Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Эволюция и революция в социальном процессе (в свете учения В.И. Ленина о революции)

Дата: 13.03.2017 г. Добавил: semyonich
]]>Печать]]> E-mail

Статья профессора В.П. Огородникова


2 марта 2017 г., в Доме Плеханова проходил семинар по теме "Февральская революция (1917 г.) в новейшей историографии". С соответствующим докладом выступил доктор исторических наук, профессор Владимир Валерьянович Калашников. Владимир Валерьянович – человек широко известный не только своими научными трудами, но и как активный политик. Достаточно сказать, что он был одним из последних в истории КПСС секретарём ЦК КПСС.


Поэтому его позиция в отношении революционных событий 2017 г. представляется особенно интересной. Что же он поведал в своем выступлении?


В начале В.В. Калашников заявил, что он признает себя сторонником советской историографии, что давало надежду на диалектико-материалистическую трактовку им причин, условий и поводов, детерминировавших революционные события 1917 года. Однако, назвав свое выступление "Февральская революция (1917 г.) в новейшей историографии", Калашников тут же дал комментарий, что под "новейшей историографией" следует понимать историографию последних 25 постсоветских лет. При этом докладчик пояснил, что историки, пользующиеся именно новейшей историографией, могут весьма детально и объективно представить какой-то исторический момент, но без попыток выйти на причины описываемых событий, а, следовательно, на сущность исторического процесса. Интересно, что дальнейшее выступление В.В. Калашникова (а он выступал более полутора часов) продемонстрировало именно такой подход докладчика к освещению событий февраля 1917-го.


Присутствующие были ознакомлены со многими малоизвестными деталями выступлений, заявлений, конкретных действий председателя Совета министров России С. Ю. Витте, премьер-министра Российской империи П.А. Столыпина, Николая II, императрицы Александры Фёдоровны, министра внутренних дел Российской империи П.Н. Дурново, известного лидера кадетской партии и министра иностранных дел Временного правительства П.Н. Милюкова, председателя Государственной думы третьего и четвёртого созывов М.В. Родзянко, В.И. Ленина и других не столь видных участников революций 1917 г.


После этого обширного экскурса в различные факты и фактики В.В. Калашников неожиданно заявил, что виновником в революциях всегда виновата верховная власть. Поэтому в Февральской революции виноват Николай II, а причиной – его четыре стратегических просчета:

  1. Проведение столыпинской реформы, усугубившей аграрные противоречия;

  2. Осуществление принудительной русификации российских окраин, что углубило межнациональные конфликты.

  3. Отстранение Думы (по закону от 3 июня 1907 г.) от назначения и контроля за министрами российской империи.

  4. Втягивание России в ненужную и опасную усугублением внутренних противоречий войну с Германией.

Такая интерпретация причины Февральской революции входила в явное противоречие с приведенными до этого В.В. Калашниковым фактами, свидетельствующими, что февраль 1917 имел солидную подготовку в истории крестьянских бунтов, спровоцированных неурожаем 1901 г.. Крестьяне голодали, зная, что помещичьи амбары забиты зерном. Бунты продолжались до Первой мировой войны. /Тут, надо сказать, докладчик явно "окоротил" предысторию проблемы, берущей своё начало если и из крестьянских восстания, то восстания в Суздале 1024 г. (спровоцированного также неурожаем и голодом), восстания "смердов" в Новгороде в 1209 и 1228 г. г., восстание Петра Болотникова 1606 -07 г. г., Крестьянская война 1670—1671 под предводительством Степана Разин, Крестьянской войны 1773—1775 годов под предводительством Емельяна Пугачева./ Но уже из фактов приведенных В.В. Калашниковым выходит, что и первая русская революция 1905 г., и Февральская революция 1917, и Октябрьская революция 1917 г. имели своей причиной противоречие между производительными силами в лице главных производителей материального производства – крестьян и рабочих и феодальными производственными отношениями! Всё по К. Марксу! Зачем же указывать на субъективные просчеты царя, как на причину революции? При этом, конечно, надо не забывать и то несомненное обстоятельство, что мощным катализатором всех трех революций являлись войны. Для 1905 – поражение России в империалистической Русско-японской войне, для 1917 – также империалистическая Первая мировая война, в которой Россия также оказалась, по существу, побежденной стороной.

Конечно же, в истории общества ничто не происходит без субъективного фактора. В этом смысле сознание часто творит бытие, что подтверждается фактом целесообразной деятельности человека. Но цель, как идеальный образ потребного человеку будущего, только тогда может стать преобразующей общественное бытие силой, когда она представляет собой адекватное, истинное отражение этого бытия. Утопическая, неистинная идея не может стать материальной силой, не может овладеть массами. Но и истинная идеология, адекватно отражающая закономерности природного и социального развития, далеко не всегда может овладеть массами. Сознательность масс детерминируется общественным бытием. Если народ тяготится своим положением, если бедствия его перешли грань долготерпения, то большинство становится восприимчивым к идеям, раскрывающим истинные причины народных бедствий и указывающим путь избавления от них. "Сытое брюхо к ученью глухо".


Справедливости ради, надо отметить, что В.В. Калашников критически проанализировал три распространенные в современной исторической науке интерпретации причин социальной революции вообще и Февральской революции 1917 г. : 1) результат заговора (для февраля 17-го английского, или германского); 2) роковая случайность, которая не предсказывалась даже именитыми политиками; 3) абсолютная необходимость. Но при этом склонился, как было показано, к абсолютизации субъективного фактора как причины революции, а, следовательно, к абсолютизации случайности


Диалектико-материалистический подход к причинам социальной революции указывает на противоречие между производительным силами и производственными отношениями. Однако этот конфликт преломляется через призму сложной системы социально-политических классовых отношений. Противоречия способа производства определяют революционную ситуацию лишь в конечном счёте. Непосредственно она вытекает из взаимоотношений классов. Кроме того надо помнить, что всякое противоречие, как отношение противоположностей, имеет разные фазы своего развития. Вначале оно эволюционирует в рамках определенной количественной меры. Эволюция приводит к границе меры, когда конфликт достигает апогея и может быть разрешен только революцией – скачком в новую систему. Эволюция и революция – необходимые фазы любого развития – и в природе (неживой и живой), и в обществе. Поэтому утверждения, что какое-то развития может быть представлено только "бесконечной" эволюцией – не истинны, антидиалектичны и являются отрицанием самого процесса развития. Так положение Егора Гайдара (которое так любил повторять Б. Ельцин) "Россия исчерпала лимит революций" абсолютно равносильно утверждению "Россия исчерпала лимит развития".

Фаза выхода борьбы противоположностей на революцию характеризуется революционной ситуацией. В работе 1915 г. "Крах второго интернационала" В. И. Ленин где Владимир Ильич раскрывает объективные основания революционной ситуации:

"Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к революции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы наверное не ошибемся, если укажем следующие три главные признака:


1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому.


2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов.


3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.


Без этих объективных изменений, независимых от воли не только отдельных групп и партий, но и отдельных классов, революция — по общему правилу — невозможна. Совокупность этих объективных перемен и называется революционной ситуацией. Такая ситуация была в 1905 году в России и во все эпохи революций на Западе; но она была также и в 60-х годах прошлого века в Германии, в 1859—1861, в 1879—1880 годах в России, хотя революций в этих случаях не было. Почему? Потому, что не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят».


Таковы марксистские взгляды на революцию, которые много, много раз развивались и признавались за бесспорные всеми марксистами и которые для нас, русских, особенно наглядно подтверждены опытом 1905-го года…"1

Проведенное рассмотрение революционной ситуации позволяет сопоставить революционный процесс с основными законами диалектики:

  1. Закон единства и борьбы противоположностей раскрывает причины революции;

  2. Закон единства количественных и качественных изменений раскрывает связь эволюции (изменения внутри определенной меры) и революции (скачка в новое качество) в процессе развития;

  3. Закон отрицания отрицания помогает определить общую тенденцию в направлении развития социального процесса и дать научный прогноз о времени наступления революции и её характере. Именно опора на этот закон позволила К. Марксу и Ф. Энгельсу не только предсказать наступление коммунистической формации, но и определить её существенные черты

1 В. И. Ленин. Крах II Интернационала. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 218


Просмотров 434
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру