Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Большевики и национальный вопрос

Дата: 09.06.2017 г. Добавил: tovarisch_vita
]]>Печать]]> E-mail

Российская империя, бывшая «тюрьмой народов», где царское самодержавие проводило политику национального угнетения окраин, выразившееся в известном изречении Победоносцева «Православие, самодержавие, народность», снова становится идеалом для правящего класса современной капиталистической России. Империя, которая в начале XX века дала миру также три эпохальных слова: водка, казак и погром, предстает перед нами в виде призрака, который вызывают из исторической могилы реакционеры, шовинисты и черносотенцы всех мастей. На ее пути стоят революционные идейные глыбы большевизма, не позволяющие до сих пор духам старого мира обрести плоть и кровь. 

И сейчас, по истечении ста лет после Великой Октябрьской социалистической революции, мы вновь и вновь обращаемся к бесценному наследию Ленина и большевиков, которые смогли поднять знамя освобождения всех народов от ига капитала, что привело в итоге к разрушению мировой колониальной системы империализма. В период нового обострения межимпериалистических противоречий, небывалого мирового кризиса капитализма в воздухе снова носятся предвестники восстания масс. Эти массы опять поставят вопросы о справедливом и равноправном объединении народов и о новом обществе, свободном от эксплуатации и угнетения. Успешный опыт русской революции в деле социалистического строительства и разрешения национального вопроса будет всегда тем примером, которым обязательно постараются воспользоваться новые поколения.


Право наций на самоопределение и формирование позиций большевиков

Право наций на самоопределение было включено русскими марксистами в § 9 программы-минимума Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) и поддержано большинством делегатов на II Съезде в 1903 году. Эта часть стала в последующем именоваться «большевиками». В целом деятели РСДРП поддерживали тогда многие положения, выдвинутые Карлом Каутским, и опирались на резолюции конгрессов Второго Интернационала. Наиболее полно суть этого принципа была развита Владимиром Лениным в его работе «О праве наций на самоопределение» незадолго до Первой мировой войны в 1914 году, где он в споре с деятельницей польской социал-демократии Розой Люксембург конкретизировал позиции большевиков в этом вопросе.

Большевики тогда рассматривали историческую перспективу стран Востока через призму предстоящих буржуазно-демократических революций. Стремление многих колониальных и окраинных народов к самоопределению, появление массовых движений после первой русской революции требовали от партии четкой и принципиальной позиции поддержки этой борьбы.

Владимир Ильич Ленин дальновидно и справедливо указывал, что «в Восточной Европе и в Азии эпоха буржуазно-демократических революций только началась в 1905 году. Революции в России, Персии, Турции, Китае, войны на Балканах — вот цепь мировых событий нашей эпохи нашего “востока”. И в этой цепи событий только слепой может не видеть пробуждения целого ряда буржуазно-демократических национальных движений, стремлений к созданию национально-независимых и национально-единых государств. Именно потому и только потому, что Россия вместе с соседними странами переживает эту эпоху, нам нужен пункт о праве наций на самоопределение в нашей программе».[1]

В теоретической дискуссии Ленин, отвергая позиции Люксембург, которая выступала против отсоединения Норвегии от Швеции и Польши от России и ограничивалась лишь требованиями культурной автономии, со всей очевидностью раскрывал важность принципиальной позиции пролетариата и его партии в национальном вопросе и в предоставлении права малым народам на получение государственной независимости. Борьба против собственных империалистических держав, в том числе и против национального угнетения со стороны господствующей нации, и в поддержку освободительного движения порабощенных малых наций, становится одним из главных аспектов большевистской доктрины.

Именно эта позиция определила в дальнейшем успех и усиление влияния большевизма в национальных окраинах Российской империи, привела к укреплению РСДРП(б), как интернационалистической партии, возглавившей борьбу рабочего класса разных народов за свое социальное и политическое освобождение. Всевозможным великодержавным шовинистам в социалистической и либеральной среде Ленин в своей работе «О праве наций на самоопределение» говорил со всей определённостью следующее:

«Обвинять сторонников свободы самоопределения, т. е. свободы отделения, в поощрении сепаратизма — такая же глупость и такое же лицемерие, как обвинять сторонников свободы развода в поощрении разрушения семейных связей. Подобно тому, как в буржуазном обществе против свободы развода выступают защитники привилегий и продажности, на которых строится буржуазный брак, так в капиталистическом государстве отрицание свободы самоопределения, т. е. отделения наций, означает лишь защиту привилегий господствующей нации и полицейских приемов управления в ущерб демократическим».[2]

Дискуссия в среде российской социал-демократии отточила взгляды большевиков, в особенности в спорах с меньшевиками и ликвидаторами всех мастей. Важной в этом процессе размежевания в революционном лагере марксистов стала работа И. В. Сталина «Марксизм и национальный вопрос», написанная в Вене в конце 1912 — начале 1913 года. Именно тогда, в предвоенный период, шло активное противостояние РСДРП(б) с буржуазными националистами и соглашателями из числа грузинских и украинских меньшевиков, польских «социалистов» и конституционных демократов окраин, которые пытались распространить собственное влияние на пролетариат этих регионов.

Надо отметить, что Ленин всегда рассматривал вопрос о самоопределении в тесной связке с вопросом о власти: «Отдельные требования демократии, в том числе на самоопределение, не абсолют, а частичка общедемократического (ныне общесоциалистического) мирового движения. Возможно, в отдельных конкретных случаях частичка противоречит общему, тогда надо отвергнуть ее. Возможно, что республиканское движение в одной из стран является лишь орудием клерикальной или финансово-монархической интриги других стран, — тогда мы должны не поддерживать это данное, конкретное движение….».[3]

Первая мировая империалистическая война

Настоящим же практическим местом окончательного раскола и размежевания международной социал-демократии стала Первая мировая империалистическая война 1914-18 годов, когда полностью рухнул в результате предательства руководства ведущих европейских социал-демократических партий уже основательно прогнивший II Интернационал. Тогда и прояснилась реальная роль соглашателей и оппортунистов, которые поддержали собственные правительства и способствовали развитию мировой бойни. Отравляя трудящихся шовинистической пропагандой, они стали настоящими наймитами и охвостьем буржуазии, как сейчас бы их назвали, «охранителями», которые сошлись в политическом союзе с монархиями, военщиной и самыми реакционными силами. 

Большевики в тот момент оказались теми немногими из европейских, а также единственными из российских социал-демократов, которые сразу и активно выступили как против войны, так и против собственного царского правительства. Депутатская группа большевиков в Государственной Думе в августе 1914 года отказалась голосовать за военные кредиты. РСДРП(б) с самого начала призвала рабочий класс к борьбе против войны и самодержавия, раскрыв всю суть захватнического и империалистического характера мировой бойни. В результате этого на партию обрушились жесточайшие репрессии, а фракция большевиков в Думе была арестована, судима и отправлена на каторгу в Сибирь. 

Несмотря на разгром многих партийных организаций, арест ведущих деятелей РСДРП(б) в России, мобилизацию в действующую армию десятков тысяч членов и сторонников партии, этот демарш стал знаковым и поворотным в истории большевизма, показавшим пример непримиримой интернационалистической позиции. В последующем, после разочарования в войне, массы увидели в этом действии большевиков единственную верную и правильную позицию, которую и должны были занимать последовательные марксисты и социалисты.

В этот период происходит объединение левых социал-демократов разных стран вокруг «Циммервальдской платформы», а затем и «Циммервальдской левой», которые поставили вопрос консолидации всех социалистических сил, стоящих на антивоенных и интернационалистических позициях, а также создания новой организационной структуры взамен рухнувшего II Интернационала. И тут произошла новая кристаллизация большевизма и близких к ним групп вокруг борьбы не только с шовинистами и предателями, но и с пацифистами и центристами, что создало кадровые и политические основы и предпосылки к формированию в последующем нового, III Интернационала.

Тогда и рождается тезис о превращении войны империалистической в войну гражданскую, поворота оружия против собственной буржуазии и правительств. Этот лозунг был неотделим от идеи мировой социалистической революции, от необходимости ниспровержения буржуазных правительств и необходимости взятия власти пролетариатом.

В дискуссиях о Соединенных Штатах Европы Ленин делает принципиальные выводы о том, что новое объединение народов Европы после кровопролитной войны может быть прогрессивным только на основе социализма и в случае осуществления социалистической революции. В ином случае это будет только объединением европейских капиталистов и насквозь реакционным союзом: «С точки зрения экономических условий империализма, т.е. вывоза капитала и раздела мира "передовыми" и "цивилизованными" колониальными державами, Соединенные Штаты Европы при капитализме либо невозможны, либо реакционны».[4] 

Внутри страны РСДРП(б) выступает с позиции революционного «пораженчества», основанного на требовании вооруженного ниспровержения царского правительства и выхода России из войны. Большевики выражали непреклонную решимость вырвать человечество из когтей финансового капитала и империализма, призывали разорвать все тайные договора, организовать самое широкое братание с рабочими и крестьянами воюющих между собой армий и достигнуть революционными мерами демократического мира между народами, без аннексий и контрибуций, на основе свободного самоопределения наций.

Позиция большевиков и их сторонников в лице левых социалистических групп в Европе показали всем полную правильность их марксистского анализа происходивших процессов. Именно в период окончания первой мировой войны на арену снова вышел в острой форме вопрос о национальном самоопределении. В результате Февральской революции, а затем Октябрьской социалистической революции в России 1917 года, буржуазно-демократических революций в Германии и Австро-Венгрии 1918 года, независимость получили народы Польши, Финляндии, Чехии и Словакии, Прибалтики, Югославии и с новой силой вспыхнула национально-освободительная борьба колониальных народов.

Это еще раз показало, что право наций на самоопределение, как составная часть пролетарской программы, имеет не «утопический», а революционный характер. С одной стороны, это был удар по немецким, французским, английским правым социал-демократам и русским правым меньшевикам и «оборонцам», шельмовавшим принцип национальной независимости как «реакционную романтику». С другой стороны, это был удар по тем упростителям, которые объявляли этот принцип осуществимым только при социализме и отказывались дать ответы на национальные вопросы, в упор поставленные войной.

Правда, сегодня, после падения мировой колониальной системы, разные империалистические центры начали активно использовать разные сепаратистские движения с целью расчленить разные страны, изменяя существующие границы, для продвижения своих экономических и геополитических целей. Следовательно, в нынешних условиях для коммунистических и рабочих партий, для рабочего класса в целом, выявляется задача выдвижения общих классовых интересов трудящихся против империалистических экономических интересов, геополитических планов, против империалистической войны. Такие вопросы не могут быть решены в интересах народов с помощью империалистических сил США, НАТО и ЕС, на основе их собственных устремлений.

Октябрьская Социалистическая Революция и образование Федерации Советских Республик (РСФСР)

Падение царского самодержавия в России в результате Февральской революции 1917 года показало полную неспособность русской буржуазии и её политических агентов в лице конституционных демократов, правых меньшевиков и эсеров в рамках Временного правительства разрешить насущные вопросы революции. Это выразилось в полном параличе правящих классов как в вопросе о мире, как в деле аграрной реформы и ликвидации сословий, так и в предоставлении национальным окраинам государственной независимости и широкой автономии.

Более того, сменяющиеся кабинеты были все вместе коллективным правительством войны для осуществления задач империалистических захватов в рамках прежнего союза стран Антанты, и с контрреволюционными целями продолжения прежней политики самодержавия в отношении угнетенных народов. Но их инициативам не суждено было сбыться в ситуации распада армии и империи, экономической катастрофы, двоевластия в лице разветвленной системы Советов рабочих и солдатских депутатов. К сентябрю, после подавления корниловского мятежа, в них стали преобладать большевики, следовавшие в фарватере уже новой программы полного захвата власти Советами («апрельские тезисы»), разработанной Лениным. 

Большевики провозглашали немедленный мир, национализацию и передел земли, рабочий контроль, никакого доверия буржуазному правительству, необходимость пролетарской революции и установление власти Советов, и, в итоге, федерализацию страны. Этим ещё раз подчеркивалось, что осуществить все демократические задачи революции, в том числе предоставить народам империи право на самоопределение, способен только победоносный пролетариат, который должен был после захвата власти немедленно приступить к разрушению старых порядков и к коренным социалистическим преобразованиям.

Фактически «апрельские тезисы» стали базовой основой полного «переформатирования» революционного движения, создания новой Коммунистической партии, смены программы и обеспечения победы Октябрьской социалистической революции в России. II Съезд Советов 26 октября (7 ноября) 1917 года, санкционировавший вооруженное свержение Временного правительства, провозгласил Российскую Советскую Республику, объявил декреты о мире, о земле, сформировал Совет Народных Комиссаров (СНК), в рамках которого был создан Комиссариат по делам национальностей. Первым наркомом по делам национальностей стал старый большевик Иосиф Сталин.

Уже 2 (15) ноября 1917 года, через неделю после свержения Временного правительства, была обнародована Декларация прав народов России, которую от лица Российской Советской Республики подписали председатель СНК Владимир Ленин и нарком по делам национальностей Иосиф Сталин. В этой Декларации были провозглашены четыре основных принципа национальной политики Советской власти, а именно: 

1) Равенство и суверенноcть народов России.

2) Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.

3) Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.

4) Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

Она возвещала, что Советское государство ставит своей целью достижение добровольного и честного союза народов России и обеспечение полного доверия между ними. «Только в результате такого союза, — говорилось в Декларации, — могут быть спаяны рабочие и крестьяне народов России в одну революционную силу, способную устоять против всяких покушений со стороны империалистско-аннексионистской буржуазии».

На основе положений Декларации уже в конце 1917 года полную самостоятельность получили Финляндия, Польша, Прибалтика, а национальную автономию — многочисленные народности Кавказа, Закавказья, Средней Азии и Сибири. Принципы, провозглашенные в декларации, явились огромной мобилизующей силой в деле упрочения Советской власти в России.

Интересным само по себе является признание Советским правительством суверенитета Финляндии 18 (31) декабря 1917 г., который был решен за один день, а сам Декрет подписан Лениным, по словам представителей финской правительственной делегации, прямо на стене в коридоре Смольного института. Есть смысл воспроизвести этот декрет полностью:

«В ответ на обращение финляндского правительства о признании независимости Финляндской Республики Совет Народных Комиссаров, в полном согласии с принципами права наций на самоопределение, постановляет: Войти в Центральный Исполнительный Комитет с предложением:

а) признать государственную независимость Финляндской Республики и

б) организовать, по соглашению с финляндским правительством, особую комиссию из представителей обеих сторон для разработки тех практических мероприятий, которые вытекают из отделения Финляндии от России.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В.Ульянов (Ленин).

Народные комиссары: И. Штейнберг. Карелин. Сталин.

Управляющий делами Совета Народных Комиссаров

Бонч-Бруевич
». 


В тот момент большевики, да и сам Ленин, считали, что победа социалистической революции в Финляндии гарантирована самим фактом политического подъёма борьбы рабочего класса этой страны, полной поддержки Социал-демократической партией Финляндии решений II Съезда Советов и процессом подготовки захвата власти в Гельсингфорсе (Хельсинки) местным Советом. С учетом перспектив неминуемого падения срединных империй и развития мировой революции в Европе, и Финляндия, и Польша оказались бы вовлечены в это движение и стали бы советскими.

Для этого были все основания, так как в феврале 1918 года произошла пролетарская революция в Финляндии, подавленная в крови немецкими войсками и буржуазными отрядами, а в начале 1919 года во всех польских городах были образованы Советы, которые оказались под влиянием коммунистов. В ноябре 1918 г. произошла революция в Германии и Эстонии, в декабре 1918 г. — в Латвии и Литве. В марте 1919 г. в Венгрии, в апреле 1919 г. в Баварии и в июне 1919 г. в Словакии возникли Советские республики.

Именно эта принципиальная политика большевиков в национальном вопросе и в деле перехода власти в руки трудящихся привела к факту абсолютной поддержки большевиков именно в пролетарской Латвии на выборах в Учредительное Собрание в ноябре 1917 года, где РСДРП(б) получила 80% голосов местного населения. На самом деле Социал-демократическая партия Латвии была тесно связана с большевиками, а латышские рабочие и батраки участвовали активно ещё в революции 1905 года. Этим обуславливается абсолютная преданность Советской власти латышских воинских частей, даже после оккупации их страны немецкими войсками в начале 1918 года.

Собственно, 5 (18) января 1918 года на самом Учредительном Собрании было предложено от лица ВЦИК Советов принять Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Декларация повторяла резолюцию съезда Советов об аграрной реформе, рабочем контроле и мире. Однако Собрание большинством в 237 голосов против 146 отказалось даже обсуждать большевистскую Декларацию. Отказ принять этот документ эсеровско-кадетским большинством послужил формальным поводом для роспуска Учредительного Собрания как инструмента буржуазии в деле попыток вернуть себе власть.

Сам проект Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа был написан Лениным, и 3 января 1918 года она была принята на заседании ВЦИК. Для редактирования Декларации была выбрана комиссия. В изменённой редакции Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа была принята на III съезде Советов 12 января и в таком виде вошла в качестве первой части в Конституцию РСФСР 1918 г. В первых двух пунктах были следующие основополагающие позиции: 
1) Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам. 
2) Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация советских национальных республик. 

Таким образом, на III Всероссийском съезде Советов, высшем органе пролетарской диктатуры, было окончательно оформлено федеративное устройство объединения советских национальных республик (РСФСР). Позиция большевиков в национальном вопросе выразилась и в признании национальной государственности народов Российской империи, в том числе и тех, кто не имел исторического и политического опыта такой самостоятельности. Это выразилось в последующем в создании советских республик в Украине, Белоруссии, Закавказской Федерации, в Туркестане, а также предоставления широкой автономии башкирам, татарам, казахам, народам Поволжья и Северного Кавказа.

Большевики и мусульмане России

Важным вкладом в дело освобождения мусульманских народов Востока и азиатских окраин Российской Империи стала принципиальная позиция большевиков в деле предоставления им всех равных прав и свобод и в призыве к освобождению их от пут колониального угнетения. В Декларации прав народов России от 2 (15) ноября 1917 г. и в обращении Совнаркома «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября (3 декабря) 1917 г. Советская власть провозгласила отказ от империалистической политики, проводившейся царским и Временным правительствами, и заявила о желании строить отношения с колониальными и зависимыми народами на началах равноправия и взаимного уважения. Оба документа оказали огромное влияние на мусульманское население, как на территории бывшей Российской империи, так и в исламских странах.

Возвращение мусульманам списка Корана халифа Османа (конфискованного в свое время царскими властями) на съезде мусульман в Петрограде в декабре 1917 г., мечети Караван-Сарай в Оренбурге и башни Суюмбике в Казани, а также другие подобные жесты на Кавказе и в Средней Азии произвели должное впечатление на колеблющуюся часть мусульман. Проводились съезды мусульман, на которых революционеры — большевики, левые эсеры, левые джадиды — сидели рядом с муллами. Нередко в пропаганде большевиков проводился тезис о совместимости и взаимодополняемости шариата и коммунизма. Ввиду этого часть мусульманского духовенства даже выдвинула лозунг “За советскую власть, за шариат!”». Джон Хоскинг пишет: «Мусульман приводили в ярость колебания Временного правительства, отклонившего требование Всероссийского Съезда мусульман о создании их собственных системы образования, религиозных и военных институтов. Как бы в противоположность деятельности Временного правительства, большевики начали свою восточную политику декларацией “Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока”…».[5]

Не вызывает возражений следующее мнение Дж. Хоскинга: «Взаимоотношения большевизма с исламом были противоречивыми. Атеизм марксистов несовместим со строгим монотеизмом ислама в принципе. Тем не менее, многие политически активные мусульмане примкнули к тем или иным социалистическим течениям за последние десять лет перед (Октябрьской. — А.К.) революцией. Отчасти это объяснялось сугубо прагматическими соображениями: после событий 1905 г. мусульмане увидели в социализме политическое течение, способное организовать подпольную партию, мобилизовать массы и создать реальную угрозу правительству их угнетателей… Но было и еще одно соображение основополагающего значения, сделавшее возможным принятие социалистических идей мусульманской интеллектуальной элитой: социалистическая теория обещала им братство и равенство всех народов в борьбе с западным империализмом».[6] Первыми национальными административно-территориальными образованиями РСФСР стали именно республики мусульманских народов. В 1918–1921 гг. были образованы (в хронологической последовательности) Туркестанская, Башкирская, Татарская, Киргизская (с 1925 г. — Казахская), Горская, Дагестанская (две последние — одновременно) и Крымская автономные советские социалистические республики. В 1920 г. на территории бывшей Российской империи в Средней Азии возникли Хорезмская и Бухарская народные республики, в Закавказье — Азербайджанская ССР.

Огромная агитационная деятельность большевиков, их политическая принципиальность в деле предоставления независимости всем народам и их борьба против империализма и колониального угнетения создали условия для быстрого распространения их влияния и появления организаций РКП(б) в среде мусульманских и «туземных» народов. Их гибкая политика и декларации о свободе совести сформировали прочную основу для Советской власти во всех восточных и азиатских окраинах Империи. Кроме этого, это означало на практике получение большевиками военной и политической силы в борьбе против контрреволюции и иностранной интервенции Германии, Турции и стран Антанты.

Так, в июне 1918 года в Казани на I Конференции мусульманских коммунистов, организованной Центральным мусульманским комиссариатом, была учреждена Российская Мусульманская Партия Коммунистов (РМПК). Новая партия входила на федеративных началах в состав РКП(б) до марта 1919 года. Лидерами РМПК были М. Вахитов, М. Султан-Галиев и Б. Мансуров. По решению I Съезда коммунистов-мусульман в ноябре 1918 года партия была преобразована в мусульманские комитеты РКП(б). Еще ранее, 15 февраля 1918 года, коллегия Наркомата по делам национальностей решила, что возможно создание национальных частей, после чего Сталин разрешил формировать мусульманские части Красной Армии. Наибольший эффект эта политика большевиков дала в Поволжье, на Урале и в Сибири, меньший — в Крыму и на Северном Кавказе. 
20 ноября 1918 года приказом № 276 председателя Реввоенсовета Республики Л. Д. Троцкого при нём была учреждена Центральная мусульманская военная коллегия во главе с М. Султан-Галиевым. В конце 1918 – начале 1919 г. Центральное бюро коммунистических организаций народов Востока направило своих представителей в районы скопления военнопленных и других категорий турецкого населения. Главным лозунгом в их деятельности был призыв «Организуйтесь и зажигайте пожар социальной революции в Турции!». Это ещё раз показывает, какое внимание большевики уделяли делу развития мировой революции в сопредельных мусульманских странах и в колониях европейских империй.

Данная линия нашла свое более сильное отражение и окончательное организационное оформление в работе Бакинского съезда народов Востока, состоявшегося в сентябре 1920 года, о котором мы скажем подробнее чуть позже.

Роль национального вопроса в победе большевиков в Гражданской войне

Наконец, правильная позиция большевиков в национальном вопросе привела к победе Советской власти в Гражданской войне. Важнейшим фактором стало отношение к воюющим сторонам народов Поволжья и Урала, которые не поддержали как «демократическую контрреволюцию» в лице меньшевистско-эсеровского Комуча и Директории в 1918-м, так и белогвардейское правительство Колчака в 1919-м. Более того, на территориях, где проживали эти народы, возникали постоянные восстания, создавались зеленые и красные повстанческие отряды. И напротив, районы и губернии с «инородцами» стали базой для пополнения войск Красной Армии и опорой Советской власти. По сути, это и определило поражение белых.

Отказ деятелей контрреволюции и белого движения дать широкую национальную автономию и признать независимость окраин бывшей империи привёл к отпадению от их лагеря даже татарских, башкирских и казахских буржуазных националистов и интеллигенции. И наоборот, провозглашение большевиками и Советским правительством полных свобод для всех народностей и предоставление права на культурную и политическую автономию и на возможное отделение в качестве независимых государств привели к успешным переговорам с представителями националистических партий, которые в итоге поддержали красную Москву. 

Например, с приходом к власти в белом движении адмирала Колчака в конце 1918 года казахские автономисты потеряли всякую надежду на сохранение казахской независимости и начали искать пути для переговоров с побеждающей Советской властью. Со стороны нового режима была проявлена заинтересованность в сотрудничестве с националистической партией «Алаш», которая контролировала большинство казахского населения. 5 ноября 1919 г. Реввоенсовет за подписью командующего М. Фрунзе объявил амнистию «Алаш-Орде», освободив от ответственности всех бывших вооружённых противников. В 1920 г. «Алаш-Орда» вошла в состав Киргизского (Казахского) революционного правительства с утратой всех своих ранее принятых законов, и как таковая партия закончила своё существование.

Отсутствие у лидеров белого движения внятной политики в отношении религиозных и национальных меньшинств способствовало росту популярности большевиков. Так, в Крыму татарская партия «Милли-Фирка» некоторое время сотрудничала с Деникиным, но он разогнал созванный ею курултай (национальное собрание), чем решил пресечь всякие попытки создания крымской автономии. В результате, в Крыму возникли подпольные отряды мусульман под руководством «красно-зеленого» бюро РКП(б), а при освобождении Крыма от Врангеля в ноябре 1920 г. в составе войск М. В. Фрунзе действовал конный полк крымских татар. Также как ранее роспуск Колчаком мусульманских воинских формирований привел в начале 1919 г. к переходу многих их участников на сторону большевиков.

Похожие процессы происходили и на Кубани и Северном Кавказе, где неминуемо происходил раскол и затем прямое противостояние части казачества, настроенного на создание автономной республики, и горских народов с армиями Деникина, а затем и Врангеля в 1918-1920 годах, что и стало причиной крушения тыла, а затем самого фронта контрреволюционных сил юга России. В такую же ловушку попали белые армии и в Украине, воюя с войсками Петлюры, а также отказавшись признать появление независимого Польского государства.

Именно нежелание победы монархически настроенных белых русских генералов стало важным в решении «начальника» Польши Пилсудского отказать в военной поддержке походу Деникина на Москву осенью 1919 года. Это и дало возможность большевикам стянуть силы Красной Армии с западных границ РСФСР и сосредоточить их для разгрома белоказачьих банд атамана Мамонтова. В свою очередь, поход польских войск уже весною 1920 года и оккупация части Украинской ССР и Белорусской ССР также обернулись поражением для них из-за национального подавления и притеснения белыми панами украинцев и белорусов.

Национальные секции РКП(б), в том числе из числа немецких и венгерских военнопленных, сыграли выдающуюся роль в формировании кадровых основ разных коммунистических партий, например, Венгерской, которая во главе с Бела Куном уже в марте 1919 года приняла участие в формировании Советской республики в Будапеште. Поэтому это ещё раз говорит о неотделимости для большевиков вопросов национального освобождения и самоопределения от вопросов интернациональной революционной борьбы пролетариата против капитала.Сегодня мало освещается и важность для военной победы Советской власти участия в составе Красной Армии (РККА) национальных и интернациональных частей корейских и китайских рабочих, воевавших на всех фронтах, латышских, эстонских и финских полков, башкирской конницы и татарских бригад, а также подразделений из числа бывших немецких и австро-венгерских военнопленных.

Определяющую роль эти секции сыграли и в распропагандировании солдат интервентов стран Антанты в Одессе, Архангельске, Владивостоке. Эта работа по революционному разложению иностранных войск была проведена настолько успешно, что после ряда восстаний на флоте и отказа стрелять на фронте французские и английские империалисты вынуждены были отозвать свои армейские контингенты в конце 1919 года. Это вкупе с международной кампанией солидарности профсоюзов и пролетариата США, Англии, Франции и других стран с Советской Россией и определило полный провал иностранной интервенции.

Ещё осенью 1918 года В. И. Ленин в беседе с одним из деятелей революционного движения в Азербайджане Дадашем Буниатзаде говорил, что «потеря 26 комиссаров во главе с тов. Степаном не должна остановить начатого нами дела, нужно собрать снова силы и перевоспитать обманутых меньшевиками и эсерами рабочих и крестьян Азербайджана и освободить их».[7] Тогда же Буниатзаде сообщал Ленину о том, что азербайджанские коммунисты придерживаются различных точек зрения относительно будущего государственного устройства республики: одни за создание в Азербайджане Советской социалистической республики, другие предлагают разделить Азербайджан на губернии, а последние — присоединить к РСФСР. Буниатзаде вспоминал: «Ильич по этому поводу прямо сказал, что первое мнение о создании самостоятельной республики правильно, а второе является колонизаторством и даже глупостью».[8] Национальные комиссии при Наркомате национальностей совместно с партийными и военными органами сыграли важную роль в становлении советских республик в Эстонии, Латвии и Литве в конце 1918 – начале 1919 годов. Отдельные комиссариаты создавались и в отношении мусульманских народов, помогая им в укреплении автономных республик. Здесь важную роль всегда играл Ленин, который всегда постоянно подчеркивал необходимость поддержки процессов создания национальных государственных образований, даже в период наивысшего обострения гражданской войны.

Подпольная общебакинская партийная конференция большевиков, состоявшаяся 2 мая 1919 года, выдвинула лозунг «Независимый Советский Азербайджан», противопоставленный независимости Азербайджанской Демократической Республики. Большевистская газета «Фугара садаси» («Голос бедноты») 17 августа сообщала, что идея создания Азербайджанской Советской республики одобрена В. И. Лениным. Как пишет Исаак Минц, «Лозунг „Независимый Советский Азербайджан“ помогал мобилизовать широкие массы азербайджанских рабочих и крестьян на борьбу за власть Советов, разоблачать мусаватистов, как ставленников иностранного империализма и предателей национальных интересов азербайджанского народа».[9] 

Аналогичную позицию занимали большевики и при образовании Украинской ССР и Белорусской ССР, в противовес националистическим образованиям местных меньшевиков, получивших военную и политическую поддержку сначала от германского империализма, а затем от стран Антанты. Все эти факты позволяют говорить, что именно национальная программа большевистской партии и политика Советской власти в деле безусловного и прямого обеспечения права народов бывшей Российской империи на самоопределение сыграли решающую роль в политическом завоевании масс национальных окраин, в окончательной победе над силами контрреволюции, в расширении и распространении национально-освободительной и революционной борьбы в странах Европы, Азии и Ближнего Востока.

Бакинский съезд народов Востока 1920 года

Ещё не закончились бои на полях Гражданской войны, как в сентябре 1920 года удалось собрать I съезд народов Востока, в котором участвовали уже и представители многих других стран. Решение провести этот съезд в Баку было принято в конце июня 1920 года Исполкомом Коминтерна и ЦК РКП(б). Было создано организационное бюро по подготовке съезда, в которое вошли Серго Орджоникидзе, Елена Стасова, Нариман Нариманов и Ашот Микоян.

Это был съезд не только коммунистов, но и беспартийных, антиимпериалистически настроенных национальных деятелей, представителей широких масс трудящихся и их организаций. В нём приняли участие представители 37 национальностей, в том числе из Афганистана, Египта, Индии, Персии, Китая, Кореи, Сирии, Турции и других стран, треть из них не была коммунистами. Это была важная работа большевиков по привлечению представителей молодой интеллигенции угнетенных народов, которые в последующем стали основателями коммунистических партий или дружественных СССР организаций в своих странах.

У. Фостер так описывает эти события: «Вскоре после конгресса Коминтерна, в сентябре 1920 года, состоялась конференция колониальных народов в Баку, в которой участвовали представители 37 народов. Конференция получила наименование съезда народов Востока. В числе 1891 делегата было 235 турок, 192 перса, 157 армян, 100 грузин, много китайцев, индийцев и представителей других народов. Принятые три важные резолюции выражали генеральную ленинскую линию в отношении к антиимпериалистической борьбе в колониальных странах. Был избран Совет из 47 человек, представлявших 20 различных национальностей, и издана газета «Народы Востока»».[10]

Съезд под председательством Г. Зиновьева и К. Радека, которые выступали от имени ЦК РКП(б), работал неделю и принял ряд важных решений, выразил солидарность с тезисами состоявшегося за месяц до этого II конгресса Коминтерна по национальному и колониальному вопросам. Были одобрены и вскоре опубликованы воззвание к народам Востока с призывом к борьбе против колонизаторов и воззвание к трудящимся Европы, Америки и Японии с призывом поддержать освободительное движение народов Востока.

На съезде выступили представители компартий Европы и Америки: Бела Кун (Венгрия), Джон Рид (США), Томас Квелч (Англия), Россмер (Франция), представители многих народов Востока. Ленин дал весьма высокую оценку этому съезду. В своей речи 15 октября 1920 года на совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии, говоря о II конгрессе Коминтерна и съезде народов Востока в Баку, он отметил, что «это те международные съезды, которые сплотили коммунистов и показали, что во всех цивилизованных странах и во всех отсталых восточных странах большевистское знамя, программа большевизма, образ действий большевиков — есть то, что для рабочих всех цивилизованных стран, для крестьян всех отсталых колониальных стран является знаменем спасения, знаменем борьбы, что действительно Советская Россия за эти три года не только отбила тех, кто бросался, чтобы её душить, но и завоевала себе сочувствие трудящихся во всем мире, что мы не только разбили наших врагов, но мы приобрели и приобретаем себе союзников не по дням, а по часам».[11]

В последующем уже в январе 1922 года в Москве собрался I съезд трудящихся Дальнего Востока. Созданный в 1921 году в Москве Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) при Коминтерне подготовил для колониальных народов тысячи политических руководителей. В разные годы в КУТВ, упразднённом в 1938 г., обучались представители 73-х национальностей из десятков стран мира.

В числе 21 условия приема в Коминтерн от 30 июля 1920 г., разработанных В. И. Лениным, указывалось, что партия, желающая принадлежать к III Интернационалу, «обязана беспощадно разоблачать проделки “своих” империалистов в колониях, поддерживать не на словах, а на деле всякое освободительное движение в колониях, требовать изгнания своих отечественных империалистов из этих колоний…».[12]

Роль этого мероприятия 1920 года в Баку трудно переоценить. Именно после съезда народов Востока во всех колониальных странах начался процесс создания коммунистических партий. Коммунистические партии в Турции, Индии и Индонезии были образованы в 1920 году, в Китае — в 1921 году, в Японии — в 1922 году, в Малайе, во Вьетнаме и на Филиппинах — в 1930 году, в Бирме — в 1939 году. Коммунистические партии возникли также во многих других странах Ближнего и Среднего Востока, но большая часть из них находилась на нелегальном положении. Во всех этих странах развернулась активная работа по созданию и развитию профсоюзов. Одновременно с помощью Коммунистического Интернационала шло создание коммунистических партий в полуколониальных странах Латинской Америки.

Помимо этого, на международной арене Советское правительство открыто и яростно выступило против сговора империалистов стран Антанты и США после окончания Первой мировой войны в деле нового передела колоний в Азии и на Ближнем Востоке. Совнарком обнародовал в 1920 году заявление с осуждением мандатной системы в отношении бывших немецких и турецких колоний как неприемлемого элемента в системе международных отношений: «И когда говорят о раздаче мандатов на колонии, мы прекрасно знаем, что это — раздача мандатов на расхищение, грабеж, что это — раздача прав ничтожной части населения земли на эксплуатацию большинства населения земного шара».[13]

Эти действия Советского правительства и РКП(б) способствовали прорыву изоляции и блокады вокруг РСФСР и заключению договоров в 1919 – 1921 годах с Персией, Афганистаном и Турцией. Нельзя отказать в справедливой оценке ситуации, сложившейся на Востоке, И. В. Сталину, писавшему в 1921 г. в работе «Октябрьская революция и национальная политика русских коммунистов»: «Коренное улучшение отношений Турции, Персии, Афганистана, Индии и прочих восточных стран к России, считавшейся раньше страшилищем этих стран, представляет из себя факт, против которого не решается теперь спорить даже такой храбрый политик, как лорд Керзон».[14]

Новый характер отношений между Советской Россией и кемалистской Турцией также резко менял соотношение сил на Ближнем Востоке. Подтверждением этому может служить требование премьер-министра Великобритании Д. Ллойд-Джорджа к советской стороне отказаться от поддержки кемалистов, которое он выдвинул на торговых переговорах в Лондоне летом 1920 г. в качестве одной из «предпосылок торговых сношений». 

Как писал Г. Астахов в своей работе «От султаната к демократической Турции» в 1926 году, «ориентация на Советскую Россию оправдала себя даже в глазах тех элементов, которые вначале относились к «союзу с большевиками» с неприязнью. В настоящее время о помощи, которую оказывала и оказывает Советская Россия национальному движению Анатолии, знает каждый крестьянин. Политическая поддержка со стороны Советской России, особенно наглядно выразившаяся в нашем требовании приглашения Турции на Генуэзскую конференцию, также достаточно ясна. Усвоено также и различие между старой Россией, мечтавшей о Дарданеллах, и новой, отказавшейся от капитуляций, долгов и даже части территории. Как отметил официоз «Хакимиет-Миллие», «русский мужик протянул свою мозолистую руку турецкому крестьянину. Оба народа хорошо узнали друг друга и восстали против общего врага»».[15]

Лидеры национально-освободительных движений, не имевшие к марксистско-ленинскому учению никакого отношения, не могли не видеть в большевиках своих союзников. Так, Сирийский комитет единения арабов в декабре 1920 г. заявлял: «Правительство Ленина и его друзей и поднятая ими Великая Революция для освобождения Востока от ига европейских тиранов почитаются арабами великой силой, способной дать им счастье и благополучие. Счастье и покой всего мира зависит от союза арабов и большевиков… Да здравствует Ленин, его товарищи и советская власть! Да здравствует союз всего ислама с большевиками!».[16]

Находясь под влиянием таких же настроений, ведущий идеолог арабского национализма и лидер сирийских друзов эмир Шакиб Арслан в 1927 г. признавал, что «Ленин был первым, кто внушил пролетариату чувство братской дружбы к народам колоний, и коммунисты были первыми, кто распространял эту идею и применил ее на практике».[17]

Дискуссия об автономизации и образование СССР

Интернационализм большевиков не был декларативным и применялся жёстко и повседневно на практике в рамках социалистического строительства и всей внешней и внутренней политики. Принципиальная позиция Ленина наиболее полно отразилась в дискуссии об автономизации, то есть о вопросах дальнейшего развития объединения Советских республик, возникших на обломках бывшей Российской империи. Первый руководитель Советского государства открыто выступил тогда против сторонников урезания прав независимых национальных республик: Украинской ССР, Закавказской СФСР, Белорусской ССР и включения их в качестве автономий в состав РСФСР.

Сам термин «автономизация» возник в связи с работой комиссии, созданной по решению ЦК РКП(б) в августе 1922 для выработки предложений по объединению в единое государство независимых советских республик. В работе комиссии принимали участие: И. В. Сталин (председатель, нарком национальностей), Г. И. Петровский, А. Ф. Мясников, С. М. Киров, Г. К. Орджоникидзе, В. М. Молотов, А. Г. Червяков и др. План автономизации, предложенный Сталиным и принятый комиссией, предполагал провозглашение РСФСР государством, в которое входят на правах автономных республик УССР, ЗСФСР, БССР; соответственно высшими органами власти и управления в стране должны были стать ВЦИК, СНК и СТО РСФСР. 

Текущие же взаимоотношения, сложившиеся к этому времени между независимыми республиками, строились на основе равноправных договоров о военно-политических и экономических союзах. Задачи укрепления обороны, восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства по пути социализма, политического, экономического и культурного подъёма всех национальностей требовали более тесного сплочения советских республик в единое многонациональное государство. Вопрос о политической форме многонационального советского социалистического государства и был главным в работе комиссии ЦК партии.

В. И. Ленин, ознакомившись с материалами комиссии и побеседовав с рядом товарищей, направил 26 сентября 1922 письмо членам Политбюро ЦК РКП(б), в котором выступил с принципиальной критикой плана автономизации Сталина, выдвинул и обосновал идею образования союзного государства на основе полного равенства всех независимых советских республик: «Мы признаем себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию», — писал Ленин. Он подчёркивал, что надо не уничтожать независимость республик, а создать «ещё новый этаж, федерацию равноправных республик».[18]

6 октября 1922 Ленин направил в Политбюро ЦК партии записку, в которой категорически настаивал на равноправном представительстве всех союзных республик в руководстве общефедеральным ЦИКом. Ленинский план создания Союза Советских Социалистических Республик лёг в основу нового проекта комиссии, который был доложен Сталиным и утверждён Пленумом ЦК РКП(б) 6 октября 1922 года. 

К критике плана автономизации Ленин вернулся в одном из своих последних писем — «К вопросу о национальностях или об «автономизации»». Ленин писал, что «…вся эта затея, «автономизация», в корне была неверна и несвоевременна»[19], что она может принести только вред, извращая в духе «великодержавного шовинизма» идеи объединения советских республик. Проект нарушал принцип самоопределения наций, предоставляя независимым республикам лишь право автономного существования в пределах РСФСР.

Ленин выступал против чрезмерного централизма в вопросах объединения, требовал максимального внимания и осторожности в решении вопросов национальной политики. Объединение республик, по его мнению, должно осуществляться в такой форме, которая действительно обеспечит равноправие наций, укрепит суверенитет каждой союзной республики: «Следует оставить и укрепить союз социалистических республик; — писал Ленин, — об этой мере не может быть сомнения. Она нам нужна, как нужна всемирному коммунистическому пролетариату для борьбы с всемирной буржуазией и для защиты от её интриг».[20]

Письмо Ленина было оглашено на заседании руководителей делегаций 12-го съезда РКП(б) в апреле 1923 года, его указания легли в основу резолюции съезда «По национальному вопросу».

В итоге за союзным центром сохранялись функции общей внешней политики, общего экономического пространства, строительства единых вооружённых сил. Также вводилось единое для всех союзное гражданство. За республиканскими властями оставался приоритет в решении ряда вопросов внутренней политики. Ленину также удалось включить положение о праве республик на самоопределение и выход из состава Союза, которое так возмутило Путина в январе 2016 года. 30 декабря 1922 года союзный договор был, наконец, заключён…

В самом СССР в разное время появились новые независимые союзные республики: Карело-Финская ССР, Молдавская ССР, Казахская ССР, Киргизская ССР, Таджикская ССР, Туркменская ССР. В 1940 году была восстановлена Советская власть в республиках Прибалтики: Эстонская ССР, Латвийская ССР, Литовская ССР, а в составе РСФСР и союзных республик возникло множество новых национальных автономных образований, краев и областей. В результате большевистской национальной политики более ста народов и народностей получили свою письменность, образование, литературу, искусство, науку и возможность самостоятельного развития. 

Образование в результате Великой Октябрьской Социалистической революции сначала РСФСР, а затем и СССР в целом послужило невероятным в истории толчком в культурном, социальном и экономическом развитии всех народов бывшей империи, особенно её окраин, включение их всех в социалистическое строительство. В международном масштабе это событие стало прорывом целого звена размером 1/6 части земной суши в цепи стран международного капитализма, и ребром поставило вопрос освобождения трудящихся и угнетенных народов во всём мире.

История китайской революции 1949 года, антиколониальной революции 50-70-х годов и национальных революционных движений второй половины XX века показывает со всей очевидностью историческую и политическую силу идей большевизма, способствовавших разрушению старых империй и всей мировой колониальной системы. Само существование Советского Союза обеспечивало в международном масштабе право наций на самоопределение, закрепленное потом в уставе ООН. В результате того великого импульса, данного в октябре 1917 года в России, две трети населения земли получило свою национальную независимость и государственность.

В последующем коммунистические партии в Восточной Европе после Второй Мировой Войны пытались использовать опыт образования большевиками Союза республик, что выразилось в появлении Социалистической Федеративной республики Югославии, в попытках образования Балканской Социалистической Федерации из числа Болгарии, Югославии, Албании и Румынии. Это ещё раз показывает, что после завоевания власти трудящимися открывается небывалое поле как для национального развития, так и для формирования свободных федераций равноправных республик.

Даже после победы контрреволюции и крушения СССР и социалистического лагеря успешный опыт русских большевиков всегда будет привлекательным примером для трудящихся, угнетённых народов и будущих поколений революционеров. Выводы, которые сделал Ленин и его соратники в отношении Соединенных Штатов Европы, как реакционного объединения капиталистов, сейчас находят своё отражение в современной политике и на примере нынешнего Европейского Союза.

Буржуазная пропаганда против ленинской национальной политики в современной России

После реставрации капитализма в современной России и в республиках СНГ идёт постоянная работа по уничтожению всех демократических преобразований, проведённых большевиками, в том числе и в национальной сфере. Так, 21 января 2016 года на совещании, посвящённом развитию науки в Москве, президент России Владимир Путин обрушился на Ленина, назвав его разрушителем Советского Союза. Подобный тезис был повторен им через несколько дней во время совещания руководителей и активистов отделений «Народного Фронта» в Сочи.

По его словам, якобы Ленин и большевики заложили под здание России «атомную бомбу» в виде новой национальной политики во время дискуссии об автономизации в 20-е годы, дав равные права национальным окраинам бывшей империи и свободу создания национальных государственных образований с возможностью отделения. Добровольный союз был создан, оказывается, в ущерб интересов России и русских, и в итоге разрушился.

«Преступлением» основателя СССР, по словам Путина, является также и то, что он прервал поступательное развитие страны, уничтожив молодой нарождающийся капитализм, и провёл беспощадные репрессии в отношении духовенства, дворянства и интеллигенции, убив царскую семью и других представителей династии Романовых. Не менее опасными и утопичными идеями для Кремля оказались и лозунги о «мировой революции». По сути, по мнению президента РФ, во всех бедах виновата сама Октябрьская социалистическая революция и, соответственно, её вожди, толкнувшие народные массы на путь безответственных экспериментов. 

Подобные выпады против первого руководителя советского государства не случайны, так как именно он и его большевистская партия являются олицетворением пролетарского интернационализма, удачным примером возможности осуществления революционных социалистических изменений в пользу большинства. Да и сам СССР был антиподом разрушенной Российской империи, рабочим государством с равноправным объединением республик и общественной собственностью на средства производства.

На первый взгляд, абсурдные обвинения Ленина и его соратников на самом деле несут в себе серьёзную подоплеку и основу в современной политике нарождающегося российского империализма, заинтересованного в ревизии и пересмотре исторических итогов развития стран бывшего Советского Союза и созданных автономных республик в составе РСФСР, с целью пересмотра их границ и изменения их статуса.

Начав дискуссию о вредности ленинской национальной политики, повлекшей якобы разрушение страны, Путин тем самым поднимает тему постепенного восстановления унитарности и ликвидации прав национальных автономий в составе нынешней России. И это касается не только политических, юридических и культурных вопросов, но и вопроса перераспределения ресурсов и возможности ещё большей эксплуатации московскими олигархами богатых недр территорий краёв и автономных республик.

В условиях усиливающейся блокады и санкций, падения мировых цен на нефть, обострения межимпериалистической борьбы на мировой арене за рынки сбыта, за доступ к источникам сырья, и, наконец, потребности в политическом выживании, Кремль будет стремиться к ещё большему урезанию свобод автономий, главы которых уже стали номинальными назначенцами. Это уже не равноправное объединение народов, в рамках капитализма невозможное, но сознательное угнетение и новое закабаление окраин.

События в Украине также изменили прежний status cuo на постсоветском пространстве. Начали обостряться прежние и образовываться новые конфликты между республиками, как, например, в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года. Можно сказать, что стала подрываться стабильность и режимов бывшей советской Центральной Азии, а также протурецкого Азербайджана.

Это ещё раз говорит, что на сегодняшний момент история борьбы за национальное освобождение, невозможное без борьбы против капитализма, как и за право на самоопределение, вовсе не закончилась, но она тесно связана с борьбою за социализм, и, естественно, не имеет ничего общего с разными империалистическими планами. Жизненность большевистских идей подтверждается сейчас каждый день, как и необходимость нового революционного подъема трудящихся всех стран за свое социальное и политическое освобождение, за новое равноправное объединение народов! 

Айнур Курманов

[1] В. И. Ленин: О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ, ПСС, том. 25, стр. 269

[2] В. И. Ленин: О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ, ПСС, том. 25, стр. 286

[3] В. И. Ленин: ИТОГИ ДИСКУССИИ О САМООПРЕДЕЛЕНИИ, ПСС, том. 30, стр. 39

[4] В. И. Ленин: О ЛОЗУНГЕ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ ЕВРОПЫ, ПСС, том. 26, стр. 352

[5] Хоскинг Дж. История Советского Союза. 1917–1991. М., 1994, с. 112

[6] Хоскинг Дж., с. 112.

[7] История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1963. — Т. 3, часть 1. — С. 182.

[8] Траскунов М. Б. Подвиг во имя интернационализма: Из истории революционного содружества трудящихся России и Закавказья, 1917-1922. — Мераны, 1979. — С. 123.

[9] Минц И. И. Победа советской власти в Закавказье. — Мецниереба, 1971. — С. 393.

[10] Уильям З.Фостер «История трех интернационалов» (М.1959), С. 182.

[11] В.И. Ленин: РЕЧЬ НА СОВЕЩАНИИ ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ ИСПОЛКОМОВ, ПСС, том. 41, стр. 357

[12] В.И. Ленин: ТЕЗИСЫ КО II КОНГРЕССУ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА, ПСС, том. 41, стр. 207

[13] В.И. Ленин: ДОКЛАД НА II СЪЕЗДЕ КОММ. ОРГАНИЗАЦИЙ НАРОДОВ ВОСТОКА, ПСС, том.39, стр. 327

[14] И.В. Сталин: Октябрьская революция и национальная политика русских коммунистов, том. 5., стр. 116

[15] Астахов Г. От султаната к демократической Турции. М.—Л., 1926, с. 7–8.

[16] Васильев А.М. Россия на Ближнем и Среднем Востоке: от мессианства к прагматизму. М., 1993, с. 14.

[17] История Востока. Т. V, с. 44.

[18] В.И. Ленин: ОБ ОБРАЗОВАНИИ СССР, ПСС, том. 45, стр. 211 — 212

[19] В.И. Ленин: К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОСТЯХ ИЛИ ОБ «АВТОНОМИЗАЦИИ», ПСС, том. 45, стр. 356

[20] В.И. Ленин: К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОСТЯХ ИЛИ ОБ «АВТОНОМИЗАЦИИ», ПСС, том. 45, стр. 356
Просмотров 2023
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру