Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Летопись войны на Донбассе

Дата: 18.01.2017 г. Добавил: polina
]]>Печать]]> E-mail

часть 3.

Старший лейтенант Василевский

Уроженец Днепропетровска Сергей Василевский всю свою жизнь прожил в украинском городе, который величаво расположился на реке Днепр. Вплоть до начала кровопролития на Донбассе он занимался журналистикой, писательством и преподаванием голландского языка. Одним словом, был простым интеллигентом. Однако после ужасных событий в Одессе Сергей принял решение отправиться в Луганск и встать на защиту своей Родины от «коричневой чумы» XXI столетия.

– Когда началась война, то приехал в Луганск. Уже 12 мая 2014 года я пришел в батальон «Заря», – вспоминает старший лейтенант Народной милиции ЛНР Сергей Василевский. – Отправной точкой для меня стала, как и для многих, Одесса: когда сожгли заживо людей. Сразу было понятно, что произошедшее «крышевалось» властью: не давали выезжать ни милиции, ни СБУ, ни пожарным. С этого момента мне стало понятно, что за люди пришли к власти.

В «Заре» Сергей попал в разведвзвод. В его составе принял участие в первом бою батальона – захвате конвойного полка на ВВАУШе.

– Нас выдвинули к расположению противника. По информации, с ними договорились, что они сдадутся. Но когда мы туда подошли, то увидели, что за ночь были вырыты окопы, а в метрах 30 напротив ворот они оборудовали дот, – рассказал Сергей Василевский. – Позже выяснилось, что в доте лежал пулеметчик, а у него над головой стоял офицер-контрактник с пистолетом. Когда мы подошли к воротам, по нам начался огонь из пулемета. Несколько наших человек посекло кусками железа, которые летели с ворот. Один уже успел заскочить. Ему пуля попала в голову – прошла под костью черепа. Он свалился возле дота и в упор расстреливал его из автомата. Дот удалось успокоить только двумя «мухами». Одна ракета попала прямо в дот. Пулеметчика сильно порвало. Когда мы сделали паузу для вывоза раненых и убитых, увидели, что офицеру снесло пол головы.

После перестрелка продолжилась. По словам Сергея, противник применял свето-шумовые гранаты, отстреливались боевыми патронами. В этот момент к штурмующим с другой стороны подошел отряд «Беркута».

– Мы тогда еще не знали, что и как будет. Рассчитались через одного. Первые номера стреляли по конвойному полку, а вторые развернулись на «Беркут», – отметил Сергей. – Когда «Беркут» увидел боевое оружие, они подошли к нам и сказали, что в бою участвовать не будут. Там как раз пошли очередные переговоры с командованием части. «Беркута» покрутились и ушли. В это время Саша «Мангуст» подбросил на КПП пару «коктейлей Молотова», из-за чего у них начался пожар. Кто-то догадался позвонить

местным, которые находились в части, и после этого приехали родители луганских военнослужащих. Тогда мы прекратили стрельбу. Родители взяли командира нашего взвода и отправились на переговоры с командованием части. Бой развалился. Пока это происходило, несколько офицеров-контрактников из Западной Украины вышли с оружием через задний двор. К вечеру удалось договориться, что часть сдается и переходит под наш контроль. Мы залегли, оцепили площадь вокруг ВВАУШа. Они вывели личный состав, построили его и дали команду разделиться: луганские в одну сторону, те, которые из других областей – в другую. Луганских было около 40%. Причем они были срочниками. Остальные оказались из Западной Украины. Им подали автобусы и увезли в аэропорт, где стояли ВСУ. Луганчане же просто развернулись и уехали домой.

В дальнейшем боевая история Сергея развивалась стремительно – бой за военную часть на Городке завода ОР, захват центра радиолокационной разведки, бой под Металлистом. Последний из перечисленных боев стал, по сути, первым серьезным сражением для старшего лейтенанта.

– Там у нас состоялся бой уже с вооруженными силами Украины. Против нас были танки, артиллерия, – обратил внимание Сергей Василевский. – 16 июня нас выдвинули на позиции, где смогли, там и окопались. На наших позициях была очень каменистая земля. Ночью было неприятно. Мы были в летней форме, а на улице +17. Спали на земле, костры разжигать было нельзя. У кого-то было что-то теплое, у кого-то нет. Мешки для брустверов набивали ветками, и так получался матрас.

В ходе боев за Металлист, как рассказал Сергей, появились первые военнопленные украинской армии. Так, по его словам, один из них разговорился и поделился такими вещами, о которых никто бы и не додумался спросить.

– Говорил, что им обещали, что по заходу в Луганск он показывает дом, из дома выгоняют местных, а на его семью дают 250 тысяч гривен «подъёмных». Это тогда было немногим больше 20 тысяч долларов, – поделился старший лейтенант. – Им рассказывали, что Луганск оккупирован даже не русскими, а чеченцами. По словам этого пленного, им доказывали, что народ Донбасса ждет, пока их освободят и готовы предоставить любой дом, который им понравится.

Сергей Василевский принимал участие в бою под Роскошным, когда останавливали колонну, которая прорывалась в Луганский аэропорт. 13 и 14 августа участвовал в штурмах поселка Хрящеватое. Именно там он впервые попал под обстрел из РСЗО «Град».

– Я понял, что артиллерия – это мощь, – отметил Сергей Василевский. – После этого я и перешел в артиллерию.

Не обошлось без Сергея и захлопывание Дебальцевского «котла». Он рассказал, что в феврале 2015 года артиллеристов дивизиона выстроили на плацу и объявили о наборе добровольцев пехотинцев для участия в Дебальцевско-Чернухинской операции.

– Вообще считается, что если артиллерия берет в руки стрелковое оружие, то все плохо, но у нас на самом деле добровольцев было больше, чем «вакансий», – вспоминает Сергей. – Старались отбирать тех, кто воевал. Офицеры пошли все, кого смогли отпустить. Также под Дебальцево отправились солдаты и сержанты, которые уже ранее воевали.

Подразделение Сергея Василевского отправили в один из поселков под самим Дебальцево. Их поселили в одном из местных общежитий, из которого местные выехали, оставив лишь в нескольких закрытых комнатах свои вещи.

– Воды не было, отопления не было, но был свет. Окна были затянуты целлофаном. Было холодно, но комендант здания раздала нам обогреватели, которые у нее были. Конечно же, с условием возврата, – вспоминает старший лейтенант. – Спали тогда на полу. В нашей комнате грелись электрошашлычницей. Сняли с нее защитный кожух, спали полностью одетые и обутые. Посидел возле шашлычницы, нагрелся сильно, и только после этого час можно было поспать. Лег спать, а другие сидят греются. И так по очереди.

Изначально перед Сергеем и его сослуживцами стояла задача по зачистке депо. Однако пришлось доводить дело до конца. Принимали участие и во взятии высоты возле Новогригорьевки.

– На Дебальцево мы пробыли неделю, могу сказать, что воевали украинцы грамотно. Видимо, правду говорят про наемников, – вспоминает Сергей Василевский. – Ведь каждое здание у них становилось крепостью. Их очень тяжело было выбить. Они воевали ровно до того момента, как мы должны были взять здание – и уходили. Все у них было слажено. В каждом здании были буссоли, калькуляторы – где-то стояла минометная батарея, а они определяли координаты цели и по рации передавали им. В городе тяжело понять, где стоит миномет. Эхо скрывает выстрелы.

Крайний день, когда подразделение Сергея шло в атаку на высоту возле Новогригорьевки, наших бойцов предупредили, что их атака не первая. Однако бойцам, как артиллеристам, казалось, что эту высоту нужно было равнять с землей, пока она не станет низиной.

– Сначала была артподготовка. Затем заместитель командира бригады своим личным примером повел вперед, – вспоминает Сергей Василевский. – Человек просто встал и пошел на высоту. Мы пошли за ним. Нам дали шесть танков. Мне запомнилось

ровное поле, воронки и провода от ПТУРов по всему полю. Поэтому от танков старались держаться подальше: танк – первая цель. Но «укропы» после артподготовки ушли с высоты. Мы зашли и увидели много подбитой техники. В блиндаже на столе была почищенная картошка, которая еще даже не почернела. Они бросили машину с высокими бортами, которая была заполнена трупами украинских военных. Ночь мы пробыли на высоте, в их блиндаже. К слову, он был сделан хорошо: с накатами, бревнами, бетонными плитами, с тамбуром. В конце была ниша, своего рода «зона релаксации», где стоял «бульбулятор» с коноплей и лежала стопка порнографических журналов и пачка салфеток для рук. Полный комплекс удовольствий.

Мы держали высоту до утра, а потом нам объявили о том, что все закончилось.

При этом Сергей Василевский отмечает, что в самом Дебальцево подразделения Народной милиции ЛНР встречали как освободителей. Давали воду, сигареты, помогали, как могли.

– Помню, был момент, когда я провёл день в тактических летних перчатках с вентиляцией, а на улице было -20. Один день я как-то выдержал в них. Тогда стреляли много, поэтому брался за автомат поближе к железу и грел руки, – рассказал Сергей Василевский. – На следующее утро стало еще холоднее. Думал, что и руки отмерзнут. Увидел, что идет местный мужчина в хороших кожаных на меху перчатках. Я подошел к нему и спросил: «Отец, тебе сильно нужны перчатки?» Он посмотрел на мои руки, снял перчатки и говорит: «Возьми». Когда мы через три дня уезжали, я описал этого мужчину нашему коменданту и попросил, чтобы она отдала ему перчатки. Вытер их от ржавчины, как мог.


   

Сейчас старший лейтенант Народной милиции ЛНР Сергей Василевский повышает свои боевые навыки в управлении артиллерией. При этом он отмечает не только свой высокий боевой дух, но и всей армии Республики.

– В принципе мы готовы были морально идти вперед сразу после Дебальцево, – резюмировал он. – Оно досталось не дешево, но само внутреннее состояние говорило о том, что мы можем победить любого врага.

Артем ПОРВИН


 


Просмотров 491
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру