Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
Наши опросы

Ежегодный рост зарплат не ниже инфляции. см.

О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Теперь мы будем использовать другие формы протеста

Дата: 03.08.2017 г. Добавил: Alser
]]>Печать]]> E-mail

 

Об этом решении шахтёров сообщил сайт РКРП-КПСС 29.07.2017г в заметке «Голодовка прекращена», в которой, в частности, сказано (выделения мои – К.): «Шахтеры "Кингкоула" и присоединившиеся к ним работники шахты "Восточная" решили прекратить голодовку в Ростовской области по причине отсутствия реакции со стороны властей и ухудшения самочувствия, сообщила член инициативной группы Т. Авачёва.

"Кавказский узел" писал, что 22 мая 2017 года губернаторВ. Голубев на встрече с шахтерами заявил о погашении основной части долгов по зарплате за период с апреля 2015 года по июнь 2016 года, а 30 июня - и о выплате долга перед работниками сервисных предприятий "Кингкоула". Общая сумма выплаченных денег составляет, по данным властей, 308,2 миллиона рублей.

4 июля 2017 года шахтеры заявили, что не получили всех положенных выплат и объявили голодовку протеста. Голодовка прекращена с сегодняшнего дня, шахтеры решили отказаться от этой формы протеста, сообщила член инициативной группы работников "Кингкоула" Татьяна Авачёва корреспонденту "Кавказского узла".

"Мы поняли, что власть сейчас отдыхает и им не до нас. Между тем, у многих участников голодовки ухудшилось состояние здоровья - у людей кружится голова, слабость. Теперь мы будем использовать другие методы, чтобы нас услышали", - сказала Авачева.
По подсчетам инициативной группы, шахтерам должны 374 миллиона рублей.

Горняки шахты "Восточная" решили присоединиться к протестам работников "Кингкоула" 11 июля. По состоянию на 25 июля в голодовке участвовали 59 человек: 52 шахтера "Кингкоула" и семь работников "Восточной".

Какие именно формы протеста решено использовать, представитель инициативной группы пока не сообщила. Пикет, назначенный на 28 июля, решено отменить из-за установившейся в Ростовской области 40-градусной жары, до 31 июля шахтеры намерены отдыхать, сообщает корреспондент "Кавказского узла".
Также сегодня стало известно, что Останкинский районный суд Москвы принял к рассмотрению иск ростовских шахтеров к главе ВЦИОМ Валерию Федорову. Об этом сообщил руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов на своей странице в Facebook. Иск о защите чести и достоинства к главе ВЦИОМ инициативная группа гуковских шахтеров и Центр экономических и политических реформ подали 24 июля. Поводом для иска стало прозвучавшее в эфире телеканала «Дождь» 28 июня высказывание Федорова о примерно 15% россиян, которые "…готовы всегда критиковать, протестовать по поводу и без повода" и "…настроены негативно по отношению к курсу Владимира Путина, к его режиму и отчасти к его персоне…"»

Голодовка - один из распространённых способов вымаливания пролетариями своей заработной платы, заработанной трудом на частных собственников общественных средств производства. С апреля 2015 г. по июнь 2016 г. (почти год) шахтёрам не платили за их труд, и государство при этом практически бездействовало. Почему?

Более того: даже после вмешательства государства в лице губернатора «…4 июля 2017 года шахтеры заявили, что не получили всех положенных выплат». Почему?

Потому, что и собственникам, и их государству, как сказано в этой заметке: «…им не до нас». И поэтому шахтёры в результате опыта голодовки пришли к выводу: «Теперь мы будем использовать другие методы». Но какие – другие методы?

Кстати, до Октябрьской революции 1917 г. в капиталистической России российские пролетарии почему-то понимали, что господ-собственников и их правительство разжалобить невозможно и не прибегали к такому способу воздействия на их совесть как самоистязание путём голодовки и «ухудшения самочувствия». Почему?

А ведь и перед шахтёрами, и перед остальными пролетариями РФ условия нелёгкой жизни при капитализме - не сейчас, а давно - поставили вопрос: Как нам бороться?

Вот как отвечал на такой вопрос 20-летний пролетарий в 1897 г.:

«Многие рабочие уже понимают, что лишь путём борьбы можно улучшить свое положение, и борются, но, не зная, как надо бороться, очень часто проигрывают. Обыкновенно зто случается тогда, когда рабочие заблаговременно не думают о том, что произойдёт с ними, когда не смотрят в будущее, не видят, что их ожидает…

Лучшее средство, это – бросить работу – стачка. Если, однако лишь один или двое рабочих бросят работу, то они нисколько не улучшат своего положения, наоборот – потеряют место, и им будет ещё хуже. Что же требуется для того, чтобы выиграть?

Надо, чтобы рабочие все до одного бросили работу, то есть необходимо единство – это первое, самое главное условие, без которого успешная борьба невозможна.

Мы должны, следовательно, заботиться о развитии этого единства – этой солидарности как в самих себе, так и в других, живя дружно, помогая друг другу во всём. Лишь тогда, когда мы будем поддерживать друг друга, мы можем многого добиться.

Ведь всем известна сказка о том, что целого пучка прутьев никто почти не в состоянии сломать, а каждый прутик в отдельности сумеет сломать даже ребёнок.

Так и с нами: если мы будем бороться каждый отдельно, то предприниматель и нужда окончательно нас одолеют – сегодня одного, завтра другого; а если мы будем держаться друг за друга, если все превратимся в одну рабочую семью, то сможем добиться многого!

Не всегда, однако, при солидарности рабочих забастовка обязательно будет удачной.

Положим, что рабочие начнут бастовать как раз в такой момент, когда у фабриканта нет заказов; тогда забастовка будет для фабриканта даже выгодна, ибо он и так хотел уволить рабочих, но закон этого не разрешает, а тут рабочие сами выступают.

Или же рабочие бастуют, когда у фабриканта мало работы; тогда придётся очень долго бастовать и можно проиграть.

Нужно, следовательно, выбирать для стачки такое время, когда много срочной работы, тогда легче выиграть.

Затем мы должны заботиться, чтобы никто со стороны не занял нашего места, таким людям мы должны разъяснять, что мы боремся не только для себя, а и для всех рабочих, что если мы добьёмся уступок, то и другие фабриканты испугаются и могут также пойти на уступки. Мы должны разъяснять, что мы боремся с эксплуатацией, порабощающей всех рабочих.

Если же эти разъяснения не помогут, тогда, не находя другого выхода, мы должны будем силой, страхом заставить их удалиться.

Мало того, чтобы выиграть, нужно быть стойкими и твёрдыми, придётся затянуть пояс для того, чтобы потом стало лучше, чтобы жизнь наша стала сносной.

Необходимо также постоянно собираться во время забастовки, чтобы поддерживать, подбадривать более слабых, чтобы мы знали друг о друге, ибо иначе того или другого, предоставленного самому себе, могут одолеть сомнения, и он может вернуться на работу.

А допустить этого нельзя, это было бы предательством своего собственного дела.

Поэтому необходимо также следить у фабрики, чтобы никто не осмелился вернуться на работу…

Дальше. Не только забастовкой можно заставить предпринимателей идти на уступки, лучше обращаться с нами. Как известно, предприниматели у нас не выполняют даже того, что сказано в законе.

Правительство же, хорошо зная об этом, не принимает никаких мер, так как оно видит, что рабочие сидят смирно, не добиваются сами, а правительство, как известно, защищает интересы не наши, а предпринимателей.

Мы должны, следовательно, сами давать знать о себе, показать, что мы боремся и требуем. Поэтому необходимо подавать жалобы при каждом злоупотреблении фабриканта, а если это не помогает, тогда прибегать к забастовке.

Дальше. Для того, чтобы фабрикант иначе обращался с нами и делал нам уступки, чтобы он считался с нами, то он должен знать, что всегда наткнётся на сопротивление, если сделает что-то плохое хотя бы одному из нас: урежет заработную плату, беспричинно оштрафует, выгонит вон и т.п.

Мы должны поэтому быть бдительными не только во время забастовки и не только тогда, когда он что-нибудь плохое сделает всем нам, а постоянно, ежедневно, чтобы он никому из нас не нанёс обиды. А предприниматель, видя наше единство, поймёт и почувствует, что мы уже стали силой, что мы не позволим ему эксплуатировать нас, сколько ему захочется, и будет с нами считаться, будет бояться нас».

Так отвечал на вопрос: «Как нам бороться?», - 20-летний пролетарий Ф. Дзержинский ещё в 1897 г. Но уже тогда он знал, что только ликвидация частной собственности класса буржуазии обеспечит отсутствие этой эксплуатации.

А пока российским пролетариям нужно быстрее учиться азбуке организованной борьбы против произвола бизнесменов и защиты этого произвола их правительством.

Нужна коллективная и солидарная борьба пролетариев за принятие таких законов, которые бы, насколько это возможно при капитализме, защищали бы общеклассовые жизненные права всех наёмных работников, например:

- о немедленной выплате задержанной заработной зарплаты работникам специальным государственным фондом, по его заявлению, с последующей компенсацией фонду этих расходов соответствующим бизнесменом;

- об отмене ограничений на проведение забастовок против понижения уровня жизни наёмных работников;

- об обязательной регулярной индексации заработной платы в соответствии с инфляцией.

Резолюции всех протестных акций пролетариев, обращённые к исполнительным и законодательным госорганам должны содержать всегда подобные общепролетарские требования, в исполнении которых заинтересованы все пролетарии.

А если госорганы не будут их исполнять, возможно «…тогда, не находя другого выхода, мы должны будем силой, страхом заставить их удалиться»?


К.И. Курмеев.

Пермское отделение

Российской коммунистической рабочей партии

 

Просмотров 571
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру