Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Хроника великого года (продолжение) …100 лет назад в августе…

Дата: 01.08.2017 г. Добавил: polina
]]>Печать]]> E-mail
Партия готовила съезд: на второй Петроградской общегородской конференции, возобновившей свою работу 16 (29) июля (открылась 1 (14) июля, но была прервана в связи с июльскими событиями), Сталин кратко изложил основное содержание ленинских тезисов «Политическое положение», после их острого обсуждения была принята резолюция и выбраны 36 делегатов на съезд партии. В большевистской газете «Рабочий и солдат» в сталинской статье показано, что конференция большевиков представляла 32 тысячи рабочих, и на ней было единство и сплочение, тогда как прошедшая параллельно с ней меньшевистская – всего 8 тысяч, и там царили хаос и разложение («вот-вот расколется на две части»).
VI съезд РСДРП(б) проходил с 26 июля по 3 августа (по старому стилю), или с 8 по 16 августа по новому стилю в Петрограде. В нём участвовало 157 делегатов с решающим голосов и 110 с совещательным, они представляли 240 тысяч членов партии (её ряды за время легальной деятельности в условиях революции выросли в 10 раз!); несмотря на полуподпольное положение, это был самый представительный из состоявшихся на тот период съездов партии. Один из героически погибших в Гражданскую войну 26 Бакинских комиссаров Джапаридзе писал со съезда в «Бакинском рабочем», что «много знакомых лиц, царское самодержавие не раз собирало нас со всех концов в тюрьмах и ссылках… Приветствия, расспросы, оживлённый обмен мнений…»
Ленин руководил съездом из подполья. Вынужденный уехать из Петрограда, он сначала поселился (вместе с Зиновьевым) у рабочего Емельянова на станции Разлив, в 34 километрах от столицы (по словам Ленина, «прятал нашего брата, конечно, рабочий…») Сначала он жил на чердаке сарая, затем в шалаше на другом берегу озера под видом финского косца. «Скромный шалаш на берегу Разлива, - как свидетельствует рабочий-большевик Н.А. Емельянов, - был подлинным штабом революции». К Ленину постоянно приезжали специально выделенные для связи товарищи – Орджоникидзе и другие, через которых Владимир Ильич осуществлял руководство съездом. Он участвовал в разработке важнейших проектов резолюций съезда и был избран его почётным председателем.
Парторганизации Выборгского и Нарвского районов предоставили помещения для заседаний, организовали размещение и охрану делегатов. По традиции открыл съезд один из старейших членов партии – Михаил Степанович Ольминский (1863 года рождения). Съезд единогласно принял резолюцию, запрещающую Ленину явку на буржуазное судилище. Был заслушан отчёт ЦК РСДРП(б), состоявший из трёх докладов: политический отчёт – докладчик Сталин, организационный – Свердлов, и финансовый – Смилга. Выступившие делегаты Залежский и Флеровский рассказали, что июльские события увеличили тягу моряков Балтфлота к большевикам, на их сторону перешли экипажи крупных боевых кораблей – линкоров «Гангут», «Севастополь», крейсеров «Рюрик», «Громобой» и других, находившихся ранее под влиянием эсеров. Выступил Сталин также 30-го июля (12 августа) с докладом о политическом положении; в ответ на пессимистический доклад Бухарина, а также на выступление Преображенского о поправке к резолюции (эта поправка ставила возможность социалистической революции в России в зависимость от пролетарской революции на Западе), он сказал, «что мирный период революции кончился, наступил период немирный, период схваток и взрывов», и что «не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму».
В резолюции о политическом положении Съезд постановил, что после июльских событий «…мирное развитие и безболезненный переход власти к Советам стали невозможны, ибо власть уже перешла в руки контрреволюционной буржуазии». Правильным лозунгом в настоящее время может быть лишь полная ликвидация диктатуры контрреволюционной буржуазии, и только революционный пролетариат, при условии поддержки его беднейшим крестьянством, в силах выполнить эту задачу, являющуюся задачей нового подъёма. Однако в августе этот подъём ещё не наступил, и поэтому задача немедленного вооружённого восстания в порядок дня не ставится; основная задача партии большевиков состоит в пропаганде необходимости тщательной подготовки вооружённого восстания. На этом съезде официально в большевистскую партию вошли «межрайонцы» во главе с Троцким. Но старые большевики сохранили в партии ведущие позиции. Во главе Оргбюро и Секретариата ЦК был поставлен Я.М.Свердлов. По предложению В.И Ленина съезд временно снял лозунг «Вся власть Советам!»; это вовсе не означало, что партия отказывается от борьбы за Советы: имелись в виду лишь тогдашние соглашательские Советы, руководимые меньшевиками и эсерами, и ставшие придатком Временного правительства. Была принята резолюция «Текущий момент и война»; в ней говорилось, что единственным выходом из империалистической войны является заключение мира и завоевание политической власти рабочим классом и беднейшим крестьянством, установление диктатуры пролетариата, которая должна была
покончить не только с войной, но и с самим капиталистическим строем. Утверждённая VI съездом экономическая платформа партии стала программой спасения страны от национальной катастрофы. В резолюции говорилось о необходимости вмешательства в область производства и распределения, а также национализации банков и централизации банковского дела, национализации ряда крупных синдицированных промышленных предприятий, организации правильного товарообмена между городом и деревней. На съезде был принят новый Устав РСДРП(б), чётко определивший, кто может быть членом партии, её структуру, порядок работы съездов, пленумов и т.д. Итак, решения VI съезда были направлены на подготовку вооруженного восстания. Принятый съездом Манифест призывал: «Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокации, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетённые деревни!»
4-5 августа (17-18 по новому стилю) 1-й Пленум ЦК избрал узкий состав ЦК для ведения текущей работы. В него вошли И.Сталин, Я.Свердлов, Ф.Дзержинский, М.Урицкий, Е.Стасова, С.Шаумян и др.
Рабочий класс Питера поддерживал ленинскую политику, что видно из заявления десятитысячного рабочего собрания путиловцев, которое было напечатано в газете «Рабочий и солдат»: статья «Путиловцы о моменте» резко направлена против контрреволюционеров, в ней сказано, что рабочие протестуют против арестов большевиков, против закрытия их газет, против введения смертной казни и разоружения рабочих.
В.И. Ленин за время пребывания в Разливе, помимо огромной работы, связанной с руководством VI съездом партии, написал ряд статей («К лозунгам», «Три кризиса», «Ответ», «О конституционных иллюзиях», «Начало бонапартизма», «Уроки революции» и др.), работал над своей гениальной книгой «Государство и революция». Однако оставаться так близко от Петрограда становилось уже слишком опасно. В ночь с 8 на 9 (с 21 на 22) августа Ленин покинул шалаш и в сопровождении А.В. Шотмана, Э. Рахья и Н.А. Емельянова прошёл пешком около 10 километров до станции Дибуны, затем вместе с Рахья и Шотманом – до станции Удельная, там вечером 9 (22) августа Владимир Ильич в костюме рабочего, в парике и гриме, с удостоверением на имя сестрорецкого рабочего Константина Петровича Иванова, нелегально уехал в Финляндию. От станции Удельная до станции Териоки он переправлялся через границу финляндской автономии под видом кочегара в будке паровоза, который вёл машинист Г.Э. Ялава. В 12 километрах от Териок, в деревне Ялкала, Ленин прожил неделю на квартире финского рабочего П. Парвиайнена, через дочь которого поддерживал связь с Петроградом, затем, загримированный под пастора, в сопровождении двух финских рабочих переехал в город Лахти, что в 130 километрах от Гельсингфорса. Перед приездом в Гельсингфорс он остановился на один день на станции Мальм, на даче депутата финского сейма К. Вийка, с помощью которого начал налаживать нелегальную переписку с Заграничным бюро ЦК РСДРП(б), находившимся тогда в Швеции. Добравшись, наконец, до Гельсингфорса, Ленин жил одно время на квартире финского социал-демократа Г.С. Ровио (как вспоминал этот товарищ, «по вечерам я караулил на вокзале почтовый поезд, покупал все газеты и приносил Ленину. Он немедленно прочитывал их и писал статьи до поздней ночи, а на следующий день передавал мне их для пересылки в Питер»), а затем у финских рабочих Усениуса и Блумквиста. Продолжая работу над «Государством и революцией», он внимательно следил за всеми событиями в России и в Европе, откликаясь на них письмами и статьями.
А ситуация в России продолжала обостряться. Пролетариат собирал силы для нового революционного натиска, но и буржуазия тоже готовилась к будущим битвам. 12 (25) августа 1917 г. в Москве Временное правительство созвало так называемое Государственное совещание, участниками которого были представители политических партий, торгово-промышленных кругов, высшие чины армии, члены Госдумы, верхушка духовенства. Делегация от Советов была представлена меньшевиками и эсерами. На этом совещании представители буржуазных партий и групп, казачьей верхушки, генералитета (генералы Корнилов и Каледин) требовали ликвидации Советов, выборных солдатских комитетов в армии, восстановления смертной казни во флоте и в тылу, насильственного подавления крестьянского и национально-освободительного движения, введения строгой дисциплины на фабриках и заводах. Лидеры соглашательских мелкобуржуазных партий Церетели, Чхеидзе, Авксентьев обещали поддержать все меры, которые буржуазия сочтёт нужным для восстановления «законного порядка». Генерал Л. Корнилов, ярый монархист, ещё в июле назначенный главнокомандующим, на этом совещании фактически заявил о себе как о кандидате на роль военного диктатора. Идея установления военной диктатуры зрела в наиболее реакционных кругах буржуазии и офицерства уже несколько месяцев, создавались различные военные организации; ещё накануне совещания с публичными обращениями поддержки главковерху Корнилову выступили «Союз офицеров», «Союз георгиевских кавалеров», «Союз казачьих войск» и др. Глава Временного правительства Керенский, опасаясь, с одной стороны, углубления революции и усиления влияния большевиков, а с другой стороны - понимая, что с установлением военной диктатуры он сам лишится власти, вынужден был лавировать; он с большой неохотой согласился на участие в совещании верховного главнокомандующего, поставив условием, чтобы Корнилов говорил только о военных вопросах. Но Корнилов произнес политическую речь, произведшую большое впечатление на публику. При выходе Корнилова забросали цветами, а военная молодёжь несла его на плечах.
Большевики прекрасно видели надвигающуюся опасность. В день открытия Государственного собрания МК РСДРП(б) организовал в Москве всеобщую забастовку, в которой приняли участие свыше 400 тысяч человек. Митинги, демонстрации, массовые забастовки протеста прошли также в Петрограде, Киеве, Харькове, Саратове, Костроме, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и многих других городах страны.
После Государственного совещания центром контрреволюционных сил стала Ставка. Контрреволюционная буржуазия, ещё недавно взывавшая к патриотическим чувствам населения, теперь, ради подавления революции, была готова на преступление против родины – вплоть до сдачи немцам революционного Петрограда. Первым шагом на этом пути была сдача немцам Риги 21 августа (3 сентября) 1917 г, что открывало интервентам дорогу на Питер (как это напоминает сговор Тьера с пруссаками ради подавления Парижской Коммуны!). Ставка воспользовалась этой ситуацией как предлогом для ускоренной переброски к столице «надёжных» войск. Силы контрреволюции возглавил генерал Корнилов; он рассчитывал, захватив Петроград, разогнать Советы и революционные комитеты и установить военную диктатуру. Главный удар при этом, конечно, был бы нанесён по РСДРП(б).
Казалось, революция – на грани гибели…
Но диалектика истории такова, что революция двигалась вперёд, имела большой запас сил, и контрреволюционные поползновения реакционеров на её пути стали, в конечном счёте, одним из факторов, усиливающих мобилизацию масс. Революционные пролетарские массы было не остановить! Но при этом понадобился весь ленинский гений, всё стратегическое и тактическое мастерство его товарищей, чтобы всего через пару месяцев довести большевистский корабль до победы.
Пресловутая «корниловщина» датируется 25-31 августа по старому стилю, что соответствует 7-13 сентября по новому стилю. О том, как революционный пролетариат дал отпор контрреволюции, читайте в следующем, сентябрьском выпуске «Хроники великого года».

В. Басистова и Г. Алёхин
Просмотров 290
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру