Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

100 лет Великой Октябрьской социалистической революции

Дата: 15.04.2017 г. Добавил: hakimich
]]>Печать]]> E-mail

и уроки для современных коммунистов


Доклад Центрального комитета Российской Коммунистической рабочей партии  (РКРП-КПСС)

 

        Введение

I. Октябрь 1917 г. - первая в  мировой истории победоносная пролетарская революция - подтверждение верности теории и научного предвидения марксизма.

II. Всемирно-историческое  значение Великой Октябрьской социалистической революции.

         2.1.  Великие свершения Советской власти. Влияние на мировое развитие.

       2.2.  Важность опыта строительства социализма в СССР - для рабочего класса, трудящихся всех стран и народов. Роль социалистического государства.   

         2.3. Значение советского опыта, необходимость и неизбежность его повторения партиями рабочего класса в других странах. 

III. Уроки поражений для будущих побед.

3.1    Теоретические. Отказ от главного в марксизме.

3.2    Экономические ошибки. Развитие элементов товарности общественного производства и сползание к капитализму         .

3.3    Политические ошибки, допущенные в ходе строительства социализма. Уход от ленинских принципов построения Советской власти, отступление от программы партии.

IV.       Коммунистические течения современности и литература. Антинаучные, псевдокоммунистические  идейные  течения современности.

            4.1. Еврокоммунизм – не коммунизм.

             4.2. Рыночный социализм  - путь в капитализм из социализма. Мечта Горбачева – под красным знаменем в капитализм. Путь КПК и КПРФ.

             4.3. Социализм XXI века – вариант улучшения капитализма в Латинской Америке и других странах.

V.Наша перспектива  – борьба за возрождение Советской власти, за социализм.

5.1.  Современные приемы борьбы буржуазии с коммунистическим движением.

5.2. Ленин о приемах борьбы буржуазии против грядущей революции.

     5.3.  Сегодняшние методы борьбы буржуазии с коммунистами в России.

 

Заключение:

К партии Нового типа – по ленинскому пути.

 

 

Введение:

Великая Октябрьская социалистическая революция – самая известная революция в мире.  А по своему влиянию на развитие человечества – самая Великая из всех известных революций. Кто бы как бы ни относился к Русской революции, но что произошло в России в Октябре 1917 года и кто такой Ленин, хотя бы понаслышке знает каждый мало-мальски грамотный человек в мире.

 Выстрел «Авроры», как шутят в народе, самый мощный из произведенных в мире артиллерийских выстрелов. Баковое орудие крейсера выстрелило всего один раз в сторону царского дворца, где заседало буржуазное Временное правительство, а весь мир капитализма до сих пор трясет от воспоминаний об этом событии.

Согласно закону общественного развития, открытому и сформулированному К. Марксом и Ф. Энгельсом, смена отживающего общественного строя более прогрессивным, социалистическим, должна произойти неминуемо. В России она произошла именно в 1917 году и именно в результате Октябрьской революции. Октябрьская революция - это продолжение Парижской коммуны. Это первое успешно осуществленное установление диктатуры пролетариата. Первое в мире государство рабочего класса, которое на фоне всех известных примеров практики существования социалистических стран на сегодняшний день показало наибольшую устойчивость. Семь десятилетий Советской власти и великие свершения Союза Советских Социалистических Республик говорят сами за себя.

Однако сегодня коммунисты встречают юбилей Октября отнюдь не на подъеме движения, а в ситуации временного поражения дела Октябрьской революции на родине Октября, то есть на этапе отступления.  Лучшим способом отметить юбилей Великого Октября было бы сосредоточиться на нерешенных задачах, для чего нужно предельно честное рассмотрение и переосмысление коммунистами судьбы своего движения за истекшее столетие. Оно должно быть начато с признания факта, что в борьбе за массы коммунисты не только побеждали, но и к сегодняшнему дню оказались на родине Октября побеждены контрреволюцией. Нужно ответить на вопросы - кем или чем побеждены, почему побеждены? Побеждены окончательно и бесповоротно, или это поражение временное, и бой продолжается? Для ответов на эти вопросы требуется, образно говоря, приложить карту к дороге, сверить основные положения теории революционного марксизма с практикой, выявить, если на то указывает практика, изъяны самой примененной теории или способов её применения, и в чем-то их подправить. Или сделать выводы, где мы сами оплошали и в чем. Поэтому прежде, чем праздновать, и для того, чтобы честно праздновать юбилей Октября, в оставшиеся до него месяцы коммунистам всего мира нужно сделать общие шаги к отказу от контрреволюционного, ревизионистского и оппортунистического  наследия.

Но начнем мы все же с констатации и анализа подготовки революции и заслуг Октября, чтобы убедиться в доказанной практикой правоте дела коммунизма, чтобы ещё раз показать – за что стоит бороться.

 

I. Октябрь 1917 г. - первая в  мировой истории победоносная пролетарская революция - подтверждение верности теории и научного предвидения марксизма

Великая Октябрьская социалистическая революция – это первая революция, теоретически предсказанная марксизмом как закономерный и неизбежный переход от капиталистической общественно-экономической формации к коммунистической, как более прогрессивной. Революция не только предсказанная, но и спланированная, подготовленная и осуществленная под руководством партии большевиков.

Конечно, подготовку следует понимать не в вульгарном смысле, вроде того, что большевики революцию назначили и осуществили. Революции, как известно, по заказу не делаются. Но большевики революцию готовили всей своей деятельностью, прежде всего готовя себя к революции. Как учил Ленин: «Будет революция или не будет, - зависит не только от нас. Но мы своё дело сделаем, и это дело не пропадёт никогда».[1]

Революция была предвидена и подготовлена гениальной, титанической теоретической работой В.И. Ленина, целенаправленной  политической практикой большевиков и героической борьбой российского рабочего класса.

Особое значение в теоретической подготовке революции, безусловно, имеет работа В.И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма», где он проанализировал развитие капитализма в его высшей монополистической стадии.  Разработал теорию империализма, выявив его основные черты и направление развития как паразитического и загнивающего капитализма – кануна социалистической революции.

Словом "канун" Ленин фиксирует факт отсутствия у капитализма за пределами империализма новой стадии его прогрессивного развития. Именно этим было определено Лениным историческое место империализма, вопреки всем оппортунистическим толкователям марксизма вроде Каутского, Плеханова и пр., прочившим империализму стадию ультраимпериализма, и считавшим, что революционным социал-демократам России далее буржуазно-демократической революции идти не следует. Ленин доказал возможность социалистической революции в России и готовность страны к ней уже в тот исторический момент.

Ленин, конечно, не открыл империализм как таковой, но открыл его как высшую стадию капитализма. Он в своем анализе объективной реальности первым указал на возникающее диалектическое противоречие в сущности капитализма в период империализма. "…Некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность", - сказано им. "Экономически основное в этом процессе есть смена капиталистической свободной конкуренции капиталистическими монополиями. Свободная конкуренция есть основное свойство капитализма и товарного производства вообще. <…> …Монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов. Монополия есть переход от капитализма к более высокому строю". [2]

Для Ленина было абсолютно ясно, что вопросы о том, " возможно ли реформистское изменение основ империализма, вперед ли идти, к дальнейшему обострению и углублению противоречий, порождаемых им, или назад, к притуплению их, являются коренными вопросами критики империализма. Так как политическими особенностями империализма являются реакция по всей линии и усиление национального гнета в связи с гнетом финансовой олигархии и устранением свободной конкуренции, то мелкобуржуазно-демократическая оппозиция империализму выступает едва ли не во всех империалистских странах начала XX века. И разрыв с марксизмом со стороны Каутского и широкого интернационального течения каутскианства состоит именно в том, что Каутский не только не позаботился, не сумел противопоставить себя этой мелкобуржуазной, реформистской, экономически в основе своей реакционной, оппозиции, а, напротив, слился с ней практически".[3]

В т.ч. Ленин подметил, что империализм существенно меняет взаимоотношения буржуазии и рабочего класса. Некоторые его слои, иногда широкие, переходят на сторону буржуазии, поскольку она улучшает их положение за счёт сотен миллионов людей зависимых и колониальных стран. Буржуазная идеология воспринимается частью рабочего класса. В политике интересы этих слоёв выражают "буржуазные рабочие партии". Подкуп за счёт империалистической сверхприбыли превращает их в "сторожевых псов капитализма, в развратителей рабочего движения".[4]

В рабочем движении резко обостряется борьба между революционным и реформистским его крылом, которая в России протекала как борьба большевиков и меньшевиков. 

Ленин предсказал и показал, как экономические кризисы капитализма рождают революционные ситуации, сформулировал понятие революционной ситуации и определил главные объективные и субъективные признаки, характеризующие кризисную ситуацию, складывающуюся в обществе накануне революции:

- Верхи не могут управлять по-старому.

- Низы не хотят жить по-старому.

- Непременное повышение активности масс значительно более обычного уровня. 

При этом Ленин задолго до революции отметил, что далеко не всякая кризисная и революционная ситуация перерастает в революцию. Он писал:   «Ни угнетение низов, ни кризис верхов не создадут еще революции, - они создадут лишь гниение страны, - если нет в этой стране революционного класса, способного претворить пассивное состояние гнета в активное состояние возмущения и восстания» [5].

 Для революции требуется наличие также такого субъективного фактора – присутствие авангардной пролетарской партии, вооруженной передовой теорией и способной возглавить выступление этого революционного класса. В.И. Ленин разработал теорию пролетарской партии - партии нового типа и создал партию большевиков. Ставя себе задачу, сделать пролетариат способным выполнить свою великую историческую миссию, коммунистическая партия организует его в самостоятельную политическую силу, противостоящую всем буржуазным партиям сразу, руководит всеми проявлениями его классовой борьбы, разоблачает перед ним непримиримую противоположность интересов эксплуататоров интересам эксплуатируемых и проясняет ему историческое значение и необходимые условия предстоящей социалистической революции.

 Исходя из закона неравномерности развития в эпоху империализма, В.И. Ленин увидел в российском империализме слабое звено цепи, которое можно было прорвать, обосновал возможность победы революции сначала в одной, отдельно взятой стране, выдвинул тезис превращения войны империалистической в войну гражданскую, и партия большевиков взяла курс на практическую подготовку революции. Таким образом, Октябрьская революция была теоретически обоснована, предсказана, практически подготовлена и осуществлена.

Великая Октябрьская социалистическая революция установила не какое-то долгожданное настоящее народовластие, не какую-то истинную народную демократию, а утвердила именно диктатуру пролетариата в форме Советов.

 

II. Всемирно-историческое значение Великой Октябрьской социалистической революции

 

О значении Великой Октябрьской социалистической революции можно и нужно говорить в широком и в узком смысле. В широком смысле речь идет о том, как революция и СССР повлияли на другие страны, на развитие событий в мире, в том числе, какие достижения СССР явились примером миру, какое влияние оказала наша страна на весь мир своими достижениями, своей политикой.

В самом узком смысле слова, как указывал Ленин: « … понимая под международным значением международную значимость или историческую неизбежность повторения в международном масштабе того, что было у нас, приходится признать такое значение за некоторыми основными чертами нашей революции»[6]. То есть в узком смысле необходимо рассмотреть практику нашей борьбы, приемы и методы, которые использовали большевики и первая в мире страна социализма. Выявить те закономерности, по которым в той или иной мере придется пройти всем другим народам, строящим социализм. В том числе, что для сегодняшнего дня особенно важно, проанализировать ошибки советских коммунистов, чтобы по возможности их избежать, чтобы не допустить пренебрежения теорией и тем более развития ревизионизма и ренегатства.

  Ленин в 1921 году посвятил этому узкому смыслу, который выявился при подготовке революции и в первые годы Советской власти, свою актуальнейшую работу "Детская болезнь "левизны" в коммунизме", имеющую самое широкое значение для коммунистов всех времен. При этом сегодня книга обращена не только и не столько к левакам и нетерпеливым горячим ультра-революционерам, сколько к партиям и товарищам с синдромами старческой болезни оппортунистической правизны. Недаром умные люди называют «Детскую болезнь «левизны» в коммунизме» энциклопедией большевизма! Это действительно так.

 

2.1. Великие свершения Советской власти. Влияние на мировое развитие.

Мировой империализм предпринял гигантские усилия для того, чтобы задушить первое в мире государство диктатуры пролетариата. Четырнадцать иностранных держав поддержали внутреннюю контрреволюцию свергнутых классов и осуществили интервенцию, развязав жесточайшую гражданскую войну. Но Советская власть выстояла и победила. Победила за счет широчайшей поддержки трудящихся масс внутри страны и с не менее значимой помощью и самой искренней широкой солидарностью пролетариата других стран. Диктатура пролетариата выполнила одну из первых главнейших своих функций – подавила открытое сопротивление свергнутых классов и их союзников.

После Гражданской войны на первое место вышли задачи хозяйственного строительства.  Советская власть действовала прежде всего в интересах рабочего класса, укрепляла его смычку с трудовым крестьянством, в том числе приняв после Гражданской войны политику НЭПа. Всем хозяйственным строительством руководила коммунистическая партия большевиков, сохранявшая верность марксизму-ленинизму. Следуя этому учению, в борьбе с негативными буржуазными тенденциями в стране были проведены культурная революция, индустриализация и коллективизация, ликвидированы эксплуатация, безработица и обездоленность, неуверенность в завтрашнем дне, сокращена рабочая неделя, введены бесплатная медицина и образование. На основе объединения трудящихся в Союз Советских Социалистических Республик успешно решался национальный вопрос. Страна развивалась самыми высокими темпами и по важнейшим показателям производства передвинулась к началу 40-х годов с дореволюционного пятого на второе место в мире. Планомерное оснащение промышленности передовой техникой заложило основу роста благосостояния народа и обеспечило обороноспособность страны.

Отрицать достижения Советского Союза в областях экономики, науки и техники, культуры, социального обеспечения и других сферах общественной жизнедеятельности нелепо. Они несомненны и общеизвестны. Их мало кто отрицает, поэтому основная линия критики противников социализма чаще всего сводится к тезису, что, мол, все это достигнуто методом ужасной сталинской диктатуры, ценой неимоверных жертв и прочее и тому подобное. Многие в антисоветском запале договариваются до таких нелепостей, что своих успехов народ достиг вопреки диктату партии и Советской власти. Антикоммунисты и сегодня, прежде всего в России, продолжают чернить достижения социализма демагогическими рассуждениями об ужасах сталинской диктатуры. 

В своём докладе «Итоги первой пятилетки» И.В. Сталин привёл убедительные и впечатляющие факты, которые сегодня широко известны. Эти факты свидетельствовали о том, что советский народ под руководством Коммунистической партии добился выдающихся побед в строительстве мощного народного хозяйства.  Как сказал товарищ Сталин: «И не только добились, а сделали больше, чем мы сами ожидали, чем могли ожидать самые горячие головы в нашей партии. Этого не отрицают теперь даже враги».

И действительно, даже такой непримиримый противник осуществлявшейся в Советском Союзе практики социалистического строительства и лично Сталина как Лев Троцкий, комментируя эти же факты,  признавал: «С господами буржуазными экономистами спорить более не о чем: социализм доказал свое право на победу не на страницах "Капитала", а на хозяйственной арене, составляющей шестую часть земной поверхности; не языком диалектики, а языком железа, цемента и электричества». И далее:  «Только благодаря пролетарской революции отсталая страна совершила менее, чем в два десятилетия, беспримерные в истории успехи.

Тем самым закончен спор и с реформистами в рабочем движении. Можно ли хоть на минуту сопоставить их мышиную возню с той титанической работой, которую совершает народ, пробужденный революцией к новой жизни?»

 

Следует особо подчеркнуть, что большевики изначально никогда не рассматривали русскую революцию как явление, ограниченное рамками только России, а всегда, и до, и после Октября, они, говоря словами Ленина, исходили из того, что «русский пролетариат не может одними своими силами победоносно завершить социалистической революции. Но он может придать русской революции такой размах, который создаст наилучшие условия для неё, который в известном смысле начнет её». [7] Поэтому на создание таких "наилучших условий" для развития мировой социалистической революции и были направлены усилия их партии. 

Уже в 1919 г. по инициативе Ленина был создан Третий, коммунистический Интернационал - Коминтерн. Условия приема в Коминтерн вытекали из сформулированной Лениным истины: «Борьба с империализмом, если она не связана неразрывно с борьбой против оппортунизма, есть пустая лживая фраза».[8] И с тех пор коммунисты имели свой, чётко идейно определённый и организационно оформленный полюс в рабочем движении в виде Коминтерна. А социал-демократы фактически превратились в пособников империализма, занимающихся его стабилизацией и улучшением, смягчением, очеловечиванием, лечением его язв и спасением во времена кризисов и обострения классовой борьбы.

Третий, Коммунистический Интернационал вёл большую теоретическую работу, в том числе предсказал фашизм, дал определение фашизму.  Глубоко научным, классическим марксистским определением фашизма явилось определение, представленное в резолюции XIII пленума Исполнительного комитета и повторенное на VII Конгрессе Коминтерна Георгием Димитровым, докладчиком по этому вопросу (так называемое «Димитровское» определение): «Фашизм у власти — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала, особая форма классового господства буржуазии… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов».

Фашисты, действия которых полностью подтверждали  данное определение, руководствуясь своими классовыми интересами, создали Антикоминтерновский пакт с целью не допустить дальнейшего распространения коммунистической идеологии в мире (сначала в 1936 г. буржуазия Германии и Японии, затем в 1937 г. буржуазия Италии, а позднее — ещё ряд государств, в которых к власти пришли правительства, разделяющие идеологии гитлеровского  и итальянского фашизма, либо правительства, крайне отрицательно относящиеся к СССР и коммунизму в целом:  Венгрия и Маньчжоу-го, Испания с правительством генерала Франко).

            25 ноября 1941 года Антикоминтерновский пакт был продлён на 5 лет, тогда же к нему присоединились буржуазные Финляндия, Румыния, Болгария, а также существовавшие на оккупированных немцами территориях марионеточные правительства Хорватии, Дании, Словакии и образованное японцами на оккупированной ими части Китая правительство Ван Цзинвэя.

Коминтерн дал бой фашизму ещё на этапе продвижения коричневых к власти в Испании и Германии. Была разработана тактика народных фронтов и, по большому счёту, основными противниками Гитлера и его Антикоминтерновского пакта во Второй Мировой войне были Советский Союз и Коминтерн. Коммунисты внесли решающий вклад в разгром фашизма и его авангарда - германской разновидности – нацизма. Одна ВКП(б) отдала для победы над фашизмом жизни более трёх миллионов своих лучших бойцов, а Ленинский комсомол положил на алтарь победы более пяти миллионов жизней молодых героев. Коммунисты большинства стран были во главе партизанской войны и Движений Сопротивления.

            Вопрос роспуска Коминтерна требует отдельного рассмотрения, но ясно одно: главным результатом его деятельности явился разгром фашизма и создание мировой социалистической системы с мощнейшим организационным ядром – Союзом Советских Социалистических Республик и странами СЭВ.

Советский Союз, внеся решающий вклад в разгром германского фашизма, спас мировую цивилизацию. Но главное в том, что эта победа показала безусловное преимущество социализма над капитализмом, общественной собственности трудящихся над частной собственностью буржуазии на средства производства. В кратчайшие сроки восстановив разрушенное хозяйство, наш советский народ в послевоенный период сумел решить ряд крупных задач социалистического развития. В 1950-е годы страна стала одной из самых образованных в мире, с передовой наукой и культурой. Всего за десять лет СССР на основе социалистических производственных отношений по производительности труда в промышленности передвинулся с пятого на третье место среди крупнейших мировых держав. Поэтому первенство в освоении космоса было закономерным. Первым человеком Земли, вышедшим в космическое пространство на корабле «Восток», стал советский летчик, рабочий парень со специальностью формовщик-литейщик, коммунист Юрий Гагарин.

Народное благосостояние устойчиво повышалось, цены снижались, зарплата росла, рабочая неделя в промышленности с 1917 по 1961 год сократилась на 18 часов. Улучшались условия для всестороннего развития трудящихся. Тем самым раскрывалась коммунистическая природа социализма, люди труда воочию убеждались, что социализм входит в повседневную жизнь и не является уже просто идеалом или перспективой. Как подчеркнуто в Программе РКРП, наиболее значимых успехов советский народ добился в период осуществления второй Программы ленинской партии под руководством И.В. Сталина, потому что в этот период партия последовательно руководствовалась закономерностями развития социализма, выявленными марксизмом-ленинизмом.

СССР оказал огромное влияние на весь ход мировой истории. Это признают все – и друзья, и враги. Социализм, советский и стран соцлагеря, его социальные достижения заставили капиталистов идти на уступки и обеспечение более широких и определенных социальных гарантий трудящимся в своих странах.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла  эру пролетарских  революций, способствовала созданию коммунистических партий во многих странах.  Одновременно   активизировала процесс антиколониальных, антифеодальных и антиимпериалистических революций, Если к началу ХХ века колониальные владения империалистических держав  охватывали  55%  территории мира  и  35 % населения земного шара,  то после октября 1917 года колониальная система империализма  испытывала состояние непрекращающегося кризиса. Национально-освободительное движение охватило почти всю Азию, страны Северной  Африки и других регионов. Из-под  колониального гнета вырвались народы, угнетавшиеся ранее российской монархией, добились признания своей  государственной самостоятельности  Иран, Египет, Непал и некоторые другие страны. Но  значительная масса  порабощенных народов  всё еще жила в условиях прямого колониального угнетения (более  30% населения  Земли и 31,2%   площади мира). После  разгрома фашизма во Второй Мировой войне при решающей роли  в обеспечении победы Советского  Союза социализм вышел  за рамки  одной страны, образовал свою мировую систему, чем подтолкнул  колониальную систему к ускоренному распаду. С середины  50-х годов можно уже говорить, что распад колониальной системы вступил в фазу её  краха, фактического завершения  политического освобождения колоний и усиления борьбы  за экономическую  независимость. Таким  образом, именно Октябрьская  социалистическая  революция в России пробудила  народы колоний  к борьбе  за уничтожение  империалистического гнета  и  завоевание  свободы. СССР оказал всестороннюю поддержку национально-освободительному движению народов Азии, Африки, Латинской Америки и всех других, способствовал почти полной ликвидации колониальной системы империализма.

 

2.2.  Важность опыта строительства социализма в СССР - для рабочего класса, трудящихся всех стран и народов. Роль социалистического государства.   

Потребность пролетариата в своём государстве определяется с самого начала интересами подавления его классовых противников. Следовательно, революция полностью заканчивается только с достижением конечных целей коммунистов: построения бесклассового общества, с отмиранием государства, завершением строительства социализма и переходом к высшей стадии коммунизма, исчезновением угрозы агрессии капитализма не только изнутри, но и извне. Продвижение общества в деле строительства коммунизма обеспечивается преобладанием позитивных пролетарских тенденций в создании непосредственно общественного производства, в том числе через обеспечение поголовного участия людей в политической жизни. Это обеспечение является важнейшей функцией диктатуры пролетариата.

 

А. Советы – наиболее устойчивая организационная форма реализации Диктатуры пролетариата.

 Великая Октябрьская социалистическая революция установила в стране Советскую власть как организационную форму диктатуры пролетариата. Уже на следующий день после революционного переворота и свержения Временного правительства на Втором съезде Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов была провозглашена власть трудового народа, т.е. диктатура пролетариата. Именно Советы ещё в условиях царской России зародились как органы борьбы рабочих. Борьбы сначала экономической, а затем борьбы политической - за власть, за установление диктатуры пролетариата. После революции Советы явились организационной формой осуществления диктатуры пролетариата.

  Советы – наиболее устойчивая из всех известных истории форм диктатуры пролетариата не только потому, что Советы просуществовали дольше и имеют за плечами великие дела. Их устойчивость и наибольшая адекватность для выполнения функции диктатуры пролетариата обусловлена конкретно тем, что Советы опираются на объективную реальность, объединяющую людей труда, – их организованность в процессе материального производства. (Буржуазный парламентаризм тоже опирается на объективную реальность, но эта реальность выражается всевластием денег в мире всеобщего товарного производства, культом капитала, духом наживы). В Советах трудящиеся впервые в истории получили право использовать свою организованность в процессе труда для ведения дел управления обществом и политических решений – избирать в своих трудовых коллективах депутатов, а равно в любой момент отзывать их, контролировать органы государственной власти, обеспечивать таким образом подчинение государства своим интересам. В 1917 г. была установлена высшая, подлинно прогрессивная форма демократии – пролетарская демократия – трудящихся и для трудящихся, Советская власть.

Чрезвычайно важным моментом в понимании объективной, вполне материальной основы Советской власти является тот факт, что Советы появились задолго до Октябрьской революции, ещё в 1905 г. в ходе Первой русской революции как органы борьбы самих рабочих за экономические и политические права. Советы, как указывал Ленин, не выдумка большевиков, Советы – форма борьбы, найденная самим рабочим классом в ходе Иваново-Вознесенской экономической, а затем и политической стачки. Они строились именно по производственному признаку как представительство рабочих от фабрик и заводов. Только затем они сливались в единое целое, вплоть до государственной власти. Кстати, господа фабриканты, заводчики, капиталисты в Иваново с первого дня рождения Совета были готовы вступить в переговоры с рабочими депутатами, но их главным условием было разделение переговоров каждого хозяина со "своими" депутатами. Рабочие же держались формулы "Все против всех", понимая, что в этом единстве заключается еще не достаточное, но абсолютно необходимое условие их успеха.

Объективная основа Советской власти предопределила историческую цепочку развития событий: сначала без всякого согласования с царизмом и разрешения буржуазии появились Советы – затем была совершена социалистическая революция - произошло установление Советской власти – создание советского государства и только потом была принята Советская конституция и образован Советский Союз. Эта историческая последовательность определяется логикой классовой борьбы и никак не может быть иной.  Таким образом, роль Советов чрезвычайно важна уже в вопросе борьбы за власть. Никакие парламенты и лево-центристские правительства "народного доверия" в Советскую власть не преобразуются, советскую конституцию не примут и к социализму трудящихся не приведут.

Такие Советы не являются рабочим парламентом, как пробуют преподнести дело некоторые теоретики, даже введя формулу: движение к народовластию в форме парламентской республики советского типа.  Советы являются боевыми отрядами пролетариата для ведения классовой борьбы. В.И. Ленин писал: «Совет рабочих депутатов - не рабочий парламент и не орган пролетарского самоуправления, вообще не орган самоуправления, а боевая организация для достижения определенных целей». [9]

Советы совсем не отдавали сразу руль управления в руки неподготовленных рабочих или кухарок, как любят спекулировать апологеты капитализма. Наоборот, Владимир Ильич Ленин в работе "Удержат ли большевики государственную власть?" писал: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами, и чтобы начато оно было немедленно, т.е. к обучению этому начали немедленно привлекать всех трудящихся, всю бедноту»[10].

Изучая историю вопроса возникновения Советов, работая над Второй программой РКП(б), Владимир Ильич Ленин выделил основные принципы, на которые должно опираться строительство Советской власти.

  К таким принципам относятся:

- объединение и организация угнетенных капитализмом трудящихся и эксплуатируемых масс - и только их, то есть при исключении эксплуататорских классов;

   - организация наиболее активной и сознательной части угнетенных классов, их авангарда – рабочего класса, который должен воспитывать и привлекать поголовно все трудящееся население к самостоятельному участию в управлении государством не только теоретически, а и практически;

- уничтожение парламентаризма как разделения властей. Соединение законодательной и исполнительной государственной работы в одном органе. Сами приняли закон, сами организовывают управление и исполнение;

- обеспечение тесной и непосредственной связи с производительными экономическими единицами. Основной ячейкой государственного строительства (в том числе выборов) становится коллектив завода, предприятия (промышленного или сельскохозяйственного), учреждения, то есть ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ единица (фабрика, завод). Для категорий населения, не охваченных этими формами производственной деятельности, – ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОКРУГ;

- более тесная связь с массами всего аппарата государственной власти и государственного управления, чем во всех известных прежде формах демократизма;

- возможность постепенного устранения бюрократизма в аппарате государственного управления;

- более полный демократизм формирования органов власти в силу меньшей формальности, простоты выбора и отзыва депутатов трудовыми коллективами в любое время;

- перенесение центра тяжести в вопросах демократизма с формального признания формального равенства бедных и богатых на практическую осуществимость пользования свободой и демократией трудящейся массой населения на основе общественной собственности;

- создание вооруженных сил, органически связанных с трудовым народом. При необходимости – решение задачи разоружения буржуазии;

- дальнейшее все более широкое и планомерное развитие Советской власти, чтобы все население (поголовно) постепенно вовлекалось в управление обществом.

Временное поражение Советов во многом объясняется уходом от этих принципов, а также в послесталинский период через фактический ревизионизм и, может быть, неосознанное, но реальное ренегатство.  Это в итоге привело к вырождению Советов в некие аналоги буржуазных парламентов, но об этом скажем ниже.

Задача социализма состоит вовсе не в том, чтобы лишь провозглашать власть трудового народа, а в том, чтобы трудовой народ имел реальную, практическую возможность осуществлять эту власть. Советы – наиболее адекватная форма реализации власти трудящихся, организационная форма диктатуры пролетариата.

 

Б. Экономическая политика. Непосредственно общественное производство -  экономическая основа Советской власти.

Опыт СССР вполне убедительно и однозначно доказал, что экономической основой осуществления, укрепления и развития Советской власти как формы диктатуры пролетариата является общественная собственность на средства производства, планомерно организованное непосредственно общественное производство - производство потребительной стоимости, нацеленное на обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества.

Не самовозрастание стоимости, не прибавочная стоимость, а обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества является целью социалистического производства. Отказ от этой цели, курс на рынок приводит к деградации и разрушению социализма, поскольку товарно-рыночное хозяйство принципиально не может быть экономической основой диктатуры пролетариата. Всеобщее товарное хозяйство - это капитализм, основа для диктатуры буржуазии.

Труд в коммунистическом производстве не посредством обмена, а непосредственно выступает как общественный труд, а само коммунистическое производство характеризуется как непосредственно общественное и является таковым как в своей высшей, коммунистической фазе, так и в низшей фазе — при социализме.

Диалектический подход к историческому опыту социалистической революции в России, построения и развития социализма в СССР позволяет проследить, как меняется характер производства при переходе к коммунизму и в процессе развития социализма как первой фазы коммунизма.

Переход власти в руки рабочего класса, установление диктатуры пролетариата сами по себе еще не меняют характера производства. Только после национализации создается коммунистический (социалистический) уклад, производство в котором носит непосредственно общественный характер, и этот уклад в течение переходного периода сосуществует параллельно с другими укладами. В России такими укладами были государственный капитализм, частнокапиталистический, мелкотоварный и патриархальный.

Патриархальное производство является производством для собственного потребления и носит натуральный характер.

Мелкотоварное производство есть производство для обмена и носит товарный характер.

Частнокапиталистическое производство тоже, разумеется, как производство стоимости (прибавочной) должно быть охарактеризовано как товарное по своему характеру.

Особо следует сказать о госкапитализме, который использовался в период новой экономической политики в России и широко используется в настоящее время, например, в Китайской Народной Республике, на Кубе и во Вьетнаме. Дело в том, что известный период после национализации только часть национализированных предприятий удается планомерно направить непосредственно на удовлетворение нужд общества. И вот эта, и только эта часть, образует социалистический уклад. Все же остальные национализированные предприятия, хотя и находятся в собственности государства, продолжают управляться не планом, а основным законом всякого товарного, а потому и капиталистического хозяйства — законом стоимости. Соответственно производство в рамках госкапиталистического уклада носит товарный характер.

В рамках переходного периода коммунистический (социалистический) уклад, развиваясь и расширяясь, постепенно вытесняет все другие уклады. Непосредственно общественное, планомерно организованное социалистическое производство из уклада становится сначала господствующей, а потом и единственной формой производства. В СССР произошло то, что и предвидел В.И. Ленин в своей Речи на Пленуме Московского Совета 20 ноября 1922 года, говоря: «из России нэповской будет Россия социалистическая»[11].

Процесс вытеснения несоциалистических укладов, который идет в переходный период, может быть обрисован ленинской фразой: «Больше социализма!». Однако, собственно к социализму как первой фазе коммунизма эта фраза неприменима, поскольку после того, как социалистическое производство стало не только господствующим, но и единственным, социализма не может быть больше, а он может быть более или менее развитым. Развитие же не сводится к увеличению или уменьшению, а идет через борьбу противоположностей. Это относится и к развитию социалистического производства через борьбу его непосредственно общественного характера с остатками товарности как отрицательным моментом социалистического производства, связанным с его выходом из капитализма. Борьба эта в планомерно организованном хозяйстве напрямую зависит от теоретических позиций и политических установок государства, и правящей партии.

В.И. Ленин в замечаниях на книгу Бухарина «Экономика переходного периода» (XI Ленинский сборник) не случайно подчеркивал, что продукт при социализме идет в потребление не через рынок. В «Наказе от СТО местным советским учреждениям» он разъяснял, что государственный продукт, продукт социалистической фабрики, обмениваемый на крестьянское продовольствие, не есть товар в политико-экономическом смысле, во всяком случае не только товар, уже не товар, перестает быть товаром.

После осуществления коллективизации у нас в СССР стало не две собственности, а две формы одной, общественной собственности. Сущность производства стала планомерно и неуклонно развиваться в направлении, противоположном товарному. Она стала непосредственно общественной, и в каких бы являющихся формах, заимствованных во многом из товарного прошлого и несущих в себе черты товарного содержания, эта сущность ни выступала, производство в целом нельзя было уже характеризовать иначе как непосредственно общественное, продукт которого и труд в котором не посредством обмена, а непосредственно, с самого начала выступают и являются общественными.

Контрреволюционные события в СССР подтвердили, что, либо мы строим и развиваем социализм, как непосредственно общественное производство — производство потребительных стоимостей, регулируемое законом потребительной стоимости, либо ведём дело к увеличению доли производства стоимости, то есть товарного производства, естественным развитием которого является товарно-капиталистическое производство. Можно, конечно, говорить о том, что и при социализме есть товарное производство в виде индивидуального производства на колхозный рынок. Это так. Но цены на колхозном рынке регулируются и определяются, прежде всего, не законом стоимости, а уровнем цен на продукцию государственных предприятий. Цены же на продукцию государственных предприятий определяются планомерно на основе затрат труда на производство с учетом потребительной стоимости непосредственно общественных продуктов.

Попытка строить социалистическое товарное хозяйство неизбежно ведет к уничтожению социализма. Теперь это не только научно установленный, но, увы, и опытным путем, исторически проверенный факт.

Социализм, следовательно, — непосредственно общественное хозяйство. Что это означает применительно к социалистической власти? Это означает, что поскольку цель социалистического производства — обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества, развитие трудящихся как членов общества входит в цель производства.

Если капиталистическое товарное производство как производство прибавочных стоимостей требует отнимать у трудящихся свободное время и другие условия их свободного развития, то социалистическое непосредственно общественное производство требует достигнутую за счет технического прогресса экономию рабочего времени превращать не только в дополнительные материальные блага для работников, но и в дополнительное свободное время для их всестороннего развития, в том числе и для развития их как участников государственной жизни и государственного управления. К сожалению, этого-то в последние десятилетия существования СССР как раз не происходило.

История революции в России и контрреволюции в СССР показала, что прогресс в развитии производительных сил, в росте производительности труда должен сопровождаться не уменьшением численности непосредственных производителей и соответственным увеличением численности работников непроизводственной сферы, а увеличением свободного времени рабочих и крестьян, в том числе времени, свободного и направляемого для участия в государственном управлении. Численность рабочих и крестьян может вообще не уменьшаться вплоть до полного уничтожения классов, вплоть до полного коммунизма. Важно лишь, чтобы с развитием производства росло не только материальное богатство общества, но увеличивалось свободное время всех работников как время для их свободного развития. И когда свободное время, направляемое на развитие и совершенствование человека, количественно превысит рабочее время, определяющим для человека будет не то, что он делает в свое рабочее время, а то, кем он является в своё свободное время. Это и будет означать, по сути, движение к полному уничтожению классов, то есть разделения людей на группы в зависимости от положения в производстве.

Таким образом, для развития социализма и укрепления Советской власти нужно не такое производство, которое пожирало бы свободное время работников, а такое, которое в своем развитии обеспечивало бы экономию рабочего времени и предполагало бы превращение сэкономленного времени в свободное время непосредственных производителей. Цель такого производства — обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества. Эта цель социалистического производства не случайно была записана и в первой, и во второй Программе ленинской большевистской партии.

 

В.  СССР – первая в мире страна социализма. Какой социализм был в СССР ( и какой он бывает вообще)?

Разного рода теоретики, - сторонники социалистической идеи, а ещё более противники, - выдали множество характеристик советского социализма. Как только наш советский строй не называли: ранний и неразвитый, тотального обобществления, деформированный, казарменный, с бюрократическими извращениями и т.д. и т.п.

Распространена точка зрения, которой придерживаются, в том числе, руководящие теоретики из КПРФ, что поражение потерпела модель раннего социализма, которая себя хорошо зарекомендовала в первой половине XX века, но якобы не стала соответствовать изменившимся условиям научно-технического прогресса и более раскрепощенного демократического общества. 

Мы исходим из того ленинского положения, что социализм есть неполный коммунизм, низшая фаза коммунистической формации. Он неизбежно несет во всех отношениях отпечаток старого, капиталистического строя, из которого он вышел. Здесь каждый ещё объективно заинтересован как в росте общественного богатства, так и в увеличении своей личной доли в нем.

Используя это обстоятельство, оппортунисты в коммунистическом движении пытаются теоретически оторвать социализм от коммунизма, сконструировать модели социализма с органически встроенной частной собственностью, безработицей, политическим и экономическим плюрализмом. Однако никакого другого научного социализма, кроме социализма как первой фазы коммунизма, быть не может. При этом основой подлинного коммунизма являются общекоммунистические отношения, проходящие (разумеется, с разной степенью зрелости) через переходный (от капитализма к социализму) период и обе фазы коммунизма. Такие общекоммунистические отношения, развивающиеся вместе с продвижением по пути к полному коммунизму, включают: общественную собственность на землю и все основные средства производства и сферы обращения; планомерное развитие народного хозяйства и других сфер общественной жизни; полную занятость населения; заботу общества о содержании еще нетрудоспособных (дети) и уже нетрудоспособных (старики и инвалиды); обеспечение обществом равных условий для выявления и развития способностей всех членов общества (бесплатное, равнодоступное образование и здравоохранение); управление производством и общественной жизнью через систему Советов трудящихся на всех уровнях.

По мере развития социалистического общества постепенно будут исчезать различия между трудом умственным и физическим, городским и сельским и т.п. Из общественной обязанности, стимулируемой материальной заинтересованностью, труд превратится в творчество и таким образом станет сам себе наградой, поскольку возможность творить есть первая жизненная потребность человека. Основной принцип социализма - “каждый по способности, каждому по его труду” перерастает в принцип коммунизма “каждый по способности, каждому по потребности”.

В процессе развития социализм (коммунизм в первой фазе, неполный) освобождается от следов капитализма в экономическом, нравственном умственном отношениях и переходит в свою высшую фазу – полный коммунизм.

Движение к коммунизму закономерно, и всему человечеству предстоит совершить этот путь.

 Движение к коммунизму осуществляется тем успешнее, чем сознательнее и организованнее борьба, историческое творчество рабочего класса и его союзников. Социалистическая революция лишь тогда становится возможной, когда её необходимость осознается реальным политическим большинством организованных рабочих, способным поднять на борьбу и повести за собой самые широкие массы трудящихся. Совершают революции не заговорщики, не партии, а массы во главе с революционным классом. Революционной смене общественного строя предшествует революция в сознании людей. Вооружить рабочий класс идейно, придать его борьбе большую целенаправленность и тем уберечь от лишних жертв и ложных иллюзий - вот в чем видит свой долг коммунистическая партия. Коммунистическая идея лишь тогда становится действенной материальной силой, когда овладевает массами рабочих.

Марксистско-ленинская теория не диктует детальных рецептов и идеальных моделей будущего общества. Маркс и Энгельс писали, что коммунизм - не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразоваться действительность. Коммунизмом они называли действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние, несправедливое и тормозящее развитие общества.[12]

Социализм бывает таким, каким он вышел из капитализма в зависимости от складывающихся условий. Он может быть и суровым, и жестоким, и несытым, и кровавым. При социализме классовая борьба не заканчивается, а приобретает новые формы, продолжается как борьба пролетарской, коммунистической созидательной тенденции с мелкобуржуазной частнособственнической тенденцией. Обязательной характеристикой социализма является власть, осуществляющая диктатуру пролетариата и обеспечивающая победу позитивной коммунистической тенденции.

Социализм характеризуется:

В политической области социализм, по ленинскому определению, есть уничтожение классов. То есть движение к преодолению классовых различий, различий между умственным и физическим трудом и пр.  В.И. Ленин разъясняет, что «уничтожение классов — дело долгой, трудной, упорной классовой борьбы, которая после свержения власти капитала, после разрушения буржуазного государства, после установления диктатуры пролетариата   н е    и с ч е з а е т (как воображают пошляки старого социализма и старой социал-демократии), а только меняет свои формы, становясь во многих отношениях еще ожесточеннее»[13].

В области экономических отношений социализм - это преодоление элементов товарности в непосредственно общественном производстве.

В морально-нравственном плане социализм обеспечивает все большие возможности для свободного развития всех и каждого.

Совершались ли советским руководством и партией ошибки при строительстве социализма? Безусловно, совершались. Когда люди идут впервые путем неизведанным и в условиях не только неизвестных, но и неимоверно трудных, при бешеном сопротивлении всего старого буржуазного мира, думать, что можно обойтись совсем без ошибок, говорить, что «надо было не так» - это политическое ханжество и чванство. Мы отличаем ошибки борьбы от ренегатства и самодурства. Наши предшественники, коммунисты-большевики под руководством Ленина и Сталина достойно прошли свой отрезок пути. Большевики были ортодоксальными марксистами-революционерами. В теории и на практике они придерживались не каких-то догм, а неукоснительно руководствовались основополагающими принципами марксизма, и прежде всего, в классовой борьбе. Поэтому, несмотря на имевшиеся просчеты и ошибки, сохранялся вектор движение «вперед и вверх». Инерция движения вперед сохранялась и после них довольно длительное время, однако со все большим и большим торможением.  

2.3. Значение советского опыта, необходимость и неизбежность его повторения партиями рабочего класса в других странах. 

О том, что многие черты нашей революции неизбежно придется повторять другим партиям и народам, вставшим на путь строительства социализма, В.И. Ленин указывал в своей работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»: «Опыт доказал, что, в некоторых весьма существенных вопросах пролетарской революции, всем странам неизбежно предстоит проделать то, что проделала Россия». [14]

Анализ опыта русской революции и сформулированные Лениным выводы за прошедшие почти 100 лет однозначно доказали свою правильность. Сегодня мы их можем и должны дополнить аналогичными выводами из опыта последующего строительства социализма в СССР. Особое внимание, конечно, мы должны обратить на допущенные ошибки и ревизионистские извращения, которые привели к временному поражению социализма в СССР и странах Восточной Европы.

К самым первым урокам, обязательным для усвоения революционными марксистами всех стран, В.И. Ленин из опыта Октябрьской революции отнес следующие:

А. Наличие пролетарской партии нового типа. Обязательность борьбы с оппортунизмом и ревизионизмом.

Всем коммунистам хорошо знакомо ленинское высказывание о том, что "не может быть революционного движения без революционной партии". Большевики смогли возглавить поднявшийся народ России на революцию не потому, что они объединили всех оппозиционеров и сами объединились с меньшевиками, а потому, что они смогли теоретически и политически разбить меньшевиков. Владимир Ильич писал: «Преодолевая неслыханные трудности, большевики оттеснили меньшевиков, роль которых как буржуазных агентов в рабочем движении превосходно была понята всей буржуазией (выд.-ред) после 1905 года и которых поэтому на тысячи ладов поддерживала против большевиков вся буржуазия. Но большевикам никогда не удалось бы достичь этого, если бы они не провели правильной тактики соединения нелегальной работы с обязательным использованием «легальных возможностей».[15]

Ленин указывал, что история большевизма берёт своё начало в 1903 году (II съезд РСДРП) и сам себе задавал вопрос – в борьбе с какими течениями выковался большевизм? И отвечал на него прежде всего в борьбе с оппортунизмом, то есть в борьбе с правым уклоном. Как показала жизнь, он остается смертельной опасностью и для правящих коммунистических партий. Любому мало-мальски образованному марксисту известно ленинское наставление: «борьба с империализмом, если она не связана неразрывно с борьбой против оппортунизма, есть пустая лживая фраза»[16].

Из истории известно, что оппортунизм может быть не просто правым уклоном части коммунистического движения, он может захватывать и его большую часть, порой целиком. Требование борьбы с оппортунизмом стало основным требованием приема в Коминтерн, оно остается основным признаком пролетарской партии и сегодня.

    Б. Сочетание легальных и нелегальных методов работы. Работа на подготовку революции, прежде всего себя к революции в любых условиях в каждый момент движения.

Это положение вроде бы относится к азбучным положениям тактики политической борьбы, но сегодня, в условиях усиливающейся реакции во всех странах, обретает новое звучание как для партий, привыкших к легальному, «цивилизованному», законопослушному, в основном парламентскому существованию, так и для разного рода леваков и левоватых, которые напрочь сторонятся участия в легальной публичной политике, которая полностью контролируется властями. В.И. Ленин учил: «Революционеры, не умеющие соединить нелегальные формы борьбы со всеми легальными, являются весьма плохими революционерами». И специально для многих наших товарищей, которые не видят возможности повторения революционной ситуации в относительном сегодняшнем капиталистическом благополучии, уточнял: «Нетрудно быть революционером тогда, когда революция уже вспыхнула и разгорелась, когда примыкают к революции все и всякие, из простого увлечения, из моды, даже иногда из интересов личной карьеры. «Освобождение» от таких горе - революционеров стоит пролетариату потом, после его победы, трудов самых тяжких, муки, можно сказать, мученической. Гораздо труднее - и гораздо ценнее - уметь быть революционером, когда еще нет условий для прямой, открытой, действительно массовой, действительно революционной борьбы, уметь отстаивать интересы революции (пропагандистски, агитационно, организационно) в нереволюционных учреждениях, а зачастую и прямо реакционных, в нереволюционной обстановке, среди массы, неспособной немедленно понять необходимость революционного метода действий». [17]

 

В. Продолжение классовой борьбы и в эпоху диктатуры пролетариата. Правильное диалектическое понимание связи «Вожди-партия–класс-массы». Железная дисциплина в партии для всех, в том числе для пролетарских вождей.

Революционная партия пролетариата есть высшая форма классового объединения пролетариев, которая не будет заслуживать своего названия, пока не научится связывать вождей с классом и с массами в одно целое, в нечто неразрывное. Исходя из такого понимания партии, Ленин учил: «Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества. Сила привычки миллионов и десятков миллионов - самая страшная сила. Без партии, железной и закаленной в борьбе, без партии, пользующейся доверием всего честного в данном классе, без партии, умеющей следить за настроением массы и влиять на него, вести успешно такую борьбу невозможно. Победить крупную централизованную буржуазию в тысячу раз легче, чем «победить» миллионы и миллионы мелких хозяйчиков, а они своей повседневной, будничной, невидной, неуловимой, разлагающей деятельностью осуществляют те самые результаты, которые нужны буржуазии, которые реставрируют буржуазию. Кто хоть сколько-нибудь ослабляет железную дисциплину партии пролетариата (особенно во время его диктатуры), тот фактически помогает буржуазии против пролетариата».[18]

     Г. Интернациональный характер Советов, как формы диктатуры пролетариата. Обязательность собственной борьбы каждой партии со своим меньшевизмом в своих условиях.

Вот что писал для нас по этому поводу В.И. Ленин: «Февральская и октябрьская революции 1917 года довели Советы до всестороннего развития в национальном масштабе, затем до их победы в пролетарском, социалистическом перевороте. И менее чем через два года обнаружился интернациональный характер Советов, распространение этой формы борьбы и организации на всемирное рабочее движение, историческое призвание Советов быть могильщиком, наследником, преемником буржуазного парламентаризма, буржуазной демократии вообще.

Мало того. История рабочего движения показывает теперь, что во всех странах предстоит ему (и оно уже начало) пережить борьбу нарождающегося, крепнущего, идущего к победе коммунизма прежде всего и главным образом со своим (для каждой страны) «меньшевизмом», т.-е. оппортунизмом и социал-шовинизмом; во-вторых – и в виде, так сказать, дополнения -- с «левым» коммунизмом».[19]

Но, проделывая везде однородную, по сути дела, подготовительную школу к победе над буржуазией, рабочее движение каждой страны совершает это развитие по-своему». [20]

Пока существуют национальные и государственные различия между народами и странами, -- а эти различия будут держаться еще очень и очень долго даже после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе, -- единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не устранения разнообразия, не уничтожения национальных различий (это - вздорная мечта для настоящего момента), а такого применения основных принципов коммунизма (советская власть и диктатура пролетариата), которое бы правильно видоизменяло  эти принципы  в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально-государственным различиям. Исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально-особенное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи, к победе над оппортунизмом и левым доктринерством внутри рабочего движения, к свержению буржуазии, к учреждению советской республики и пролетарской диктатуры - вот в чем главная задача переживаемого всеми передовыми (и не только передовыми) странами исторического момента».[21]

Актуальность этой ленинской мысли доказана жизнью много раз.

Д. Необходимость работы в широких, даже в реакционных рабочих организациях, особенно в профсоюзах.

Ленин учил, что коммунистическую работу надо вести везде и всюду, где позволяют, и даже не очень позволяют, условия: «Нет сомнения, господа «вожди» оппортунизма прибегнут ко   всяческим проделками буржуазной дипломатии, к помощи буржуазных правительств, попов, полиции, судов, чтобы не допустить коммунистов в профсоюзы, всячески вытеснить их оттуда, сделать им работу внутри профсоюзов возможно более неприятной, оскорблять, травить, преследовать их. Надо уметь противостоять всему этому, пойти на все и всякие жертвы, даже -в случае надобности - пойти на всяческие уловки, хитрости, нелегальные приемы, умолчания, сокрытие правды, лишь бы проникнуть в профсоюзы, остаться в них, вести в них во что бы то ни стало коммунистическую работу».[22]

     Е. О союзниках и попутчиках рабочего класса в пролетарской революции и после ее свершения.

Думается, особенно ценно понять у Ленина мысль не только о необходимости союзников в свершении революции, но и не меньшую важность политики классовых союзов в деле строительства социализма.

«Пролетарский авангард идейно завоеван. Это главное. Без этого нельзя сделать и первого шага к победе. Но от этого еще довольно далеко до победы.  С одним авангардом победить нельзя. Бросить один только авангард в решительный бой, пока весь класс, пока широкие массы не заняли позиции либо прямой поддержки авангарда, либо, по крайней мере, благожелательного нейтралитета по отношению к нему и полной неспособности поддерживать его противника, было бы не только глупостью, но и преступлением»[23].               

«После первой социалистической революции пролетариата, после свержения буржуазии в одной стране, пролетариат этой страны надолго остается слабее, чем буржуазия, просто уже в силу ее громадных интернациональных связей, а затем в силу стихийного и постоянного восстановления, возрождения капитализма и буржуазии мелкими товаропроизводителями свергнувшей буржуазию страны. Победить более могущественного противника можно только при величайшем напряжении сил и при обязательном, самом тщательном, заботливом, осторожном, умелом использовании как всякой, хотя бы малейшей, «трещины» между врагами, всякой противоположности интересов между буржуазией разных стран, между разными группами или видами буржуазии внутри отдельных стран, -- так и всякой, хотя бы малейшей, возможности получить себе союзника, пусть даже временного, шаткого, непрочного, ненадежного, условного. Кто этого не понял, тот не понял ни грана в марксизме и в научном, современном социализме вообще. Кто не доказал практически, на довольно значительном промежутке времени и в довольно разнообразных политических положениях, своего уменья применять эту истину на деле, тот не научился еще помогать революционному классу в его борьбе за освобождение всего трудящегося человечества от эксплуататоров. И сказанное относится одинаково к периоду до и после завоевания политической власти пролетариатом».[24]

Ж.  Умение использовать тактику компромиссов и недопустимость компромиссов в области идеологии.     

Главная ленинская мысль обращена к любителям рецептов и готовых решений: «Сочинить такой рецепт или такое общее правило («никаких компромиссов»!), которое бы годилось на все случаи, есть нелепость. Надо иметь собственную голову на плечах, чтобы в каждом отдельном случае уметь разобраться. В том-то и состоит, между прочим, значение партийной организации и партийных вождей, заслуживающих этого звания, чтобы длительной, упорной, разнообразной, всесторонней работой всех мыслящих представителей данного класса - вырабатывать необходимые знания, необходимый опыт, необходимое - кроме знания и опыта - политическое чутье, для быстрого и правильного решения сложных политических вопросов».[25]

Наверное, никто из марксистов не сомневается в том, что В.И. Ленин имел голову на плечах, и тем не менее, он и большевики тоже совершали ошибки в вопросах тактических, чего не стыдились сами же и признавать. Общей установкой при выработке тактики в конкретных условиях является не  только «… безусловная необходимость для авангарда пролетариата, для его сознательной части, для коммунистической партии прибегать к лавированию, соглашательству, компромиссам с разными группами пролетариев, с разными партиями рабочих и мелких хозяйчиков …», но прежде всего соображение, что надо « … уметь применять эту тактику в целях повышения, а не понижения, общего уровня пролетарской сознательности, революционности, способности к борьбе и к победе».[26]

То есть коммунисты всегда работают на расширение и развитие классовой борьбы.

З. Необходимость и тактика использования возможностей буржуазного парламентаризма для развития классовой борьбы.

Казалось бы, этот вопрос - участие в буржуазных парламентах - разработан в теории и изучен на практике коммунистического движения лучше других. В.И. Ленин просто настаивал на необходимости использования парламентских возможностей для развития классовой борьбы: «Пока вы не в силах разогнать буржуазного парламента и каких угодно реакционных учреждений иного типа, вы обязаны работать внутри них именно потому, что там есть еще рабочие, одураченные попами и деревенскими захолустьями, иначе вы рискуете стать просто болтунами».[27]

При этом Ленин отмечал законное отвращение передовых пролетариев к буржуазным парламентам и парламентариям: «…трудно себе представить нечто более гнусное, подлое, изменническое, чем поведение гигантского большинства социалистических и социал-демократических депутатов в парламенте за время войны и после нее».[28]

Большевиками была разработана тактика коммунистической работы в парламенте, использования выборных кампаний и депутатских мест для развития классовой борьбы: «На то и существуют на свете коммунисты, сторонники III Интернационала во всех странах, чтобы переделать по всей линии, во всех областях жизни, старую социалистическую, тред-юнионистскую, синдикалистскую, парламентскую работу в новую, коммунистическую». [29]

«Коммунисты в Западной Европе и в Америке должны научиться   создать новый, необычный, неоппортунистический, некарьеристский парламентаризм: чтобы партия коммунистов давала свои лозунги, чтобы настоящие пролетарии при помощи неорганизованной и совсем забитой бедноты разбрасывали и разносили листки, объезжали и обходили квартиры рабочих, хижины сельских пролетариев и захолустных (в Европе, к счастью, во много раз меньше деревенских захолустий, чем у нас, а в Англии их совсем мало) крестьян, забирались в самые простонародные кабачки, втирались в самые простонародные союзы, общества, случайные собрания, говорили с народом не по ученому (и не очень по-парламентски), не гонялись ни капельки за «местечком» в парламенте, а везде будили мысль, втягивали массу, ловили буржуазию на слове, использовали ею созданный аппарат, ею  назначенные выборы, ею сделанные призывы ко всему народу, знакомили народ с большевизмом так, как никогда не удавалось знакомить (при господстве буржуазии) вне обстановки выборов (не считая, конечно, моментов больших стачек, когда такой же аппарат всенародной агитации работал у нас еще интенсивнее)». [30]

Сегодня, следует признать, многие партии той же Западной Европы и других стран, болеют парламентским кретинизмом и всерьез обещают гражданам улучшение жизни методом победы неких левых сил на выборах. Мы этот вопрос разберем ниже, пока же лишь отметим, что Ленин по этому вопросу высказывался весьма категорично: «Только негодяи или дурачки могут думать, что пролетариат сначала должен завоевать большинство при голосованиях, производимых под гнетом буржуазии, под гнетом наемного рабства, а потом должен завоевывать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это — замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти».[31]

Работу над этими, выше обозначенными приемами и ошибками, провел для нас В.И. Ленин ещё в 1920 г. После его смерти Советский Союз под руководством ВКП(б)-КПСС прошел большой и нелегкий путь свершений и побед. Был разгромлен фашизм, страна вышла на второе место в мире по показателям промышленного производства, советский человек первым вышел в космос. Но и ошибок тоже наделали немало, плюс ревизионистское перерождение верхушки КПСС, что выразилось в печальном итоге - временном поражении социализма и распаде СССР. Анализ этих явлений и выводы для будущей борьбы – это уже наше дело, в котором мы руководствуемся ленинским указанием: «Коммунисты должны знать, что будущее во всяком случае принадлежит им, и потому мы можем (и должны) соединять величайшую страстность в великой революционной борьбе с наиболее хладнокровным и трезвым учетом бешеных метаний буржуазии».[32]

 

III. Уроки поражений для будущих побед

В.И. Ленин не раз повторял, что лучший способ отметить юбилей - это сосредоточиться на нерешенных задачах. Для этого сегодняшним и будущим коммунистам сначала необходимо осознать, что именно, какие совершённые ошибки в теории и практике, ошибки партии и отдельных людей помешали решить задачи строительства социализма и коммунизма и отбросили нас на какое-то время назад, к пройденной ступени общественного развития – капитализму.

 

Высказывается достаточно много мнений политических партий и людей о причинах поражения социализма в СССР. Мы, конечно, рассматриваем мнения только сторонников социализма, так как мнения противников о якобы утопичности теории коммунизма как возможности развития человечества развеял своей практикой сам Октябрь и опыт развития СССР.    

Очень и очень популярна версия, выводящая основную составляющую нашего поражения из предательства дела социализма отдельными личностями из числа высшего руководства партии и государства. Называются имена Горбачева, Ельцина, Яковлева и многих их коллег по ЦК КПСС и правительству. Также популярны рассуждения о происках Запада. Приводятся подтверждающие примеры: от пресловутого полумифического «Плана Даллеса» до версий завербованности высших руководителей, ставшими агентами влияния иностранных спецслужб. Называются цифры в триллионы долларов, которые Запад потратил на борьбу с СССР, и потратил не зря. Многие элементы этих версий не только весьма интересны, но и действительно имели место в реальной жизни. Но, с нашей, материалистической, точки зрения, основная причина временного поражения социализма СССР – внутренние, наши собственные ошибки, ревизионизм и ренегатство высшего руководства партии.

Не зря Ленин говорил: "Ничто не может нас погубить, кроме наших собственных ошибок".[33] И уточнял: "Известно, что неудачам и упадку политических партий очень часто предшествовало такое состояние, в котором эти партии имели возможность зазнаться".[34]

Если очень-очень коротко отвечать на вопрос «А почему?» - о причинах поражения Советской власти и КПСС, о причинах равнодушия большей части трудящихся к произошедшему в 1991 г. контрреволюционному перевороту, то мы отвечаем так: потому что власть уже не была советской, а партия уже не была коммунистической.

    Наши собственные ошибки

3.1.  Теоретические. Отказ от главного в марксизме.

РКРП исходит из основополагающего ленинского положения,  что  «Диктатура пролетариата, если перевести это латинское, научное, историко-философское выражение на более простой язык, означает вот что: только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов. (Заметим в скобках: научное различие между социализмом и коммунизмом только то, что первое слово означает первую ступень вырастающего из капитализма нового общества, второе слово — более высокую, дальнейшую ступень его – выд.- ред.)

… Ошибка «бернского», желтого, Интернационала состоит в том, что его вожди признают только на словах классовую борьбу и руководящую роль пролетариата, боясь додумывать до конца, боясь как раз того неизбежного вывода, который особенно страшен для буржуазии и абсолютно неприемлем для нее. Они боятся признать, что диктатура пролетариата есть тоже период классовой борьбы, которая неизбежна, пока не уничтожены классы, и которая меняет свои формы, становясь первое время после свержения капитала особенно ожесточенной и особенно своеобразной. Завоевав политическую власть, пролетариат не прекращает классовой борьбы, а продолжает ее — впредь до уничтожения классов — но, разумеется, в иной обстановке, в иной форме, иными средствами». [35]

Соответственно, признание диктатуры пролетариата Ленин считал главным в марксизме: «Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата».[36]

 «Но не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры, и не главным образом в насилии. Главная сущность её в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, их авангарда, их единственного руководителя, пролетариата. Его цель — создать социализм, уничтожить деление общества на классы, сделать всех членов общества трудящимися, отнять почву у всякой эксплуатации человека человеком».[37] Классовая борьба при социализме продолжается, в других формах и в том числе внутри своего класса и своей партии.

До каких же пор нельзя обойтись без диктатуры пролетариата? В Тезисах доклада о тактике РКП на III конгрессе Коммунистического Интернационала В.И. Ленин так отвечает на этот вопрос: «Диктатура пролетариата означает не прекращение классовой борьбы, а продолжение ее в новой форме и новыми орудиями. Пока остаются классы, пока свергнутая в одной стране буржуазия удесятеряет свои атаки на социализм в международном масштабе, до тех пор эта диктатура необходима».[38] А поскольку, как подчеркивалось в Докладе о тактике РКП на том же III конгрессе Коминтерна: «задача социализма состоит в том, чтобы уничтожить классы»[39], постольку период диктатуры пролетариата охватывает всю первую фазу коммунизма, то есть весь период социализма.

Интересно вспомнить такой факт, что при разработке второй Программы РКП(б) Ленин рассматривал возможность отступления от формы Советов как результат общего отступления в борьбе под давлением обстоятельств и сил противника, но только не как движение к развитию демократии трудящихся, пролетарской или рабочей демократии. Ленин в резолюции Седьмого съезда РКП(б) по Программе партии писал: «изменение политической части нашей программы должно состоять в возможно более точной и обстоятельной характеристике нового типа государства, Советской республики, как формы диктатуры пролетариата и как продолжения тех завоеваний международной рабочей революции, которые начаты Парижской коммуной. Программа должна указать, что наша партия не откажется от использования и буржуазного парламентаризма, если ход борьбы отбросит нас назад, на известное время, к этой, превзойденной теперь нашею революцией, исторической ступени. Но во всяком случае и при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата, свержения ига эксплуататоров и подавления их сопротивления (выд. – ред.)».[40]

И все же главная ошибка советских коммунистов, как ни странно, началась именно с отказа от главного в марксизме.

Отказ от диктатуры пролетариата — отказ от марксизма

После смерти Сталина с приходом к руководству партией Хрущева Н.С. на ХХ съезде КПСС была проведена своеобразная артиллерийская подготовка к фронтальному наступлению на главное в марксизме – положение о диктатуре пролетариата.

 Стараниями хрущевской ревизионистской группы в клеветнической форме под сомнение было поставлено то положительное, что делалось сталинским руководством, и была сделана заявка на пересмотр ключевых положений марксизма о классовой борьбе и диктатуре пролетариата. Однако еще продолжала действовать ленинская Программа РКП(б). Поэтому хрущевцы стали готовиться к ее замене на такую, из которой будет изъято то, что составляет самую суть марксизма-ленинизма. В докладе на ХХII съезде Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева «О Программе Коммунистической партии Советского Союза» был выдвинут размагничивающий и демобилизующий коммунистов, рабочий класс и всех трудящихся тезис об окончательной победе социализма в СССР,[41] утверждалось, что классовая борьба ограничивается переходным к социализму периодом[42]. Во всем докладе социализм понимался не как фаза коммунизма, а как не коммунизм — по сути, как отдельная формация. Соответственно вместо характерной и главной для социализма цели - полного уничтожения классов в первой фазе бесклассового общества, ставилась еще только задача построения бесклассового общества и вместе с этим провозглашалась чисто ревизионистская антимарксистская цель: «От государства диктатуры пролетариата к общенародному государству».[43] Утверждалось, что якобы «рабочий класс Советского Союза по собственной инициативе, исходя из задач построения коммунизма, преобразовал государство своей диктатуры во всенародное государство… Впервые у нас сложилось государство, которое является не диктатурой какого-либо одного класса…  диктатура пролетариата перестала быть необходимой».[44] Партия также объявлялась не партией рабочего класса, а партией всего народа вопреки ленинскому понятию политической партии как авангарда класса.

Эти ревизионистские идеи отпора на съезде не получили, и съездом была принята (единогласно) ревизионистская, по существу антиленинская, антимарксистская Программа. В ней утверждалось, что якобы «диктатура пролетариата выполнила свою историческую миссию и с точки зрения задач внутреннего развития перестала быть необходимой в СССР. Государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, превратилось на новом, современном этапе в общенародное государство…Партия исходит из того, что диктатура рабочего класса перестает быть необходимой раньше, чем государство отмирает»[45]. Конечно, не следует думать, что все делегаты съезда и большинство членов партии были ренегатами или предателями дела социализма. Правильнее говорить о крайне низкой теоретической подготовке основной массы членов ставшей уже многомиллионной партии. Они большинство программных и теоретических положений принимали на веру, полагаясь на авторитет руководства. В   обстановке нравственного подъема и даже эйфории от только что одержанной победы над фашизмом, веря, что эксплуататорские классы в советском обществе подавлены окончательно и возродиться не имеют шансов, принимая как уже достигнутое складывающуюся общность советских людей из неантагонистических классов, и веря в полную и окончательную победу социализма, они довольно легко поверили предложениям руководства развивать якобы неклассовую, общенародную демократию. Они совершили огромную ошибку, а вот со стороны теоретиков и руководства партии, без сомнений, это была ревизия марксистско-ленинского учения и откровенное ренегатство. Чтобы полнее оценить эту позицию, снова обратимся к Ленину.

В своем фундаментальном труде «Государство и революция» В.И.  Ленин подчеркнул классовый характер всякого государства, пока оно еще остается, необходимость для победы пролетарской революции разрушения старой государственной машины и создания нового государственного аппарата, способного решать задачи пролетарской диктатуры, разработал ряд условий, которые нужно соблюдать, чтобы государство из орудия рабочего   класса, из средства обеспечения его политического господства не превращалось в силу, господствующую над самим этим классом. В этой книге, а также в тетради «Марксизм о государстве» В.И. Ленин со всей определенностью провел идею о том, что государство отмирает только вместе с полным уничтожением классов, и пока остаются классы, остается и государство как орган политически господствующего класса. Он цитирует и развивает мысль Энгельса: «Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним».[46] В.И. Ленин, повторим это ещё раз, как бы отвечая всем сомневающимся, колеблющимся, нерешительным, подчеркивал: «Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма».[47]  В работе «О государстве» (Лекция в Свердловском университете 11 июня 1919 г.) В.И. Ленин указывает, что именно государство капиталистическое «объявляет своим лозунгом свободу всенародную, говорит, что оно выражает волю всего народа, отрицает, что оно классовое государство».[48]

 Социалистическое государство, наоборот, всегда подчеркивает свой сугубо классовый характер. Таким образом, хрущевская ревизионистская группа ввела в заблуждение, фактически обманув, партию и народ по вопросу о диктатуре пролетариата, без которой развитие социализма в полный коммунизм невозможно, а затем подменила и цели движения производства и общества. На этом следует специально остановиться.

Сущность истории, прогресс общества состоит в движении к полному благосостоянию и свободному всестороннему развитию всех членов общества.

Интересна история отражения в программе большевиков основного закона социализма. В подготовленном ко II съезду РСДРП специальной комиссией проекте Программы партии цель социалистического производства была сформулирована как планомерная организация общественного производительного процесса «для удовлетворения нужд как целого общества, так и отдельных его членов». В.И. Ленин по этому поводу возражает: «Не точно. Такое «удовлетворение» «дает» и капитализм, но не всем членам общества и не одинаковое».[49] В итоге В.И. Ленин добился того, чтобы в утвержденной Вторым съездом РСДРП Программе партии было записано: «Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество».[50]

Эта научно выверенная, то есть действительная цель коммунистического производства, поставленная перед рабочим классом как создателем коммунистического общества, стояла в партийной Программе до тех пор, пока партия оставалась партией рабочего класса, руководившей осуществлением его диктатуры. В третьей, ревизионистской программе партии, принятой ХХII съездом КПСС, этой цели уже не было. Она была заменена лишь удовлетворением все растущих потребностей, к чему, как известно, ни развитие людей, ни их благосостояние, тем более всестороннее развитие, не сводится. Удовлетворение потребностей само по себе не ведет ни к ликвидации социального неравенства, ни к уничтожению классов. Если говорить конкретно, в третьей программе партии было записано, что при коммунизме «достигается высшая ступень планомерной организации всего общественного хозяйства, обеспечивается наиболее эффективное и разумное использование материальных богатств и трудовых ресурсов для удовлетворения растущих потребностей членов общества»[51]. Трудящиеся члены общества, развитие которых является самоцелью, превратились в трудовые ресурсы, эффективно используемые для удовлетворения потребностей не всех, а некоторых избранных членов общества, которые впоследствии выбились в олигархи. Выбрасывание из цели производства развития именно   в с е х   членов общества превратило программную формулировку цели производства в прикрытие отхода от действительной цели социализма. В ревизионистской третьей программе было записано: «Цель социализма — все более полное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей народа».[52] Вроде бы, на первый взгляд, красиво, но глубоко ошибочно, ведь цель социализма, определенная основателями научного коммунизма, — уничтожение классов, которое, не сводясь к удовлетворению потребностей, конечно, предполагает и удовлетворение потребностей, но не всяких, и не всякое, а прежде всего такое, которое ведет к обеспечению полного благосостояния и свободному всестороннему развитию всех членов общества, к уничтожению всякого социального неравенства.

                     Отказ от диктатуры пролетариата и цели социализма изменил классовую сущность государства. Оно стало неспособным осуществлять интересы рабочего класса, которые в эпоху диктатуры пролетариата являются общественными интересами. Показательно напомнить, что ревизионистская программа общенародной партии была прията XXII съездом КПСС осенью 1961 г., а в июне 1962 г. в городе Новочеркасске Ростовской области против рабочих, недовольных повышением цен, снижением расценок на производстве и хамством руководства, были брошены войска и в демонстрантов стреляли. Таким образом, можно сказать, что десятки жертв рабочих стали первым наглядным показателем направления становления так называемого общенародного государства и партии во главе с Н.С. Хрущевым.    Государственная собственность постепенно все более переставала быть формой общественной собственности и к концу 80-х годов все более, по сути, приобретала черты своеобразной частной собственности тех, кто фактически распоряжался государственной собственностью, то есть верхушки партийно-государственной бюрократии. Таким образом, партийно-государственной номенклатурной верхушке удалось в значительной мере присвоить право распоряжения собственностью общества и создать условия, чтобы осталось ее только поделить и уже по отдельности присвоить, приватизировать с оформлением в законах «общенародного» государства. Это и произошло с подачи Горбачева в ельцинский период сначала под ревизионистским лозунгом «движения на рынок», а потом и откровенно антикоммунистическим: даешь приватизацию. Этот процесс идеологически сопровождала ревизионистская концепция «развитого социализма», которая включала и закрепляла пресловутое ревизионистское «общенародное государство».  

                          Отказ КПСС на ХХII съезде от главного в марксизме — диктатуры пролетариата, от цели социалистического производства и цели социализма не мог не привести к росту частнособственнических настроений и, в конце концов, несмотря на активное сопротивление со стороны коммунистического меньшинства, привел к разрушению партии, государства и страны. Этот отказ, как уже говорилось, произошел не только по вине ренегатствующей верхушки КПСС, но и по вине тех членов партии, которые,  вместо изучения и понимания марксизма-ленинизма, заучивали цитаты и лозунги и принимали на веру слова ревизионистской верхушки партии, а поэтому последовательно коммунистические силы не смогли побороть оппортунистов, ревизионистов и ренегатствующих предателей социализма. Это урок не только для коммунистов бывшего Советского Союза и нынешней России. Это урок и для всего международного рабочего и коммунистического движения.

3.2.  Экономические ошибки. Развитие элементов товарности общественного производства и сползание к капитализму.

Движение к нетоварному, непосредственно общественному характеру производства - не только признак, но и условие существования и развития социализма.

Актуальность данного вопроса определяется тем, что это, в конце концов, вопрос о том, для чего коммунисты борются за власть своего класса. Это вопрос о том, что они будут делать в случае прихода рабочего класса к власти сегодня. Насколько сделаны выводы из ошибок коммунистов и предательства руководства КПСС по отношению к рабочему классу, из всей практики строительства социализма в СССР? Что и как строить в экономике?

 Сегодня этот вопрос продолжает не только волновать, но и разделять коммунистическое движение, в том числе и в России. Мы не будем рассматривать откровенных апологетов «шведского социализма» и прочих улучшателей капитализма. Мы будем говорить только о тех, кто продолжает называть себя марксистами и коммунистами. Среди них, с одной стороны, плотно представлены сторонники так называемого рыночного социализма, в последнее время всё больше подкрепляемого приставкой «по китайскому образцу»; с другой стороны, постоянно слышен голос людей, называющих себя прагматиками и реалистами. Они крутят пальцем у виска, слыша рассуждения ортодоксальных коммунистов о нетоварности социалистического производства. Они говорят – оглянитесь вокруг, на дворе рынок, поэтому деться некуда и начинать придётся с рыночной экономики.

Сейчас, действительно, на дворе рынок. Поэтому мы и считаем, что самое время определиться с тем, что такое товарность при капитализме и социализме, и что с ней делается или надо делать в процессе социалистического строительства и развития социализма в полный коммунизм.

 Ещё в Первой и Второй Программах большевиков (а также в Программе РКРП) природа капитализма и буржуазного общества были охарактеризованы следующими положениями: «Главную особенность    такого общества составляет товарное производство на основе капиталистических производственных отношений, при которых самая важная и значительная часть средств производства и обращения товаров принадлежит небольшому по своей численности классу лиц,  между тем как огромное большинство населения состоит из пролетариев и полупролетариев, вынужденных своим экономическим положением постоянно или периодически продавать свою рабочую силу, т.е. поступать в наемники к капиталистам, и своим трудом создавать доход высших классов общества».[53]

То есть капитализм – это, прежде всего, товарное производство. При этом В.И. Ленин в Замечаниях на Второй проект Программы Плеханова так писал об этом программном положении: «Как-то неловко выходит. Конечно, вполне развитое товарное производство возможно только в капиталистическом обществе (когда товаром становится и сама рабочая сила авт.), но «товарное производство» вообще есть и логически, и исторически prius (предшествующее, первичное – Ред.) по отношению к капитализму».[54]

То есть Владимир Ильич Ленин уточнял, что сам капитализм является результатом развития товарного производства и не уставал указывать во многих своих работах, что товарное производство в своём развитии неизбежно постоянно рождает капитализм.

Однако при социализме по форме вроде бы остаются и деньги, и целый ряд так называемых товарно-денежных отношений, хотя такого понятия мы ни у Маркса, ни у Энгельса, ни у Ленина нигде не найдем. Означает ли это использование внешних товарных форм и названий, что социалистическое производство является товарным по своему характеру? Конечно, нет. И казначейские билеты, использующиеся в социалистическом обществе, не являются деньгами в политико-экономическом смысле. Они являются дополнительным косвенным измерителем объёмов производства и количества необходимого и затраченного труда, учётной единицей калькуляции и планирования, обеспечивают функции контроля и учета за непосредственно общественным производством и распределением, без которых социализм невозможен. Не случайно в Программе Коминтерна, принятой в 1928 г., говорилось: «Связанные с рыночными отношениями, по внешности капиталистические формы и методы хозяйственной деятельности (ценностный счёт, денежная оплата труда, купля-продажа, кредит и банки и т.д.) играют роль рычагов социалистического переворота, поскольку эти рычаги обслуживают во всё большей степени предприятия последовательно-социалистического типа, то есть социалистический сектор хозяйства».[55]

Сторонники так называемого рыночного социализма обычно вспоминают о НЭПе, мол, сам Ленин говорил, что это коренной пересмотр всей нашей точки зрения на социализм. Это всерьёз и надолго. Новая экономическая политика (НЭП) в начале переходного периода от капитализма к коммунизму подразумевала в порядке отступления на время некоторое увеличение свободы для товарного производства и обращения, прежде всего между крестьянами и социалистическим государственным сектором. Но при этом Ленин прекрасно понимал, что речь идёт о борьбе социалистической тенденции с капиталистической. В книге Бухарина «Экономика переходного периода» содержался тезис: «диктатура пролетариата неизбежно сопровождается скрытой или более-менее открытой борьбой между организующей тенденцией пролетариата и товарно-анархической тенденцией крестьянства». На что Ленин заметил: «Надо было сказать: между социалистической тенденцией пролетариата и товарно-капиталистической тенденцией крестьянства»[56]. Здесь же Ленин поддерживает следующий анализ Бухарина: «В городах главная борьба за тип хозяйства [после захвата власти – Ред.] кончается с победой пролетариата. В деревне она кончается, поскольку речь идёт о победе над крупным капиталистом. Но в тот же момент она – в других формах – возрождается, как борьба между государственным планом пролетариата, воплощающего обобществлённый труд, и товарной анархией, спекулятивной разнузданностью крестьянства, воплощающего раздробленную собственность и рыночную стихию». Эту мысль Ильич сопроводил короткой оценкой «Вот это точно!» А далее бухаринское утверждение «Но так как простое товарное хозяйство есть не что иное, как эмбрион капиталистического хозяйства, то борьба вышеописанных тенденций есть по существу продолжение борьбы между коммунизмом и капитализмом» Ленин поддержал, написав «Верно. И лучше, чем «анархия»».[57]

Заметим, что Ленин никогда не ставил вопрос о немедленной отмене товарности производства. Он всегда подчёркивал, что речь идёт о преодолении товарности, уходе от товарности, отрицании товарности в социалистическом общественном производстве.

Рыночники обычно приводят пример НЭПа как якобы поворот Ленина к пониманию социализма как товарного хозяйства, как возврат к рынку не как к временной необходимости, а как к цели и перспективе. Наиболее ушлые выдумали даже некую, якобы ленинскую методологию НЭПа и социалистического рынка. Однако, во-первых, следует отметить, что НЭП не методология, а политика и что Ленин и большевики при введении НЭПа признавали своё отступление в допуске элементов капитализма, а не называли это развитием качеств, присущих социалистическому производству. А, во-вторых, в это же самое время развивались мощнейшие рычаги для преодоления элементов товарности переходной к социализму экономики. Создавались Госплан, Госснаб, крупная промышленная индустрия, разрабатывался план ГОЭЛРО и так далее. То есть при увеличении физического объёма называемой товарной (уже не по сути) продукции, непосредственно общественный характер социалистического производства усиливался и готовились условия к дальнейшему преодолению товарности.

      Сталин на практике последовательно проводил линию Ленина на преодоление товарности в переходном к социализму производстве и придание социалистическому производству качества непосредственно общественного производства. Основные мысли по этому вопросу он изложил в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР». В частности, Сталин так формулирует цель социалистической экономики: «Существует ли основной экономический закон социализма? Да, существует. В чем состоят существенные черты и требования этого закона? Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».[58] То есть Сталин четко подчеркивал, что интересы всего общества однозначно превыше всего в системе социализма.

       При этом Сталин исходил в своем анализе не просто из своих марксистских взглядов, а из объективного анализа имеющейся действительности. Сталин разбирает гарантии недопущения реставрации капиталистических элементов в экономике, обеспечиваемые пролетарским государством.  

В социалистической экономике товарность есть лишь как отрицание ее непосредственно общественного характера и принадлежит к тем отпечаткам капитализма, которые преодолеваются в процессе развития социализма как неполного коммунизма в полный коммунизм. Поэтому мы можем утверждать, что развитие социалистической экономики – это усиление ее непосредственно общественной сущности и преодоление товарности. В каких бы условиях ни застала коммунистов революция, какие бы отступления или компромиссы ни приходилось осуществлять, должна быть ясная ориентация на цель – преодоление товарного производства и переход к социалистическому, непосредственно общественному производству. Поступательное движение социалистической экономики обеспечивалось до тех пор, пока власть относилась к ее организации как к непосредственно общественному производству. План и централизация – такие же достижения человеческой цивилизации, как дифференциальное исчисление и теория эволюции видов Дарвина. Но реализоваться эти достижения в пользу трудящихся могут только в условиях диктатуры пролетариата при непосредственно общественном производстве.

 

      Решение хрущёвского руководства в 1961 году об отказе от политической основы социализма – диктатуры пролетариата и экономическая реформа 1965 г. породили процесс постепенных накоплений негативных тенденций в социалистической экономике, в общественных отношениях. Усиливались частнособственнические тенденции, имевшие разрушительный характер для народного хозяйства. Ориентируя предприятия на объем реализации в рублях и прибыль, реформа стимулировала групповой эгоизм, материально заинтересовывала производителей выпускать возможно меньше продукции и как можно более дорогой, породила дефицит и инфляцию, усилила неэквивалентность отношений между городом и деревней, резко подняла удельный вес предметов роскоши и социально-вредных товаров в производимом фонде личного потребления населения. В условиях расцвета теневой экономики происходило буржуазное перерождение руководства партии и государства, замаскированное лицемерными фразами о приверженности коммунизму.

 Образно говоря, с этого началась подготовка горбачёвской переСТРОЙки как перемены общественного строя.

      Что бы ни говорили нынешние апологеты капитализма, экономика в Советском Союзе носила характер непосредственно общественного производства. Особенно явственно это чувствуется сегодня, потому как в сравнении с нынешним бытием советский человек более половины потребляемых жизненных благ (в расчете по нынешним ценам) получал через фонды общественного потребления. А целый ряд важнейших жизненных потребностей людей удовлетворялся именно почти «по потребностям». Так обеспечивалось: бесплатное жильё, хотя и при долгих очередях, холодная и горячая вода, электроэнергия, хлеб, здравоохранение и образование, общественный городской транспорт и многое другое.

      Отказ от социалистического курса и в политическом плане, и в экономике, к сожалению, был осуществлен руководством самой партии, продолжавшей называться коммунистической. На ХХII съезде КПСС была принята новая программа партии, которая исключила из своих основных положений необходимость диктатуры пролетариата.   А на XXVIII съезде КПСС был утвержден переход к рынку, то есть к капитализму.

 Не следует думать, как сегодня преподносят некоторые критики социализма, что в КПСС все позиции коммунисты сдали без боя и понимания пагубности проводимого Горбачевым курса. Лозунги «Даёшь рыночную экономику» и аргументы типа «альтернативы рынку нет», «другого не дано» встретили в партии и в кругах учёных-экономистов довольно серьёзное сопротивление.  В конце 80-х годов создаются организации сопротивления наступлению капитализаторов и защиты прав трудящихся: «Объединенный фронт трудящихся», Всесоюзное общество "Единство - за ленинизм и коммунистические идеалы", активизируют работу ученые из «Общества научного коммунизма». В самой КПСС создаются Движение коммунистической инициативы (ДКИ), Большевистская и Марксистская платформы в КПСС, идет борьба за организационное оформление в КПСС российских коммунистов в республиканскую партию РСФСР.

Особо надо отметить усилия ученых – антитоварников (Н.Хессин, Э.Ильенков, А.Еремин, В.Ельмеев, Р.Косолапов, А.Кащенко, Н.Моисеенко,   А.Покрытан, М.Попов, В.Долгов, А.Сергеев, Д.Мутагиров, В.Огородников и   ряд других), которые отстаивали принципиально иные от рыночных позиции. Один из лучших советских философов Э. Ильенков писал: “...Очень плохую услугу оказали нашей теории и практике те экономисты, которые сознательно испортили марксовскую теорию стоимости... Это те экономисты, которые потратили много усилий на то, чтобы доказать недоказуемое, ... что «социалистическое производство в целом представляет собой товарное производство» – и далее продолжал: "Да, на «социалистической фазе» своей эволюции коммунизм продолжает сохранять («влачить за собой») товарно-денежные отношения. Более того – его собственные, имманентные ему формы отношений между людьми выступают здесь в маске товарно-денежных отношений, и даже находят в них свое формальное – юридически-узаконенное – выражение.

 Таким образом, те подлинные контуры нашей экономики, которые мы как раз и обязаны обнажить путем анализа, на поверхности выступают в неадекватной себе форме, – в стоимостной форме.  Эта форма не только не имеет ничего общего с коммунистической организацией общественного труда, но и представляет собой ее конкурента и антагониста."

 

Участники тех экономических дискуссий утверждают, что горбачёвцы-рыночники ни одной открытой теоретической дискуссии, ни одного серьёзного публичного экономического спора не выиграли. Поэтому, рыночники вынуждены были действовать исподтишка, используя своё огромное преимущество, как сегодня говорят, в административном ресурсе и средствах массовой информации.

 Келейно решив вопрос на самом верхнем партийно-государственном уровне, в том числе под влиянием представителей международного империализма ( Горбачев уже встретился и с Тетчер, и с Рейганом, которые его восприняли  восторженно-оптимистически ), они партию и народ фактически ставили перед фактом сделанного выбора и преподносили дело таким образом, будто путь на рынок однозначно определён, что за это, якобы, говорят наука, мировой опыт и даже марксистско-ленинская теория. Для подтверждения последнего придумали и ввели в оборот так  называемую «методологию НЭПа». А тот, кто этого курса на рынок не понимал или не принимал, просто-напросто получал ярлык ретрограда, догматика и отсталого элемента.

 

На  XXVIII съезде КПСС коммунистические элементы пытались дать бой горбачевщине, предупредить партию и народ о грядущей опасности. В докладе представителя Движения Коммунистической Инициативы профессора А.А. Сергеева было сказано: «Кроме рынка товаров, есть ещё два рынка. Есть рынок частного капитала, представленный фондовыми биржами, и рынок рабочей силы. Так вот, два эти рынка, вместе взятые, неизбежно дают классический капиталистический рынок, даже если его и назвать регулируемым. И от этого никуда не уйти… И такую перестройку не вынесет наш народ, от неё развалится и партия, как партия коммунистическая – она уйдёт в небытие».[59]

Позиция коммунистов была выражена в Заявлении меньшинства XXVIII съезда, подготовленном представителями Движения Коммунистической Инициативы и левой части Марксистской платформы, за которое проголосовали 1259 делегатов, и которое зафиксировано как документ партии, к которому по Уставу требуется возвращаться, чтобы определить - кто был прав в прогнозах: «Считаем нужным предупредить всех коммунистов страны: непродуманный переход к рынку, как к всеобщей системе, включающей рынок капиталов и рынок рабочей силы, будет означать неизбежное сползание к нарастанию капиталистических отношений. А насильственное, вопреки объективным процессам лечение социализма капитализмом повлечет за собой не повышение производства и уровня жизни, а их неизбежное падение, вызовет широкий социальный протест, приведет к тяжелым страданиям народа. …Партия не может вести перестройку, приведшую к тяжелому ухудшению жизни народа.

Что касается Коммунистической партии, она эти потрясения просто не выдержит, и отстаивать конечные цели движения будет некому».[60]

      Как мы видим, прогнозы науки оправдались, и нам приходится начинать заново, образно говоря, с вопроса «Что делать?», который Владимир Ильич разобрал в своей одноимённой книге.

      Концепции построения социализма через развитие рынка, товарности, товарно-денежных отношений, то есть капиталистических отношений, а равно планы построения в различных вариантах социально-ориентированной рыночной экономики, с самыми благими намерениями под руководством даже самого патриотического правительства народного доверия, – это путь горбачевщины. Получится капитализм. Оппортунизм и ревизионизм научились сочинять множество вариантов и такое же множество оправданий этих моделей капитализма. Практика показала, что в целостной теории социализма отрывать экономику от политической надстройки, рассматривать некую чистую, неполитизированную, внеклассового содержания экономику есть ошибка, глупость, даже преступление со стороны партии, называющей себя коммунистической, перед рабочим классом. В СССР в последние годы правления КПСС строили рыночный социализм – построили капитализм. В капитализм шли во главе с КПСС под красным флагом.

      Перефразируя Владимира Ильича, можно сказать, что без борьбы с этой заразной рыночной буржуазной болезнью говорить о своей приверженности к социализму или коммунистическому выбору есть всего лишь произнесение звонких, но лживых фраз.

      Давайте же сверять свой курс с Лениным, с наукой коммунизма! 

 

3.3. Политические ошибки, допущенные в ходе строительства социализма.  Уход от ленинских принципов построения Советской власти, отступление от программы партии.  

 РКРП считает, что некоторые политические ошибки, как ни покажется странным, были сделаны еще на подъеме движения СССР к социализму.  Вопреки действующему программному положению РКП(б), в 1936 году в условиях резко обострявшейся международной обстановки и нарастающей угрозы войны при принятии новой конституции был осуществлен во многом вынужденный отход от выборов органов власти через трудовые коллективы. И хотя многие характеристики Советов сохранялись (выдвижение кандидатов в депутаты трудовыми коллективами, высокий удельный вес рабочих и крестьян в депутатском корпусе, периодические отчеты депутатов перед избирателями, соединение в советах законодательных и исполнительных функций), тем не менее, отменялись правила выборов, дающие возможность рабочему классу использовать свое преимущество в виде организованности в процессе труда. Появились предпосылки формирования парламентской системы, оторванной от трудовых коллективов и позволяющей депутатам, особенно высших уровней, избранным от территории, игнорировать волю трудового народа практически без риска быть отозванными. Неподконтрольность государственной власти трудовым коллективам, ее относительная независимость от них способствовали принижению роли трудящихся в управлении обществом, бюрократизации всей системы государственной власти. Социалистический характер Советской власти сохранялся, и власть продолжала действовать в интересах рабочего класса в той мере, в какой руководство коммунистической партии сохраняло верность марксизму-ленинизму.

 Отказ от ключевого для Советов принципа выборов депутатов через трудовые коллективы по фабрикам и заводам и переход к выборам по территориальным округам формально обосновывался как общее расширение демократии, но фактически это был шаг в сторону перехода от советской, пролетарской демократии к демократии парламентской, буржуазной, предполагающей формальное равенство и игнорирующей имеющееся фактическое неравенство. Никакого действительного расширения демократии от разового формального распространения равного права голоса на всех без исключения граждан, в т.ч. на представителей бывших эксплуататорских классов, произойти не могло. Этот шаг объективно вёл к ослаблению диктатуры рабочего класса, то есть урезанию действительного пролетарского демократизма.

Объяснение этого решения, с нашей точки зрения, может быть следующим. В 1936 г., как уже сказано, в условиях резко обострявшейся международной обстановки - усиления фашизма, и нарастающей угрозы войны насущно необходимо было, с одной стороны, получить политические аргументы для международного коммунистического движения в разоблачении клеветы о якобы диктаторском, антидемократическом характере власти в СССР, с другой стороны, требовалось усилить централизацию государственного управления на этот период подготовки и ведения войны.  Так что этот порядок можно понять, как во многом диктуемый ситуацией, так как при руководящей роли ВКП(б) новый подход способствовал большему регулированию процесса формирования органов власти силами партийного аппарата (а также привлекал на сторону советского строя некоторую часть так называемых лишенцев, что в условиях надвигающейся войны было совсем не лишне).  Однако, ошибкой было то, что после окончания войны и устранения основной причины такого отказа от программных установок на пролетарскую демократию не было принято решение о возврате к этим принципам.

Как уже было сказано, на XXII съезде КПСС в 1961 г. была принята ревизионистская, антимарксистская программа, утверждающая, что диктатура пролетариата выполнила свою историческую миссию и с точки зрения внутреннего развития перестала быть необходимой в СССР. С отказом от диктатуры пролетариата открывалась дорога к изменению классовой сущности государства.

Решение хрущевского руководства в 1961 г. об отказе от диктатуры пролетариата и экономическая реформа 1965 г., усилившая роль рыночных механизмов в экономике, закономерно привели к усилению частнособственнических тенденций, имевших разрушительный характер для социалистического народного хозяйства, вели к перерождению партийного и государственного руководства, мелкобуржуазному разложению значительной  части трудящихся.

Через много лет, когда действия ревизионистского руководства КПСС во главе с Горбачевым создали соответствующие условия, - отказ от диктатуры пролетариата, выборы по территориям и перерождение руководящих кадров облегчили контрреволюции  захват власти.

Дело развивалось следующим образом. Вскоре после ХХVII съезда под давлением мелкобуржуазных и буржуазных элементов и их представителей в КПСС коммунистическая стратегия руководством партии во главе с Горбачевым была вообще отброшена и заменена так называемым здравым смыслом, курсом на переСТРОЙку - фактический переход к другому, буржуазному общественному строю. Само введение в оборот термина “перестройка” игнорировало ленинское предупреждение о том, что: “...не перестраивать, а наоборот, помочь надо исправить те многочисленные недостатки, которые имеются в советском строе и во всей системе управления, чтобы помочь десяткам и миллионам людей[61], что можно объяснить элементарной теоретической неграмотностью одних и сознательно антикоммунистическими соображениями других.

Ревизионистское, дошедшее до антикоммунистического перерождение руководства КПСС, взращивание им под лозунгом политического плюрализма буржуазных и мелкобуржуазных партий (некоторые из них даже под флагом платформ в КПСС) позволили довершить противоречащее Советской Конституции становление парламентской системы как готовой формы для осуществления диктатуры буржуазии.

Бесконтрольная со стороны трудящихся масс государственная власть с благословения антикоммунистического руководства КПСС под знаком перехода к рынку повела антинародную политику повышения цен, приватизации, поощрения местного и иностранного транснационального капитала. В подчинение последнему перешла и внешняя политика.

Реставрация товарного производства и капитализма создала во всех республиках национальные отряды буржуазии, заявившей свои «права» на общественные богатства «своих» республик, «свои» рынки и вызвала рост буржуазного национализма и кровавые межнациональные столкновения. Все это выдавалось за движение к “гуманному демократическому социализму”, явившемуся на деле очередной словесной ширмой для разрушителей социализма.

Коммунистические, то есть подлинно патриотические силы в партии и народе, не только поняли пагубность “нового” экономического и политического курса, но и практически выступили против него: добивались изгнания из партии “архитекторов” перестройки и перевертышей на всех уровнях и создали организации по сопротивлению надвигавшейся угрозе - Объединенный фронт трудящихся, Движение Коммунистической Инициативы и Марксистскую платформу в КПСС.

На ХХVIII съезде КПСС коммунистические силы противостояли “реформаторам”, предупредив в “Заявлении меньшинства” партию и народ, что курс на рынок приведет к тяжелым страданиям народа и краху самой партии. Однако “реформаторы” при поддержке оппортунистов оказались в большинстве.

После XXVIII съезда, продолжая антинародный курс, правящая клика фактически отбросила Конституцию СССР. Кризис углубился и породил серию конфликтов: между центральной властью и республиками, между законодательной и исполнительной властями, внутри самой исполнительной власти - пока не привел к обобщенному конфликту в виде попытки выступления ГКЧП. Однако его бездарные, нерешительные действия, практически с той же рыночной ориентацией, лишь спровоцировали всплеск антикоммунистической истерии. События августа 1991 г. позволили буржуазным силам уже открыто проводить курс на капитализацию страны, подписать беловежский сговор о ликвидации СССР, сменить красный флаг на власовский триколор.

К началу 90-х годов социализм потерпел временное поражение не только в СССР, но, во многом, и на международной арене. СЭВ и Варшавский Договор были распущены, а пришедшие к власти силы буржуазной контрреволюции приступили к реставрации капитализма во всех бывших европейских социалистических странах.

Окончательная ликвидация остатков Советской власти и социалистического характера собственности в России связана с событиями октября 1993 г., после которых Советы как символ власти трудящихся прекратили и формальное существование, а официальные государственные лица стали открыто называть существующий в России строй капитализмом.

Были и другие ошибки. Были ошибки борьбы, ошибки первопроходцев, ошибки поправимые и поправляемые, но именно эти, проанализированные выше ошибки теоретические, политические и экономические, относящиеся к главному вопросу ленинизма, ошибки руководства, переросшие в ревизионизм и ренегатство, а иногда и замаскированное, но вполне сознательное предательство дела рабочего класса, привели советских коммунистов к временному, как мы уверены, поражению.

 

IV. Kоммунистические течения современности и литература. Антинаучные, псевдокоммунистические идейные течения  современности.

В «Манифесте коммунистической партии» вся III глава «Социалистическая и коммунистическая литература» посвящена разбору различных разновидностей буржуазных идеологических течений, пытающихся прикрыться названием социализм.  Описаны реакционный (феодальный) социализм, мелкобуржуазный, консервативный буржуазный социализм, утопический и религиозный социализмы. Все характеристики этих течений классиками не утратили своей актуальности и сегодня, поскольку так или иначе к ним сводятся новые и новейшие разновидности теорий, течений и извращений научного коммунизма. Все они по мере развития капитализма все более сходились к позиции буржуазного социализма. В Манифесте показана на то время ещё менее систематическая, но более практическая форма этого социализма, которую на сегодня так или иначе исповедуют почти все оппортунисты и правые уклонисты: «Другая, менее систематическая, но более практическая форма этого социализма стремилась к тому, чтобы внушить рабочему классу отрицательное отношение ко всякому революционному движению, доказывая, что ему может быть полезно не то или другое политическое преобразование, а лишь изменение материальных условий жизни, экономических отношений. Однако под изменением материальных условий жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, осуществимое только революционным путём, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего не изменяющие в отношениях между капиталом и наёмным трудом, в лучшем же случае — лишь сокращающие для буржуазии издержки её господства и упрощающие её государственное хозяйство.

Самое подходящее для себя выражение буржуазный социализм находит только тогда, когда превращается в простой ораторский оборот речи.

Свободная торговля! в интересах рабочего класса; покровительственные пошлины! в интересах рабочего класса; одиночные тюрьмы! в интересах рабочего класса — вот последнее, единственно сказанное всерьёз, слово буржуазного социализма.

Социализм буржуазии заключается как раз в утверждении, что буржуа являются буржуа, — в интересах рабочего класса».                                            Современные разновидности буржуазного социализма полностью соответствуют этой характеристике.

4.1.Еврокоммунизм – не коммунизм

Еврокоммуни́зм — правый уклон в коммунистическом движении, политика и теоретическое обоснование деятельности ряда крупнейших коммунистических партий Западной Европы во второй половине XX века. Оппортунисты отказались от диктатуры пролетариата, практически взялись за улучшение капитализма, отказавшись от цели – социалистической революции. Постепенно на базе еврокоммунизма образовалась партия Евролевых, в которую входят ряд партий, продолжающих называть себя коммунистическими, в т.ч. уже и из бывших республик СССР - Компартия Молдавии. Все эти партии придерживаются позиции антисталинизма.  Именно этим партиям принадлежит утверждение, что якобы сталинизм и фашизм - одинаково тоталитарные режимы. То есть у них однозначно антисоветская направленность. Многие из этих партий отказались от пролетарских символов серпа и молота, как якобы устаревших. У других от революционной теории остались только историческая традиция и коммунистический выбор (как у Горбачева). Они занимаются больше защитой прав сексуальных меньшинств, чем организуют борьбу рабочего класса. Сегодня эти партии вписаны в правовую систему ЕС, в том числе являются политическими субъектами, зарегистрированными по законам ЕС и финансируемыми из бюджета ЕС. Реакционность этого направления, практически до антикоммунизма, очевидна.

4.2. Рыночный социализм - путь в капитализм из социализма.                    Мечта Горбачева – под красным знаменем в капитализм. Путь КПК и КПРФ.

 Характерными чертами сегодняшнего оппортунизма, ревизионизма и ренегатства в коммунистическом движении являются приверженность теории рыночного социализма в экономике и провозглашение парламентов формами народовластия в политике, следствием чего является отстранение масс от реальной политической борьбы и ограничение роли трудящихся функциями электората, на выборах отдающего голоса вождям партии. Стратегия победы у таких оппортунистических партий сводится к обещаниям трудящимся успеха через очередные выборы и ограничению их борьбы борьбой за честные выборы. За такую парламентскую ограниченность эти партии получают хорошее финансирование из госбюджета. Других форм внепарламентской классовой борьбы с самой буржуазной системой эти партии не признают или признают их только на словах, тормозя на деле.

 В России роль продолжателя оппортунистической горбачёвской линии сегодня играет КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым. Существенными моментами их ренегатской политики являются:

- провозглашение исчерпанности лимита на революции;

- отказ от диктатуры пролетариата и практической организации классовой борьбы;

- признание и объявление парламентаризма народовластием;

- приверженность модели рыночного социализма;

- поддержка православной церкви и утверждение её якобы положительной роли в развитии духовности общества, и так далее.

Для наглядности скажем, что этой партией со времён образования буржуазного парламента России (1993 г.) из числа парламентариев страны воспитано несколько десятков предателей, перешедших на сторону буржуазного режима, в их числе два бывших председателя парламента (Рыбкин и Селезнёв). При этом в парламенте среди десятков депутатов нет (и не было) ни одного лидера реального рабочего движения.

КПРФ по крайней мере трижды спасала буржуазный режим во главе с Ельциным. Первый раз в 1993 г. во время противостояния Ельцина и Верховного Совета РФ в самый критический момент Зюганов через телевидение призвал народ воздержаться от участия в борьбе, не выходить на улицы, остаться дома. На следующий день Дом Советов был расстрелян из танков. КПРФ же приняла участие в выборах, прорвав общий фронт бойкота, помогла Ельцину провести через референдум буржуазную конституцию, заняла место парламентской оппозиции с коммунистическим названием.

Второй раз во время президентских выборов 1996 г., когда Зюганов во втором туре резко сбавил обороты, но все равно, как сегодня уже известно, получил большинство голосов, однако фактически отказался от борьбы, признал результаты фальсификации и первым уже на следующий день поздравил Ельцина с победой.

И в третий раз во время кризиса 1998 г. и дефолта, после отставки премьера Кириенко, КПРФ и лично Зюганов поддержали правительство Примакова – Маслюкова, которое девальвированными, обесцененными в 4 раза рублями заткнуло многомиллиардные долги по зарплате трудящимся России и сбило волну народных выступлений против власти. Просуществовало это «народное правительство» всего пять месяцев, и после того, как ситуация более-менее успокоилась, его тут же отправили в отставку без всяких объяснений причин.

Но товарищам из КПРФ очень пришлась по душе роль спасителей капитализма, и они требование правительства Народного доверия возвели в ранг программного положения.   Прямо говоря, сегодня КПРФ выполняет функцию демпфера при капиталистическом режиме, уводя протестную энергию масс в русло парламентских иллюзий и бесконечной, бесплодной борьбы за честные выборы. Обещает в случае успеха установить новое правительство народного доверия. Таким образом, мы наблюдаем своеобразную форму существования номенклатурного руководства этой уже давно не коммунистической партии с хорошим бюджетным финансированием (за 13 лет финансирование парламентских партий из бюджета увеличилось в 304 раза). Можно сказать, что откровенные ренегаты и честные оппортунисты работают защитниками народа в штате буржуазной власти.

В мире. Особая роль в пропаганде теории рыночного социализма сегодня принадлежит Компартии Китая, которая формально не отказалась от диктатуры пролетариата, крайне отрицательно оценивает опыт горбачевской перестройки, изгоняет из руководства своих китайских горбачевцев, но сейчас проводит политику, якобы, нэпа. КПК последовательно и чрезмерно внедряет капиталистические элементы уже не только в экономику страны, но и в политическую систему. Коммунизм для Китая всё больше превращается в продукт внутреннего употребления для управления массами трудящихся. Несмотря на все успехи китайской экономики и теоретические обоснования этой линии ссылками на ленинский НЭП, мы должны отметить существеннейшие отличия, заключающиеся в том, что большевики шли на допуск капиталистических элементов в экономику, называя это отступлением и признавая всю его опасность. Мы вступаем в смертельно опасную схватку в области идеологии, - говорил Ленин. При этом большевики использовали НЭП и одновременно принимали необходимые меры для укрепления государственного сектора, централизованного начала в управлении  и плановой экономики. Китайские товарищи, по нашей оценке, движутся в обратном направлении. При этом называют это движение наступлением и в то же время вносят даже изменения в Устав партии и законы страны, признав бизнесменов своей новой, по крайней мере, наравне с трудящимися, социальной базой. По сути дела, мы видим наяву воплощение мечты Горбачёва: движение в капитализм под красным флагом.

Экономические успехи Китая, конечно, впечатляют и вызывают уважение, но они вовсе не обязательно означают успехов в строительстве социализма.  Такое удовлетворение, как говорил Ленин, может дать и капитализм. Сегодня КНР по числу миллиардеров находится на втором месте в мире, Россия на третьем. От построения бесклассового общества - коммунизма, думается, и одна, и другая страна весьма далеки.

Китайские товарищи много раз приводили нам пример мудрости Дэн Сяопина и его высказывание: «Какая разница, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Сегодня настала пора ответить китайским товарищам в их же духе: «Какая разница мышкам, какого цвета кошка их съест». Китайским трудящимся достаётся не просто высочайшая степень эксплуатации, о чём свидетельствует высокая плотность их присутствия на самых чёрных работах в той же России, но и всё больший гнёт именно капиталистических элементов, и почти полное отсутствие возможности борьбы самих трудящихся с этим капитализмом. А планы строительства основ социализма, растянутые КПК на столетие, ставят вопрос о преимуществах такого социализма перед обычным капитализмом.

 При этом китайский капитализм играет активнейшую роль на мировой арене: с одной стороны, являясь деловым партнёром американского империализма, с другой стороны, активно внедряясь в экономики других стран и участвуя в усилении эксплуатации трудящихся. Например, китайские компании участвуют в приватизации греческих морских портов, против чего активно борются КПГ и трудящиеся Греции. Особо отличаются китайские компании в эксплуатации нефтяников и горнорабочих Казахстана. Расстрел рабочих в Жанаозене в 2011 г. известен пролетариям всего мира.  Также следует отметить, что в отличие от Советского Союза и КПСС, КПК практически не оказывает реальной поддержки мировому коммунистическому и революционному движению. А проводимые ими форумы партий сторонников социалистической идеи скорее походят на сборища ученых знахарей социал-демократии - извратителей идей научного социализма.   

Нам больно это говорить, но мы прогнозируем печальное повторение китайскими товарищами судьбы КПСС.

 

Таким образом, мы можем отметить, что оппортунизм не просто уводит коммунистическое движение в сторону, он в союзе с буржуазными властями встаёт на борьбу с ортодоксальным, то есть революционным марксизмом. Этот факт отмечал ещё Владимир Ильич Ленин, когда говорил, что буржуазия всегда поддерживает ту оппортунистическую партию, которая по своему названию и фразеологии наиболее близка, наиболее похожа на настоящую революционную партию. Правый уклон, ревизионизм и ренегатство не закончились вместе с горбачевщиной – разрушением СССР и КПСС в 1991 г.

4.3. Социализм XXI века – вариант улучшения капитализма в Латинской Америке и других странах.

 Продолжая наш обзор, отметим, что сегодня стало модным говорить о некоем социализме XXI века. А какой ещё он может быть? Наверное, не XIX века и не XXII. Для ныне живущих остается только век нынешний – XXI-й.  За этим лозунгом стоят, безусловно, благие пожелания и прогрессивные меры. Но на второй и третий план отходят вопросы общих закономерностей, необходимых и обязательных признаков социализма, то есть наблюдается уход от теории научного коммунизма как науки. Это тоже оппортунизм, даже если он сегодня и приносит какие-то временные успехи. Но они не прочны, не закрепляются в политической системе. При незначительном изменении внешней политической конъюнктуры или внутренней ситуации реакция быстро возвращает отданные позиции. Пример героической Венесуэлы сразу после смерти Уго Чавеса и до наших дней является показательным примером возвратно-колебательного характера такого социализма.       

Жизнь практикой доказала правоту основателей марксизма в том, что коммунизм - это наука, и относиться к нему нужно соответствующим образом. Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности. Но обеспечить реализацию этого положения можно только руководствуясь революционной теорией научного коммунизма.  

В XX-м веке партии, стоящие на позициях ортодоксального марксизма, объединились в Коммунистический (третий) Интернационал. В двадцати одном условии приёма в Коминтерн были изложены, в том числе, задачи коммунистических партий, то есть их обязанности, среди которых главнейшей была борьба за революционный характер партий, борьба с оппортунизмом. И сегодня в мире немало партий, которые стоят на позициях революционного марксизма. Не угасла теоретическая мысль, продолжается работа ученых, стоящих на марксистко-ленинских позициях.

Настало время возвращаться к истокам. Иного пути нет.     

Да здравствует марксизм-ленинизм, учение о революционной борьбе пролетариев все стран.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

 

V. Наша перспектива – борьба за победу Советской  власти, за социализм.

 

Нужно ли стремиться к социализму, если довольно высокий уровень благосостояния людям может дать и капитализм? На этот вопрос апологеты капитализма отвечают призывом воздержаться от революций и идти эволюционным путем. Мол, надо добиваться справедливости и социальной защищенности в рамках существующего строя, избегать потрясений и катаклизмов, чреватых гражданскими войнами. Пугают майданами и вероятностью распада России. Короче, призывают к национальному единству и борьбе за процветающее национальное отечество: Россию, Украину, Грецию или другую страну с родной отечественной буржуазией во главе.

Так ли это? Борьба за сытую жизнь исчерпывает ли задачи борьбы за рабочее дело? Что нам подсказывает опыт, может быть, не очень сытого, но реального социализма? Что там было такого, что лучше цивилизованного тучного капитализма?

  Мы, советские коммунисты, жившие и боровшиеся в советские времена, отвечая на вопрос: «что было лучше при социализме?», вспоминаем в первую очередь даже не защищенность людей от рынка, не отсутствие безработицы, не бесплатное обучение и образование, бесплатную медицину и доступное, дешевое жилье. Мы говорим, что лучше были отношения между людьми. Они были гораздо более честными, более чистыми, более справедливыми. Они были более человеческие. Мы говорили: наш завод, наш дом, наш пионерский лагерь, наша страна, наш народ. Советский народ был реально существующей общностью, а не выдумкой политических пропагандистов. Мы не кланялись в пояс господам и называли друг друга товарищами. Недаром контрреволюция в эпоху Горбачева, когда уже внутри своего лагеря они откровенно говорили о целях реставрации капитализма, на публику еще долго-долго шла под социалистическими лозунгами: строили социализм с человеческим лицом, восстанавливали ленинские нормы внутрипартийной жизни, боролись за передачу власти советам от партии и пр. Ельцин, идя на выборы депутатов СССР в 1989 г., на вопрос журналистов: «Кто для Вас является идеалом человека и политика?» без сомнений отвечал коротко: «ЛЕНИН!» Ссылаясь на ленинскую методологию НЭПа, шли к рынку и создавали опорные плацдармы будущего капитализма. Мы знаем, что экономическая политика в государстве - это не просто валовые показатели, уровень потребления, проценты роста и пр. Строятся прежде всего отношения между людьми в обществе.  Мы знаем, что за такие человеческие отношения стоит бороться.  Мы организуем и зовем к борьбе тех, кто в господа не рвется, но и в холуи не пойдет!

 Нам всем известно высказывание В.И. Ленина: «Дайте нам организацию революционеров, и мы перевернем Россию!»    Напомним, что сказаны эти слова были в работе «Что делать?» в 1902 г., т.е. в ситуации отнюдь не более легкой, чем у нас сегодня. Сказаны с болью и страданием от кажущегося многим революционерам бессилия и беспросветности будущего: «Я работал в кружке, который ставил себе очень широкие, всеобъемлющие задачи, — и всем нам, членам этого кружка, приходилось мучительно, до боли страдать от сознания того, что мы оказываемся кустарями в такой исторический момент, когда можно было бы, видоизменяя известное изречение, сказать: дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию!» [62]Закончил свою работу Ленин словами: «Но мы твердо верим, что четвертый период поведет к упрочению воинствующего марксизма, что из кризиса русская социал-демократия выйдет окрепшей и возмужавшей, что "на смену" арьергарда оппортунистов выступит действительный передовой отряд самого революционного класса.
В смысле призыва к такой "смене" и сводя вместе все изложенное выше, мы можем на вопрос: что делать? дать краткий ответ: «Ликвидировать третий период».
[63] Сегодняшнему коммунистическому движению нужно тоже покончить с разбродом и шатаниями в своих рядах и вернуться на дорогу воинствующего марксизма.

5.1.Современные приемы борьбы буржуазии с коммунистическим движением.

 

И сегодня во многих странах мира империалисты запрещают деятельность компартий (например, в Прибалтике и на Украине), запрещают коммунистическую символику, не допускают коммунистов к участию в выборах (в т.ч. на Украине и в  народных республиках Донбасса буржуазия действует одинаково) и пр. Везде ведут, в разной степени оголтелости,   антикоммунистическую пропаганду. Но все же, главным методом борьбы стали не запреты, а увод в сторону, выхолащивание коммунистического движения.  РКРП утверждает, что сегодня оппортунизм и ревизионизм из естественных уклонов в комдвижении превратились в управляемое оружие буржуазии. Наиболее известным примером такого перерождения является уже разобранное выше течение так называемого еврокоммунизма, трансформировавшегося в Евролевую партию. Понятно, что такие партии буржуям не опасны и поддерживаются ими.

В России такую роль выполняют якобы оппозиционеры: КПРФ, у которой исчерпан лимит на революции, социалисты СР, а недавно к ним добавилась искусственно созданная партия «Коммунисты России», которая занимается откровенной апологетикой буржуазного руководства и даже гордится определением «кремлевский проект». Эта партия создана как помеха для настоящего комдвижения в выборных кампаниях, а также для ослабления самой КПРФ, и для постепенного устранения самого имени коммунистов с публичной политической арены. Все эти партии борются за хороший, цивилизованный, даже народный капитализм, примерно как КПРФ, обещая правительство Народного доверия при буржуазном строе. Недавние выборы в Казахстане (20 марта 2016 г.) являются ярким примером применения буржуазным режимом такой тактики поощрения послушных «коммунистов». Запретив КПК, политтехнологи Назарбаева на выборы вывели и провели в парламент так называемую «Коммунистическую народную партию Казахстана». Из предвыборной программы КНПК прямо-таки льется поток извращенного марксизма и просто откровенного восхваления идей Елбасы, ренегата из руководства КПСС, лидера буржуазной контрреволюции и бессменного президента Казахстана. Вот краткие выдержки:

«КНПК выступает надежным партнером государства…», ««коммунисты активно поддерживают политический курс страны…», «Партия поддерживает стратегические приоритеты реализуемой социальной политики государства», «Одной из главных задач своей политической деятельности партия считает оказание всемерной поддержки в реализации государственных инициатив…».                                                                                             

В России буржуазия действует более тонко, но суть та же: господа, как мы уже говорили, работают защитниками народа, получая за это хорошее вознаграждение от буржуазных властей.

Общим объединяющим признаком таких ложных партий трудящихся является их выступление от имени трудящихся, якобы за интересы трудящихся, но при изолировании самих трудящихся от борьбы и, тем более, от участия во власти и постановки вопроса о взятии власти. Это у господ оппортунистов и ренегатов - дело профессиональной элиты.

5.2 Ленин о приемах борьбы буржуазии против грядущей революции.

Кто более-менее внимательно и добросовестно изучал Ленина, тот знает, что Ильич предупреждал о таких явлениях и методах борьбы буржуазии с революционными силами. Прежде всего, нужно отметить, что опирается буржуазия на объективно присутствующие слабости и болезни внутри самого рабочего движения, в первую очередь на оппортунистов:

Ленин заметил: «Оппортунист не предает своей партии, не изменяет ей, не отходит от нее. Он искренне и усердно продолжает служить ей. Но его типичная и характерная черта — податливость настроению минуты, неспособность противостоять моде, политическая близорукость и бесхарактерность. Оппортунизм есть принесение длительных и существенных интересов партии в жертву ее минутным, преходящим, второстепенным интересам».[64]

Конечно, гораздо более эффективно это буржуазное влияние, когда действуют не разрозненные оппортунисты, а организованные, порой в составе целых партий, поэтому еще Ленин отмечал, что буржуазия всегда поддерживает ту оппортунистическую партию, которая по названию и фразеологии наиболее похожа на настоящую, революционную. При этом буржуазия не дает оппортунистам до конца сдвинуться вправо, в том числе сменить название, потому что в этом случае на их месте может возникнуть настоящая и опасная для буржуазии организация. Сегодня этот метод доведен до совершенства.

 Конечно, борьба буржуазии с коммунизмом всегда опиралась на институт провокаторов. В.И. Ленин в «Детской болезни «левизны» в коммунизме» писал: «Во многих странах, и в том числе наиболее передовых, буржуазия несомненно посылает теперь и будет посылать провокаторов в коммунистические партии». [65]

Надо понимать, что сегодняшние провокаторы тоже за сто лет набрались опыта и гораздо более умелы и искусны, чем во времена царизма и Зубатова. Пример партий «Коммунисты России» и «Коммунистической партии социальной справедливости – КПСС» это подтверждает.

 Но главная борьба, конечно же, ведется через обработку мозгов, искажение идей. В своей фундаментальной работе «Государство и революция» Ленин начал первую главу с изложения этой опасности: «С учением Маркса происходит теперь то, что не раз бывало в истории с учениями революционных мыслителей и вождей угнетенных классов в их борьбе за освобождение. Угнетающие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для «утешения» угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его (выд.- ред). На такой «обработке» марксизма сходятся сейчас буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, искажают революционную сторону учения, его революционную душу. Выдвигают на первый план, прославляют то, что приемлемо или что кажется приемлемым для буржуазии». [66]

5.3. Сегодняшние методы борьбы буржуазии с коммунистами в России.

Как мы уже говорили выше, сегодня в России (да и везде в мире) этот метод – выхолащивания революционного учения –используется прямо и откровенно. В книге «От первого лица» Владимир Путин, тогда, в 1999 г., еще не президент, так в беседе с корреспондентом высказывал свою установку по этому вопросу:

 «… Сотрудничество с коммунистами в нашей Думе было всегда. Ни один закон не проходил без поддержки коммунистов. И никакого сговора, если уж мы говорим серьезно, не было. Мне представляется, что в отношениях с коммунистами есть два пути.  У них есть все шансы стать современной парламентской партией в европейском смысле этого слова.   … Коммунисты -  единственная крупная, действительно большая партия с социальной базой, но с идеологическими "тараканами".  

- Назовите "тараканов" поименно.  

- Например, требование конфискации и национализации (тем более классовая борьба, курс на социалистическую революцию, диктатура пролетариата… - ред.).

- Этого не будет? 

-  Вот этого точно не будет.  Коммунисты либо изменят свои программные установки, и тогда они станут крупной левой партией, повторяю, европейского типа, или они не смогут этого сделать и тогда потеряют свою социальную базу по мере её естественного убывания, и постепенно будут сходить с политической сцены.

- Сами-то они вряд ли так считают?

-  Лидеры все это понимают, как ни покажется неожиданным.  И они готовятся, на мой взгляд, к тому, чтобы видоизмениться.  Не могут этого сделать сегодня, боятся, что их электорат это воспримет как предательство. А ведь тут достаточно важно не упустить момент - когда, в какой степени и сколько им нужно менять в себе.

Надо признать, руководство парламентских коммунистов очень точно приняло президентскую установку и весьма тонко и умело ее исполняет. В европейском стиле, становясь, по сути, разновидностью буржуазных партий. И мы ещё и ещё раз убеждаемся в правоте В.И. Ленина, который предупреждал, что настоящие коммунисты противостоят всем буржуазным партиям сразу.

 

Заключение:

 К партии Нового типа – по ленинскому пути.

 

Так есть ли в России такая партия? Нового типа – ленинская.

Утверждение «Есть такая партия!» бросил В.И. Ленин на Первом Всероссийском съезде Советов в июне 1917 года. (На нём присутствовало свыше тысячи депутатов, из которых 822 имели право голоса. Делегация большевиков имела на съезде 105 мест, значительно уступая как эсерам (285 мест), так и меньшевикам (248 мест).  Так Ленин ответил на заявление меньшевика, председателя Петросовета И.Г. Церетели, который утверждал, что никто не может назвать партию, которая бы рискнула взять в свои руки власть и принять на себя ответственность за все происходящее в России. Большевики, как известно, и власть взяли, и своей дальнейшей деятельностью показали, что партия рабочего класса может управлять государством трудящихся. Достижения СССР общеизвестны.

Буржуи всех стран мира с самого начала образования коммунистического движения боролись против партий своего могильщика жесточайшим образом. Пробовали задушить Советскую Россию интервенцией – не вышло. Затем в 1936 г. создали Антикоминтерновский пакт во главе с гитлеровской Германией.  Фашизм был разбит силами антигитлеровской коалиции во главе с Советским Союзом, который заставил участвовать в борьбе с нацизмом и ведущие империалистические страны. Над логовом фашистов бойцами РККА был поднят красный флаг с серпом и молотом. Авторитет коммунистов рос, ещё быстрее росла ненависть к коммунизму буржуев.

Так как же сегодня разобраться в различных партиях в мире и России, которые называют себя коммунистическими, да ещё партбилеты за №1 выписывают на имя Владимира Ильича? По-нашему мнению, в мировом коммунистическом движении необходимо возвращаться к ленинской идее партии нового типа и к основным критериям построения партии, которая способна повести за собой народ к социализму.                                                                  

Первый – это признание в теории и работа на практике на установление диктатуры пролетариата.

Второй – это начало воплощения первого через организацию партии как авангарда рабочего класса, организующего борьбу самого класса и ведущего его по пути завоевания власти пролетариатом. Такая партия использует все формы и методы борьбы, известные в теории и практике рабочего движения, в том числе парламентские формы, но коммунистическая партия использует их для развития самой широкой классовой борьбы, втягивает в эту борьбу самих передовых рабочих, а не перекладывает заботу о благе трудящихся на профессиональных политиков, хотя бы и из партноменклатуры.

Вспоминая знаменитое высказывание В.И. Ленина «Пробуждение человека в «коняге» – пробуждение, которое имеет такое гигантское, всемирно-историческое значение, что для него законны все жертвы»[67], можно сказать, что партия ленинского типа продолжает бороться за это пробуждение, а другие партии пошли по пути борьбы только за увеличение нормы выдачи овса «коняге».

Так есть ли в России партия рабочего класса, а потому и всех трудящихся, есть ли настоящие коммунисты? По пониманию задачи и выбору направления движения такая партия есть. Именно так понимая задачу и выбрав это направление движения, Российская коммунистическая рабочая партия стремится стать такой, необходимой трудящимся, преданной их интересам партией, выступая в тесной связке с политическим блоком стоящих на позициях рабочего класса сил – Российским Объединенным Трудовым Фронтом (РОТ ФРОНТ). Наша программа – развитие борьбы самих трудящихся. Только борьбой, а не просительством, можно чего-то достичь. А при соответствующем развитии масштабов и организованности борьбы можно ставить вопрос уже и о власти трудящихся - о Советской власти.

Прекрасный советский поэт Евгений Долматовский в поэме «Руки Гевары» высказал такую мысль:

«Есть поражения, внутри которых,                                                               Казалось бы, уже на самом дне                                                                     Мучительно зажат победы порох —                                                                      Он должен вспыхнуть в завтрашнем огне!»

Мы сегодня испытываем сильнейшее давление реакции, но надо сохранять выдержку и бороться, чтобы донести искру революционного знания и революционного огня к пороху народной энергии в нужный час. Ленин говорил: «Будет революция или не будет, - зависит не только от нас. Но мы своё дело сделаем, и это дело не пропадёт никогда».[68] Будем же и в мыслях, и в делах равняться на Ленина, на партию большевиков.

Немецкие товарищи рассказывают, что на одном из памятников Марксу и Энгельсу рабочие написали: «Ничего, в следующий раз получится лучше!»

Мы тоже в этом уверены!

 

Прошло 100 лет с того дня, как выстрел «Авроры» возвестил о начале новой жизни человечества. Мир не забыл, не может забыть это Великое событие, так как с этого момента сам стал другим. Мир отмечает этот день. При этом люди Труда смотрят на коммунистов и рабочий класс России с надеждой, что их опыт борьбы, их опыт свершения Великой революции и строительства социализма, опыт успехов и анализ ошибок поможет трудящимся всего мира отстоять свои интересы и выйти на путь прогресса, на путь к социализму.

Трудящиеся мира надеются и на то, что коммунисты и рабочий класс России вновь станут застрельщиками в подготовке и свершении нового этапа Социалистической Революции. И мы, коммунисты РКРП-КПСС, считаем это своей исторической обязанностью.

Не дрогнем на избранном пути!

 



[1]В.И. Ленин. Полн. собр. соч.,  т. 22,  с. 173

 

[2]Полн. собр. соч., т. 27,  с. 385

[3]Полн. собр. соч., т. 27, с. 408-409

[4]Полн. собр. соч., т. 30, с.168

[5]Полн. собр. соч.,  т.  23,  с. 301

[6]Полн. собр. соч., т.41, стр.3

[7]Полн. собр. соч.,  т. 31,  с. 93

[8]Полн. собр. соч., т. 27, стр. 424

[9]Полн. собр. соч., т. 12, стр. 130.

[10]Полн. собр. соч., т. 34, с. 315

[11]Полн. собр. соч., т. 45, стр. 309

[12]К.Маркс, Ф.Энгельс. Немецкая идеология, 1955, с. 34.

[13] Полн. собр. соч., т. 38, с. 386-387.

[14] Полн. собр. соч. т.41 , стр. 13

[15]Полн. собр. соч., т. 41, стр. 11.

[16]Полн. собр. соч., т. 27, стр. 424

[17]Полн. собр. соч., т. 41, с. 82.

[18]Полн. собр. соч., т. 41, с. 27-28.

[19]Полн. собр. соч., т. 41, с. 75.

[20]Полн. собр. соч.,  т. 41, с. 76.

[21]Полн. собр. соч., т. 41, с. 77.

[22] Полн. собр. соч., т. 41, с. 38.

[23]Полн. собр. соч., т. 41, с. 77-78.

[24]Полн. собр. соч., т. 41, с. 54-55.

[25]Полн. собр. соч., т. 41, с. 52-53.

[26] Полн. собр. соч. т. 41, стр. 59.

[27]Полн. собр. соч., т. 41, с. 42.

[28] Полн. собр. соч., т. 41, с. 47.

[29] Полн. собр. соч., т. 41, с. 83.

[30] Полн. собр. соч., т. 41, с. 84.

[31]Полн. собр. соч., т. 39, с. 219.

[32] Полн. собр. соч., т. 41, с. 87.

[33]Полн. собр. соч., т. 42, с. 249

[34]Полн. собр. соч., т. 40, с. 327.

[35]Полн. собр. соч., т. 39, с. 14-15.

[36] Полн. собр. соч., т. 33, с. 34.

[37] Полн. собр. соч., т. 38, с. 385.

[38] Полн. собр. соч., т. 44, с. 10 .

[39] Полн. собр. соч., т. 44, с. 39

[40]Полн. собр. соч., т. 36, с. 58.

[41] ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза 17–31 октября 1961 года. Стенографический отчет. М., Госполитиздат, 1962. Т. I, с.151.

[42] Там же, с. 166.

[43] Там же, с. 209.

[44] Там же, с.210–211, 212.

[45] ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза 17–31 октября 1961 года. Стенографический отчет. М., Госполитиздат, 1962. Т.III. c. 303.

[46]В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, с. 16.

[47]В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, с. 34.

[48]В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, с. 78.

[49]В.И.Ленин. Полн.собр. соч., т. 6, стр. 248.

[50] Программа Российской социал-демократической рабочей партии, принятая на II съезде партии. Второй съезд РСДРП. Июль–август 1903 года. Протоколы. Москва. 1959. Стр. 419.

[51] ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза 17–31 октября 1961 г. Стенографический отчет. Т. III. М., Госполитиздат, 1962, с. 274.

[52] Там же, с. 238.

[53]В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 38, с. 417 – 418.

[54]В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 6, с. 221.

[55] Коммунистический Интернационал в документах. 1919- 1932 М..1933. с.24.

[56] Ленинский сборник   Т. XI 1931. 2-е изд., с .368

[57] Ленинский сборник   Т. XI 1931. 2-е изд., с .370

[58]И.В. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. 2010 г. С.Петербург. С.3–32.

[59]XXVIIIсъезд Коммунистической партии Советского Союза 2–13 июля 1990 г. Стенографический отчет. Т. I. М., Политиздат, 1991, с. 504.

[60]XXVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза 2–13 июля 1990 г. Стенографический отчет. Т. I. М., Политиздат, 1991, с. 605.

[61]В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 44, с. 326 – 327.

[62]Полн. собр. соч. т.6, стр.127.

[63] Полн. собр. соч. т.6, стр. 183.

[64]Полн. собр. соч. т.14, стр. 35.

[65]Полн. собр. соч. т.41, стр. 29.

[66]  Полн. собр. соч. т.33, стр. 5.

[67]  Полн. собр. соч., т.1, стр. 403.

[68]Полн. собр. соч., т. 22, стр. 173.

Просмотров 3464
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру