Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Очередной бюллетень (№148) о жизни зарубежных компартий.

Дата: 01.06.2017 г. Добавил: alexsh
]]>Печать]]> E-mail
От редакции.
Сегодня мы публикуем подробное изложение программной статьи сайта коммунистов США «Марксизм-ленинизм сегодня» под заголовком «Вклад в программу партии». В этой статье излагаются основные теоретические взгляды коммунистов США на роль рабочего класса, анализируется ситуация в американском рабочем и коммунистическом движении, предлагаются стратегические и тактические выводы из этого анализа.

  Некоторые из этих выводов представляются нам дискуссионными, с некоторыми мы полностью солидарны. Считаем весьма полезным для наших читателей внимательно изучить эту статью и включиться в её обсуждение.

США - http://mltoday.com/

4 апреля 2017 года редакторы сайта «Марксизм-ленинизм сегодня» представили довольно большую статью под заголовком «Вклад в программу партии». Они считают, что выборы Дональда Трампа в одном отношении были особенно важны – они стали отражением глубокого кризиса капиталистической системы не только в США, но и во всем развитом капиталистическом мире. Этот кризис не столь очевиден, потому что он, в отличие от других, не выглядит как паника или депрессия в экономике, не связан с войной или с уличными беспорядками, а является кризисом политической системы. Нежелание большинства комментаторов признать его фундаментальные экономические, социальные и классовые корни способствует туману вокруг происходящего. Вместо этого основное внимание уделяется самим выборам и мелким и вводящим в заблуждение объяснениям победы Трампа, а также и истерическими предупреждениями о надвигающемся фашизме.

Реальное же объяснение, по мнению авторов статьи, это глубокий экономический и социальный кризис капитализма, назревавший в течение сорока лет. Он порождён «неолиберализмом», попыткой восстановить политические и классовые отношения, существовавшие до так называемого «Нового курса» президента США Франклина Делано Рузвельта. Это была экономической политика, проводившаяся в 1932-1945 годах с целью выхода из Великой депрессии, охватившей США в 1929‑1933 годах.

Неолиберализм стремится отбросить рабочий класс к порядкам, предшествовавшим Новому курсу и лишить его демократических завоеваний. А это означает возвращение к политике невмешательства государства в экономику, приватизацию, снижение налогов для богатых, государственную помощь частным корпорациям и жесткую экономию. Такая политика уже привела к почти сорока годам стагнации или снижения заработной платы трудящихся и фантастическим прибылям для 1% самых богатых. Число рабочих мест сокращалось вследствие их перевода за пределы страны, развивалась деиндустриализация, усиливалось давление на профсоюзы и трудовые права, неравенство достигло беспрецедентного уровня, ужесточались нормативы труда. Нарастала деградация окружающей среды, бреши образовывались в системе социальной защиты, росла нищета.

Неолиберализм усугубляет все формы угнетения: от полицейского насилия против чернокожей молодежи и массового заточения меньшинств до депортации иммигрантов. Все эти тенденции усугублялись финансовым кризисом 2008 года и последующим спадом, вызвавшим потерю работы и жилья для миллионов людей, тогда как банки и промышленные круги дотации в триллион долларов. Между тем Буш, Клинтон и Обама тратили деньги и жизни людей, опустошая целые страны войнами и ударами беспилотников. Победа Трампа на выборах является следствием всего этого, но она не изменит ситуацию. Формируя кабинет из генералов, миллионеров, финансистов и крайне правых республиканцев, Трамп дал понять, что предаст надежды голосовавших за него трудящихся,

Классовый анализ нынешней ситуации в США, стратегия и программы коммунистов далеки от мышления большинства американцев, которые и сегодня верят столетней антикоммунистической пропаганде, усилившейся после крушения социализма в СССР и Восточной Европе. Но, с другой стороны, провалы капитализма никогда не были столь ясными, как сегодня, и объективная почва для социалистических идей никогда не была столь плодородной. Не хватает субъективного фактора – партии, готовой развивать социалистические идеи, нести их в массы и приводить в действие в рамках общей борьбы.

Редакторы сайта «Марксизм-ленинизм сегодня» предлагают свои соображения о путях к революционным изменениям в США, что может стать еще одним шагом программе новой коммунистической партии в США. Нужно пересмотреть как основные принципы и цели коммунистов, так и взгляды на то, как наилучшим образом защищать и продвигать права и благосостояние американцев. Нужно сформулировать важнейшие шаги на пути к полной победе народа над капитализмом и созданию социалистических Соединенных Штатов. Это необходимо и потому, что коммунистическая партия США (КП США), несмотря на свою славную историю и многих достойных членов, безвозвратно потеряла свою дорогу. Она отказалась от большей части коммунистической идеологии и организации, от борьбы против расизма, от международной солидарности, борьбы за изменения в профсоюзах и борьбы на улицах и попыталась направить все недовольство трудящихся на поддержку Демократической партии. В 2016 году она поддержала Хиллари Клинтон.

1. Капитализм, классовая борьба, рабочий класс.

Социальные, политические и экономические проблемы, с которыми сталкивается большинство населения США, в конечном итоге уходят корнями в систему частной собственности, накопления богатства корпорациями, классового господства и дикого эгоизма: капитализма. Наиболее прозрачным выражением этой несправедливой системы является разделение общества на два основных класса: тех, кто должен искать работу, чтобы жить, и тех, кто нанимает и эксплуатирует других. Классовые противоречия капитализма не изменились с тех пор, как капитализм появился на мировой арене и становятся все более очевидными. Климатический кризис добавляет еще один весомый аргумент для перехода от капитализма к социализму - выживание человечества.


Рабочий класс


Противники марксизма - буржуазные, реформистские, ультралевые - не перестают отвергать тезис об определяющей роли рабочего класса в революционных переменах. Но в XX веке рабочий класс многих стран, составляя большую или относительно небольшую часть населения, был основной опорной базой революционных движений, руководил ими, создавал и поддерживал социалистические государства. Тем не менее, выискиваются различные способы принизить роль рабочего класса. Утверждают, что он сокращается или исчезает, что он интегрирован в капиталистическое общество и превратился в «средний класс», что он «некогда» был революционным, но больше таковым не является. Говорят, что современное общество вообще уже «больше не делится на социальные классы», а рабочий класс «устраняется из производственного процесса». Некоторые авторы пытаются определять рабочий класс как небольшую и постоянно уменьшающуюся категорию: неквалифицированные рабочие, занятые физическим трудом.

Редакторы же сайта «Марксизм-ленинизм сегодня» убеждены, что рабочий класс - орган революционных перемен. Основная причина этого заключается не в том, что рабочие трудятся на крупных промышленных предприятиях, а в том, что они подвергаются эксплуатации и занимают подчиненное положение в процессе производства. «Эксплуатация» не означает просто плохо оплачиваемую работу, как её часто определяют.

Марксистская политэкономия доказала, что основным источником прибыли, богатства и власти для класса капиталистов является эксплуатация рабочих на рабочих местах - извлечение прибавочной стоимости. Рабочим выплачивается лишь небольшая часть стоимости того, что они производят. Капиталисты присваивают остальное. Прибавочная стоимость (прибыль) есть неоплаченный труд. Борьба между капиталистами и рабочими за долю, достающуюся каждому классу, никогда не прекращается. Это антагонистическое противоречие не может быть разрешено без устранения одной из двух его составляющих. В этом заключается особое положение рабочего класса. Он не может стать свободным, не уничтожив эксплуатацию. Она исключает его из процесса принятия решений на рабочем месте и в обществе в целом, порождая нестабильность, неравенство и часто нищету.

Сами обстоятельства своего существования вынуждают рабочий класс противостоять эксплуатации. Единственный способ избавиться от неё - завоевание политической власти и использование её для реорганизации общественных отношений. Рабочий класс может решить свои проблемы и прекратить эксплуатацию только путем изменения системы, т. е. уничтожения капиталистических производственных отношений. Вопрос не в том, как понимает происходящее и своё положение рабочий или рабочий класс в целом в каждый данный момент, а в том, что такое пролетариат и что, в соответствии со своей сущностью он исторически вынужден будет делать. Каковы последствия классового антагонизма, классового единства и классового сознания при относительном упадке производственной деятельности (производство, горнодобывающая промышленность, машиностроение, строительство, энергетика, транспорт) и относительном росте сферы обслуживания?

Те, кто недооценивает рабочий класс, не учитывают появление новых отраслей промышленности при одновременном сокращении или отмирании старых. Новые технологии постепенно заменяют труд людей, и эта тенденция существует уже много столетий.

Но рабочий класс растет. Марксисты определяют социальные классы по отношению больших социальных групп к средствам производства. Американский рабочий класс - это подавляющее большинство людей в США, возможно, 80% населения, которые, чтобы жить должны работать за заработную плату или жалованье и не имеют существенной собственности в бизнесе. Новые категории профессионалов и белых воротничков выталкиваются с развитием капитализма в рабочий класс (в предшествующем поколении это были учителя, сегодня - фармацевты и даже некоторые врачи и юристы). Появились новые отрасли. Информационная революция расширяет категории офисных работников и людей, занятых в сфере высоких технологий. Число работающих в сфере обслуживания, часто низкооплачиваемых и не имеющих документов иммигрантов, резко увеличилось.

Переходные исторические условия могут влиять на остроту классового антагонизма. В XIX веке позиция Британии – хозяина положения в мировом капитализме предоставила британскому правящему классу свободу манёвра для снижения накала революционных настроений среди рабочих. В 1840-х годах они были вполне ощутимы (движение чартистов). Появление конкурентов в конце XIX веке (Германия, США) привело к исчезновению доминирующего положения Британии. Длинный сон рабочего класса закончился.

Во второй половине XX века почти тоже случилось с США. Умножаются признаки постепенной утраты монопольного положения, которое занимали США после 1945 года. Экономические конкуренты набирают силу. Заметны уже и политические последствия. «Однополярный» мир, обозначившийся в 1991 году, уже не столь очевиден. В условиях относительного спада в США, весьма вероятным представляется ужесточение классового противоборства. К данным правительственных статистических органов о численности рабочего класса: надо подходить критически. Например, монополии США использует наёмных работников не только в 50 штатах федерального союза. На них работает и огромное количество работников в Восточной Азии, Латинской Америке и в других местах. По любому разумному определению многие из них относятся к категории промышленных рабочих. Количество таких рабочих не измерить, но их очень много. Сколько низкооплачиваемых рабочих использует, например, лишь одна американская корпорация Wal-Mart с оборотом около 500 миллиардов долларов, управляющая крупнейшей в мире розничной сетью через субподряды в одном только Китае! Рабочий класс никуда не исчезает, а просто перераспределяется по земному шару.


И это не только промышленные рабочие, ядро ​​класса, обладающие политическим сознанием и способные к организации профсоюзов и классовым битвам. Недавние массовые выступления работников сферы обслуживания за повышение минимальной зарплаты иллюстрирует их радикальный потенциал. Это не говоря уже о профсоюзном движении среди преподавателей колледжей, технических специалистов по обслуживанию компьютеров или по ремонту велосипедов и других, демонстрирующем характер рабочих в развитых капиталистических странах, которые не заняты непосредственно в производстве.

Действительно, доля обычных промышленных рабочих сокращается во всех штатах, но это относится, в основном к занятым на трудоемких, низкооплачиваемых работах. Такие рабочие места переносятся за пределы США. В то же время производители средств производства (по марксистской терминологии), по-прежнему, исчисляются миллионами и составляют ядро ​​американского рабочего класса. Пока существует капитализм, состав рабочего класса меняется. Но рабочий класс не означает особые условия труда (крупные заводы, концентрация многих рабочих, грязная, напряженная работа и т. д.). Главное -отношение к средствам производства и роль в системе социальных отношений. Усиление экспорта капитала в страны с низким уровнем заработной платы сократило число работников в этом секторе как относительно, так и абсолютно. Технологические изменения уменьшили число огромных промышленных предприятий. Однако не следует думать, что в США осталось мало или вообще не осталось крупных промышленных предприятий.

Крупные промышленные предприятия имеют определенные преимущества в организации профсоюзов (социальная отстранённость от хозяев, поэтому меньше иллюзий относительно фактического классового расслоения, чем, например, в небольших магазинах, легкость организации большого количества рабочих в одном месте, эффективность забастовок в случае их проведения). Классовое сознание рабочих определяется не только объективными условиями труда, которые могут быть более или менее благоприятными, но и субъективными факторами, такими как исторический опыт и влияние политических партий. Социалистическое понимание того, что творится в обществе и как это изменить, должно привноситься в экономическую борьбу рабочего класса сознательными усилиями тех, кто стоит на марксистских позициях. Именно по этим причинам рабочий класс нуждается в своей партии, основанной на идеях марксизма.

Ухудшение положения рабочего класса за последние 40 лет обусловило потрясения на выборах 2016 года. Потери рабочих мест и отсутствие надежды на частично деиндустриализованный центр Среднего Запада были основной причиной голосования за Трампа и Сандерса. Рабочий класс США - измученный класс. Безработица остается главным бедствием. Помимо обычного роста безработицы в период циклического спада (а с 2007-2008 годов экономический цикл становится все более и более жестким) обостряют проблему и долгосрочные факторы, и, прежде всего медленный экономический рост.

Много путаницы вокруг самого термина «рабочий класс». Политические комментаторы без конца твердят о «белом рабочем классе», как будто рабочие с другим цветом кожи рабочими не являются. Ещё больше мутят воду те, кто употребляет термин «средний класс», давно пользующийся поддержкой СМИ, финансируемых корпорациями, а в последнее время появилась тенденция определять рабочий класс как работников без высшего образования. Капиталисты изображают рабочих как «независимых подрядчиков» или «внештатных сотрудников», чтобы не оглядываться на трудовое законодательство. Большинство этих «независимых подрядчиков», независимо от юридических фокусов, - рабочие, ведь они должны работать под руководством и контролем крупных корпораций.

Образуя концентрические круги вокруг значительного промышленного ядра, рабочий класс США может обрести сплоченность и организованность, не свойственные никаким иным классам, противостоящим власти корпораций. Способность к единым действиям на производстве предоставляет рабочему классу уникальные возможности для борьбы с капиталистической эксплуатацией. Рабочий класс является решающей силой социального прогресса. Рабочие как класс являются самыми сильными и наиболее последовательными противниками господства корпораций. Их место в обществе позволяет им возглавить в борьбе за революционные изменения все другие социальные слои, подавляемые правящим классом, Рабочий класс Соединенных Штатов состоит из мужчин и женщин многих рас и национальностей, но классовые интересы у них общие.

2. Капитализм сегодня. Изменения в мировом балансе сил

Империализм - это капитализм в его монополистической стадии. США остаются в военном отношении сильнейшей империалистической страной, хотя капитализм развивается неравномерно, а другие страны и блоки бросают США экономический вызов. Несмотря на то, что в XX веке большинство народов освободилось от прямого колониального контроля, империалистическая эксплуатация, оккупации и войны преобладают в развивающемся мире. Сопротивление господству США растет, но империализм стремится сдерживать проявления национальной независимости и социально-экономическое развитие. Поскольку эти цели выходят за пределы возможностей американского империализма, классовая борьба в США будет нарастать.

Американские коммунисты, как граждане главной империалистической державы, несут особую ответственность за борьбу с военными интервенциями, гонкой ядерных вооружений, расширением всемирной сети военных баз, электронным шпионажем, операциями ЦРУ, беспилотными бомбардировками, пытками и другими оскорбляющими мир и человеческое достоинство, действиями правительства США. По этой же причине у них есть особые обязательства по международной солидарности с коммунистами и зарубежными странами, борющимися за мир, власть трудящихся, национальный суверенитет и социализм. Война с террором, как и большая ложь о «советской угрозе» до этого, используется для оправдания агрессии США и неограниченных военных расходов.

Самым значительным политическим событием 20-го века была Октябрьская социалистическая революция в России, которая привела рабочий класс к политической власти. Эта эпохальная революция, решающая роль, которую сыграл СССР в разгроме фашизма, и последующее появление других социалистических государств, вместе составлявших треть населения планеты, оказали глубокое влияние на мировые события. Революционное коммунистическое течение росло, национально-освободительная борьба разбила цепи прямой колониальной зависимости, классовая борьба в США и других капиталистических странах позволила обеспечить многие ключевые социальные и экономические завоевания трудящихся. Но буржуазия все это время стремилась повернуть историю вспять. Примерно в 1980 году в США и Великобритании начался переход к неолиберализму, что имело глобальные негативные последствия для трудящихся.

Во всем мире произошло резкое увеличение армии безработных. Новая «неолиберальная» фаза капитализма более ясно показала хищнический, паразитический и отживающий характер империализма. Антирабочая и антинародная политика капиталистических правительств привела к социальному регрессу, обострив огромные проблемы, стоящие перед человечеством. По мере того как человеческое общество входит в XXI век, международные события характеризуются варварской и бесчеловечной политикой империализма. Человечество переживает мрачные времена из-за стремления империализма к господству над миром, которое стало особенно открыто проявляться после падения Советского Союза в 1991 году. Крах СССР и социалистических стран Восточной Европы стал самым тяжелым ударом в истории борьбы трудящихся. Хотя в этих странах существовали свои проблемы, Советский Союз представлял собой самый мощный противовес империализму. Его социально-промышленные и научные достижения способствовали экономическому благосостоянию трудящихся во всем мире.

Резкие развороты, пережитые социализмом в последнее десятилетие 20-го века, сместили баланс мировых социальных и классовых сил в пользу империализма, заставляя рабочий класс, прогрессивные и антиимпериалистические движения во всём мире перейти к обороне. Империализм в полной мере использовал полученные преимущества. В результате этого исторического, хотя и временного поражения, возникла новая ситуация. Начиная с 1991 года, американский империализм, чьи фанатичные идеологи все еще стремятся к «новому американскому столетию», приступил к глобальному походу с целью расширения сферы своего влияния, захвата рынков и источников сырья. Обостряются противоречия между трудом и капиталом, как на международном уровне, так и внутри каждой капиталистической страны, противоречия между империализмом и силами национальной независимости, включая оставшиеся социалистические страны, противоречия между империализмом и народами развивающегося мира и, наконец, противоречия между самими ведущими империалистическими государствами.

Обозначилось и новое серьезное противоречие - между капиталистическим способом производства и глобальной средой. При капитализме и труд, и природная среда эксплуатируются ради главной цели капиталистов – получения прибылей. Как способ производства и потребления, капитализм поднял деградацию природы до исторически беспрецедентного уровня. Только освобождение от капитализма откроет новые возможности для коренного изменения отношений человечества с природой. Многие в экологическом движении видят это вопиющее противоречие, но обычно не называют социализм в качестве его разрешения.

В 2007-2008 годах в США произошёл самый серьёзный кризис со времен Великой депрессии 1930-х годов. Во всем развитом капиталистическом мире правительства и центральные банки использовали государственные деньги и государственные учреждения для спасения финансовых монополий. Это стало очередным свидетельством, как растущей неустойчивости монополистической системы, так и неспособности государства стабилизировать её. Введённые меры жесткой экономии подтвердили стремление финансовой олигархии переложить бремя кризиса на спины трудящихся. С 2008 года массовая безработица вернулась к рекордным послевоенным уровням начала 1980-х годов. В начале 2017 года восстановление в развитых капиталистических странах было ещё очень медленным. Крупнейшие капиталистические державы не могут или не хотят контролировать огромную анархическую, паразитирующую, антиобщественную капиталистическую систему. Попытки выстроить новую стабильную финансово-экономическую архитектуру терпят неудачу. Куба, Россия, Иран, Венесуэла и КНДР, противостоящие империалистическому диктату, подвергаются тяжёлым санкциям, включая блокады, лишение инвестиций и отток капитала, спекулятивные атаки на их валюты, отказ от иностранной помощи, прекращение передачи технологий и торговые штрафы. Там, где такие меры оказываются недостаточными, империализм прибегает к грубой военной силе для достижения своих целей.

В последнее время были предприняты военные интервенции США в Югославии, Афганистане, Ираке, Сирии, Ливии, Йемене и Сомали. Одной из главных целей этого наступления империализма является ликвидация оставшихся социалистических государств. Используя экономический шантаж, военное давление, идеологическое проникновение, внутренние трудности и противоречия, империализм стремится ослабить и в конечном итоге ликвидировать социализм и восстановить капиталистические отношения в этих странах. Американское империалистическое наступление включает в себя идеологическую кампанию, направленную на дискредитацию социализма, и препятствует объединению трудящихся в борьбе за новую волну социалистических преобразований.

После падения европейских социалистических государств в 1989-1991 годах борьба между капиталистической и социалистической системами (1945-1991годы) сменилась «глобальным», «однополярным» миром американского господства. Но в последние десять лет стало ясно, что другие государства, в первую очередь социалистически ориентированный Китай - и некоторые капиталистические страны развиваются быстрее, чем США, которые, в свою очередь, оказывают давление на независимые капиталистические страны, такие как Россия и Китай. Относительное снижение влияния США, если оно будет устойчивым, означает рост нестабильности в международных отношениях и опасности войны, а со временем и обострение классовой борьбы в самих США, которые стремятся поддерживать гигантский военный бюджет и мировые военные обязательства.

Противоречия между империалистическими государствами также обостряются. США подталкивают другие государства НАТО оплачивать большую часть расходов НАТО. Участились торговые споры между США и странами ЕС. Если установление единого глобального рынка, где будут доминировать империалистические державы, в их общих интересах, то ожесточенная борьба за его раздел идёт и между основными империалистическими центрами.

Империализм, прежде всего американский, усугубляет этнические, религиозные и пограничные столкновения, культивирует национализм и шовинизм, подстрекает к региональным конфликтам и войнам, порождает крайне реакционные и обскурантистские силы, поддерживает репрессивные и даже фашистские режимы. Наиболее опасными проявлениями этого перехода к политической реакции являются милитаризация международных отношений, продолжающаяся гонка вооружений и империалистическая кампания по расширению одностороннего воздействия империализма США и их союзников по НАТО на развитие событий при ослаблении роли и авторитета ООН. Империализм является основным источником продолжающегося наращивания вооружений, разжигания региональных конфликтов и опасности их распространения вплоть до перерастания в глобальные войны. Пока существует империализм, сохраняется опасность всеобщей империалистической войны, которая нависает сегодня над миром и угрожает будущему человечества и самой жизни на планете.

Созревание этих противоречий углубляет мировой системный кризис капитализма и неизбежно вызывает рост сопротивления рабочего класса и угнетенных во всех странах. И всё-таки полем борьбы за глубокие демократические и антимонопольные реформы и, в конечном счете, за политическую власть рабочего класса, за социализм должны быть прежде всего национальные государства. В более раннюю эпоху политические программы коммунистов, как правило, подчёркивали, что победа русской революции в 1917 году, в разгар Первой мировой войны, означала, что впервые трудящимся удалось взять власть в свои руки и упразднить капитализм. Это положило начало общему кризису капитализма, периоду перехода к социализму, что стало главным содержанием эпохи. Общий кризис капитализма развивался по мере его углубления, сокращения капиталистической системы, освобождения новых стран и обострения внутренних противоречий капитализма.

История 20-го века вплоть до 1985 года, развивалась в русле этих представлений. Это давало уверенность в прочности новых социалистических государств, какие бы временные трудности ни возникали в некоторых из них. Коммунисты и сегодня убеждены в том, что законы истории, определенные классиками научного социализма, остаются в силе. Действует фундаментальный закон общественного развития. Революционные изменения происходят, когда растущие производительные силы уже не соответствуют устаревшим производственным отношениям. Этот закон обеспечил переход от феодализма к капитализму в XVII-XVIII веках. Он обеспечит и замену капитализма социализмом. Это противоречие, которое может быть разрешено только революцией, придает направление современной истории. Революционные изменения - это закономерная историческая необходимость. Они произойдут, если удастся предотвратить те катастрофы, которые могут прервать ход истории, такие как ядерная война и климатическая катастрофа. События 1989-1991 годов не изменили исторический характер эпохи перехода от капитализма к социализму. Капитализму для зигзагообразного развития, включавшего периоды, как успехов, так и неудач, потребовались столетия.

Нынешний этап, на котором международному рабочему классу и революционному движению пришлось отступить, явно временный. Антиимпериалистическое сознание и готовность к борьбе растут. Например, в Венесуэле Боливарианская революция, хотя и сталкивается с трудностями, стимулировала волну прогрессивных политических изменений в Латинской Америке. Есть и другие признаки того, что новая фаза не за горами. В 21-м веке должна произойти перегруппировка революционных сил для отражения наступления международного капитала и решительной контратаки в защиту человечества, мира, устойчивой окружающей среды и власти рабочего класса.

3. Народ в истории США

Никакой «американской исключительности» не существует. Хотя у каждой капиталистической страны есть некоторые уникальные особенности, капитализму в США свойственны те же внутренние противоречия, антидемократические черты и социальное зло, как и везде при капитализме. В самых гнусных главах истории США коренные американские народы были «этнически очищены» и перебиты колонизаторами-поселенцами, стремившимися создавать свои личные состояния. Американские капиталисты выиграли от бесчеловечного порабощения африканских народов. Они извлекали богатства из труда иммигрантов, прибывавших на эти берега со всего мира. Рабочие и крестьяне из Европы, Азии и Латинской Америки, бежавшие от угнетения в своих странах, стали сырьём для потогонных предприятий капиталистической промышленности.

Богатство американского капитализма стало также результатом захвата мексиканских земель и угнетения мексиканского меньшинства в США. На рубеже двадцатого века капитализм США вступил в свой империалистический этап, колонизировав Пуэрто-Рико, Филиппины и другие территории. Почти все мощные производственные предприятия США, веками создававшиеся трудом народа, монополизированы небольшой долей населения. Но и борьба простых людей за удовлетворение своих нужд и за развитие демократии также является постоянной составляющей истории США. Революционная война за независимость была великим шагом вперед. Североамериканские колонии освободились от британского колониализма, было отменено монархическое правление и образована республика. Это был исторический удар по феодальной реакции в мировом масштабе. Но капиталисты и рабовладельцы перехватили большую часть этих завоеваний.

Первоначальный проект Конституции США не предусматривал гарантий прав личности. Массовое народное движение привело к появлению Билля о правах, который, однако, по-прежнему оставлял чернокожих рабами, а представители коренных народов, женщины, молодежь и даже неимущие белые мужчины прав не получили. В течение первого столетия на фоне жестокой реальности рабства утверждение в Декларации независимости, что «все люди созданы равными» выглядело смехотворным. Борьба за отмену рабства стояла в центре борьбы за расширение демократии и прав трудящихся. После четырехлетней кровопролитной гражданской войны рабство было, наконец, отменено, и основные права были закреплены в поправках к Конституции США. Победа над рабовладельцами проложила путь к демократическим достижениям эпохи реконструкции. Вплоть до двадцатого века профсоюзы считались преступными организациями, выступающими против свободы торговли. Власти отвергали саму идею объединения рабочих для борьбы за увеличение заработной платы и улучшение условий труда. Рабочих лидеров часто судили по сфабрикованным обвинениям и сажали в тюрьмы, а забастовки пресекались силой.

Наконец, в 1930-х годах в результате усилий бесчисленных рядовых организаторов было получено профсоюзное представительство для миллионов рабочих-производителей. В первые годы существования нации право голосовать и занимать руководящие должности обычно ограничивалось владельцами собственности - белыми мужчинами. Каждое расширение контингента допускавшихся к выборам в течение двух столетий с трудом вырывалось у правящего класса. Так, женщины получили право на участие в голосовании лишь в 1920 году после многих боевых кампаний суфражисток. Потребовались походы за свободу, бойкоты, сидячие забастовки, массовые демонстрации, чтобы Акты о гражданских правах и о праве голоса открыли двери избирательных участков на юге для афроамериканцев в 1960-х годах. История США, как и история любого другого классового общества - это история классовой борьбы. Многое было завоёвано в этих боях, но никакими реформами невозможно было изменить основной характер системы.

4. От борьбы против власти корпоративной к социалистической революции


Хотя марксизм и раскрывает законы движения современного общества, он не наделён магическими силами пророчества. Невозможно проследить каждый шаг на пути движения к политической независимости, радикальным антикорпоративным изменениям и социализму. Но можно определить основные классовые силы, действующие на каждом этапе. К 1945 году эпоха Народного фронта и стратегии коммунистов, направленной на объединение рабочего класса и средних слоев населения против фашизма, завершилась. Главные фашистские агрессоры, Германия, Италия и Япония были разгромлены союзниками. Это была война, в которой социалистический СССР принял на себя основную тяжесть борьбы, пожертвовав для победы 27 миллионами жизней.

Коммунистическое движение искало новый стратегический путь к социализму. В развитых капиталистических странах движение выстраивало антимонопольную коалицию. Эта была промежуточная стратегическая цель, которая должна была быть достигнута, поскольку монополии - гигантские банки и корпорации, слившись с капиталистическим государством в систему государственно-монополистического капитализма, подавляли все иные крупные социальные классы в современном обществе.

Тогда, как и сейчас, на всех фронтах идет антимонопольная борьба, организованная или стихийная, наступательная или оборонительная. Государственный монополистический капитализм пытается повсюду блокировать наступление. Это создаёт объективную основу для образования антимонопольного альянса с целью переустройства экономики Америки и борьбы с антидемократическим использованием государственной власти в ущерб интересам подавляющего большинства людей. Мощь монополистического капитала, общего врага всех угнетённых, может быть ограничена и преодолена только их коалицией.

Такую коалицию может возглавлять только движение рабочего класса, у которого, как у самого большого социального класса, безусловно, есть очевидная объективная заинтересованность в радикальных изменениях. Антимонополистическая коалиция будет продвигать интересы трудящихся не только в залах конгресса и в государственных учреждениях, но и в массовых объединенных действиях на улицах. Она будет стремиться заручиться поддержкой на выборах для завоевания власти народным правительством с последующим проведением радикальных мер по демократизации общества и преобразованию экономических отношений в интересах рабочего класса и всего американского народа. Но у коммунистов, хотя они и не отказываются от борьбы на любом поле, нет иллюзий относительно избирательной политики как главного средства. Антимонопольное правительство будет означать качественный сдвиг в расстановке классовых сил в американском обществе. Результаты его деятельности могут открыть дверь к революционным преобразованиям, к социализму.

Следующий шаг: массовая народная партия?

В 2016 году число избирателей среди трудящихся, всегда голосующих за того кандидата, которого они считают меньшим злом, обычно демократа, уменьшилось. Миллионы избирателей уже не хотели соглашаться на меньшее зло. Они были настроены на протест. Мятеж Берни Сандерса против Клинтон - даже в ущербном варианте из-за появления кандидатуры Трампа - отразил смуту среди простых избирателей и потряс правящие круги, как у демократов, так и у республиканцев. Разрастание этого мятежа маловероятно. Многие сторонники Сандерса уже разочарованы. Проявляется разочарование и среди тех, кто голосовал за Трампа – они ожидали немедленных перемен. Поддержка Трампом корпораций и почти полная уверенность в капитуляции Демократической партии могут только разжечь желание реальных политических изменений.

Коммунисты давно говорили о необходимости создания новой массовой народной партии, опирающейся на организованных трудящихся и на основные группы особо угнетенных. Такая массовая народная партия, если бы она была создана, стала бы шагом к политической независимости. При отсутствии корпоративного финансирования и соответствующего руководящего персонала, она не станет поддерживать монополии, хотя и не обязательно будет с ними бороться. Её можно представить как более продвинутое образование, политическое выражение устойчивого классового союза, направленного на ликвидацию власти правящего класса. Коммунисты будут поддерживать программу прогрессивных политических, экономических и социальных преобразований. Разумно предположить, что в массовой народной партии будут представлены и другие идеологии (социал-реформизм, либерализм и т. д.). Насколько радикальной будет программа и антимонопольная направленность массовой народной партии, будет определяться силой ее самой передовой, сознательной и дисциплинированной составляющей - коммунистов.

 

От антимонопольной коалиции к социализму


Антимонопольная программа должна быть направлена ​​на обуздание власти финансового капитала и расширение государственной собственности в ключевых секторах экономики, перераспределение богатства и повышение уровня и условий жизни для подавляющего большинства людей, проведение широких реформ для усиления народного контроля на всех уровнях государственного управления. Конечно, монополии будут оказывать ожесточённое сопротивление, осознавая, что на карту поставлен их контроль над властью.

Хотя такие меры не были бы социализмом, победа антимонополистического правительства, готового к осуществлению такой широкой программы, означала бы значительный шаг вперед в борьбе за коренные изменения и социалистические преобразования. Антимонополистической коалиции в ходе борьбы за свои радикальные цели придется столкнуться с основным вопросом: либо она уничтожит корпоративную власть, либо корпоративная власть уничтожит её. В какой-то момент решающее большинство признает, что власть монополий должна быть не просто ограничена, она должна быть заменена социализмом - общественной собственностью на средства производства и властью рабочего класса.

Реализация целей антимонополистической коалиции не является долговременной стадией на пути к социализму, как это утверждают реформисты. Это промежуточные стратегические цели. Борьба за их достижение концентрирует гнев народа против главного классового врага. Это соответствует периоду, когда массы еще не в полной мере осознают необходимость полного разрыва с классовым господством и движения к социалистической революции, которое станет возможным только при самой массовой поддержке.

Может ли социалистическая революция быть мирной? Увы, история США этого не предполагает. США пережили два революционных потрясения: сначала в 1775-1781 годах, а затем в 1861-65. Ни то, ни другое не было мирным. Тем не менее, прошлое не может механически определять будущее. Когда приближаются революционные перемены, точное соотношение сил проясняется, и нужно работать, чтобы формировать его в пользу дальнейшего движения вперёд. В больших социальных потрясениях люди больше всего страдают, как правило, от насилия отчаявшегося правящего класса. Революционеры не могут гарантировать полностью мирный переход к социализму. Однако они могут стремиться ограничить способность монополий использовать насилие, если будут способны организовать народное большинство, обладающее рычагами решающей силы.


 5. Расизм: оружие монополистического капитала


Авторы статьи уделяют значительное внимание расовой проблеме. В 2008 году выборы афроамериканца президентом убедили некоторых в том, что началась новая эпоха, когда расовая принадлежность перестала быть социально актуальной и больше не играет роли в определении жизненных шансов. Однако, почти 43 миллиона афроамериканцев, 13,3% населения США по-прежнему являются жертвами возмутительной системы узаконенного расового и национального угнетения. Борьба против неё лежит в основе всей борьбы за демократию и экономическую и социальную справедливость для всех трудящихся США. Монополии получают огромные дополнительные прибыли от более низкой заработной платы, выплачиваемой за труд афроамериканских трудящихся. Хотя в результате борьбы за гражданские права 1950-1960-х годов был достигнут значительный прогресс, расизм и расовая дискриминация продолжают сказываться на всех аспектах жизни чернокожих американцев. На них приходится почти 1 миллион из общего числа (2,3 миллиона) заключенных, то есть более 40%. В течение последних нескольких лет ширилась волна насилия со стороны полиции против чернокожей молодежи в городах США.

Подавляющее большинство афроамериканцев – рабочие, поэтому большинство афроамериканского сообщества остается надежным союзником рабочего движения, поддерживая и часто возглавляя борьбу за мир, справедливость и равенство. Борьба против расизма всегда была и остается центральной задачей коммунистов. При этом дискриминации по признаку расы и национальности подвергаются не только чернокожие, но и выходцы из Мексики, пуэрториканцы и приезжие из стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Администрация Трампа рассматривает в качестве «террористической» угрозы и мусульман, приехавших недавно в США из различных стран.

Более пятисот лет страдают от неоколониалистской политики федеральных властей США коренные жители континента, проживающие в отведенных для них местах - резервациях. Их удел – нищета и массовая безработица. В самое последнее время их борьба за выживание вновь привлекает внимание. Это касается сопротивления индейских племен прокладке Дакотского нефтепровода, который должен пройти под рекой Миссури - основным источником питьевой воды для одной из резерваций индейцев. В случае протечки её жители могут остаться без чистой воды. В связи с этим в 2016 году состоялось самое крупное за многие десятилетия, а возможно и столетия
собрание представителей более 200 индейских племён, выразившее свою поддержку собратьям.

Самая большая категория лиц, подвергающихся угнетению особого рода - женщины, которые по-прежнему получают только 80 центов за каждый доллар, заработанный мужчинами. Этот разрыв намного выше для афроамериканок и латиноамериканок.

Значение выборов 2016 года


Недавние выборы потрясли партийно-политическую систему США. Расизм во многих формах был ключевым для кампании Трампа. Его правая «популистская» риторика включала отказ дистанцироваться от поддержки открытых расистов (таких как Ку-клукс-клан). Он возлагал на иммигрантов и мусульман ответственность за многие проблемы в стране, связывая с ними шаткость экономического положения многих, провоцировал националистические страсти. Кампания Трампа оживила давнюю традицию правого популизма в США, смешивавшего расизм, ксенофобию, национализм и изоляционизм с тоской по канувшим в прошлое золотым временам. Это международный феномен. В Великобритании растет влияние Партии независимости, во Франции - Национального фронта, в Германии - Альтернативы для Германии. А теперь ещё Трамп в США.

Трамп адресовался не только к расизму и шовинизму, но и к американскому национализму, а также к ощущению зарождающегося национального упадка (его лозунгом было «Сделай Америку великой снова!»). В целом в США нет «национального вопроса», в том смысле, как в европейских странах, то есть ограничений суверенитета, налагаемых наднациональным Европейским союзом в общих интересах финансового капитала. Но и в США предательство национальных интересов монополистическим капиталом выразилось в безудержном вывозе капитала и в последующей деиндустриализации большей части континента. Иммиграционная политика была направлена на удовлетворение стремлений американских корпораций к дешевому трудоустройству иммигрантов и вечным войнам за «смену режима», отнимающим жизни у рабочих и стремящимся сделать мир безопасным для сверхприбылей. Некоторые голосовали за Трампа, протестуя таким способом против всего этого.

Иммиграционная политика сегодня обслуживает интересы работодателей. Политика, отражающая интересы рабочего класса, должна быть направлена против войны, против неоколониальной зависимости, приводящей к нищете и миграции в Латинской Америке, против разжигания расистских и шовинистических настроений в США. Она должна обеспечивать полную занятость по обе стороны границы и гуманное отношение ко всем трудящимся и пограничным общинам. Интернационализм рабочего класса основан на признании совпадения основных классовых интересов рабочих всех наций.

Победа Трампа на выборах означает не только то, что двухпартийная система США находится в кризисе, но и то, что происходит отход от методов проведения кампаний и управления партиями, которые применялись в течение десятилетий по обе стороны Атлантики. Растущие правые силы обращаются к новому методу приобретения голосов: правому популизму. Он более демагогический, более расистский, более противоречивый и нестабильный, более зависимый от национализма и благоприятный для протекционизма, более склонный к поискам козлов отпущения, ещё более презрительно относящийся к буржуазной демократии, чем прежний. Переход к нему в возрастающем числе стран является симптомом распада буржуазной демократии, о котором говорил ещё Ленин. Социал-демократия (или её примерный аналог в США - Демократическая партия) продолжает терять позиции, не понимая, почему это происходит.

Так называемая политика идентичности - это не просто требование равенства, но отражение мировоззрения, в соответствии с которым интересы этнических меньшинств или меньшинств по половому признаку или сексуальной ориентации, а также мультикультурализм становятся высшей политической ценностью, затемняющей борьбу против эксплуатации, за демократические права и экономические интересы. Политика идентичности служит целям правящего класса. Она может раздражать религиозных и политических консерваторов, но это никоим образом не угрожает интересам капиталистов. Однако у неё есть и приверженцы на левом краю политического спектра, даже в некоторых группах социалистической ориентации. Одной из причин этого является ослабление классового подхода в связи с распадом Советского Союза и упадком американского рабочего движения. Этому способствуют и изменения в составе рабочего класса, вызванные деиндустриализацией, нарастающей волной иммиграции и прогрессом технологий. Классовое сознание, солидарность и рабочие организации ослаблены. Многие трудящиеся утратили понимание важности классовой борьбы. Коммунисты же считают классовый конфликт между собственниками средств производства и трудящимися самым важным в человеческой истории. Он и сегодня пронизывает все стороны жизни общества.

К политической независимости рабочего движения

Борьба за интересы рабочих и рабочую власть остается точкой опоры для изменения мира. И на переднем крае здесь должны быть профсоюзы. Коммунисты должны не только отстаивать их права, но и внутри профсоюзов бороться за придание классового характера программе профсоюзного движения. В течение нескольких поколений рабочее движение США находилось в политической обороне. Антипрофсоюзный закон Тафта-Хартли (1947 год) положил конец 12-летию роста профсоюзов и открыл эру антикоммунистической охоты на ведьм, лишив профсоюзы их лучших лидеров и активистов. Правые лидеры Американской федерации труда - Конгресса производственных профсоюзов (АФТ-КПП), крупнейшего в США объединения профсоюзов, представляющего более 11 миллионов рабочих, такие как Джордж Мини (1955-1979 годы) и Лейн Киркланд (1979-1995), провозгласили политику классового сотрудничества. Началось снижение числа рабочих, принадлежащих к профсоюзам. В 2016 году в США насчитывалось 14,6 миллиона (10,8% от общего числа рабочих) членов профсоюзов сравнению с 17,7 миллионами (20,1%) в 1983 году. В частном секторе, составляющем 80% экономики США, членство в профсоюзах сократилось до 6,4% - такой низкий уровень не наблюдался со времен Великой депрессии (1932 год). Реформа трудового законодательства была предпринята при президентах Джимми Картере в 1976-1980 годах, Билле Клинтоне в 1992-2000 годах и Бараке Обаме в 2008-2016 годах. В 1995 году после окончания холодной войны лидеры АФТ-КПП. Но снижение членства возобновилось. После выборов 2016 года руководители профсоюзов демонстрируют слабое понимание того, почему так много членов профсоюзов проголосовали за Трампа. Новый глава АФТ-КПП Ричард Трамка высоко оценивает партнерство профсоюзов с работодателями и даже с администрацией Трампа. Он без смущения использовал выражение «демократический капитализм».

Сегодня важнейшее проявление правого оппортунизма - не просто классовое сотрудничество как таковое, а отказ даже рассматривать возможность разрыва с Демократической партией, контролируемой большим бизнесом. Ориентация на неё есть самая коварная и устойчивая форма классового сотрудничества. Для организованных рабочих и их ближайших союзников отнюдь не просто двигаться к политической независимости. Это потребует ответственного руководства (а, возможно, и новых лидеров), единства левых активистов, энергии, политической воли, серьёзных союзников в основных организациях, подвергающихся экстраординарному давлению, терпения, воображения, готовности к новым методам борьбы и смелых проб и ошибок. Монополии будут стремиться заставить рабочих дорого заплатить за разрыв с их партиями. Но это должно быть сделано, иначе уже далеко зашедшая деградация профсоюзов будет, продолжаться, и, в конце концов, они могут оказаться просто никому не нужными.

Конечно, не все так уж мрачно. Не все профсоюзные лидеры являются врагами классовой борьбы и независимых политических действий. Последние десятилетия наполнены попытками оживить профсоюзы. Миллионы американских рабочих разных национальностей готовы в той или иной форме участвовать в борьбе. Но общий упадок профсоюзного движения продолжается. В отсутствие сильной коммунистической партии в США обсуждаются две разные перспективы левого толка. Ультралевые считают, главным противостояние профсоюзной бюрократии и рядовых членов профсоюзов. Любой вопрос они рассматривают сквозь призму профсоюзной демократии. Реформы, направленные на её укрепление могут снизить и даже устранить бюрократию в профсоюзах, но только революция может вытеснить капиталистический класс.

Другая, более значительная тенденция - это социальный реформизм или социал-демократия, которая отрицает главное противоречие, классовую борьбу. В США нет массовой реформистской партии вроде британской Лейбористской партии или Новой демократической партии Канады, но социальный реформизм является заметным течением в народных движениях и среди тех, кто пишет о возрождении профсоюзов. Реформизм ослабляет боеспособность профсоюзов, поскольку, признавая реальность эксплуатации, он предъявляет в основном такие требования, которые не бросают вызов самой системе. Но защита капиталистической системы противоречит защите интересов рабочих. Коммунисты стремятся к реформам, которые принесут пользу людям, но отвергают представление о том, что таких реформ в рамках капитализма может быть достаточно. Выступая за реформы, коммунисты выступают против реформизма, однако его влияние в профсоюзах и прогрессивных организациях остаётся огромным. Реформизм не может или не хочет признать реальность классового характера Демократической партии. Реформисты считают, что демократы могут снова, как во времена Нового курса, стать средством достижения прогресса для рабочих. Реформизм осуждает «неолиберализм», доминирующий с 80-х годов. Именно его, а не капитализм он считает причиной неравенства.

Не признавая классовой природы государства, реформизм отвергает революцию, ищет формы сотрудничества классов, признает легитимность требований правящего класса к экономии, перекладывая бремя экономического кризиса с финансового капитала на трудящихся. С 2008 года это вызвало настоящий бунт у избирательных урн в странах, где правили социал-демократы. Им пришлось вновь обращаться к более радикальным лозунгам и даже конструировать новые партии. Появился «социализм 21-го века», термин, обозначающий в действительности не социализм, который существует или будет существовать в текущем столетии, а скорее, тонко закамуфлированный отказ от социализма 20-го века. Для коммунистов преуменьшать и тем более игнорировать огромные демократические и социалистические завоевания Советского Союза и других социалистических государств, означало бы то же, что для революционеров 20-го века игнорировать или порочить героическую Парижскую коммуну 1871 года. Солидарность с существующими социалистическими государствами, особенно с теми, которые больше других подвергаются нападкам и угрозам со стороны американского империализма, является абсолютной обязанностью всех коммунистов США.

Коммунисты и другие подлинные левые поддерживают третий путь профсоюзного движения - классовую борьбу. Они не признают право работодателей на получение прибыли, поскольку прибыль в конечном итоге является результатом неоплачиваемого труда, не считают, что капитализм вечен и не отделяют борьбу членов профсоюзов за приемлемые контракты от более крупных политических вопросов, оказывающих влияние на весь рабочий класс, сообщество, нацию или мир. В отличие от ультралевых, коммунисты считают главным противоречие не между рабочими и «профсоюзными бюрократами», а между рабочими и капиталистами. Подлинная демократия внутри профсоюзов является важной целью, но это не панацея, а средство их укрепления в борьбе с хозяевами. В то же время, в отличие от реформистов коммунисты признают, классовый характер капиталистического государства и обеих основных партий США, а также настоятельную необходимость для трудящихся создать независимую массовую партию.

В 2016 году миллионам людей уже ясно, что двухпартийная система поддерживает власть корпораций и является препятствием для выражения воли большинства. Для этого требуется нечто, независимое от двухпартийной системы. Институты современного американского капитализма - двухпартийная система, система уголовного правосудия, средства массовой информации, культура – контролируются Уолл-Стритом. Это приводит к глубоким кризисам, накрывающим всё остальное. Локомотивом политической независимости должны быть организованные рабочие. Их наиболее очевидные потенциальные союзники - афроамериканское и латиноамериканское сообщества.

Как отмечал лидер афроамериканских коммунистов Генри Уинстон, новые крупные политические партии рождаются в периоды, когда кризис вызывает массовый отход от старых партийных пристрастий, а силы прогресса подготавливают свой путь. Так, к концу 1850-х годов старые политические партии распались или раскололись по отношению к проблеме рабства. Но коалиция против рабства уже появилась: у нее был Линкольн, её главным требованием было не допускать расширения рабства, была и партия - республиканцы. Борьба против власти корпораций сегодня напоминает борьбу против власти рабовладельцев в XIX веке, но должна быть массовая народная партия, способная эту власть обуздать. Это возможно только при наличии организованного революционного авангарда, которым должна стать марксистско-ленинская партия.

Сегодня в США правящий класс разделён на две партии, массовая база которых различается. Однако решающее значение имеют спонсоры, принадлежащие к правящему классу, хотя и использующие разную тактику. Пока они связаны с большим бизнесом, у трудящихся нет шансов одержать победу. Предпосылкой для неё является политическая независимость, основанная, в первую очередь на активизации рабочего движения. Монополии давно осознали, что именно оно может стать ядром противостоящей им избирательной коалиции и используют все свои возможности, чтобы не допустить этого. У рабочих США нет ни массовой народной партии, ни единой революционной организации, коммунистической партии. Важнейшим теоретическим достижением были идеи Ленина о революционной авангардной партии. Даже самые сильные партии Второго Интернационала были заражены оппортунизмом. В августе 1914 года они капитулировали перед военной истерией и поддержали империалистическую войну.

Корни настоящей коммунистической партии в рабочем классе. Для неё не достаточно успешной антиимпериалистической и антивоенной работы, борьбы с расизмом и репрессиями. Настоящая коммунистическая партия должна уделять первостепенное внимание работе в профсоюзах, чтобы вывести их из кризисного состояния и возглавить. Она должна отстаивать демократические права народа и активно бороться со всеми формами дискриминации, неравенства и угнетения. Она стремится обеспечить и удовлетворение особых потребностей женщин, молодежи, пожилых людей и других лиц, страдающих от господства большого бизнеса. Коммунистическая партия США должна выступать за мир и разоружение, исходя из того понимания, что империализм является причиной большинства войн. В эпоху ядерного оружия война угрожает исчезновением человечества.

Просмотров 826
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру