Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
Наши опросы

Ежегодный рост зарплат не ниже инфляции. см.

О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

«ЗАКОНОМЕРНЫЙ ХАРАКТЕР И ВСЕМИРНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

Дата: 17.07.2017 г. Добавил: polina
]]>Печать]]> E-mail

100_years_GOCR

Доклад Центрального Комитета Рабочей партии России

Попов Михаил Васильевич, доктор философских наук, профессор,
Председатель идеологической комиссии ЦК Рабочей партии России,

Казеннов Александр Сергеевич, доктор философских наук, профессор, 
руководитель Ленинградского отделения Фонда Рабочей Академи
и

 

Эпоха буржуазных революций была открыта Великой французской революцией 1789 года, провозгласившей Декларацию прав человека и гражданина. Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа провозгласила и открыла эпоху победоносных пролетарских революций Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года. Ей предшествовали великий подвиг французских коммунаров, открытие рабочими Иваново-Вознесенска Советов и проведенное под руководством Московского Совета рабочих депутатов в ходе первой русской революции декабрьское вооруженное восстание в Москве.

Теперь в России великие революционные завоевания на время утрачены. Тому есть и экономические, и политические причины. Но весьма существенными являются причины идеологические. В.И.Ленин в своей статье «О значении воинствующего материализма» разъяснял, что без солидного философского обоснования «никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного миросозерцания». Чтобы выдержать эту борьбу и провести ее до конца с полным успехом, ученый «должен быть современным материалистом, сознательным сторонником того материализма, который представлен Марксом, то есть должен быть диалектическим материалистом». Чтобы достигнуть этой цели, Ленин призывал «организовать систематическое изучение диалектики Гегеля с материалистической точки зрения, т.е. той диалектики, которую Маркс практически применял и в своем «Капитале» и в своих исторических и политических работах и применял с таким успехом, что теперь каждый день пробуждения новых классов к жизни и к борьбе на Востоке (Япония, Индия, Китай), — т.е. тех сотен миллионов человечества, которые составляют большую часть населения земли и которые своей исторической бездеятельностью и своим историческим сном обусловливали до сих пор застой и гниение во многих передовых государствах Европы, — каждый день пробуждения к жизни новых народов и новых классов все больше и больше подтверждает марксизм. Конечно, работа такого изучения, такого истолкования и такой пропаганды гегелевской диалектики чрезвычайно трудна, и, несомненно, первые опыты в этом отношении будут связаны с ошибками. Но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Опираясь на то, как применял Маркс материалистически понятую диалектику Гегеля, мы можем и должны разрабатывать эту диалектику со всех сторон». В том числе печатать отрывки из главных сочинений Гегеля, «истолковывать их материалистически, комментируя образцами применения диалектики у Маркса, а также теми образцами диалектики в области отношений экономических, политических, каковых образцов новейшая история, особенно современная империалистическая война и революция дают необыкновенно много»[1].

Под этим углом зрения следует рассматривать как все теоретические работы Ленина, которые созданы им после завершения фундаментального конспекта «Науки логики» Гегеля, так и революционную созидательную деятельность рабочего класса и его партии по созданию и использованию для строительства коммунистического общества Советской власти, столетнюю годовщину установления которой мировой рабочий класс и все прогрессивное человечество отмечает в 1917 году.

В своем конспекте гегелевской «Науки логики» В.И.Ленин уяснил для себя и для будущих поколений марксистов, что «нельзя вполне понять „Капитала" Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей Логики Гегеля»[2]. Поэтому можно считать, что если бы не работа, проделанная Лениным в «Философских тетрадях», не была бы столь плодотворной теоретическая и практическая деятельность Ленина, не могла бы с такой виртуозностью пройти и победить прошедшая через семь месяцев после второй русской, буржуазной, революции третья русская, пролетарская революция. Пролетарская не только по своим движущим силам, какой была уже первая русская революция, но и по характеру решаемых задач.

Материалистическая диалектика помогла Ленину обосновать закономерный характер социалистической революции, показав, что империализм есть высшая и последняя стадия развития капитализма, умирающий и загнивающий капитализм, что на этой стадии характерная для товарного производства неравномерность экономического развития превращается в закон неравномерного развития капиталистических стран, что поэтому социалистическая революция произойдет не одновременно во всех передовых странах капитализма, как считали К.Маркс и Ф.Энгельс, а в одной отдельно взятой стране, что острейшие империалистические противоречия, борьба империалистических стран между собой за раздел и передел мира создают благоприятные условия для успешного строительства социализма в стране, первой совершившей социалистическую революцию, что государственно-монополистический капитализм есть такая ступенька в развитии империализма, между которой и социализмом никаких промежуточных ступеней нет, что при капитализме действует тенденция превращения в единую капиталистическую монополию и что единая капиталистическая монополия, но обращенная на пользу всего народа, означала бы социализм, что, следовательно, империализм есть канун социалистической революции.

В.И.Ленин обосновал, что при империализме мир вступил в эпоху пролетарских революций и диктатуры пролетариата, и передовым классом в эту эпоху является выпестованный самим капитализмом рабочий класс, так что капитализму в эту эпоху суждено превратиться в свою собственную противоположность — в коммунизм, поначалу неполный, неразвитый, несущий на себе родимые пятна капитализма в экономическом, нравственном и умственном отношении, с помощью диктатуры пролетариата преодолевающий их и превращающийся в полный коммунизм.

Диалектический материализм, примененный к истории, то есть исторический материализм, требует выводить необходимость и неизбежность исторических переворотов не из желаний и намерений объективно экономически заинтересованных в них общественных сил, а из тех изменений, которые происходят в общественном производстве и предопределяют экономическое положение классов и обстоятельства, условия и результаты их классовой борьбы. Такова историко-материалистическая трактовка содержащегося в «Учении о сущности» Гегеля положения о том, что когда для какой-нибудь сути дела созданы все условия, она вступает в существование.

Превращение империализма в свою противоположность — в коммунизм, то есть коммунистическая революция, составляет содержание той эпохи, которая определяется экономической природой империализма. Поэтому экономический анализ империализма — это ключ к пониманию и осуществлению прогрессивных задач, стоящих перед рабочим классом в эпоху империализма и пролетарских революций, эпоху перехода человечества от капитализма к коммунизму. В экономическом обосновании стратегии революционной борьбы рабочего класса в современную эпоху — глубочайший смысл и значение ленинской работы «Империализм, как высшая стадия капитализма».

В этой ленинской работе показано и доказано, что «частная собственность, основанная на труде мелкого хозяина, свободная конкуренция, демократия, — все эти лозунги, которыми обманывают рабочих и крестьян капиталисты и их пресса, остались далеко позади. Капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью «передовых» стран гигантского большинства населения земли. И дележ этой «добычи» происходит между 2 – 3 всемирно могущественными, вооруженными с ног до головы хищниками».[3] Ленин пишет: «Как доказано в настоящей книжке, капитализм выделил теперь горстку (менее одной десятой доли населения земли, при самом «щедром» и преувеличенном расчете менее одной пятой) особенно богатых и могущественных государств, которые грабят — простой «стрижкой купонов» — весь мир»[4].

Основываясь на данных промышленных переписей, В.И.Ленин констатирует, что «громадный рост промышленности и замечательно быстрый процесс сосредоточения производства во все более крупных предприятиях являются одной из наиболее характерных особенностей капитализма»[5]. Эта «концентрация, на известной ступени ее развития, сама собою подводит, можно сказать, вплотную к монополии»[6]. И «превращение конкуренции в монополию представляет из себя одно из важнейших явлений — если не важнейшее — в экономике новейшего капитализма».[7] В.И.Ленин при этом делает важное замечание, что «когда Маркс писал свой «Капитал», свободная конкуренция казалась подавляющему большинству экономистов «законом природы». Казенная наука пыталась убить посредством заговора молчания сочинение Маркса, доказавшего теоретическим и историческим анализом капитализма, что свободная конкуренция порождает концентрацию производства, а эта концентрация на известной ступени своего развития ведет к монополии. Теперь монополия стала фактом»[8]. Причем «порождение монополии концентрацией производства вообще является общим и основным законом современной стадии развития капитализма»[9]. Капитализм превратился в империализм.

При империализме имеет место «уже совсем не то, что старая свободная конкуренция раздробленных и не знающих ничего друг о друге хозяев, производящих для сбыта на неизвестном рынке. Концентрация дошла до того, что можно произвести приблизительный учет всем источникам сырых материалов (например, железорудные земли) в данной стране и даже, как увидим, в ряде стран, во всем мире. Такой учет не только производится, но эти источники захватываются в одни руки гигантскими монополистическими союзами. Производится приблизительный учет размеров рынка, который «делят» между собою, по договорному соглашению, эти союзы. Монополизируются обученные рабочие силы, нанимаются лучшие инженеры, захватываются пути и средства сообщения — железные дороги в Америке, пароходные общества в Европе и в Америке. Капитализм в его империалистской стадии вплотную подводит к самому всестороннему обобществлению производства, он втаскивает, так сказать, капиталистов, вопреки их воли и сознания, в какой-то новый общественный порядок, переходный от полной свободы конкуренции к полному обобществлению. Производство становится общественным, но присвоение остается частным. Общественные средства производства остаются частной собственностью небольшого числа лиц. Общие рамки формально признаваемой свободной конкуренции остаются, и гнет немногих монополистов над остальным населением становится во сто раз тяжелее, ощутительнее, невыносимее»[10].

При империализме «развитие капитализма дошло до того, что, хотя товарное производство по-прежнему «царит» и считается основой всего хозяйства, но на деле оно уже подорвано»[11].

Банки превращают бездействующий денежный капитал в действующий, т. е. приносящий прибыль, собирают все и всяческие денежные доходы, предоставляя их в распоряжение класса капиталистов. «По мере развития банкового дела и концентрации его в немногих учреждениях, банки перерастают из скромной роли посредников в всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом всей совокупности капиталистов и мелких хозяев, а также большею частью средств производства и источников сырья в данной стране и в целом ряде стран. Это превращение многочисленных скромных посредников в горстку монополистов составляет один из основных процессов перерастания капитализма в капиталистический империализм»[12]. С концентрацией капитала и ростом оборотов банков изменяется коренным образом их значение. «Из разрозненных капиталистов складывается один коллективный капиталист. Ведя текущий счет для нескольких капиталистов, банк исполняет как будто бы чисто техническую, исключительно подсобную операцию. А когда эта операция вырастает до гигантских размеров, то оказывается, что горстка монополистов подчиняет себе торгово-промышленные операции всего капиталистического общества, получая возможность — через банковые связи, через текущие счета и другие финансовые операции — сначала точно узнавать состояние дел у отдельных капиталистов, затем контролировать их, влиять на них посредством расширения или сужения, облегчения или затруднения кредита, и наконец всецело определять их судьбу, определять их доходность, лишать их капитала или давать возможность быстро и в громадных размерах увеличивать их капитал и т. п.»[13].

В каком направлении, в конечном счете, развивается регулирующая роль банков? В.И.Ленин отвечает на этот вопрос, опираясь на Маркса: «Банки создают в общественном масштабе форму, но именно только форму, общего счетоводства и общего распределения средств производства», — писал Маркс полвека тому назад в «Капитале»... Приведенные нами данные о росте банкового капитала, об увеличении числа контор и отделений крупнейших банков, числа их счетов и пр. показывают нам конкретно это «общее счетоводство» всего класса капиталистов и даже не только капиталистов, ибо банки собирают, хотя бы на время, всяческие денежные доходы, и мелких хозяйчиков, и служащих и ничтожного верхнего слоя рабочих. «Общее распределение средств производства» — вот что растет, с формальной стороны дела, из современных банков»[14]. Соответственно «суживается область действия автоматически функционирующих экономических законов и чрезвычайно расширяется область сознательного регулирования через банки»[15]

Концентрация производства; монополии, вырастающие из нее; слияние или сращивание банков с промышленностью — это история возникновения финансового капитала и содержание этого понятия. Ленин показывает, что «хозяйничанье» капиталистических монополий становится неизбежно, в общей обстановке товарного производства и частной собственности, господством финансовой олигархии»[16].

Сегодня мы видим наглядно, «как частные и государственные монополии переплетаются воедино в эпоху финансового капитала, как и те и другие на деле являются лишь отдельными звеньями империалистской борьбы между крупнейшими монополистами за дележ мира»[17]. Ленин разъясняет, что «капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли; при этом делят они его «по капиталу», «по силе» — иного способа дележа не может быть в системе товарного производства и капитализма»[18]. С установлением в мире империализма «мир впервые оказался уже поделенным, так что дальше предстоят лишь переделы, т. е. переход от одного «владельца» к другому, а не от бесхозяйности к «хозяину»[19]. При этом совсем не обязательно передел должен быть формальным. «Финансовый капитал — такая крупная, можно сказать, решающая сила во всех экономических и во всех международных отношениях, что он способен подчинять себе и в действительности подчиняет даже государства, пользующиеся полнейшей политической независимостью»[20]. И на мировой арене «свободный рынок все более отходит в область прошлого, монополистические синдикаты и тресты с каждым днем урезывают его»[21]. Для империализма характерно «соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, т.е. к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника и подрыва его гегемонии»[22].

В.И.Ленин подчеркивает, что «империализм вырос как развитие и прямое продолжение основных свойств капитализма вообще. Но капитализм стал капиталистическим империализмом лишь на определенной, очень высокой ступени своего развития, когда некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность, когда по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу»[23]. В.И.Ленин пишет: «Монополия есть переход от капитализма к более высокому строю. Если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма»[24]. Более полное определение империализма звучит так: «Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами»[25]. Осуществился «переход количества в качество, переход развитого капитализма в империализм»[26].

Вместе с тем империализм, показывает Ленин, — такая стадия капитализма, для которой характерны паразитизм и загнивание. По-английски капиталист, ищущий размещения своего капитала, называется «одним словом: «инвестор» — «поместитель», рантье». На примере Англии Ленин показывает, что «доход рантье впятеро превышает доход от внешней торговли в самой «торговой» стране мира! Вот сущность империализма и империалистического паразитизма»[27].

Этот паразитизм влияет и на рабочее движение: «Империализм, означая раздел мира и эксплуатацию…, означая монопольно-высокие прибыли для горстки богатейших стран, создает экономическую возможность подкупа верхних прослоек пролетариата и тем питает, оформливает, укрепляет оппортунизм. Не следует лишь забывать тех противодействующих империализму вообще и оппортунизму в частности сил»[28].

К числу особенностей империализма, отмеченных Лениным, относится «уменьшение эмиграции из империалистских стран и увеличение иммиграции (прихода рабочих и переселения) в эти страны из более отсталых стран, с более низкой заработной платой»[29].

Очень важной является ленинская мысль о том, что «при капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т.д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может… Мирные союзы подготовляют войны и в свою очередь вырастают из войн, обусловливая друг друга, рождая перемену форм мирной и немирной борьбы из одной и той же почвы империалистских связей и взаимоотношений всемирного хозяйства и всемирной политики»[30].

Ленин подчеркивает: «Империализм есть эпоха финансового капитала и монополий, которые всюду несут стремления к господству, а не к свободе. Реакция по всей линии при всяких политических порядках, крайнее обострение противоречий и в этой области — результат этих тенденций. Особенно обостряется также национальный гнет и стремление к аннексиям, т.е. к нарушениям национальной независимости (ибо аннексия есть не что иное, как нарушение самоопределения наций)»[31]. При этом «не только во вновь открытых, но и в старых странах империализм ведет к аннексиям, к усилению национального гнета и, следовательно, также к обострению сопротивления»[32].

Рассматривая вопрос об историческом месте империализма, В.И.Ленин пишет: «Мы видели, что по своей экономической сущности империализм есть монополистический капитализм. Уже этим определяется историческое место империализма, ибо монополия, вырастающая на почве свободной конкуренции и именно из свободной конкуренции, есть переход от капиталистического к более высокому общественно-экономическому укладу»[33].

Монополистический капитализм обострил все противоречия капитализма. «Это обострение противоречий является самой могучей двигательной силой переходного исторического периода, который начался со времени окончательной победы всемирного финансового капитала. Монополии, олигархия, стремления к господству вместо стремлений к свободе, эксплуатация все большего числа маленьких или слабых наций небольшой горсткой богатейших или сильнейших наций — все это породило те отличительные черты империализма, которые заставляют характеризовать его как паразитический или загнивающий капитализм. Все более и более выпукло выступает, как одна из тенденций империализма, создание «государства-рантье», государства-ростовщика, буржуазия которого живет все более вывозом капитала и «стрижкой купонов». Было бы ошибкой думать, что эта тенденция к загниванию исключает быстрый рост капитализма; нет, отдельные отрасли промышленности, отдельные слои буржуазии, отдельные страны проявляют в эпоху империализма с большей или меньшей силой то одну, то другую из этих тенденций. В целом капитализм неизмеримо быстрее, чем прежде, растет, но этот рост не только становится вообще более неравномерным, но неравномерность проявляется также в частности в загнивании самых сильных капиталом стран»[34]. Именно в этих странах наиболее сильно проявляется оппортунизм в рабочем движении. «Получение монопольно-высокой прибыли капиталистами одной из многих отраслей промышленности, одной из многих стран и т.п. дает им экономическую возможность подкупать отдельные прослойки рабочих, а временно и довольно значительное меньшинство их, привлекая их на сторону буржуазии данной отрасли или данной нации против всех остальных. И усиленный антагонизм империалистских наций из-за раздела мира усиливает это стремление. Так создается связь империализма с оппортунизмом, которая сказалась раньше всех и ярче всех в Англии благодаря тому, что некоторые империалистические черты развития наблюдались здесь гораздо раньше, чем в других странах»[35]. Но, подчеркивает Ленин, «особенная быстрота и особенная отвратительность развития оппортунизма вовсе не служит гарантией прочной победы его, как быстрота развития злокачественного нарыва на здоровом организме может лишь ускорить прорыв нарыва, освобождение организма от него. Опаснее всего в этом отношении люди, не желающие понять, что борьба с империализмом, если она не связана неразрывно с борьбой против оппортунизма, есть пустая и лживая фраза»[36].

В.И.Ленин подчеркивает, что «из всего сказанного выше об экономической сущности империализма вытекает, что его приходится характеризовать, как переходный или, вернее, умирающий капитализм»[37]. Что это означает? «Когда крупное предприятие становится гигантским и планомерно, на основании точного учета массовых данных, организует доставку первоначального сырого материала в размерах: 2/3 или 3/4 всего необходимого для десятков миллионов населения; когда систематически организуется перевозка этого сырья в наиболее удобные пункты производства, отделенные иногда сотнями и тысячами верст один от другого; когда из одного центра распоряжаются всеми стадиями последовательной обработки материала вплоть до получения целого ряда разновидностей готовых продуктов; когда распределение этих продуктов совершается по одному плану между десятками и сотнями миллионов потребителей (сбыт керосина и в Америке и в Германии американским «Керосиновым трестом»); — тогда становится очевидным, что перед нами налицо обобществление производства;… — что частнохозяйственные и частнособственнические отношения составляют оболочку, которая уже не соответствует содержанию, которая неизбежно должна загнивать, если искусственно оттягивать ее устранение, — которая может оставаться в гниющем состоянии сравнительно долгое (на худой конец, если излечение от оппортунистического нарыва затянется) время, но которая все же неизбежно будет устранена»[38].

 Эти фундаментальные экономические выводы, сделанные в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» и послужили В.И.Ленину основанием для разработки теории социалистической революции и для осуществления ее на практике.

Обратимся к статье В.И.Ленина «Военная программа пролетарской революции», написанной в сентябре 1916 года. В ней Ленин пишет: «победивший в одной стране социализм отнюдь не исключает разом вообще все войны. Наоборот, он их предполагает. Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными. Это должно вызвать не только трения, но и прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного пролетариата социалистического государства. В этих случаях война с нашей стороны была бы законной и справедливой. Это была бы война за социализм, за освобождение других народов от буржуазии. Энгельс был совершенно прав, когда в своем письме к Каутскому от 12 сентября 1882 года прямо признавал возможность «оборонительных войн» уже победившего социализма. Он имел в виду именно оборону победившего пролетариата против буржуазии других стран. Только после того как мы низвергнем, окончательно победим и экспроприируем буржуазию во всем мире, а не только в одной стране, войны станут невозможными. И с научной точки зрения будет совершенно неправильно и совершенно нереволюционно, если мы будем обходить или затушевывать как раз наиболее важное: подавление сопротивления буржуазии, — наиболее трудное, наиболее требующее борьбы при переходе к социализму. «Социальные» попы и оппортунисты всегда готовы мечтать о будущем мирном социализме, но они как раз тем и отличаются от революционных социал-демократов, что не хотят думать и помышлять об ожесточенной классовой борьбе и классовых войнах для осуществления этого прекрасного будущего».[39]

Ленин — гений. Гений он потому, что осознал объективную необходимость коренных социальных изменений, означающих переворот во всем экономическом базисе и политической и идеологической надстройке и своей титанической деятельностью по просвещению и организации рабочего класса продвинул человечество вперед. И он смог это сделать благодаря тому, что стоял на плечах гигантов, какими были Гегель, Маркс и Энгельс.

В.И.Ленин осознал и всегда подчеркивал, что главным в учении К.Маркса и Ф.Энгельса является учение о диктатуре пролетариата. Сам Маркс писал об этом в письме к Иосифу Вейдемейеру 5 марта 1852 г. так: «Что касается меня, то мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты — экономическую анатомию классов. То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов».[40]

Работая на берегу озера Разлив в июле 1917 года над книгой «Государство и революция», В.И.Ленин использовал свою так называемую «Синюю тетрадь», в которой им было собрано все основное в учении Маркса и Энгельса по вопросу о государстве и диктатуре пролетариата.

В книге «Государство и революция» и в других своих работах Ленин последовательно проводил мысль о том, что тот не марксист, кто не доводит признания борьбы классов до признания диктатуры пролетариата.

В работе «Великий почин» он особо подчеркивал, что диктатура пролетариата необходима не только на переходный от капитализма к коммунизму период, но и в течение всей первой фазы коммунизма, при социализме, вплоть до полного уничтожения классов и перехода тем самым коммунизма в высшую фазу, в которой уже не будет никаких классовых различий, никакого социального неравенства, в том числе неравенства между городом и деревней, людьми физического и людьми умственного труда.

В этой работе Ленин первую фазу бесклассового общества социализм описал характерной для диалектики противоречивой формулой: «социализм есть уничтожение классов», что выражает классовую борьбу трудящихся во главе с осуществляющим свою диктатуру рабочим классом за изживание всех родимых пятен и отпечатков старого капиталистического общества, которые еще имеют место в низшей фазе коммунизма — при социализме.

Диалектическое противоречие, выражаемое формулой «социализм есть уничтожение классов», без диктатуры рабочего класса разрешается возвратом к классовому обществу — капитализму, что подтвердилось реставрацией капитализма в СССР. 

Последовательно проводимая диктатура пролетариата обеспечивает разрешение противоречия между бесклассовой природой коммунизма и существованием классовых различий в его первой фазе по линии перехода социализма как неразвитого, неполного коммунизма в полный коммунизм.

Такова диалектика перерастания социализма в полный коммунизм, и В.И.Ленин смог выразить эту диалектику потому, что диалектику изучал по Гегелю. А те, кто диалектику учили не по Гегелю, не смогли удержать завоевания социализма и сдали их под напором реакции и лжи.

Тот, кто изучал диалектику по Гегелю, понимает, что сущность оформлена, а форма существенна. Измените форму, и вы можете потерять сущность. Поэтому Ленин считал своим теоретическим и практическим долгом донести до русского и мирового коммунистического и рабочего движения ту мысль, что создаваемые на основе производственных единиц, а не территориальных округов, органы власти — Советы, по сущности своей, являются организационной формой диктатуры пролетариата, а не причудливой особенностью пролетарской революции в России.

В работе «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата» на I конгрессе Коммунистического Интернационала 4 марта 1919 г. В.И.Ленин писал: «Старая, т.е. буржуазная демократия и парламентаризм были организованы так, что именно массы трудящихся всего более были отчуждены от аппарата управления. Советская власть, т.е. диктатура пролетариата, напротив, построена так, чтобы сблизить массы трудящихся с аппаратом управления. Той же цели служит соединение законодательной и исполнительной власти при советской организации государства и замена территориальных избирательных округов производственными единицами, каковы завод, фабрика».[41]

В ленинской Программе РКП(б) было записано: «Советское государство сближает государственный аппарат с массами также тем, что избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)».[42]

В брошюре Ленина «Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком» говорится: «Советская власть — вот что значит на деле диктатура рабочего класса»[43]. В статье «Очередные задачи Советской власти» дается чеканная диалектическая формулировка: «Советская власть есть не что иное, как организационная форма диктатуры пролетариата».[44]

Советская власть и диктатура пролетариата соотносятся как форма и сущность, и этот вывод с точностью до названий носит всеобщий, общемировой характер как закономерность социалистической революции, построения социализма и перерастания социализма в полный коммунизм. Последовательное осуществление этого фундаментального положения — залог новых побед мирового коммунистического и рабочего движения.

Такова диалектика превращения империализма как высшей стадии капитализма в свою противоположность. Сто лет, прошедшие после блестящей победы третьей – Великой – русской революции, подтвердили всю глубину и прозорливость проведенного Лениным исследования превращения капитализма в коммунизм. Великая Октябрьская социалистическая революция, разгром Советским Союзом фашистской Германии положили начало образованию системы социалистических государств.

Контрреволюция и временная реставрация капитализма в СССР и в европейских странах Совета экономической взаимопомощи, наступившие по причине оппортунизма и ревизионизма их руководителей и отхода их от марксизма-ленинизма, замедлили, но не могли остановить развитие системы социалистических государств. Нынешний мир уже не может быть охарактеризован как мир империализма. Он расколот на две противоположные системы, и система социалистических государств, население которых составляет около полутора миллиардов человек, успешно развивается. В переходном периоде от капитализма к коммунизму находятся быстро наращивающая свой потенциал Китайская народная республика; Социалистическая республика Вьетнам, при поддержке КНР и СССР победившая США; Куба и Лаос. В первую фазу коммунизма вступила успешно отстаивающая свою независимость Корейская Народно-демократическая республика.

Открытую сто лет назад Великой Октябрьской социалистической революцией победоносную борьбу рабочего класса за революционное превращение империализма в коммунизм – не остановить!



[1] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 30.

[2] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 162.

[3] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 305.

[4] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 307 – 308.

[5] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 310.

[6] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 311.

[7] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 312.

[8] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 315.

[9] Там же.

[10] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 320 –321.

[11] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 322. 

[12] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 326.

[13] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 330 – 331. 

[14] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 332 – 333.

[15] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 334 – 335.

[16] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 344.

[17] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 370.

[18] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 372 – 373.

[19] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 374.

[20] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 379.

[21] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 381.

[22] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 389.

[23] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 385.

[24] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 386.

[25] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 387.

[26] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 387

[27] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 398.

[28] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 402.

[29] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 404.

[30] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 417.

[31] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 419.

[32] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 420.

[33] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 420 –421.

[34] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 422 –423.

[35] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 423 –424.

[36]  В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 424.

[37]  Там же.

[38]  В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 27, с. 425.

[39] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, с.133-134.

[40] К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 28, стр. 434 – 427.

[41] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 37, стр. 500.

[42] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 38, стр. 425 – 426. 

[43] В.И.Ленин Полн. собр. соч., т. 39, стр.158 – 159.

[44] В.И.Ленин. Полн. собр. соч. Т. 36, стр. 196.


Просмотров 564
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру