Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Очередной бюллетень (№151) о жизни зарубежных компартий

Дата: 07.07.2017 г. Добавил: hakimich
]]>Печать]]> E-mail
Ниже представлены публикации коммунистических партий Турции и Греции, посвященные предстоящему юбилею - столетию Великой Октябрьской Социалистической Революции.
 Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия - только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

Турция - http:// www. kp.org. tr/, www. kp-almanya. org/, http: //www. komunistgenclik. org/

В связи с приближающимся юбилеем – столетием Великой Октябрьской Социалистической Революции Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Турции

Кемаль Окуян представил статью под заголовком «Октябрьская революция и авангардная партия. Некоторые исторические и теоретические выводы».


 

Когда Россия после 1905 года снова столкнулась с реальностью революции в феврале 1917 года, тех, кто утверждал, что «рабочий класс под руководством большевиков за восемь месяцев возьмёт власть и начнется социалистическое строительство» объявляли сумасшедшими.

Несомненно, рабочий класс не был силой, которую можно было бы не принимать всерьез, а большевики не были незначительной организацией. Исторический сдвиг, придавший русской революции социалистический характер в октябре 1917 года, не возник из ничего. Он стал результатом опыта, приобретенного за долгие годы. Тем не менее, факторы, превратившие партию большевиков, авангардную организацию рабочего класса, в правящую партию заслуживают дальнейшего изучения. Схема революции, безусловно, один из аспектов дискуссии. Революции – это экстремальные социальные потрясения, когда существующий политический баланс сил быстро меняется, поляризация в обществе ускоряется и вовлекаются социальные слои, которые до этого не ощущали напряжения классовой борьбы. Еще более важно то, что революции высвечивают глубокий кризис правящего класса. Низы не хотят жить как прежде, а правящий класс уже не в состоянии управлять, и эти две особенности подпитывают друг друга. Революционная ситуация означает в первую очередь кризис государственного аппарата. Речь идет о конкретном историческом периоде, когда, несмотря на все попытки, внутренняя гармония класса капиталистов не может быть обеспечена, и, следовательно, для рабочего движения открывается новое большое пространство для маневра. В этот исторический период всего нескольких дней может быть достаточно для политических изменений, которые в обычных условиях потребовали бы многих лет. Так и случилось в России в 1917 году. Это замечательный период, резко отличающийся от возни с избирательными бюллетенями и парламентом.

1917 год был временем реальной свободы, когда слова и дела рабочего класса и бедных крестьян приобрели значимость, вооруженные рабочие патрулировали улицы, и солдаты целыми подразделениями могли вливаться в ряды рабочего класса. Только присутствие главной движущей силы, авангардной партии, способной оценить этот интенсивный особый период, определить требования процесса и дать верные ответы на возникающие новые вопросы, позволило не растратить впустую историческую энергию в России в 1917 году. В противном случае восторжествовала бы контрреволюция или русская революция выдохлась бы, оказавшись в руках либерально-реформистской коалиции. В этом смысле полезно определить характеристики динамичной, постоянно отслеживающей ситуацию революционной партии, принявшей русскую революцию от тех, кто был готов разрушить её, воспользовавшись некоторыми событиями, происходившими в ходе Октябрьской социалистической революции 1917 года. Настоящая статья написана, чтобы подчеркнуть отличительные характеристики «авангардной партии рабочего класса», некоторые из которых были упущены.

В революционной ситуации авангардная партия рабочего класса обретает новую жизнь. «Чудес в природе и в истории не бывает, но всякий крутой поворот истории, всякая революция в том числе, дает такое богатство содержания, развертывает такие неожиданно-своеобразные сочетания форм борьбы и соотношения сил борющихся, что для обывательского разума многое должно казаться чудом». Так Ленин описал в марте 1917 года в «Правде» («Письма из далека») исключительность революционных периодов. Может ли революционный инструмент, созданный, чтобы способствовать переходу власти к рабочему классу, не измениться в таком историческом периоде?

Если не рассматривать авангардную партию рабочего класса как бюрократическое учреждение и не быть в плену «парламентских» иллюзий о возможности расширения социальной базы партии в линейной и устойчивой манере, ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. Авангардная партия не может выполнить свою историческую задачу, не перестроившись в революционной ситуации. Предшествующие борьба, подготовка и опыт партии являются фактически залогом огромного жизненно важного преобразования, которое придется осуществить в период революционной ситуации.

Октябрьская революция является наилучшим свидетельством необходимости фазового перехода в партии во время революционного созревания, когда социальные классы быстро мобилизуются, возникает новый политический климат, и ничто не должно оставаться неизменным у трудящихся. Преобразование большевистской партии в 1917 году следует рассматривать в рамках диалектики непрерывности и разрывов.

Что можно сказать в общем о содержании этого преобразования? Во-первых, авангардная партия растёт быстрее обычного, а различия между ее членами и сторонниками стираются, что в период революционной ситуации является правилом; невозможно материализовать революционный прорыв, ничем не рискуя. Речь идет о количественном росте в самом простом смысле этого слова. Хотя существует неопределенность в отношении количества членов партии до революции в России, очевидно, что темпы её роста в 1917 году были исключительно высокими, даже поразительными. Это невозможно объяснить только за счёт радикализации и политизации трудящихся масс. С марта 1917 года большевики идут на риск, смягчая условия приёма в партию и требования к её членам.

Эта гибкость относится не только к чисто количественной стороне. Рискованные решения, связанные с появлением в партии новых людей, самым крайним примером чего является приход Троцкого, были также характерны для этого периода. В новой ситуации, не желая упускать открывающиеся возможности и учитывая перспективу прихода к власти, Ленин и его товарищи пошли на включение в руководство партии некоторых людей, имевших бесспорный вес в российском рабочем движении, но ранее державшихся на расстоянии. Так, Троцкий был введен в высший орган партии сверху и в трудные дни революции исполнял важные обязанности. Прежние позиции, занимавшиеся им или другими и, что еще более важно, опасная и разрушительная роль, которую Троцкий сыграл после 1917 года, не могут бросить тень на правомерность усилий большевистской партии, стремившейся по максимуму использовать революционную энергию в 1917 году.

Большевики пошли на риск и оказались правы, поскольку количественная и качественная трансформация, о которой идет речь, определялась и другим факторами.

Стратегия партии постоянно обновлялась путем принятия специальных мер и была отточена в максимально возможной степени в период с апреля по октябрь 1917 года. Партия освободилась от шаблонов в понимании демократической и социалистической революции, которые были результатом, как истории международного рабочего движения, так и реальной истории российской социал-демократии в течение этих месяцев и всегда оказывали влияние на партию. Если бы не это просветление, обязанное во многом личному авторитету Ленина, партия, очевидно, не справилась бы со своим быстрым ростом и, что еще более важно, не смогла бы соответствовать ожиданиям рабочих, бедноты и миллионов солдат - выходцев из бедных семей. Другим вопросом, который следует подчеркнуть, является возрождение «организационной культуры». Это предохранило партию от неповоротливости или метаний туда – сюда из-за чрезмерного роста в 1917 году. Большевики работали в рамках организации, которая заботилась о преемственности, продуктивности, дисциплине и безопасности на протяжении более десяти лет, и это было связано с теорией авангардной партии, которая в наиболее развитом виде была изложена Лениным в работе «Что делать?». Они сохранили свои традиции, приспособив организационную структуру к новым условиям в революционный период. Благодаря этому, действуя быстро в условиях хаоса 1917 года, им удалось использовать имевшиеся возможности, справиться с факторами, создававшими угрозу целостности партии, как в её базе, так и в руководстве и устоять под ударами противника.

Авангардная партия это партия централизованная. Мы используем определение «демократический централизм», чтобы описать организационную структуру партий рабочего класса. Это понятие подразумевает «выборность комитетов снизу доверху и принятие решений сверху донизу». Многим движениям, в том числе и партии большевиков, пришлось в течение многих лет бороться в таких исторических условиях, которые сделали невозможным функционирование партий в точном соответствии с этим определением. Тем не менее, в силе остается необходимость для партий рабочего класса в максимально возможной степени следовать принципам, касающимся механизмов принятия решений. Кроме того нужно отметить, что авангардная партия является централизованной организацией без каких-либо оговорок и это относится не только к механизмам принятия решений и их исполнения. Основную причину этого следует искать в логике взаимоотношений между авангардной партией и собственно рабочим классом. Рабочий класс в каждой стране по многим параметрам неоднороден. Этот факт, который связан и с законом неравномерного развития капитализма, определяет идеологические, политические и культурные особенности рабочего класса. Есть различия, которые приводят к важным социальным последствиям. Это касается, например, различий между образованными и неквалифицированными рабочими, между рабочими промышленности и сферы обслуживания, между металлургами и рабочими сферы информационных технологий. Рабочий класс не является результирующей этих различий. Авангардная партия ставит в центр своей деятельности рабочий класс или его исторические интересы. Поэтому авангардная партия участвует в жизни общества, оставаясь на монистических позициях, а не переходя на плюралистические. Ее политика распространяется от общего к частному, и узость ориентации отвергается.

Сущность централизованной системы организации в этом и состоит. Она не может быть сведена к внутреннему функционированию партии. Это один из факторов, давший большевикам преимущество в 1917 году. Как и во всех революционных восстаниях, в России 1917 года рабочие массы пришли в движение и участвовали в организованных новых беспрецедентных выступлениях, проявляя множество инициатив. Это породило революционную энергию, которую использовать могла только централизованная партия. Меньшевики же и другие более мелкие, анархистские группы утратили влияние, пытаясь пристроиться к этому движению, они отошли от понимания смысла стремлений трудящихся.

Можно назвать некоторые из причин того, что меньшевики, являясь одними из самых сильных оппонентов большевиков внутри рабочего движения, оказались не в состоянии взять на себя инициативу в те моменты в 1917 году, когда сила была на их стороне. Это и полная неопределенность в вопросе о том, как действовать в сложившейся объективной реальности, и то, что они пытались учитывать каждую из различных тенденций в рабочем классе, а также сильное влияние раздробленности рабочего класса на их руководство. Естественно и большевики не избежали этого влияния. Хорошо известно, что важные расхождения во мнениях внутри ЦК партии возникали в критических обстоятельствах 1917 года. Они имели место также между ЦК и военной организацией, между ЦК и представителями Советов, между ЦК и петроградской организацией. Судя по имеющимся документам, эти разногласия даже ставили партию на грань уничтожения.

Но смятение было не свойственно большевистским традициям благодаря сильному руководству и личному авторитету Ленина. Хотя иногда и были некоторые колебания, большевики настойчиво вели рабочий класс к власти, внося коррективы в наиболее критические моменты. «Технически» безупречные действия 6-7 ноября, символом которых стало взятие Зимнего дворца, на самом деле были направлены на устранение существовавшего аппарата власти с её переходом к рабочему классу. Это, как правило, приводит к ошибочному заключению, что превосходство большевиков было обеспечено организационными решениями. Однако, большевики в центр каждой тактической инициативы ставили последовательное понимание политики и перспектив завоевания политической власти. Это было основой их организационного и оперативного потенциала. Достаточно взглянуть на то, чем была Россия в 1917 году, чтобы понять важность единства партии рабочего класса, авторитета её руководства и последовательности его действий. Многое говорит о том, что в революционной борьбе не бывает ничего абсолютно правильного или неправильного. Даже впоследствии не удаётся определить, «правильным» или «неправильным» было то или иное решение. Самое важное на данном конкретном этапе - последовательность, когда каждое решение даёт материал для следующего в рамках устойчивой стратегии.

Это может быть гарантировано сильным и устойчивым руководством. Революционная партия не может менять стратегию на каждом повороте, то и дело обновлять свое руководство и добиваться успеха, если у этого руководства нет в партии авторитета.

Самым трагическим свидетельством животворности этой особенности ленинской партии, явились события, произошедшие всего через два года после Октябрьской революции в Германии, которая считалась тогда самым значительным центром международного рабочего движения. Весьма поучительно замешательство среди спартаковцев на учредительном съезде Компартии Германии, решивших порвать с социал-демократией и создать коммунистическую партию в то время, когда немецкий рабочий класс во многих местах участвовал в восстаниях. Главные и наиболее известные лидеры движения, Роза Люксембург и Карл Либкнехт в ходе обсуждения не смогли убедить делегатов в отношении позиций, которые следовало занять на предстоящих выборах. Руководству пришлось поддержать решение, с которым оно не было согласно, и партия покатилась к трагедии, в которой вскоре она лишилась двух своих замечательных вождей.

Это пример того, как формальная демократия может превратиться в фетиш.
И ещё один немецкий пример, касающийся теории авангардной партии и пределов самостоятельных действий рабочего класса. Несмотря на то, что и Люксембург и Либкнехт всегда были на стороне революционной части немецкого рабочего движения, их наиболее значительным недостатком был скептический подход к идее «авангардной партии» и чрезмерный акцент на сугубо самостоятельных действиях рабочего класса, особенно, если речь шла о массовых забастовках.

В статье, написанной Розой Люксембург в 1918 году (Что хочет Союз Спартака) трудно отделить верное от неверного, и явно просматривается недооценка роли авангардной партии. Спартаковцы (тогдашнее левое крыло социал-демократов, на базе которого 30 декабря 1918 года была образована Компартия Германии) могут, по её мнению, взять государственную власть только в ответ на четкую, недвусмысленную волю огромного большинства пролетарских масс по всей Германии, только в случае сознательной поддержки пролетариатом взглядов, целей и методов борьбы спартаковцев. Она отмечает, что «пролетарская революция может достигнуть полной ясности и зрелости лишь поэтапно, шаг за шагом, двигаясь по тяжкому пути, через собственный горький опыт, через поражения и победы. Победа спартаковцев придёт не в начале, а в конце революции и будет означать победу многомиллионных масс социалистического пролетариата».

Цитируемый отрывок не только дает представление о роли слабости «субъективных факторов» в провале немецкой революции, но и демонстрирует преимущества понимания организации, которое было у большевиков во время Октябрьской революции.

Роза Люксембург говорила об огромном большинстве, но она, видимо, забывала, что количественные соотношения не могут быть вычислены в периоды революций, когда всё меняется ежечасно. Все революции в истории опирались на меняющуюся поддержку масс. Смена власти происходила, когда число сторонников такой смены не составляло большинства в 51%. Товарищ Розы Карл Либкнехт не имел никаких доказательств того, что огромное большинство поддерживало его, когда он объявлял перед Рейхстагом об установлении Советской власти в Германии в тот же период!

Октябрьская революция свершилась по воле миллионов рабочих, а не потому, что так хотелось «огромному большинству», критериев для измерения которого нет. Даже такая бескомпромиссная революционерка как Роза Люксембург, смертельно ненавидевшая капитализм, открещивалась от перспективы захвата политической власти, имела смутное представление о концепции авангардной партии и пыталась завуалировать тот факт, что захват власти является началом социалистической революции. Сопоставление России в 1917 году и Германии в 1919 году подтверждает вывод о том, что революция восторжествовала бы в Германии, если бы не отсутствие авангардной партии. Трудно предположить, что могло бы быть. Но ясно, что при отсутствии ленинской партии русская революция не привела бы конечном счёте к установлению пролетарской власти.

В заключение Окуян подчеркивает, что Октябрьская Революция была не просто разрывом с социал - демократией. Продолжение деятельности при сохранении названия «Коммунистическая партия» на международной арене после революции предполагает уточнение смысла существования партии рабочего класса. Коммунистическим партиям свойственны различные функции; они должны бороться за удовлетворение ежедневных требований, а также против войны, фашизма и расизма, за мир, права и свободы.

Однако всё это не отменяет сам смысл существования коммунистических партий. Коммунистическая партия это партия, действующая в интересах продвижения к социалистической революции. И всё остальное должно способствовать достижению этой цели. Это именно то, на что партия Ленина указала в 1917 году. Таким образом, путь коммунистов это путь Октябрьской революции, это путь большевистской партии.

ГРЕЦИЯ - http: //inter.kke. gr/, http: //www.rizospastis. gr/

Ещё одна статья «Значение Октябрьской революции в период перехода от капитализма к социализму-коммунизму», подготовленная в связи с приближающимся юбилеем важнейшего события в истории человечества, принадлежит Димитрису Куцумбасу, Генеральному секретарю ЦК Коммунистической партии Греции.


 

Революция 1917 года в России ознаменовала и определила судьбы миллионов людей, живших на территории первого в истории государства трудящихся, на территории СССР, и оставила свой отпечаток, сохраняющийся на протяжении многих десятилетий в каждом уголке земного шара. Октябрь продемонстрировал способность и возможность рабочего класса, как единственного подлинного революционного класса выполнить свою историческую миссию, возглавить строительство социализма и коммунизма. Великий Октябрь показал огромную силу пролетарского интернационализма. Несмотря на все то, что произошло в 1989-1991 годах после контрреволюционного переворота, 100-летняя годовщина Октябрьской революции вместе с приобретенным за эти годы теоретическим и практическим опытом и зрелостью убеждает в актуальности и необходимости социализма-коммунизма. Контрреволюционные перевороты не изменяют характер эпохи. 21-й век станет веком нового подъема мирового революционного движения и новой серии социальных революций.

Повседневная борьба за решение как отдельных, так и более общих проблем, несомненно, необходима, но она не может разрешить существенные, долгосрочные и постоянные проблемы. Социализм остаётся единственным выходом. Его необходимость следует из обострения противоречий современного капиталистического мира, мировой империалистической системы. Материальные предпосылки социализма – производительные силы, включая средства производства - созрели в недрах капитализма. Капитализм обобществил труд, производство в беспрецедентных масштабах. Рабочий класс - основная производительная сила - составляет большинство экономически активного населения. Но средства производства, продукты общественного труда остаются частной, капиталистической собственностью. Речь идет о таком противоречии, которое порождает все кризисные явления в современных капиталистических обществах, такие как экономические кризисы, загрязнение окружающей среды, проблема наркомании, большая ежедневная продолжительность рабочего времени, которая, несмотря на увеличение производительности труда, естественно, сосуществует с безработицей, неполной и частичной занятостью, усилением эксплуатации рабочей силы и многим другим. Но в то же время этот факт знаменует необходимость отмены частной собственности на средства производства, их обобществление и планомерное использование в общественном производстве, осуществление планирования экономики институтами рабочей власти, так, чтобы производственные отношения соответствовали уровню развития производительных сил.

Великая Октябрьская социалистическая революция – это первая в истории победоносная революция, освободившая рабочий класс и сохраняющая свою неугасимую энергию и сегодня. Социализм был предсказанием, а стал конкретной реальностью. Победа революции позволила обогатить теорию социалистической революции и партии. Ее уроки способствовали разработке идеологической и политической основы для создания Коммунистического Интернационала, для нового развития международного коммунистического движения. Бесценно теоретическое наследие Октября, обогащенное опытом социалистических революций, произошедших позднее. На практике была подтверждена правильность марксистско-ленинской теории революции, явившейся результатом всестороннего систематического анализа империализма и указавшей, что она созревает в процессе исторического развития и становится реальностью в момент, обусловленный комплексом объективных и субъективных причин.

Империалисты и всякого рода ренегаты искажают или замалчивают значение Октябрьской революции, так как, очевидно, очень хорошо понимают, что после победы революции теория и идеи марксизма стали материальной силой, мобилизовывали и продолжают мобилизовывать миллионы трудящихся во всем мире против власти капитала. Трудящиеся победили и организовали собственное государство диктатуры пролетариата, которое в силу поддержки непосредственными производителями, большинством рабочих, является высшей формой демократии, которую до сих пор знало человечество. Если парижские коммунары в 19 веке удерживали власть только в течение 70 дней, то Советская власть просуществовала 70 лет, был построен социализм, вышедший за пределы одной страны. Нигилистическое отношение к социализму и утверждения о его несостоятельности ненаучны и антиисторичны. Приостановка хода его строительства означала выход на тупиковый путь развития. Социализм был построен, был развит и двигался по пути решения основных экономических и социальных проблем. Но по ряду причин он не смог высвободить и продемонстрировать присущий ему потенциал непрерывного развития, совершенствования и укрепления в борьбе с капиталистической системой. Недостатки, слабости и ошибки, допущенные на сложном пути, ни в коем случае не отменяют вклад и роль социалистической системы, сложившейся в 20 веке. Октябрьская революция объективно показала, и это неоспоримый факт, что будущее человечества - социализм. Эта система в процессе исторической социальной эволюции сформирует новые общественные отношения, социалистические - коммунистические, в центре ее внимания будет находиться человек и удовлетворение всех его потребностей.

Октябрьская революция на практике подтвердила ленинское учение о слабом звене в цепи империализма. До этого международному движению не хватало теоретического обоснования возможности победы социалистической революции первоначально в одной стране или группе стран, являющихся слабыми звеньями, в результате обострения внутренних противоречий под влиянием международных событий. Безусловно, из-за неравномерности экономического и политического развития существует возможность проявления таких особенностей в странах со средним и низким уровнем развития, где, несомненно, легче начать революционный процесс, но чрезвычайно сложно продолжить победоносное социалистическое строительство. Ленин внес свой вклад в развитие марксизма и стратегической мысли большевиков в целом. Решающее значение имело противоборство Ленина и большевиков с социал-демократией, которая, нарушив решения Второго Интернационала, поддержала буржуазию своих стран. Она голосовала в парламентах за военные кредиты, входила в правительства, участвовавшие в войнах за якобы «мирное развитие» и защищавшие «мир» с пистолетом у виска народов. Эта линия закономерно втягивала их глубже в империалистическую войну, в противоречия и антагонизмы империалистических государств и их союзов.

Ленин, следуя стратегической линии, определил, что, с точки зрения революционного движения рабочего класса, цель которого – революция и завоевание власти не может быть пацифистского восприятии войны. Должны использоваться трещины, объективно возникающие в таких условиях в лагере империалистов и слабости буржуазии каждой страны с тем, чтобы превратить империалистическую войну в каждой стране, будь то «агрессор» или «обороняющийся», в борьбу за свержение власти буржуазии, являющейся причиной страданий и нищеты детей рабочего класса, народа каждой страны. Октябрьская революция подтвердила ленинский тезис о современной эпохе - эпохе монополистического капитализма, империалистической стадии капитализма, об эпохе перехода от капитализма к социализму, то есть к эпохе социалистических революций.

Великая Октябрьская социалистическая революция подтвердила и роль оппортунизма как политического выражения идеологии прикормленных слоев рабочего класса, влияния буржуазной и мелкобуржуазной идеологии на рабочее движение. Опираясь на опыт Октября, Ленин особо занимался вопросами власти в новом рабочем государстве, диктатуры пролетариата. Им были детально изучены опыт Коммуны, Советов, созданных в ходе революции 1905 года в России, роль государства на основе учения Маркса и Энгельса. Особым его вкладом было определение зародышей органов новой власти, характера диктатуры пролетариата, как высшей формы государственной организации власти рабочего класса, для перехода от незрелого, неполного социалистического общества к его высшей стадии - коммунистическому обществу.

Опыт и уроки Октября, имеющие сегодня непреходящую ценность, касаются организации борьбы трудящихся в условиях обострения классовой борьбы в период революционной ситуации и революционного кризиса. Они относятся и к организации и формам союза рабочего класса с беднейшими слоями народа, с его естественными союзниками - бедным крестьянством и самозанятыми, к превращению их при ведущей роли рабочего класса, в революционную силу, способную возглавить решающую битву с буржуазной властью и сформировать новые рабочие, народные институты новой власти.

КПГ уделяла большое внимание изучению опыта Октябрьской революции, вклада Ленина и опыта международного коммунистического движения. Выводы изложены в разработках и документах [«Размышления о причинах контрреволюционных процессов», (1995 г.); Изучение опыта СССР и социалистического строительства, причины переворотов (18-й съезд КПГ, 2009 г.); Всегреческая конференция по истории партии, (2011 г.); Разработка новой программы и устава (на 19-м съезде, 2013 г.)].

КПГ считает, что содержание эпохи, зависящее от того, какой класс находится на переднем крае социальных событий, является определяющим для характера революции, но не для соотношения сил, как предполагается в некоторых коммунистических партиях. Безусловно, соотношение сил между двумя основными противоборствующими классами, буржуазией и рабочим классом, а также позиция средних слоёв общества имеет решающее значение для сроков социалистической революции. В этом смысле коммунистические партии должны учитывать соотношение классовых сил в его ленинском понимании, то есть того, каково отношение разных классов к власти.

В то же время коммунисты должны учитывать соотношение сил внутри рабочего движения, своих социальных союзников, прежде всего как необходимый элемент для осуществления соответствующих маневров и разработки лозунгов, чтобы массы, используя свой опыт, могли включиться в борьбу за власть. Но это ни в коем случае не должно быть оправданием для подчинения коммунистического рабочего движения буржуазному управлению в какой-либо форме, участию в нем или примирительному отношению к нему в рамках капитализма.

В Греции в последние годы кризиса расцвели разнообразные буржуазные и оппортунистические идеологические конструкции. Раздаются призывы к образованию правительства, которое могло бы отказаться от антинародного политического курса и вывести страну из экономического кризиса. Для такого правительства предлагаются разные определения - левое, прогрессивное, демократическое, противостоящее правым, выступающее против меморандумов, то есть особых документов, отражающих взгляды авторов, патриотическое, национальное, экуменическое, то есть основанное на идеологии всехристианского единства, которую православные попы считают ересью. Такие предложения поступают как от традиционных, так и от появившихся недавно буржуазных партий, а также от партий «левого» крыла политического спектра. Рабочее движение не должно попасть в одну из таких ловушек, придуманных для манипуляций борьбой трудящихся и приспособления рабочего движения к системе.

Конечно, есть и упорствующие «меньшевики», и отстающие «коммунисты», которым, помимо всего прочего, никак не уследить за развитием революционной мысли. Забывая о том, что прошло сто лет, они пытаются использовать вывод о возможности образования при ещё существовавшей царской власти временного рабоче-крестьянского правительства, сделанный Лениным до Февральской революции в России в 1917 году. Но какое отношение это имеет к сегодняшнему дню? Несомненно, условия тогда были совершенно иными - была революционная ситуация, вооруженный народ, организованный в Советы, буржуазное государство, еще не успевшее создать свои механизмы. В нынешних же условиях революционной ситуации нет, буржуазная власть в Греции существует несколько десятков лет и имеет все необходимые институты управления. Создание переходного временного правительства подразумевало бы период сотрудничества с буржуазией, который мог бы даже позволить капиталистической системе преодолеть как временные, так и более общие трудности.

И самое главное. С какой стати революционное движение должно возводить идею, касающуюся возможного события, которое в итоге не произошло, в общий теоретический принцип, а не обобщать стратегию Ленина и большевиков, которая привела к победе? Естественно, все сегодняшние доброхоты ничего не говорят о позиции и политических шагах Ленина, который уже в апреле после падения царизма провозгласил курс на социалистическую революцию в России и впервые в истории повел пролетариат на штурм неба, на революцию, ломая лед и прокладывая путь к социализму - коммунизму.

Исторический опыт указывает на то, что первые «рабочие», «левые» правительства были сформированы социал-демократами или их коалициями с другими тогдашними буржуазными партиями. Не известно ни одного случая в истории международного рабочего движения и в особенности сразу же после Первой мировой войны, когда бы такие правительства не были результатом манёвра буржуазии, осуществлённого, чтобы справиться с революционным подъемом, подавить недовольство трудящихся в условиях глубокого экономического кризиса до или после войны. Идея такого «левого», «рабочего» правительства в рамках капиталистической системы, без её революционного низвержения, через парламентские процедуры, была затем использована компартиями для решения промежуточных задач при принятии переходных мер для того, чтобы, как считалось, облегчить борьбу за социализм и удовлетворить некоторые, особенно настойчивые требования народа.

Но опыт показывает, что, несмотря на благие намерения компартий, им нигде не удалось даже приоткрыть окно, не говоря уже об открытии пути к социализму, и, в конечном счете, даже просто отстоять некоторые завоевания народного движения. Как показывает опыт ряда стран, в одних - до Второй мировой войны, в других после неё многие коммунистические партии оказались организационно, идеологически и политически разоруженными. И во многих местах такое положение сохраняется и сегодня.

Из опыта Великого Октября пришло понимание того, что освобождение рабочего класса и всех трудящихся в условиях экономического и политического кризиса капитализма, в условиях империалистической войны, возможно только путем свержения капиталистической власти и упразднения частной собственности. Это, безусловно, предполагает ослабление и, в конечном счёте, полный крах различных «левых» вариантов. Здесь и реформизм и оппортунизм и «правящие левые», в Греции, например, СИРИЗА и её попутчики, не имеющие особого влияния, но толкущиеся рядом, создавая ложное впечатление о своём широком участии.

Опыт и теоретические разработки большевиков вместе с их революционной деятельностью в период с 1905 года до Октябрьской революции 1917 года имеют большое, непреходящее значение для коммунистов всего мира. Они касаются всех аспектов деятельности революционного рабочего движения, целью которого остается установление рабочей власти. Это ценный опыт для работы коммунистов среди широких масс трудящихся, незрелых рабочих масс и бедных слоев населения. Важнейшей частью этой работы является непрерывное, но в то же время и противоречивое развитие союза рабочего класса с другими трудящимися. При этом напряженные, боевые и даже революционные настроения сосуществуют с путаницей, растерянностью и дезориентирующими взглядами и мнениями. Конечно, наиболее устойчивые позиции характерны для промышленных рабочих, среди рабочего класса.

Очень важно для идеологического и политического авангарда, Коммунистической партии, вырабатывать свою политическую линию и придерживаться её, постоянно внося необходимые коррективы для придания революционной направленности действиям восставших масс, их протестным акциям, планируемым столкновениям и диверсионным операциям. При этом надо постоянно иметь в виду, что в рядах народного движения действуют силы, находящиеся под влиянием буржуазной идеологии, много колеблющихся мелкобуржуазных элементов, которые вносят свои настроения в ряды авангарда.

Постоянная способность партии большевиков во главе с Лениным адаптироваться к меняющейся ситуации, не утрачивая своей революционной сущности, не позволила ей пойти по неверному пути и отказаться от целей - революционного свержения капитализма и установления рабочей власти. Решение любой задачи, правильная адаптация к происходящему, не должны приводить к постепенному изменению стратегической цели во имя этой адаптации. Это имеет решающее значение для каждой компартии. В противном случае возникает реальная опасность раствориться в массах, врасти в капиталистическую систему, превратить стратегию в постоянное маневрирование и набор тактических приёмов. Нельзя забывать и о том, что это может привести к мучительному для рабочего класса и, естественно, безболезненному для буржуазии откату, к изоляции, ослаблению влияния, догматизму.

Творческое использование методов и опыта большевиков, действовавших в своей повседневной политической работе под руководством Ленина и его соратников, изучение их способности сочетать теоретическую работу с анализом внутренних и международных событий и собственно опыта реальной классовой борьбы, должно стать предметом постоянного внимания коммунистических партий. В ходе такой работы должен быть дан ясный марксистско-ленинский ответ на важный вопрос: почему предметом фундаментальных исследований в международном коммунистическом движении стала не победоносная стратегия большевиков, а в основном прошлые разработки, фактически лишающие ленинскую линию её революционного рабочего содержания, что привело к скатыванию многих компартий на позиции социал-демократии и оппортунизма?

В течение десятилетий после XX-го съезда КПСС в 1956 году революционное содержание и завоевания Октябрьской революции преуменьшались из-за попыток решать проблемы социалистического строительства, следуя в неверном направлении по рецептам капитализма. Это, однако, не касается внутреннего динамизма социалистического строительства и, разумеется, основополагающего значения Великой Октябрьской революции 1917 года.

Социализм не выдержал первого крупного испытания в борьбе со старым, в борьбе с внутренней и международной реакцией. Это привело к его деградации и конечному падению, вошедшему в финальную фазу в 1980-х годах в связи с пресловутой перестройкой и завершившемуся контрреволюцией и капиталистической реставрацией в СССР и других социалистических странах Европы и Азии в начале 1990-х годов.

Безусловно, империалистическое окружение социалистической системы явилось мощным фактором обострения внутренних проблем и противоречий. Это привело к принятию решений, затруднявших социалистическое строительство. Один аспект, который практически не затронут, - это объективный факт, что гонка вооружений, в которой социалистические страны, в первую очередь СССР, вынуждены были участвовать в противостоянии с варварской империалистической системой, поглощала значительную часть финансовых и других ресурсов Советского Союза и других стран.

В то же время курс на «мирное сосуществование», который был выработан в основном на 20-ом съезде КПСС и впоследствии продолжен, привел к насаждению утопических взглядов о возможности отказа империализма от войн и применения военных средств. В формировании мирового соотношения сил сыграли серьезную роль и события в международном коммунистическом движении, его раскол и проблемы его стратегии.

Роспуск Коммунистического Интернационала в 1943 году в исторически сложившихся особых политических условиях обозначил отсутствие центра по разработке революционной стратегии противостояния мировой буржуазии, мировой капиталистической системе. В ходе Второй мировой войны возникли условия для обострения классового противостояния, однако борьба народов против фашизма привела к свержению буржуазной власти только в странах Центральной и Восточной Европы при определяющем вкладе Красной Армии. На капиталистическом Западе коммунистические партии не сумели разработать стратегию превращения империалистической войны или борьбы за освобождение в борьбу за завоевание рабочей власти.

После окончания Второй мировой войны отсутствие организационных связей между коммунистическими партиями для формирования самостоятельной стратегии в противовес единой стратегии международного империализма стало очевидным. Международные конференции, проводимые в дальнейшем, оказались не в состоянии обеспечить идеологическое единство и выработку революционной стратегии.

Компартия Греции извлекла уроки из своих слабостей и ошибок в прошлом, таких как отсутствие теоретической и политической готовности своевременно осознать развитие контрреволюции в СССР. Греческие коммунисты считают, что каждая компартия имеет право и несет ответственность за изучение теоретических вопросов социализма. Она должна оценивать ход социалистического строительства и извлекать уроки из борьбы с оппортунизмом на международном уровне, готовить партийные и классовые силы в целом для разъяснения классовой борьбы на международном уровне, для научного объяснения с классовых позиций отступлений в социальном движении и эволюции. В таком интернациональном и коммунистическом духе КПГ присматривается к текущим событиям в Китае, Вьетнаме, на Кубе и других странах.

Научное объяснение и защита вклада социализма в 20-м веке является элементом укрепления революционной стратегии коммунистического движения. Изучение противоречий, субъективных ошибок на пути исторического прогресса в целом является процессом развития теории социализма - коммунизма, который будет способствовать идеологическому и политическому возрождению коммунистического движения для нового наступления и окончательной победы.

КПГ убеждена в том, что окончательная победа придёт после неоднократных поражений. Поражение Октябрьской революции в результате контрреволюции в 1989 - 1991 годах может стать уроком для последующих революций. Важнейшей задачей коммунистов сегодня является восстановление в глазах трудящихся правды о социализме 20 века, без идеализации и без клеветнических измышлений буржуазии, основанных на бедствиях, порожденных контрреволюцией. Капитализм, возможно, сегодня еще силен, но он не всесилен. Народ обретает силу, если использует в борьбе верную стратегию. Коммунисты с оптимизмом смотрят в 21-й век. 20-й век начался с самого мощного наступления пролетариата в истории, а завершился его временным поражением. 21-й век станет веком новых прорывов и революционных побед, решительного и необратимого на этот раз свержения капитализма и построения социализма - коммунизма. Призрак социализма, коммунизма и сегодня бродит по планете, преследуя буржуазию в её ночных кошмарах. Надо сделать их явью.

Просмотров 646
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру