Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Очередной бюллетень (№155) о жизни зарубежных компартий

Дата: 04.09.2017 г. Добавил: sergeev
]]>Печать]]> E-mail
Ниже представлены Коммунистические организации Индонезии.
Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия - только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

ИНДОНЕЗИЯ

Совсем недавно состоялся Первый съезд Коммунистической партии Индонезии, именно Первый, хотя у коммунистов в Индонезии боевая и трагическая история. Было время, когда Индонезия, которая сегодня занимает четвёртое место в мире по численности населения (после Индии, Китая и США) вполне могла начать движение по социалистическому пути. Она расположена в Юго-Восточной Азии по обе стороны от экватора между Тихим океаном на северо-востоке и Индийским на западе. Население Индонезии быстро растет и в августе 2017 года оно превышало 270 миллионов человек. Около 88 % индонезийцев исповедуют ислам, что делает Индонезию страной с самым большим мусульманским населением в мире.

Индонезия - одна из самых древних стран в мире. Первые поселения здесь появились приблизительно за 500 тысяч лет до нашей эры. Европейцы же узнали об этой территории лишь в 1292 году от Марко Поло, итальянца, автора книги «Книга о разнообразии мира». Правда, возможно, она написана по рассказам каких-нибудь торговцев, а сам он там и не был. Только через 200 лет европейцы (охотники за пряностями и специями) начали постепенно присваивать эти земли. Сначала португальцы, потом голландцы. В наполеоновские времена и англичане пытались здесь закрепиться. Непосредственной предшественницей сегодняшней Индонезии была Нидерландская Ост-Индия, огромная голландская колония, которую можно рассматривать как единую государственную структуру, охватывавшую территорию всего архипелага. Голландцы появились здесь в первой половине XVII века и к началу XX века хозяйничали почти на всей территории современной Индонезии.

Сегодня Индонезия самое крупное в мире государство, расположенное исключительно на островах. Их у неё 17 тысяч и лишь 7870 из них имеют собственные названия, а остальные безымянные. В разные периоды тут было много всяких княжеств и королевств, а людей, которых можно было бы назвать индонезийцами, до начала ХХ века не было. Даже в нынешней Индонезии около 250 разных языков и диалектов.

Коммунистическое движение в Индонезии имело отчетливое европейское происхождение. В 1914 году европейцами, проживавшими в Нидерландской Ост-Индии, была создана Индийская социал-демократическая ассоциация (ИСДА). Один из них, Хенк Сневлит, возглавил ИСДА. На начальном этапе собственно индонезийцев в ней было немного, преобладали голландцы и другие европейцы. По сути, ИСДА являлась колониальным филиалом Социал-демократической рабочей партии Нидерландов, но была вполне автономной организацией. После революции в России партия большевиков стала образцом для революционных социал-демократов будущей Индонезии. Из активистов Ассоциации голландских и индонезийских солдат и матросов ИСДА образовала даже свою Красную гвардию где числилось не менее трех тысяч военнослужащих и бывших военнослужащих колониальных войск и военно-морского флота. Наиболее активно социал-демократы действовали среди солдат и матросов военно-морских баз в Сурабае, где в 1917 году произошло мощное восстание, подавленное голландскими войсками.

После восстания руководитель ИСДА Сневлит был 5 декабря 1918 года выслан в Нидерланды. 23 мая 1920 года съезд ИСДА принял решение переименовать организацию в Индийскую коммунистическую ассоциацию (ИКА). Так образовалась первая организация коммунистов Индонезии. В ней численно уже преобладали индонезийцы. Именно ИКА стала первой секцией Коминтерна в Азии, а официальные контакты с Коминтерном от имени индонезийских коммунистов осуществлял первый лидер ИКА Сневлит. Партия приступила к формированию профсоюзного движения в Нидерландской Ост-Индии. В 1923 году профсоюз железнодорожников устроил забастовку, что повлекло за собой серьезные репрессии властей. Тогдашний глава коммунистов Касым Джон Семаун был вынужден бежать в СССР, где прожил более тридцати лет и в 1924-1928 годах представлял партию индонезийских коммунистов в Коминтерне и Профинтерне. Их организация в то время уже стала называться Коммунистической партией Индонезии (КПИ). Вернулся Семаун уже в независимую Индонезию. Сневлит же принимал активное участие в организации Коммунистической партии Китая. Вернувшись в Нидерланды, он в 1927 году возглавил Революционную социалистическую партию. Во время оккупации гитлеровцами Нидерландов он возглавлял подпольщиков антифашистского «Маркс-Ленин-Люксембург-фронта», был арестован и 12 апреля 1942 года казнен вместе со своими товарищами, встретив смерть пением «Интернационала».

КПИ же довольно быстро превратилась в активную политическую организацию, сумевшую в декабре 1926 и январе 1927 годов организовать антиколониальные восстания в крупнейших городах страны - Батавии (ныне - столица Индонезии Джакарта), Сурабае, Паданге и Бантаме. Голландской полиции и колониальным войскам потребовалось несколько недель, чтобы подавить их, 4500 участников выступлений оказались за решеткой, 823 человека были сосланы в джунгли Западной Новой Гвинеи. Коммунистическая партия Индонезии была запрещена. В 1935 году в Индонезию нелегально вернулся член исполкомов Коминтерна и Профинтерна Мановар Муссо. Под его руководством на базе подпольной коммунистической организации на острове Ява КПИ была воссоздана. Но уже в 1936 году он был вынужден вновь покинуть страну, жил в Бельгии и Франции, был арестован и заключен во Франции в концлагерь.

В 1927 году на съезде в Бандунге была создана Национальная партия Индонезии (НПИ), руководителем которой был молодой инженер Сукарно, получивший образование в Нидерландах. Её деятельность была направлена на то, чтобы объединить людей с антиколониальными настроениями в единое широкое движение за национальную независимость. Эта позиция нашла поддержку у находившихся в Голландии патриотически настроенных студентов, таких как уроженец Суматры Мохаммад Хатта, которые одобрили призыв НПИ забыть обо всех региональных и религиозных противоречиях во имя общенациональных интересов. В 1928 делегаты Конгресса молодежи, проходившего в столице колонии, поклялись быть верными трем идеалам: один народ - индонезийцы, одна страна - Индонезия, один язык - индонезийский. В 1929 году Сукарно выступил за полный отказ от сотрудничества с властью и вместе с другими руководителями НПИ был арестован. Сама Национальная партия Индонезии уже в 1931 году была распущена. Возникла организация, известная как Новая НПИ, которую какое-то время возглавлял Хатта. Но вскоре и его арестовали и отправили в ссылку. Сукарно постоянно преследовала полиция, в 1929-1931 и 1933-1942 годах он находился в заключении или ссылке. Несмотря на это он постепенно становился признанным вождём индонезийского народа.

После нападения японцев на американскую военно-морскую базу в Перл-Харборе в 1941 году правительство Нидерландской Индии объявило Японии войну, однако японцы без труда захватила Индонезию, почти не встретив сопротивления. Японская оккупация продолжалась более трёх лет, причем японцы назначили на высшие административные посты коренных жителей. Лидеры движения за национальную независимость, в том числе Сукарно и Хатта, получили свободу. Япония пыталась создать то, что она называла «сферой сопроцветания Великой Восточной Азии». Это нашло определенное сочувствие у индонезийских борцов за независимость. Согласно японским планам, Индонезия должна была стать японским сателлитом наподобие Маньчжоу-го - марионеточного государства на оккупированной Японией территории Маньчжурии у границ СССР, просуществовавшего более 13 лет.

Японцы разрешили национальный флаг и гимн. Вместо голландского официальным языком стал индонезийский, было разрешено создание Консультативного совета индонезийских мусульман (Машуми). Десятки тысяч молодых индонезийцев в 1943 году вошли в создававшиеся японцами военные и молодежные организации. Были сформированы Добровольческая армия защитников отечества (ПЕТА), которая должна была поддержать японцев в случае высадки союзников, и части «Барисан Хизбалла», связанные с Машуми. К концу войны эта армия насчитывала от 57 до 120 тысяч бойцов. После войны эти силы составили основу патриотически настроенных вооруженных подразделений.

Но произвол оккупантов не мог оставить индонезийцев равнодушными. По разным оценкам, от 4 до 10 миллионов человек были мобилизованы японцами на принудительные строительные работы, причем многие вывозились на другие территории, оккупированные японцами в Тихом океане. Реквизиции продовольствия, поборы, сокращение рынков сбыта товаров сельского хозяйства привели к ухудшению экономического положения и росту антияпонских настроений. Постоянно возникали группы Сопротивления и вспыхивали стихийные восстания. По некоторым данным до 4 миллионов индонезийцев погибло в период японской оккупации.

Но, по мнению Сукарно, азиаты-японцы представляли собой меньшее зло, чем голландские колонизаторы и могли использоваться национально-освободительным движением для поддержки идеи о независимой Индонезии. Японцы пообещали в обмен на поддержку провозгласить её независимость, но вплоть до капитуляции Японии до этого не дошло. Правда, 11 мая 1945 японское правительство объявило о намерении предоставить Индонезии независимость к 1 января 1946. Предполагалось включить в новое государство всю территорию Нидерландской Индии, а также Малайю, Саравак и Сабах, колониальные владения Великобритании на острове Калимантан и Восточный Тимор, принадлежавший Португалии. Таким образом, была заложена основа будущей политики «Великой Индонезии», последовательно проводившейся лидерами Индонезии в 1950–1970-е годы. Но 2 сентября 1945 года был подписан акт о капитуляции Японии.

Коммунисты боролись с японскими оккупантами в тяжёлых условиях подполья. Сукарно же и его соратники - индонезийские националисты - с японцами не воевали, а их поддерживали. Уже 17 августа 1945 года через день после объявления о капитуляции Японии Сукарно провозгласил независимость Индонезии. При этом главнокомандующий японскими войсками в Юго-Восточной Азии маршал Тераути на это любезно согласился. Организации националистов захватили власть на местах, а на основе территориальных батальонов ПЕТА, сформированных при японцах, была создана национальная армия Индонезии. Японские военные, в большинстве своём, не препятствовали захвату индонезийцами оружия на японских армейских складах. Более того, отдельные японские офицеры и солдаты присоединились к индонезийцам, чтобы продолжить сражаться против европейских колонизаторов.

Вообще японская агрессия в Юго-Восточной Азии, стимулировала резкий рост национально-освободительного движения и усиление его позиций после окончания Второй мировой войны. Бывшие партизаны, закаленные в боях, получившие оружие и создавшие подпольные базы, уже не желали мириться с ролью оппозиции, не обладающей реальным влиянием на политику страны. Они не для того сражались против японцев, чтобы их родная страна осталась колонией Нидерландов. Великобритания же решила поддержать Нидерланды в борьбе за сохранение колониального режима в Индонезии, и 29 сентября того же года английские части высадились в Батавии. Британская империя, как крупнейшая колониальная держава не желала, естественно, появления суверенного азиатского государства, которое могло стать «дурным примером» для её колоний. Британцы должны были принять капитуляцию японцев в Индонезии, которую они по-прежнему считали Голландской Ост-Индией.

Однако они с удивлением обнаружили, что существует Республика Индонезия, в городах и сёлах действует ее администрация, созданы министерства и ведомства, поезда ходят по расписанию. Были у республики и армия с полицией. Но если англичане не сразу вступили в войну, то высадившиеся там же 4 октября части голландской армии немедленно начали уничтожение всех местных группировок. Сукарно, Хатту и других националистов, сотрудничавших с японцами, голландцы считали «коллаборационистами, экстремистами и военными преступниками», которые должны предстать перед судом. На Суматре, а затем на Яве вспыхнула партизанская война. Началось вооруженное противостояние голландских колонизаторов и индонезийского национально-освободительного движения, продолжавшееся на протяжении трех лет. В этот период Коммунистическая партия Индонезии выступила в качестве союзника Сукарно. Многие вооруженные отряды индонезийского сопротивления возглавлялись коммунистами, а некоторые лидеры КПИ участвовали в общем руководстве национально-освободительным движением.

Ещё с начала 30-х годов одним из центров движения за независимость Индонезии была Сурабая, главный город востока Явы, второй по величине порт всей Юго-Восточной Азии после Сингапура и крупный промышленный центр. Первые столкновения произошли там 19 сентября 1945 года, когда группа освободившихся из японского лагеря голландцев вывесила над главным городским отелем голландский флаг. Индонезийцы оторвали его нижнюю синюю полосу, превратив тем самым в красно-белый флаг Индонезии. 27 октября самолет сбросил на город листовки, в которых содержалось требование к индонезийцам сдать оружие в течение 48 часов под угрозой расстрела на месте.

Индонезийцы поняли, что британцы намерены оккупировать Сурабаю и передать её голландским колонизаторам. На следующий день они атаковали британские посты по всему городу. Бои продолжались всю ночь, и часть постов в итоге была захвачена индонезийцами. 29 октября после напряжённых переговоров было достигнуто соглашение о перемирии. На следующий день командир британской бригады Мэллаби решил проехаться по городу, вспыхнула перестрелка с применением минометов, в которой он был убит. Для «восстановления порядка» из Сингапура в Сурабаю были переброшены 9000 солдат с танками и артиллерией. Англичан среди них было немного, в основном это были иные подданные Британской империи - индийцы, непальцы (гуркхи), бирманцы – для высоко цивилизованных британцев воевать чужими руками всегда было в порядке вещей. Сукарно тогда призвал по радио жителей Сурабаи прекратить «анархические действия, которые ведут к хаосу и коллапсу нашей республики». Они и прекратили.

Но англичане решили наказать непокорных. 10 ноября два британских крейсера и три эсминца начали обстрел Сурабаи, Авиация только за первые три дня сбросила на город более 500 бомб. 13 тысяч солдат при поддержке танков и артиллерии продвигались из вглубь города, штурмуя улицу за улицей, дом за домом. Индонезийцы сражались храбро и фанатично, бросаясь под танки со связками гранат. Им даже удалось подбить два британских самолёта. Но индонезийцам не хватало координации и подготовки – они не были профессиональной армией и нередко даже забывали выдергивать чеку из гранаты, Последние очаги сопротивления в превращённом в руины городе были подавлены 29 ноября 1945 года. Погибло 9 - 10 тысяч индонезийцев, а 90% населения бежало из города. В августе 2001 года (!) британское правительство принесло официальные извинения Индонезии за произошедшее. День начала битвы, 10 ноября, отмечается в современной Индонезии как национальный праздник - День Героев.

Почти год в разных местах продолжались столкновения с участием авиации и боевых кораблей. В помощь английским и голландским подразделениям 9 ноября из Индии, которая была тогда британской колонией, прибыли первые индийские колониальные части, в отдельных случаях на стороне колонизаторов в боях принимали участие даже японские военнопленные. Весной 1946 года британцы ушли, а с октября 1946 по март 1947 года шли переговоры индонезийского правительства с голландцами, в результате которых Нидерланды признали существование Индонезийской республики де-факто.

Естественно, что сразу после окончания войны Коммунистическая партия Индонезии, превратившаяся уже во влиятельную политическую силу, включилась в антиколониальную борьбу индонезийских национально-освободительных сил. В начальный период её представители входили во все руководящие органы власти, включая правительство. Амир Шарифуддин, член Политбюро ЦК, в 1945-1947 годах был министром обороны, а в середине 1947 года стал премьер-министром республики.

Нидерланды, одно из самых маленьких государств Европы (в полтора раза меньше Литвы или Латвии) с населением, составлявшим в 1950 году около 10 миллионов человек (население Индонезии тогда уже превысило 70 миллионов), никак не хотело смириться с потерей своей, богатой природными ресурсами и экспортными сельскохозяйственными товарами, колонии. Само обладание обширными колониальными владениями, в 56 раз по площади превосходящими территорию метрополии, было традиционным источником национальной гордости для жителей Нидерландов. Голландский премьер-министр военной поры Питер Гербранди говорил: «Голландия – не просто маленькая страна в Европе. Мы раскинулись на 4 континентах. Наши заморские владения являются причиной нашего существования». Ещё и сегодня собственно Нидерланды включают не только территорию в Европе, но и три маленьких острова в Карибском море с населением около 20 тысяч человек. При этом Нидерланды являются частью Королевства Нидерландов, куда вместе с ними входят ещё два с половиной карибских острова, где живут почти 300 тысяч подданных королевства. Нидерланды часто называют Голландией, но Голландия это только две из 12 провинций Нидерландов.

Экономическое благосостояние Нидерландов во многом обеспечивалось вековой эксплуатацией Нидерландской Ост-Индии, то есть Индонезии. Тем не менее, в годы Второй мировой войны выявилась реальная слабость голландских властей, когда они не смогли противостоять японским оккупантам. Но задушить индонезийское национально-освободительное движение в Нидерландах считали возможным и развязали уже летом 1947 года настоящую колониальную войну, которую высокомерно называли полицейской акцией.

К «полицейской операции», на Яве было привлечено около 70 000 военнослужащих, на Суматре ещё 18 000. Начались авианалёты, десанты, блокада и ожесточенные бои. Хорошо подготовленные механизированные голландские части легко взламывали при поддержке ВВС и флота индонезийскую оборону. Тем не менее, борьба продолжалось. Довольно скоро действия индонезийских партизан на дорогах на западе Явы заставили голландцев называть их «дорогами смерти». В городах устраивались акты саботажа и забастовки. А в мире поднялась волна возмущения действиями Нидерландов и росли симпатии к Республике Индонезия. К концу августа на Яве под контролем республики оставались лишь треть территории острова. Однако голландцы исчерпали свои резервы, и понеся потери от постоянных партизанских атак и упорного сопротивления войск республики, пошли на переговоры при посредничестве ООН. 17 января 1948 года было подписано Ренвилльское соглашение (на борту американского военного транспорта «Ренвилл» - есть такой город в штате Миннесота), установившее линию разграничения войск. Некоторые территории были признаны индонезийскими. В то же время важнейшие продовольственные и нефтеносные районы, а также крупнейшие морские порты оставались под контролем Нидерландов. Вместо суверенного государства, распространявшего власть на всю территорию бывшей Нидерландской Индии, Республика Индонезия оказалась лишь одним из субъектов в составе федеративного государства Соединённых Штатов Индонезии, остававшегося под номинальной властью голландского монарха. Территория Республики сильно урезалась. Теперь на ней проживало 19,2 миллиона человек, тогда как на оккупированной территории — 30,6 миллиона. индонезийцев. Правительство Шарифуддина подписало это соглашение «в надежде на мирную передышку в крайне тяжелый для Республики момент и, рассчитывая, что в результате предусмотренного соглашением плебисцита оккупированные голландцами районы вернутся в ее состав». Продолжалась и блокада Индонезии. В январе 1948 года правым удалось привести к власти реакционный кабинет Мохаммеда Хатты.

В Индонезию вскоре вернулся из Европы Мановар Муссо. В августе 1948 года конференция КПИ приняла разработанную им резолюцию «Новый путь для Республики Индонезии. Было также принято решение об официальном вхождении в КПИ Рабочей и Социалистической партий Индонезии, работавших под ее руководством. Коммунисты стремились создать единый антиимпериалистический фронт. Под их влиянием находилась центральная организация профсоюзов Индонезии – СОБСИ, в которой в 1947 году насчитывалось полтора миллиона рабочих - четвертая часть всех рабочих страны. В сентябре Муссо был избран генеральным секретарём ЦК КПИ.

Воспользовавшись прекращением военных действий в начале 1948 года, правительство Хатты начало сокращение армии, под которое в первую очередь попадали те воинские части, в которых наиболее сильным было влияние левых. По сути дела это была чистка армии от коммунистов и их сторонников. Коммунисты, выступая под лозунгом «массовой революционной народной армии», решительно сопротивлялись таким действиям. Регулярными стали междоусобные вооружённые столкновения, похищения и убийства офицеров с обеих сторон. В городе Мадиун на востоке Явы сторонники КПИ отказались разоружиться, и в сентябре 1948 года некоторые из них были убиты. Хотя эти столкновения были неожиданностью для руководства компартии, правительство обвинило её 20 сентября в попытке государственного переворота.

Ответом стало антиправительственное вооружённое восстание с участием представителей левых партий. В Мадиун для координации действий восставших приехали Мановар Муссо и Амир Шарифуддин. В район Мадиуна были двинуты правительственные войска, и в течение 2 месяцев повстанцы были разбиты. Компартии был нанесён тяжёлый удар. Власти арестовали более 35 тысяч коммунистов и их сторонников, около 600 коммунистов погибли в боях или были расстреляны карателями.

Среди них были Муссо, Шарифуддин и другие видные руководители компартии. Руководство КПИ осуждало беспорядки в Мадиуне и призывало к миру, однако мадиунские события использовались как предлог для репрессий против КПИ, Её обвиняли в подготовке к свержению президента Сукарно и провозглашению Советской республики Индонезии, хотя сами события были неожиданностью для КПИ. В итоге вплоть до 1951 года партия была вынуждена работать в подполье.

В этих условиях Голландия решила провести ещё одну «полицейскую акцию», чтобы захватить всю свою бывшую колонию. На Яве и Суматре было сосредоточено 145 тысяч голландских солдат. На рассвете 19 декабря 1948 года они внезапно начали новую войну. Это для индонезийцев оказалось столь неожиданным, что сопротивления не оказывалось. Уже днём была захвачена столица республики Джокъякарта. Президент и члены правительства были арестованы. Сукарно успел призвать народ к сопротивлению колонизаторам, а в плену отказался отдать приказ о сдаче. 24 декабря голландцы захватили Яву, а 25 декабря под их контроль перешла и половина Суматры. Вскоре были заняты все крупные города, ещё остававшиеся у республики.

Индонезийская армия перешла к партизанской тактике, которая сочетала в себе налеты на коммуникации и городские центры с помощью мобильных отрядов, охрану освобожденных районов, саботаж и «тактику выжженной земли». Не вступая в прямые бои с голландскими войсками, индонезийцы отступили на заранее подготовленные базы в сельской местности и горах. Они разрушали мосты, минировали дороги, устраивали засады на вражеские конвои, перерезали телефонные линии связи, взрывали железные дороги. Особое значение уделялось нападениям на предприятия и плантации с уничтожением складов шедшей на экспорт продукции. К марту 1949 года наземное сообщение между городами Явы было фактически парализовано. Голландцы потеряли до половины своей бронетехники, многие гарнизоны снабжались только по воздуху. Фактически теперь власть голландцев не распространялась за пределы городов. О полном отсутствии контроля колонизаторов над сельской местностью говорит тот факт, что весь период второй «полицейской операции» штаб индонезийских войск на Яве располагался в деревне всего в 18 километрах от Джокьякарты. Но даже в городах колонизаторы не могли чувствовать себя в безопасности. Индонезийцы организовали целый ряд ночных и дневных атак на различные города Явы и Суматры.

КПИ принимала активное участие в борьбе против колонизаторов, создавая свои отряды и присоединяясь к действующим войскам республики. Многие коммунисты присоединялись к партизанам, сумев бежать из тюрем. Партизанская война привела к тому, что от голландцев к марту 1949 года были очищены значительные территории и несколько крупных городов. Голландские войска к этому времени уже начали разлагаться — сказалось международное давление, забастовки рабочих в самой Голландии и выступления коммунистов. Боевой дух упал, и появилось значительное число дезертиров, многие из которых переходили на сторону партизан. Обыденными явлениями стала продажа голландского оружия и боеприпасов индонезийским партизанам. Позднее, в ходе расследования в голландском парламенте приводились цифры, указывающие на то, что весной 1949 года до 40% поступавших в страну военных грузов в итоге оказывались в руках индонезийских республиканцев.

«Полицейская операция» вызвала всеобщее осуждение в мире. Совет безопасности ООН в декабре 1948 и январе 1949 годов принял резолюции с требованием немедленного прекращения огня и освобождения республиканского руководства Индонезии. Даже в США царило всеобщее возмущение. Нидерланды получили от Америки по плану Маршалла для восстановления после Второй мировой войны 475 миллионов долларов, истратив при этом на войну в Индонезии 434 миллиона. Фактически, война оплачивалась деньгами американских налогоплательщиков. В марте 1949 года конгресс США замораживает помощь Нидерландам по плану Маршалла, США и Великобритания вводят эмбарго на поставки оружия, Австралия, Новая Зеландия и Индия объявляют полный бойкот голландским товарам. Подвергшись международному осуждению и осознав явную бесперспективность военной кампании в сложившихся условиях, в мае 1949 года правительство Нидерландов согласилось на мирные переговоры при посредничестве ООН. В середине июня голландцы покинули Джокьякарту, а 6 июля в город вернулось республиканское руководство во главе с Сукарно. Перемирие на Яве вступило в силу 11 августа, на Суматре – 15 августа.

С 23 августа по 2 ноября 1949 года в Гааге проходила мирная конференция. По соглашению Соединённые Штаты Индонезии (СШИ) в составе 16 штатов (Республика Индонезия была самым крупным из них) и 9 особых территорий получали независимость. Это государство входило в состав Нидерландско-Индонезийской Унии во главе с королевой Нидерландов, в рамках которой стороны должны были согласовывать свои позиции в области обороны, внешней политики и торговли. Часть Новой Гвинеи оставалась под протекторатом Голландии. Гарантировались все имущественные права голландцев в Индонезии. Голландия потеряла значительные территории в Юго-Восточной Азии и потерпела серьёзное поражение, понеся значительные потери. 27 декабря 1949 состоялась официальная передача суверенитета от Нидерландов к СШИ, а на следующий день президент Сукарно триумфально вернулся в Джакарту. К середине 1950 года голландские армия и флот покинули Индонезию, колониальная армия была распущена. Война обошлось в 5 тысяч жизней голландцев и 130–140 тысяч жизней индонезийцев.

Индонезия добилась независимости, но стала федерацией, что содействовало сохранению влияния консервативных сил. В то же время после освобождения из тюрем тысяч политических заключенных наблюдалось усиление настроений в пользу республики. Федерация просуществовала лишь до 17 августа 1950 года, когда была провозглашена независимая унитарная Республика Индонезия главе с Сукарно. Под контролем Нидерландов осталась только самая восточная и отсталая провинция бывшей Нидерландской Ост-Индии — Западная Новая Гвинея (ныне — Ириан Джая, то есть победивший Ириан). Новая конституция ограничивала полномочия президента, правительства то и дело сменяли друг друга. Проведенные в 1955 году выборы не привели к появлению правительства, способного эффективно управлять страной. Коммунисты заняли четвертое место среди партий – участников выборов, получив более 16% голосов и 39 мест в парламенте. Было сформировано коалиционное правительство, которое возглавил Али Састроамиджойо. Он в 1953 – 1955 годах уже побывал премьер-министром, был близок к Сукарно и не отвергал взаимодействие с КПИ.

В 1957 году Сукарно официально призвал к отказу от западной либеральной демократии в пользу индонезийской «управляемой демократии». Протесты, беспокойство и даже восстание на юге Сулавеси привели к отставке второго правительства Састроамиджойо. После этого Сукарно сам составил команду специалистов, назначив премьер-министром Джуанду. Генеральная ассамблея ООН несколько раз отвергала резолюцию, призывавшую к возобновлению переговоров между Индонезией и Нидерландами по вопросу прав на владение Нидерландской Новой Гвинеей (Ириан-Джая). На местных голландских предприятиях вспыхнула забастовка, что подтолкнуло профсоюзы, где доминировали коммунисты, к захвату ряда принадлежавших голландцам плантаций и предприятий по первичной обработке сырья. Армия взяла голландские плантации под контроль, а правительство объявило о готовящейся национализации собственности голландцев. Движение властей влево продолжалось. В 1957 году на выборах в органы местного самоуправления на Яве коммунисты получили на 37% голосов больше, чем два года назад, укреплялось их сотрудничество с Сукарно. Но в некоторых местах возрастало влияние антикоммунистических мусульманских партий, таких как Машуми. В феврале 1958 года, на Западной Суматре и Сулавеси были даже образованы оппозиционные органы власти, пользовавшиеся поддержкой США, недовольных прокоммунистическими тенденциями Сукарно. Но они просуществовали недолго.

В 1959 президент Сукарно начал вводить свою «управляемую демократию», укреплялись его связи с КПИ, хотя армия не допустила вхождения коммунистов в правительство. В 1960 году несколько военных стали губернаторами провинций. В мае 1963 года ООН передала спорные территории (Ириан-Джая) Индонезии, были предприняты попытки не допустить образования независимой Малайзии, которую Сукарно считал базой британского неоколониализма. Одновременно укреплялись отношения с социалистическими странами – Китаем, КНДР, Северным Вьетнамом, а отношения с Западом становились всё более враждебными. В 1963 году коммунисты провели массовые выступления с призывами к земельной реформе на Яве, возглавляемые коммунистами массовые организации приобрели к этому времени значительный вес в стране. Всё это встречало сильную оппозицию, прежде всего со стороны богатых мусульманских землевладельцев. За два последующих года, пользуясь поддержкой Сукарно, КПИ расширяла своё влияние, напряжение в стране нарастало. На востоке Явы происходили столкновения между мусульманами и коммунистами.

К середине 1960-х годов КПИ стала крупнейшей компартией стран капиталистического мира и насчитывала в своих рядах более 3,5 миллионов членов и кандидатов. Под руководством КПИ действовали многие профсоюзные, молодёжные, женские и другие демократические организации, объединявшие около 16 миллионов человек. Перед КПИ открывалась реальная перспектива стать руководящей силой в борьбе индонезийского народа за укрепление политической и завоевание экономической независимости, против империализма и внутренней реакции. Но такой быстрый рост рядов КПИ усиливал и влияние мелкобуржуазной стихии на курс партии. Руководство КПИ безоговорочно поддержало концепцию Сукарно о «направляемой демократии», означавшей усиление единоличной диктатуры президента, и стремилось приспособить политику партии к действиям и политике президента. На 7-м чрезвычайном съезде КПИ в 1962 году «Политический манифест» Сукарно был провозглашен второй программой партии. Сукарно же в знак признания его заслуг в борьбе за присоединение западной части Новой Гвинеи был 18 мая 1963 года провозглашен пожизненным президентом Индонезии с присвоением титула «великий вождь революции».

В области внешней политики руководство КПИ поддержало выдвинутую Сукарно идею создания «оси Джакарта — Пекин», пропагандировало концепцию Мао Цзедуна об особой роли стран «третьего мира» в освободительной борьбе народов и способствовало осуществлению тактики создания обособленных афро-азиатских организаций, что приводило к ослаблению связей КПИ с международным коммунистическим движением. Раскол между СССР и Китаем привел к тому, что в Индонезии среди коммунистов появилось много сторонников ориентации на КНР и ускорения преобразований, для чего необходимо было очистить армию от реакционных элементов.

В 1964—1965 годах, в период ухудшения экономического положения в Индонезии, роста недовольства масс, внешнеполитической изоляции страны, активизировались силы внутренней реакции, ударным кулаком которых выступало командование индонезийских сухопутных сил. Планы реакции по захвату политической власти в стране вызвали к жизни заговор левых армейских офицеров (1965), получивший название «Движение 30 сентября». 30 сентября 1965 года группа левых офицеров попыталась организовать переворот и очистить армию от реакционных генералов. О перевороте не знала даже значительная часть ЦК, и КПИ оказалась не готова поддержать товарищей. Офицеры и молодежные коммунистические организации заняли столицу и объявили о том, что совершают свои действия для защиты Сукарно от реакционных офицеров. Военные, однако, быстро сориентировались, обвинили коммунистов в перевороте, и разбили революционеров. Возглавил военных командующий стратегическим резервом армии генерал-майор Сухарто, сумевший собрать верные ему части, и в течение нескольких дней восстание было подавлено. Некоторое время Сукарно ещё оставался президентом, но 11 марта 1966 года он вынужден был издать приказ о передаче полномочий Сухарто, который получил право действовать от имени президента. На следующий день правительство запретило деятельность КПИ. Начался антикоммунистический террор. В июне-июле Сухарто был утвержден в качестве и. о. президента.

В марте 1966 года не только КПИ, но и примыкавшие к ней многочисленные общественные организации были официально объявлены вне закона. Долгий период легального существования и союза с действующей властью привел к тому, что коммунисты оказались не готовы к переходу на нелегальное положение и к вооруженному отпору карателям. Было убито несколько сот тысяч членов КПИ и левых общественных организаций. В числе погибших и казнённых были почти все руководящие деятели партии (Айдит, Лукман, Ньото, Судисман, Ньоно и другие), десятки тысяч были арестованы. В итоге КПИ была полностью разгромлена и деморализована. Подполье смогли организовать лишь на восточной Яве в Блитаре, но и оно в 1968 году было окончательно разгромлено. На остальных членов КПИ обрушился массовый террор, в результате которого потери КПИ и сочувствующих насчитывали около миллиона человек. Оставшиеся в живых члены КПИ покидали страну и обосновывались либо в КНР (те, кто поддерживал КПК), или в СССР и странах Варшавского Договора (те, кто ориентировался на КПСС).

Однако несмотря на террор и репрессии, в глубоком подполье действовали коммунистические группы, развернувшие работу по возрождению КПИ на основе марксизма-ленинизма, выступавшие за восстановление связей с международным коммунистическим и рабочим движением. В подполье были выпущены марксистско-ленинские документы «За правильный путь индонезийской революции» (1967) и «Насущные задачи коммунистического движения Индонезии» (1969), ставшие программой организационной и идейной консолидации индонезийских коммунистов.

В Индонезии за последние 50 лет произошло много событий. Возглавлявший переворот генерал Сухарто уже в 1968 году стал президентом Индонезии и затем переизбирался Сухарто на этот пост президента в 1973, 1978, 1983, 1988 и 1993 годах. Он создал льготные условия для своей собственной политической организации – Голкар, легко опередившую оппозицию на первых выборах в парламент и местные органы власти, состоявшихся под контролем армии в июле 1971. На протяжении следующих 20 лет она продолжала лидировать в частично избираемых органах государственной власти.

Отстраненный же от власти первый президент независимой Индонезии Сукарно был помещён под домашний арест. У него обострилась сердечная болезнь, всё чаще и чаще случались сердечные приступы. Летом 1970 года его состояние стало безнадёжным, утром 21 июля он скончался. На его похороны собрались, несмотря на отсутствие огласки, миллионы людей. В девятую годовщину смерти первого президента Сухарто организовал пышную церемонию перезахоронения, в торжественной обстановке был открыт мемориал памяти усопшего. Здание высотой в 18 метров было выполнено в национальном стиле и имело три ступени, символизирующие три этапа жизни человека — юность, зрелые годы и старость. На могильной плите была выгравирована надпись: «Здесь лежит Бунг-Карно — провозвестник независимости и первый Президент Республики Индонезия. Родился 6 июня 1901 года. Умер 21 июля 1970 года».

Экономический кризис, охвативший Восточную и Юго-Восточную Азию в 1997–1998, привел к тяжелым последствиям для Индонезии. Резкий экономический спад и падение рупии (с августа 1997 по февраль 1998 ее ценность девальвировалась на 80%) с последовавшим затем ростом цен на продовольствие, топливо и товары первой необходимости затронули всех индонезийцев, как низшие, так и средние слои общества, как горожан, так и деревенских жителей. Безработица выросла на 4 миллиона человека. В некоторых местах из-за засухи начался голод. В феврале 1998 года ухудшение положения привело к первым выступлениям, направленным в основном против представителей китайской общины. Хотя Сухарто сумел организовать президентские выборы в марте 1998 таким образом, чтобы сохранить за собой высший пост в государстве, предотвратить формирование широкой антиправительственной коалиции ему не удалось. Переизбрание Сухарто президентом на 7-й срок было встречено массовыми студенческими демонстрациями. По всей стране начались студенческие выступления, через два месяца вылившиеся в трехдневные беспорядки после того, как войска открыли огонь и убили нескольких студентов университета, участвовавших в мирной демонстрации. По всей стране начались погромы и массовые грабежи, сопровождавшиеся поджогами. Вооруженные силы оказались не готовы подавить столь масштабные выступления. За несколько дней противостояния, по оценкам экспертов, погибло до 12 тысяч человек. Сухарто был вынужден уйти в отставку. 21 мая 1998 президентом Индонезии стал Бахаруддин Юсуф Хабиби, занимавший пост вице-президента.

После отставки Сухарто его состояние, по оценке журнала «Time», оценивалось в 15 миллиардов долларов США. По версии международной организации Transparency International он присвоил из государственной казны от 15 до 35 миллиардов долларов. 29 мая 2000 года его поместили под домашний арест. Трижды (в 2000, 2002 и 2006 -2007 годах) против него возбуждались уголовные дела по поводу присвоения миллиардов долларов, бесследно исчезнувших из государственных фондов за время его долголетнего правления. Всякий раз их прекращали из-за плохого состояния здоровья подследственного. Умер Сухарто только 27 января 2008 года

А после ухода Сухарто было ещё почти 20 лет индонезийской истории, когда коммунисты работали в подполье - закон о запрещении распространения идеологии марксизма-ленинизма и коммунизма действует и теперь. Совсем недавно молодой россиянин в Индонезии чуть не получил 12 лет тюрьмы из-за «неправильной одежды». Имеется в виду серп и молот на его футболке. Некий Игорь Рябчук решил отпраздновать новый год красного Петуха, облачившись в одежду соответствующего цвета. Красной у него оказалась лишь футболка с символом коммунизма на груди. Его за это забрали в полицейский участок, где сообщили, что ему грозит тюрьма за коммунистическую пропаганду. Только тогда он узнал, что эта символика в Индонезии строго запрещена. Но, в конце концов, его отпустили, хотя футболку отняли. Но без последствий этот эпизод не прошёл. После этого в январе 2017 года в Индонезии был выпущен специальный кодекс поведения для гостей, отдельная страница в котором посвящена символике коммунизма в Индонезии. В документе говорится, что любая деятельность по распространению идеологии коммунизма или марксизма-ленинизма в любом виде, а также использование СМИ для распространения этой идеологии или доктрины, запрещены в Индонезии. Любой, кто публично в устной или письменной форме, а также через любые СМИ, распространяет идеологию коммунизма или марксизма-ленинизма в любых проявлениях, будет наказан лишением свободы сроком на 12 лет.

И вроде бы случай с Рябчуком не единственный. За два дня до этого в Батаме (остров и город на севере Индонезии) конфисковали такую же футболку у туриста из Сингапура. А в городе Джамби на Суматре за коммунистическую символику арестовали уже индонезийца, водителя такси. Но что тогда означают такие вот фотографии, помеченные 7 мая 2016 года?

Да ещё и примечание к ним, где отмечается, что члены КПИ впервые за последние 50 лет открыто демонстрируют поддержку своей партии, её силу и единство в борьбе против империализма и капитализма. И только время покажет, когда на улицах Индонезии вновь будут красные флаги с серпом и молотом, и Коммунистическая партия Индонезии снова станет партией народа. А сегодня они проводят свой съезд, который, чтобы избежать репрессий называют Первым, хотя и сохраняют название партии, серп и молот в качестве своего символа и красное знамя.

За последние годы в Индонезии было всякое. Например, президентом (2001 - 2004 годы) успела побывать дочь первого президента Индонезии Сукарно. Был оккупирован Индонезией и только через 25 лет вновь стал независимым Восточный Тимор – половина острова Тимор в южной части Малайского архипелага с миллионным населением. С начала 18-века и до падения диктатуры в Португалии это была португальская колония. Было немало вспышек межрелигиозных страстей со взрывами и стрельбой, партизанская война в провинции Ачех с 1976 по 2005 год, унёсшая более 15 000 жизней. А в 2002 году мощные антиамериканские и антизападные выступления, спровоцированные действиями США в Афганистане и угрозой вторжения в Ирак. Обсуждалась и возможность снятия запрета на пропаганду коммунистической идеологии, наложенного при Сухарто. Однако консервативные мусульманские группировки и армейское командование не допустили этого. Были даже массовые антикоммунистические демонстрации, организованные Индонезийским исламским фронтом.

Просмотров 316
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру