или вообще какие-либо условия, при которых вы могли бы свернуть свой проект?

А.Э.: Считаю, что сворачивать любой проект, который помогает распространению знаний, ни в каком случае неправильно. Любая цена ограничивает свободное распространение научных знаний в Интернете.

Л.: Саша, немного личных вопросов. Где вы сейчас проживаете? 

А.Э.: Думаю, это лучше оставить в секрете! (Смеётся.)

Л.: Хорошо, а имеете ли вы какие-то проблемы с поездками за границу и в какие страны?

А.Э.: Разумеется, я стараюсь не передвигаться самолётами, не выезжать в страны Европы и США. Известен случай российского хакера Зубахи, которого неожиданно арестовало ФБР, когда он приехал отдыхать на Кипр.

Л.: Ок, то есть, если, например, вам присудят какую-либо премию, вы не поедете за ней?

А.Э.: Попрошу перечислить премию биткоинами! (Смеётся.)

Л.: А как ваша семья относится к вашей деятельности и такому "невыездному" статусу?

А.Э.: Семья относится нейтрально. Мама спрашивала: а тебя там не арестуют? Постараюсь, чтобы этого не случилось.

Л.: Есть ли у вас молодой человек, поддерживает ли он вас в борьбе?

А.Э.: Я считаю, что правильно — сразу создавать семью. Я пока учусь и хочу довести до логического совершенства свой проект.

Л.: По уровню медийной популярности вы за последние полтора года, наверно, сравнялись с Джулианом Ассанжем и Эдвардом Сноуденом, что вы чувствуете сейчас в связи с этим? Влияет ли это как-то на жизнь и если да, то как?

А.Э.: Действительно, первая публикация о проекте в "твиттере" журнала The Atlantic, на который подписаны, кажется, около миллиона человек, набрала, насколько я помню, больше репостов и лайков, чем статья о Трампе! (Смеётся.) Однако по уровню медийности, думаю, до Сноудена или Ассанжа мне пока далеко. Разумеется, у меня требуют интервью, какие-то комментарии. Это на самом деле время и труд, ведь свою мысль надо сформулировать правильно. Однако делать это необходимо, так как нужно распространять идею о том, что доступ к знаниям должен быть свободным.

Л.: Проводя параллели с Ассанжем далее: если в ваши руки попадётся информация о каких-либо секретных исследованиях, станете ли вы её публиковать?

А.Э.: Сразу скажу, что Sci-Hub предоставляет доступ к тем научным статьям, которые уже опубликованы, однако, не платя денег, их прочитать нельзя. То есть наш сервис устраняет экономическое неравенство. Не должно быть так, чтобы бедный человек имел меньше, чем богатый, возможностей для того, чтобы получать знания или заниматься наукой. Что касается исследования, которое находится в секрете либо в ящике стола учёного, то без разрешения автора я его публиковать не буду.

Л.: Зарабатываете ли вы какие-то деньги на своём сервисе и какие у вас вообще источники дохода?

А.Э.: Sci-Hub— некоммерческий проект, его целью не является извлечение прибыли. Дохода как такового, то есть тех денег, из которых строится капитал, у меня нет. Я ограничиваюсь тем, что необходимо для жизни. Богатство делает человека менее свободным. Одно время я подрабатывала, например, на сайте для фрилансеров.

Л.: В прошлом году много шума наделало обстоятельное исследование о невоспроизводимости большинства научных работ в психологии, однако такая же ситуация и в нейронауках, исследованиях по раку, и так далее. Всё это вызвало большую критику современного института публикаций и принципов "публикуйся или умри", а также института рецензирования. Считаете ли вы качественными научными работами подавляющее большинство статей, которые сейчас публикуются в научных журналах?

А.Э.: Я считаю систему publish or perish порочной по своей сути. Конечно, с одной стороны, хорошо, когда создаются мотивы для того, чтобы публиковать свои идеи и результаты, но когда это превращается в обязаловку, то качество работ падает, они становятся поверхностными. Чтобы дать точную оценку качеству работ, надо проводить исследование: просто так, без доказательств, говорить не хотелось бы.  

Л.: Дело в том, что среди предложений по реформированию системы рецензирования было высказано много такого, что как раз играет на руку вашему проекту. Например, публиковать предварительно концепцию и дизайн исследования для критики, что позволит отсеять многие потенциально слабые работы ещё на этапе проектирования, а второе — публиковать статьи с полным пакетом сырых данных, чтобы все желающие могли покопаться в статистике и понять, не были ли проведены с ней какие-то манипуляции, чтобы получить статистически значимые результаты. Хотелось бы узнать ваше мнение по этому поводу. 

А.Э.: По первому предложению — проблема в конкуренции. Например, важно обогнать соперничающие лаборатории, провести исследование и получить результаты раньше, чем другие. Поэтому нет мотива концепцию хорошего исследования рассказывать, выкладывать в открытый доступ. А вознаграждать публикацию идеи и концепции сложно, так как идея без её реализации имеет мало ценности. А вот публиковать сырые данные — абсолютно необходимо.

Л.: На прощание хочу вам выразить благодарность за ваш сервис, потому что не знаю, как на образование и науку, но вот на научную журналистику вы повлияли в лучшую сторону очень сильно! Когда я начинал в 2008 году, то нам приходилось ограничиваться пресс-релизами и абстрактом с ключевыми словами. Sci-Hub, безусловно, способствовал становлению профессиональной научной журналистики в России.

А.Э.: Спасибо!


Автор: Даниил Кузнецов




Источник





Просмотров 1355
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру