Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Очередной бюллетень (№ 158) о жизни зарубежных компартий

Дата: 22.10.2017 г. Добавил: tovarisch_vita
]]>Печать]]> E-mail
О курдах

В настоящей подборке представлены Коммунистические организации Курдистана.

Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия - только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

КУРДИСТАН - http://www.pkkonline.net/, http://www.dengekurdistan.com/, http://www.regaykurdistan.com/, http://www.hkkurdistan.org

 

 Курды - самый большой народ на планете, не имеющий своего государства. Они образуют четвертую по численности этническую группу на Ближнем Востоке после арабов, персов и турок. Регион, населённый курдами, разделен между четырьмя странами - Ираном, Ираком, Сирией и Турцией. Он расположен между арабами, персами и турками. Арабы называют курдов «йеменскими арабами», турки – «горными турками», а персы – «другими персами». Но курдский народ существует. От 30 до 40 миллионов курдов (некоторые считают, что их, возможно и 50 миллионов) живут на территории, которая больше Германии или Италии, хотя и несколько меньше, например, Испании или Франции.

 

 В Турции курды составляют 20 - 23 % населения (16-20 миллионов человек), в Иране их около 5,5 миллионов. В Ираке курдов более 5,6 миллиона (35% населения), и не все они живут в Иракском Курдистане, автономии со столицей в Эрбиле. В Сирии курдов почти 4 миллиона (15 % населения). Наконец почти 2,5 миллиона курдов разбросаны по странам Европы и Америки, где они создали мощные и организованные общины. Считается, что около 800 000 курдов живут в Германии (по большей части это выходцы из Сирии и Турции), 100 000 в Швеции (из Ирана и Ирака), 90 000 в Великобритании (из Ирака) и 120 000 - 150 000 во Франции (преимущественно из Турции). В Израиле их порядка 130 000. В странах, территории которых входили в СССР, насчитывается около миллиона курдов, в основном, они живут в Закавказье и Средней Азии. В России и сегодня более 60 тысяч курдов. На протяжении столетий курды сохраняли свой ​​собственный язык и культуру.

 Курдов обычно считают ираноязычными. Но курдские языки только одна из групп северо-западной подгруппы иранских языков в составе индоевропейской языковой семьи. Различия в фонетике и корневом составе между ними незначительны, однако из-за существенных различий в морфологии, взаимопонимание между их носителями почти полностью утрачено. В настоящее время под «курдскими языками» подразумеваются курманджи или северокурдский, сорани или центральнокурдский, южнокурдский язык и лаки - северо-западный иранский язык, иногда рассматривающийся как диалект курдского языка. Исторически курды использовали арабский алфавит. В 1920-1930-е годы в Турции и СССР были созданы латинизированные курдские алфавиты. В 1946 году алфавит советских курдов был переведён на кириллическую основу. В Ираке и Иране используется арабская письменность. В современной Турции использование курдских языков не поощряется, курдская латиница вообще запрещена, курдам отказывают в регистрации имён с записью курдской латиницей. В последнее время курды, жившие в СССР, почти полностью перешли на латиницу. Вопрос о переходе на латиницу также постоянно поднимается в Иракском Курдистане, однако реально шаги в этом направлении делаются очень медленно. Напротив, курды Сирии пользуются латинским алфавитом без ограничений.
 Народность курдов сформировалась в периоде с 5000 до 4500 лет до н.э., и проживали они в древнем государстве Мидия. Выгодное географическое положение, а царство имело выход к современным Чёрному, Каспийскому и Аравийскому морям, заставляла курдов постоянно отбиваться от нападений соседей.

 

 В древности курды населяли огромную территорию. Конечно, в Средние века, как и повсюду, на ней сосуществовали независимые или полунезависимые княжества. В 1150 году персидский султан Санджар, турок-сельджук по происхождению, образовал провинцию под названием Курдистан. С тех она неизменно существовала на территории Персии, а затем современного Ирана. Параллельно с этим возник и османский Курдистан, очертания которого менялись вместе с турецко-персидской границей.

 Борьба между Турцией и Ираном за господство над Курдистаном не привела к его окончательному подчинению вплоть до XVII века. Лишь по Амасийскому договору, заключенному в 1555 году между Османской империей и Ираном, произошел первый официальный раздел Курдистана, а Зохабский договор 1639 года оформил окончательный раздел как территории, так и сфер влияния в Курдистане. По условиям Севрского мирного договора от 10 августа 1920 года между султанской Турцией и союзными державами-победительницами в Первой мировой войне, главными из которых по договору считались Великобритания, Франция, Италия и Япония, Курдистан отделялся от Турции. Для определения его границ назначалась англо-франко-итальянская комиссия, после чего, если бы Совет Лиги Наций счёл его население «способным к независимости» Курдистану могла быть предоставлена «автономия». Однако на практике условия договора реализованы не были. В 1920-е годы на территории Турецкого Курдистана 3 года существовала Араратская Курдская Республика. В 1923-1929 годах на территории Азербайджана (в так называемом «Лачинском коридоре» с центром в городе Лачин, между Нагорным Карабахом и Арменией) существовал Курдистанский уезд, в 1930 году - Курдистанский округ. В 1946 году на территории Иранского Курдистана на короткое время была провозглашена Мехабадская республика. 

 Сегодня автономия курдов существует только в Ираке в виде Курдского Регионального Правительства. В Брюсселе с 1985 года существует Курдский Парламент в изгнании. Среди курдов популярна идея создания «Большого Курдистана», то есть независимого государства на всей территории этнического Курдистана, а в качестве первого этапа — придания остальным частям Курдистана того же статуса, который ныне имеет пользующийся широкой автономией Иракский Курдистан.  

 Главным источником богатства и процветания стран Ближнего Востока является нефть, но она и источник неравенства, вражды, зависти в арабском мире. Именно нефть лежала в основе возникшего в середине 1990 года кризиса в Персидском заливе, принявшего форму агрессии сильного, но не слишком богатого Ирака против слабого, но очень богатого Кувейта. При населении всего около двух миллионов человек Кувейт по количеству имеющейся у него нефти занимает третье место в мире. Её запасы здесь оцениваются в 100 миллиардов баррелей. В Ираке уровень жизни был намного ниже, чем в Кувейте. Тогдашний глава Ирака Саддам Хусейн заявил, что некоторые страны Персидского залива стали добывать нефти больше согласованных квот, в результате чего цена на баррель нефти упала с 18 до 7 долларов. Он отметил, что падение цены каждого барреля всего на один доллар означает потерю Ираком 1 миллиарда долларов ежегодно и потребовал компенсаций. Последовавший отказ, по его мнению, в сложившихся экономических условиях Ирака был равнозначен «акту войны». 

 Экономика Ирака к тому времени была подорвана восьмилетней войной с Ираном, огромным бременем были военные расходы. Иракская армия по своей мощи считалась четвертой в мире. При населении в 19 миллионов человек вооруженные силы страны составляли 1 миллион, и у них было 5,5 тысяч танков. С военными возможностями Кувейта можно было вообще не считаться – его армия насчитывала всего 20 тысяч человек при 275 танках. За два дня Кувейт был оккупирован иракскими войсками. Нашелся сорокадвухлетний офицер кувейтской армии Алаа Хусейн Али, совершивший вместе с ещё 9 офицерами государственный переворот. Была установлена республика, обвинившая монархистов в антинародной, антидемократической, проимпериалистической и просионистской политике, а также в обогащении за счёт присвоения национальных ресурсов. 8 августа 1990 года было объявлено об объединении Кувейта с Ираком. Йемен и палестинцы, жившие в Кувейте, приветствовали это.  

 «Мировое сообщество», естественно, всполошилось – это ведь вопиющее нарушение прав человека, разумеется, богатого человека, а остальные-то разве люди? Никто ведь не воюет, например, чтобы вернуть в свои дома палестинских беженцев, которых даже ООН насчитывает более 4 миллионов. А 8 декабря 1949 года ООН учредила Ближневосточное Агентство для помощи палестинским беженцам. 26 тысяч его сотрудников в поте лица помогают им в Сирии, Ливане, на западном берегу Иордана и в секторе Газа. Израиль же тем временем практически без помех отстраивает жильё для своих граждан на оккупированных палестинских землях. 

 В случае же с Кувейтом вперед сразу вышли главные защитники прав человека в современном мире – США! Они подобрали себе в подельники почти 40 стран вплоть до Сенегала, и уже 7 августа американские войска начали прибывать в Саудовскую Аравию, прямо к границам Ирака. Вскоре в зоне Персидского залива была уже мощнейшая группировка в 680 тысяч человек, из которых 415 тысяч были американцами. 17 января, когда в Багдаде было около 3 часов ночи, эта военная машина была приведена в действие. Мощным авиационным и ракетным ударам подверглись иракские военные и экономические объекты, узлы коммуникаций, центры по производству оружия, пусковые установки ракет. Операция американских вооруженных сил, первоначально называвшаяся «Щит пустыни» переросла в операцию «Буря в пустыне». Это положило начало ставшей позднее рутинной практике бомбардировок тех стран, где происходили события. вызывавшие у США недовольство. За последние несколько лет под руководством известного миротворца, лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы США бомбили Афганистан, Йемен, Ирак, Пакистан, Сомали, Ливию и Сирию.

 После месяца бомбардировок в ночь с 23 на 24 февраля 1991 года началась и наземная операция. Основу наступательной мощи составлял 7-й армейский корпус США, переброшенный из Западной Европы с 3 тысячами танков и 4 тысячами бронемашин. В ходе воздушной стадии войны иракские дивизии первого эшелона обороны потеряли до 75% своих сил и средств. Когда начались наземные действия союзников, иракцы практически не оказали сопротивления. Массовая сдача в плен иракских войск началась почти сразу после прорыва их обороны. К исходу третьего дня наземных боев численность пленных достигла уже 30 тысяч человек. Война в принципе была закончена: американцы ограничились в своих действиях восстановлением линии границы между Кувейтом и Ираком и не стали переносить военные действия на территорию собственно Ирака. 

 Тогда, летом 1990 года руководство Советского Союза оказалось перед выбором: поддержать Ирак и войти в конфронтацию с Вашингтоном или присоединиться к усилиям Вашингтона по «наказанию» Ирака. Еще совсем недавно сама постановка такого рода вопроса была абсурдна: верный принципам пролетарского и социалистического интернационализма СССР не мог не поддержать Ирак в борьбе против американского империализма. Однако к концу 80-х годов ситуация изменилась. Стратегическое отступление СССР на внешнеполитическом поле, «сдача» своих друзей и союзников, полная утрата политической воли руководством государства, потеря координат и векторов геополитического развития явились внешними признаками тяжелейшего поражения СССР в «холодной» войне. Озабоченный процессами внутреннего политического «брожения», Советский Союз фактически «забыл» своих союзников в регионе и послушно следовал инициативам США.  

 В целом кризис в Персидском заливе 1990–1991 годов стал последним крупным вооруженным конфликтом эпохи «холодной» войны и одновременно первым широкомасштабным конфликтом новой эпохи, характеризующейся военно-политическим доминированием на мировой арене Соединенных Штатов Америки. Распад СССР как главного военно-политического противника США означал вступление мира в качественно новое состояние. США как единственная оставшаяся «сверхдержава» брали на себя функции «мирового полицейского» и считали себя вправе диктовать свою волю другим странам. Одной из главных существенных черт военно-политической обстановки в мире с окончанием «холодной» войны стало ослабление роли ООН как международной организации и подмена ее военно-политическим блоком НАТО. С учетом того, что НАТО находится под фактическим контролем США, речь идет о завуалированной форме установления военно-политического доминирования Вашингтона в различных регионах мира и в целом на глобальном уровне. Это в полной мере подтвердили события последнего десятилетия XX века. 

 Война имела тяжёлые экологические последствия для региона. В последние недели оккупации Кувейта иракские войска организовали сброс нефти в Персидский залив. При отступлении из Кувейта иракская армия подожгла нефтяные скважины, тушение которых было завершено лишь в ноябре. В Кувейте, Турции, ОАЭ шли чёрные дожди. На «высыхание» 320 озёр ушло всё последующее десятилетие. По оценке Би-би-си, в результате войны произошла одна из самых тяжёлых экологических катастроф в истории. Армии антииракской коалиции широко использовали боеприпасы, содержащие обеднённый уран. Всего было использовано от 275 до 320 тонн обеднённого урана. По мнению многих американских экспертов, это может быть причиной резкого роста заболеваемости у американских солдат и у местного населения. Кувейт понёс большие экономические потери в результате оккупации и войны. Только стоимость тушения горящих скважин и восстановления оборудования на них была оценена в 12 миллиардов долларов. Общий ущерб, нанесённый стране, по осторожным оценкам составил от 30 до 50 миллиардов долларов. 

 5 марта 1991 года, воспользовавшись разгромом армии Хусейна, лидеры двух главных курдских партий в Ираке - Джаляль Талабани и Масуд Барзани возглавили курдское восстание. Но 1 апреля 1991 года иракская армия начала массированное наступление и подавила его. От 1 до 2 миллионов курдов бежали в Иран и Турцию. 

 Этнические курды составляют в Турции существенную часть населения - более 18 %. Они живут на территории всей Турции, но большинство они составляют на юго-востоке и востоке страны. Вооруженная борьба курдского народа за создание Курдистана на территории Турции имеет почти сорокалетнюю историю. В 20-е годы 20 века после распада Османской империи и образования Турецкой республики началась серия курдских восстаний, которые жестко подавлялись турецкими властями. Так, в 1937 - 1938 годах было убито 50 000 - 70 000 курдов. Преследование и уничтожение курдского населения стало политикой турецкого правительства. Курдам официально запретили говорить на курдском языке. Книги на их языке были сожжены. Слова «курд» и «Курдистан» были вычеркнуты из учебников. Их объявили «горными турками». Тысячи курдов были переселены из восточных областей в западные. В 1960-х годах турецкие курды поддержали иракских курдов, начавших вооруженную борьбу под предводительством Мустафы Барзани. В 70-е годы курдское национально-освободительное движение вышло на новый этап. Многие курды стали обращаться к марксистской-ленинской идеологии. 27 ноября 1978 года была основана Рабочая Партия Курдистана (РПК), ставшая вскоре главной силой курдского сопротивления в Турции (http://www.pkkonline.net/en/). Изначально это была марксистско-ленинская партия, выступавшая за социалистическую революцию в Турции. 

 Менее чем через два года (12 сентября 1980 года) Совет национальной безопасности Турции, возглавляемый главой генерального штаба генералом Кенаном Эвреном, объявил по национальному телеканалу о государственном перевороте. Это был уже третий переворот в истории республики после переворотов 1960 и 1971 годов. Было арестовано от 250 до 650 тысяч человек, 517 человек приговорили к смертной казни, 30 тысяч стали политическими беженцами. Коммунистические, левоцентристские и курдские организации, а также и вообще все партии и профсоюзы были запрещены. Почти всё руководство РПК было арестовано, однако её основателю Абдулле Оджалану и ряду его товарищей удалось найти убежище в Сирии.  

 В середине 1980-х годов у РПК была уже мощная партизанская Армия освобождения народов Курдистана. Её подразделения, объединённые в состоящие из профессиональных бойцов Народные силы самообороны (НСС), базировались в труднодоступных высокогорных областях Курдистана. В 1984 году в РПК насчитывалось 58 000 человек. Многолетняя партизанская война, низкий уровень жизни и дискриминационная политика, проводимая по отношению к курдам турецкими властями, привели к опустошению многих курдских селений. Часть их населения перебралась в крупные города, другие уехали в Западную Европу, став политическими беженцами. Так с карты Турции были стёрты более 3000 курдских поселений, а около 400 000 человек бежали в результате гонений и репрессий. Курды насильно изгонялись из мест постоянного проживания. Силы безопасности окружали селения, используя вертолёты, бронетехнику и войска, уничтожали сельскохозяйственные культуры, сады, леса и скот. Поджигали дома, лишая жителей возможности взять что-то с собой. К тем, кто сопротивлялся депортации, применялись акты насилия и даже пытки. Происходили многочисленные казни и исчезновения людей. Всё это продолжалось, по крайней мере, до середины 1990-х годов.  

 Уже после появления РПК в Турции неоднократно предпринимались попытки образовать легальную курдскую оппозицию. Курдов в Турции более 20% - они составляют самое многочисленное из меньшинств, которых там десятки. Их члены не принадлежат к турецкому большинству населения, являющегося мусульманами в суннитском варианте. Однако, декларирование защиты интересов какой-либо этнической группы в Турции юридически невозможно, поскольку по турецкой конституции все граждане страны – турки. Поэтому легальные курдские партии выдают себя за себя общетурецкие и выдвигают, прежде всего, общедемократические требования. 

 В 1989 году была образована Народно-трудовая партия. Она объявила себя партией всех, кто выступает за демократию, но уже в 1993 году была запрещена, поскольку в её программу было включено положение о поддержке права наций на самоопределение при решении курдской проблемы. В апреле 1993 года члены НТП, включая 16 депутатов, вышедших из состава Социал-демократической народной партии, основали Демократическую партию, провозгласившую культурное равенство прав турецкого и курдского населения страны, при этом особый акцент делался на характер отношений курдских провинций с Центром. В результате такого «юридического маневра» курдские депутаты остались в парламенте в составе новой партийной фракции. Учрежденная в том же году Партия демократии предлагала решить курдскую проблему «мирным и демократическим путем» и для обсуждения представители партии отправились на встречу с Оджаланом. После этого партия была объявлена «политическим крылом РПК» и запрещена. Та же участь постигла учреждённую через два месяца Партию народной демократии, члены которой приняли участие в протестах против ареста Оджалана.

 26 июня 1994 года в Анкаре состоялся учредительный съезд Народно-демократической партии (ХАДЕП), состоявшей в основном из бывших членов Демократической партии. Учитывая опыт предшественников, уже на открытии съезда подчеркивалось, что ХАДЕП выступает против радикальных лозунгов, и участники съезда призывались к «мирному, демократическому решению курдской проблемы». Было заявлено, что ХАДЕП – это партия социал-демократической ориентации, которая выступает за признание прав курдов и отмену чрезвычайного положения на юго-востоке. Но уже на следующий день генеральный прокурор Анкары выдвинул требование о запрете партии до выяснения наличия у неё «органических связей» с РПК. В 1998 году ХАДЕП всё-таки впервые приняла участие во всеобщих выборах, однако, не преодолев существующий в турецкой избирательной системе 10% барьер, ее представители в парламент не прошли. Но на юго-востоке страны многие представители ХАДЕП были избраны главами местных муниципалитетов.  

 После создания ХАДЕП часть бывших членов Демократической партии, понимая бесперспективность дальнейшего участия курдских парламентариев в работе турецкого парламента, иммигрировали в Европу, где 12 апреля 1995 года в Гааге при участии курдских депутатов из Турции, Сирии, Ирака и ряда европейских стран был образован «Парламент Курдистана в изгнании» (ПКИ). На первом заседании 65 депутатов принесли присягу на верность Курдистану. В итоговом документе говорилось, что «в мире сейчас живет 40 миллионов курдов, миллион из которых, спасаясь от репрессий, вынужден был покинуть родину». Создание парламента было предусмотрено решениями пятого съезда РПК, где говорилось о необходимости учреждения Общенационального конгресса Курдистана как «временного революционного правительства Курдистана, призванного также представлять интересы РПК в Европе». ПКИ получил поддержку парламентариев таких стран, как Нидерланды и Дания, но представители ряда других государств высказались против его создания.  

 РПК пользуется сегодня серьёзным влиянием не только в самой Турции, но и в ряде европейских стран, где живет и работает немало курдов. Задушить курдское движение турецким властям не удаётся. Теперь РПК в качестве своей главной задачи рассматривает создание курдской автономии. После падения СССР приверженность марксизму-ленинизму стала осложнять её решение. В 1998 году Абдулла Оджалан вынужден был покинуть Сирию. 

 За почти 40 лет курдско-турецкого противостояния РПК несколько раз объявляла об одностороннем прекращении огня. В 1989 - 1993 годах, когда президентом Турции был Тургут Озал, в отношении курдского вопроса в позиции властей произошли некоторые сдвиги. Был, например, снят запрет на использование курдского языка и легализована одна из курдских политических партий. На пресс-конференции, состоявшейся 19 марта 1993 года в Ливане, Оджалан объявил об одностороннем перемирии. На этой пресс-конференции присутствовал лидер Патриотического союза Курдистана – политической партии социал-демократического толка, будущий президент Ирака (2005 – 2014 годы) Джаляль Талабани. Это был первый в истории Ирака курд, ставший президентом страны. Он скончался 3 октября 2017 года в Германии в возрасте 83 лет и был похоронен под курдским флагом с воинскими почестями в его родном городе Сулеймании в Иракском Курдистане. Перемирие же 1993 года оставалось в силе немногим более месяца, а 17 апреля 1993 года президент Турции Озал неожиданно умер от инфаркта. 

 На похороны Озала тогда собралось очень много людей из всех областей Турции. Траурная церемония транслировалась в прямом эфире. Ожидалось даже прибытие Джорджа Буша - старшего. В ноябре 1996 года появились сведения о том, что Озала отравили турецкие спецслужбы, так как 15 апреля 1993 года он договорился с курдами об урегулировании вооружённого конфликта и собирался публично объявить об этом именно 17 апреля. Вдова президента потребовала пересмотра дела, однако её обращение осталось без последствий. В конце 2012 года в Стамбуле было объявлено, что в ходе лабораторных исследований останков тканей Тургута Озала турецкие медики обнаружили следы редкого ядовитого вещества - стрихнина-кератина и ещё 4 вида вредных веществ - америций, полоний, кадмий и ДДТ. 

 В 1993 году деятельность РПК под давлением турецких властей была запрещена в Германии. Однако в ряде заявлений Оджалана в мае 1993 года указывалось, что после запрета число сторонников РПК в Германии выросло с 7 до 11 тысяч человек, а общий мобилизационный потенциал составлял 50 тысяч, то есть около 10% от всей жившей тогда в Германии курдской диаспоры. По некоторым подсчётам к началу 1998 года численность бойцов РПК составляла от 18 до 20 тысяч человек. Из них 5 – 6 тысяч находились в Турции, около 2,5 тысяч – в Ираке, 100 – в Иране, 400 – в Сирии.  

 Недолго продолжалось и второе перемирие, объявленное в декабре 1995 года в ответ на письмо Оджалану от Тансу Чиллер, единственной в истории женщины, занимавшей должность премьер-министра Турции (1993-1996 годы). В то же время она заявила, что в действиях против курдского сепаратизма власть будет «тверда, как скала» и, похоже, именно она убедила США и ЕС внести РПК в список террористических организаций. Ей приписывают и организацию покушения на жизнь Абдуллы Оджалана 6 мая 1995 года. Турецкие власти сочли перемирие 1995 года очередным маневром. Правительственная пресса писала, что «перемирие» необходимо Апо (прозвище Оджалана – «дядя, дядюшка») для того, чтобы консолидировать свои формирования и представить РПК, как мирную политическую организацию, которой не дают возможности начать диалог. Исходя из этого, власти пошли на усиление военного контингента на юго-востоке, перебросив туда к весне 1996 года 30-тысячную армию. 13 марта было объявлено о прекращении перемирия. 

 Третье перемирие продолжалось с 1 сентября 1998 года до ареста Оджалана 15 февраля 1999 года. Он был арестован в Кении турецкими агентами и отбывает пожизненное заключение в одиночной камере островной тюрьмы Имралы в Мраморном море. По некоторым подсчетам, основанным на данных турецкой печати, общее количество бойцов РПК, погибших в боях за свободу Курдистана, на момент ареста Оджалана, составило около 21 тысячи человек.  

 В конце мая 1999 года в Амстердаме состоялся учредительный съезд Национального Конгресса Курдистана. Председатель парламента в изгнании Яшар Кая заявил на церемонии открытия, что «это эпохальное событие в политической жизни курдов, к которому Парламент в изгнании готовился четыре года. Это орган всего курдского народа», В первом заседании приняли участие представители 180 политических и общественных курдских организаций со всего света. Большинство партий представляли курдов Турции, Ирака, Ирана и Сирии. Однако многие представители курдских политических движений, в том числе и сторонники Масуда Барзани, сына легендарного вождя курдского национально-освободительного движения в Иракском Курдистане 1920 -1970-х годов Мустафы Барзани, отказались прислать своих делегатов на съезд, мотивируя это тем, что конгресс находится целиком под контролем РПК. 

 Почетным председателем Конгресса был избран Оджалан, ставший после ареста символом курдского сопротивления, а действующим председателем стал профессор Шараф Ванлы – ученый-курдовед. Целями Конгресса были признаны защита прав курдов на пользование родным языком, на собственную культуру, обеспечение социальных и политических прав и обеспечение поддержки политическим партиям во всех регионах Ближнего Востока, где проживают курды. Особо подчеркивалось, что Конгресс не ставит целью добиться независимости Курдистана – в его задачи входит обеспечение мира и соблюдения прав человека на территории компактного проживания курдов. 

 Авторитет Оджалана у курдов остаётся огромным, и он даже считается главой РПК. Он выступает теперь за диалог с турецкими властями, если они признают РПК представителем курдов в Турции. Прекратить вооруженную борьбу РПК готова в обмен на реальные политические и гражданские права, закрепленные для всех граждан Турции в новой конституции. С другой стороны, Оджалан считает либерализм и индивидуализм выражением этического распада и самой презренной формой рабства. Социализм же, как антилиберализм, он называет идеологией этической коллективной свободы. Он полагает, что социализм не всегда требует революции, но включает в себя развитие общества на основе демократии и поощрение сознательной позиции и эффективных действий против капитализма. 


 В РПК, по-видимому, осознали бесперспективность борьбы с властями только с оружием в руках, и в принципе отказавшись от стремления к полной независимости Курдистана, сосредоточили свою активность на борьбе за культурную автономию. Изменение стратегических позиций РПК позволило ей начать сотрудничество с другими курдскими политическими движениями, создав несколько межпартийных объединений. И появление «Парламента в изгнании», и созыв Национального Конгресса Курдистана, призванного объединить политические силы курдов из разных стран, указывали на смещение борьбы в политическую сферу. Но и во второй половине девяностых годов турецкая армия проводила регулярные операции против РПК как на юго-востоке страны, так и на сопредельной иракской территории. Чрезвычайными мерами удалось несколько снизить активность партизан, но, вместе с тем, стало ясно, что дальнейшее их ужесточение только усилит конфронтацию внутри Турции и может стать причиной масштабного межэтнического конфликта. К тому же это уже сказывалось на отношениях Турции с Западом, ослабляло турецкие власти и способствовало развитию антизападных настроений, усиливавших позиции радикальных исламистских группировок в стране. 

 Четвертое перемирие сохранялось на протяжении почти 5 лет – с 1 сентября 1999 года до 1 июня 2004 года. На рубеже ХХ и XXI веков Турция предприняла некоторые шаги для вступления в Евросоюз. Был отменен режим чрезвычайного положения в курдских районах, гарантирована защита от пыток при допросах, смягчены ограничения на свободу слова и собраний. Курды получили возможность использовать родной язык в повседневной жизни. Ряду населенных пунктов были возвращены старые, курдские, названия, появились даже СМИ на курдском языке. Партия демократического общества (ПДО), учрежденная в 2005 году бывшими курдскими парламентариями по окончании их тюремного заключения, в парламентских выборах 2007 года формально не участвовала, но выдвинула «независимых» кандидатов, что позволило ей обойти условие преодоления 10% барьера и провести в парламент 20 депутатов. Однако после того как партия стала требовать освобождения Оджалана, она также была запрещена. Главы местных администраций и парламентарии от ПДО перешли в созданную годом ранее «Партию мира и демократии», в 2014 году преобразованную в Демократическую партию регионов. Через год, в условиях вооруженного восстания курдов на востоке и юго-востоке Турции, ряд муниципалитетов, возглавляемых членами партии, разорвал все связи с центральным правительством, по сути, объявив о независимости своих сел и городов. 

 В 2013 году была учреждена Народно-демократическая партия (НДП). Ее сопредседатель Селяхеттин Демирташ так охарактеризовал свою организацию: «Наша партия борется за установление в стране демократического плюрализма, за построение свободного общества, в котором смогут сосуществовать все культуры, конфессии и идентичности. Мы принципиально выступаем за гражданский мир в стране и мир с нашими соседями и в регионе». Крупным успехом НДП стал результат выборов в парламент в июне 2015 года. Тогда впервые курдская партия преодолела 10% барьер, получив 13%, или 6,2 миллиона голосов. Она получила 80 мест в Великом национальном собрании, не позволив правящей Партии справедливости и развития сформировать однопартийное правительство. Впрочем, обострение боевых действий на востоке и юго-востоке, а также развернутая правящей партией пропагандистская кампания против НДП привели к относительной неудаче на повторных выборах (1 ноября 2015 года) - 10% барьер удалось преодолеть с трудом. Через месяц С.Демирташ в одном из публичных выступлений назвал бои на востоке страны не «контртеррористической операцией», как положено в Турции, а «народным сопротивлением». Формулировка оттолкнула от партии многих сторонников из числа этнических турок и развязала руки властям. Начались преследования и аресты, продолжающиеся и сегодня.

 Таким образом, преемственность, демонстрируемая курдскими партиями в программных установках и в кадровом составе, позволяет говорить фактически об одной легальной политической партии турецких курдов, каждый раз воссоздаваемой после очередного запрещения под новым названием. При этом наблюдается смещение «центра тяжести» от требований из культурной и общегражданской сфер в область политики. Курдская проблема давно превратилась в политическую, и её не решить лишь преобразованиями в сфере культуры и общедемократических прав в сочетании с силовыми методами. 

 В период четвертого перемирия 14 августа 2001 года бывшими членами ряда консервативных партий была основана правящая ныне в Турции Партия справедливости и развития (ПСР). Её главный учредитель и бессменный лидер - действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. С 2002 года (за исключением нескольких месяцев в 2015 году) ПСР имеет большинство мест в парламенте, а Эрдоган с 14 марта 2003 года по 28 августа 2014 года был премьер-министром, после чего и пересел в президентское кресло. Стать премьером раньше ему помешала судимость - в 1999 году он ухитрился 4 месяца просидеть в тюрьме за «подстрекательство к насилию и религиозной или расовой ненависти», выразившееся в чтении поэмы, в которой пропагандировался исламизм. Внешнюю политику ПСР и Эрдогана часто характеризуют как «неоосманскую», подразумевая под этим, что Турция пытается возродить политическое влияние в странах, территории которых ранее входили в состав Османской империи. 

 В этот же период, 11 сентября 2001 года была осуществлена серия скоординированных самоубийственных ударов, нанесённых, как предполагается, членами радикальной исламистской организации «Аль-Каида» по зданиям Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и штаб-квартиры Министерства обороны США (Пентагона) в штате Виргиния недалеко от Вашингтона. В эти здания врезались самолеты, захваченные смертниками. При этом погибло почти три тысячи человек, включая и 19 самих смертников. Это были вовсе не какие-то полоумные бородатые бандиты, как их нередко пытаются представить журналисты. Некоторые из них окончили университеты в западных странах или ещё учились в них. Примитивные уголовники или даже малограмотные фанатики вряд ли сумели бы обеспечить такой уровень координации. Это были люди, совершенно сознательно отдавшие свои жизни за правое, с их точки зрения, дело. 

 Наконец, всё в тот же период перемирия, 20 марта 2003 года началась операция «Иракская свобода» - вторжение войск США и их пособников в Ирак с целью свержения тамошнего правительства. Ирак обвинялся в разработке оружия массового поражения и в сотрудничестве с «Аль-Каидой». Это была заведомая ложь, и власти США об этом знали, поскольку были соответствующие данные, полученные ЦРУ. Однако после падения СССР тогда прошло уже более десяти лет, США чувствовали себя хозяевами планеты, и устранение неугодных для них стало вполне привычной практикой. За два дня до нападения на Ирак президент США Джордж Буш предъявил ультиматум Хусейну, предложив ему добровольно отказаться от власти и покинуть страну вместе со своими сыновьями в течение 48 часов. Они, естественно, отказались подчиниться. Чтобы занять иракскую столицу, американцам потребовалось всего 20 дней. Результатом вторжения стало свержение правительства Саддама Хусейна. Американцы нашли его 13 декабря 2003 года в подвале деревенского дома, три года продержали в одиночке и повесили 30 декабря 2006 года, при этом позволив иракцам вынести приговор и привести его в исполнение. 

 Ни взятие столицы, ни расправа с Хусейном не означали завершения войны. Она продолжалась в общей сложности 9 лет (!) - до 15 декабря 2011 года, когда американцы, наконец, ушли. Оружие массового поражения, которое стало предлогом для начала войны, в Ираке так и не было обнаружено, связей с «Аль-Каидой» тоже. Она, по-видимому, появилась в Ираке лишь после начала американского вторжения. Американцы и их сообщники потеряли в этой войне более 4,8 тысяч человек убитыми и 32 тысячи ранеными. Экспертные оценки потерь населения Ирака сильно различаются – от 80 тысяч до 1,1 миллиона погибших иракцев. В разное время в операции принимали участие до 49 стран, однако с августа 2009 года в Ираке остались только американские «освободители». Но война продолжается и сейчас – она стала гражданской, когда правительственным войскам противостоят уже только так называемые «террористы». 

 1 сентября 2006 года в ответ на многочисленные обращения курдской и турецкой интеллигенции, США и Евросоюза Рабочая партия Курдистана объявила пятое перемирие. На Х Съезде РПК были утверждены понятия «активная» и «пассивная» самооборона, подразумевающие ведение боевых действий при нападениях со стороны агрессора. 29 марта 2009 года РПК объявила о введении моратория на ведение боевых действий сроком до 1 июня 2009, который позднее был продлён на неопределённый срок. 

 Несмотря на судебные преследования, аресты и тюремные сроки, курдам в Турции сейчас все-таки приходится легче, чем это было в 1980 - 1990-х годах, когда нередки были депортации, сожженные деревни, массовые казни, пытки и исчезновения людей. В Иране положение курдов явно хуже: запрет всех языков меньшинств (в том числе и арабского), газет на курдском языке, культурных и правозащитных организаций, женских ассоциаций и курдских профсоюзов, преследования и репрессии. Активистов иранской Партии свободной жизни Курдистана задерживают, пытают, отправляют в тюрьмы. Нередки также и приговоры к высшей мере, так как курды из этой партии иногда называют себя атеистами или даже марксистами. Есть в Иране и курды-сунниты, которых тоже не любят в стране шиитов. Иранские «революционные» суды могут признать их «врагами Аллаха», что равнозначно смертной казни. 

 Проживавшие в Иране курды взялись за оружие после Исламской революции и провозглашения Ирана 1 апреля 1979 года первой Исламской республикой. В условиях войны между Ираном и Ираком (1980 – 1988 годы) Саддам Хусейн стал союзником иранских курдов. В ответ Иран начал предоставлять помощь деньгами и оружием курдам в Ираке. По соглашению между Ираком и Турцией в 1982 году турецкие и иракские подразделения получили право преследовать курдских партизан на территории друг друга на глубину до 17 км. Одновременно курдские повстанцы установили контроль над большей частью пограничных горных районов на севере и северо-востоке Ирака. Стремясь разгромить их, Саддам направил в Курдистан армию. Это было связано ещё и с тем, что иранская армия при поддержке иракских курдов развернула военные действия против правительственных сил в Северном Ираке. 

 В ходе войны Саддам Хусейн осуществил войсковую спецоперацию «Анфаль» («Трофеи») по зачистке северных районов Ирака от курдских боевых отрядов «Пешмерга» («Идущие на смерть»), в ходе которой было убито от 50 до 182 тысяч курдов. Было использовано химическое оружие, от которого пострадали 272 населённых пункта. ООН приняла резолюцию, осуждавшую использование Ираком химического оружия. Однако правительства США и других западных стран продолжали поддерживать Ирак до самого конца ирано-иракской войны. Были разрушены практически все селения и небольшие городки в Курдистане, а 2 миллиона курдов отправлены в концлагеря. После восстания против Саддама Хусейна курдов на севере Ирака и шиитов на юге уже в 1991 году, Пешмерге удалось выбить основные силы иракской армии с севера страны. Курды продолжали сражаться с правительственными войсками вместе с армией США, что вынудило иракскую армию окончательно покинуть Курдистан в октябре 1991 года, в результате чего регион стал функционировать самостоятельно. Американское вторжение в Ирак в 2003 году и последующие политические изменения привели к ратификации новой конституции Ирака в 2005 году. По новой конституции область имеет статус широкой автономии. В настоящее время её президентом является Масуд Барзани. 

 В начале ХХI века в среде молодых националистически настроенных курдов была создана организация «Ястребы Курдистана», члены которой, во многом не согласные с политикой примиренчества РПК, провозгласили необходимость продолжения вооруженной борьбы. РПК же с января 2000 года стала называться «Демократический народный союз», а 4 апреля 2002 года была ещё раз переименована в «Конгресс свободы и демократии Курдистана». Это, по-видимому, отражает непростую ситуацию в её руководстве, так как спустя три года, 4 апреля 2005 года традиционное название «Рабочая партия Курдистана» было восстановлено. В июне 2002 года РПК была включена Евросоюзом в список террористических организаций, что означает запрет её деятельности во всех странах ЕС. Правда, 3 апреля 2008 года Европейский суд признал это незаконным из-за процедурных ошибок. Но официально РПК и в июле 2016 года оставалась в списке террористических организаций под номером 13. 

 В октябре 2012 года власти Турции начали переговоры с отбывающим пожизненное тюремное заключение лидером РПК Абдуллой Оджаланом. Обе стороны взяли на себя обязательства, направленные на разрешение затяжного конфликта. В марте 2013 года Оджалан призвал сторонников провести конгресс для мирного урегулирования курдской проблемы. В 2013 году РПК прекратила военные действия в Турции и начала вывод своих подразделений в северный Ирак. С согласия правительства Иракского Курдистана они закрепились в горах вдоль границ с Турцией и Ираном. Но 25 июля 2015 года ситуация изменилась. Причиной стали несколько авиационных ударов, которые турки нанесли по позициям курдов на сирийско-турецкой границе. Курды в Сирии сражаются против «Исламского государства», и турки бомбили и тех и других, заявляя, что их целью является защита национальной безопасности Турции. Поэтому в РПК сочли, что соглашение о прекращении огня потеряло всякий смысл. Это заявление стало сигналом к действию для многочисленной курдской оппозиции на территории Турции. 

 США и Израиль всегда поощряли Турцию в борьбе с курдским движением. СССР, а также Сирия и Греция, напротив, всегда поддерживали РПК. В Сирии, судьба курдов, однако, не очень отличалась от других районов их проживания. Сирийский режим, по сути, ставил их существование вне закона. Не имея международно-признанных документов, они даже не могли выехать из Сирии. Но всё-таки, в отличие от Турции, Сирия до недавнего времени не была местом серьезного противостояния между курдским национальным меньшинством и правительственными силами. С началом сирийского восстания в 2011 году, курды в Западном (сирийском) Курдистане установили свой контроль над регионом проживания. 19 июля 2012 года там даже отмечалась первая годовщина этих событий. Ассоциация обществ Курдистана, основанная Оджаланом в 2005 году, как национально-политическая организация курдов, называет их революцией и считает, что они выходят за рамки Курдистана, открывая путь к демократизации в Сирии и в регионе в целом. Были сформированы и курдские силы безопасности, которые оказывали вооруженное сопротивление, как правительственной армии, так и сирийской оппозиции, поскольку и те и другие не желали смириться с курдской автономией. 

 Ситуация стала меняться после начала гражданской войны в Сирии. Первоначально сирийские курды находились в оппозиции правительству Башара Асада. Но когда главным противником Асада стало «Исламское государство», ведущее боевые действия против курдов в Ираке, сирийские курды обратили все свои усилия против продвижения исламистов, перестав вступать в конфликты с сирийскими войсками. Ключевую роль в национальном движении сирийских курдов играет Демократический союз Курдистана, тесно связанный с Рабочей партией Курдистана. Боевые отряды курдов «Пешмерга» на территории Сирии и Ирака на протяжении последних лет остаются наиболее боеспособным противником наступающих формирований «Исламского государства». 

 В декабре 2015 года турецкие власти ввели комендантский час в ряде населенных курдами регионов на юго-востоке страны, в некоторых из которых происходили уличные перестрелки с бойцами РПК. По данным генштаба Турции, с тех пор в районах объявленной турецкими властями антитеррористической операции уничтожено около 850 курдских боевиков. Курды же указывают, что большинство погибших - случайные жертвы из числа мирных жителей. Около 200 тысяч человек покинули свои дома из страха стать случайными жертвами столкновений. В докладе Комитета по правам человека ООН констатируется, что жертвами возобновившегося конфликта с июля 2015 по декабрь 2016 года стали уже около 2 тысяч человек. В 2017 году гражданская война в Турции продолжается. Так, «Народные силы самообороны» (боевое крыло РПК) взяли на себя ответственность за нападение 4 мая 2017 года на турецкий армейский лагерь, в результате которого погибли 10 турецких солдат. Турки открыли минометный огонь, а их авиация нанесла удары по предполагаемому месту расположения бойцов РПК. 20 июля ВВС Турции нанесли воздушный удар по позициям членов РПК на севере Ирака. 30 сентября двое военных и два сотрудника местной службы безопасности погибли на востоке Турции в столкновениях с членами РПК. 

 25 сентября 2017 года в Иракском Курдистане прошёл референдум о независимости. В период 2014 – 2017 годов референдум несколько раз был анонсирован и каждый раз откладывался, поскольку курды сотрудничали с иракским центральным правительством в освобождении Мосула, захваченного силами «Исламского государства». В 2017 году голосование проходило на территории курдских провинций и 3 спорных с федеральным правительством Ирака районов. На референдум был вынесен вопрос «Хотите ли вы, чтобы Курдистан и курдские территории за его пределами стали независимым государством?». В нём приняли участие свыше 5 миллионов курдов из семи миллионов, проживающих в Ираке. Подавляющее большинство участников референдума проголосовали за независимость Курдистана. Принципиально против проведения референдума выступил со специальным обращением по телевидению премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади, а также Иран и Турция, причем турки даже организовали внезапно военные учения на границе с Ираком. 

 Курдам в определённом смысле исторически и географически не повезло. И главное даже не в том, что они живут сразу в четырёх государствах, считающих свою территорию неделимой. Ареал проживания курдов к тому ещё и центр нефтяных месторождений. В случае отделения Курдистана, Ирак потеряет значительную часть свой нефти и, конечно, это обернётся против курдов - ведь сейчас Ирак занимает второе место в ОПЕК по количеству добываемой нефти - 4,32 миллиона баррелей в сутки (!). А собственно Курдистан по этому показателю на шестом месте в мире. Считается, что в его недрах 45 миллиардов баррелей высококачественной лёгкой нефти, себестоимость которой составляет всего 2 доллара за баррель. Такую нефть добывают в Саудовской Аравии и Кувейте. При этом курдам у себя удалось создать относительно безопасную зону, где нефтедобывающие компании из США, Турции, Норвегии, России и ещё международная Gulf Keystone Petroleum со штаб-квартирой в Лондоне уже ведут разведку месторождений. Независимый Курдистан столкнётся, по-видимому, с экономическим давлением со стороны тех, кто не намерен считаться с волей курдского народа.

 Руководство Курдистана ещё до референдума объявило, что его результаты не будут означать разделения Ирака и провозглашения независимости Курдистана. Оно также заявило, что будет рассматривать результаты референдума в качестве народного мандата на последующие переговоры с федеральным правительством. В 2005 году в Иракском Курдистане уже проходил референдум, и 98% его участников проголосовали за независимость. Но в итоге ничего особенного не произошло. 

 Позиция Иракской коммунистической партии (ИКП) в отношении референдума определяется её приверженностью принципу права народов на самоопределение в соответствии с конкретными формулами и формами, которые учитывают историческую ситуацию. Последним конкретным воплощением этой позиции была федеральная формула, одобренная иракской конституцией, хотя и не все её положительные аспекты были реализованы надлежащим образом из-за проволочек и отсутствия политической воли. По мнению ИКП, необходимо избегать любых негативных последствий референдума для решения важных проблем, стоящих перед страной в целом и перед регионом Курдистана в частности. Поэтому всем сторонам необходимо сохранять спокойный и рациональный подход к расхождениям во взглядах. 

 В 1993 году от ИКП отделилась её курдская ветвь, которая стала называться Коммунистической партией Иракского Курдистана (КПИК). В ходе всеобщих выборов в январе и декабре 2005 года партия входила в состав Демократического Патриотического альянса Курдистана. У партии есть женское крыло - «Женская лига Курдистана». Её лидер, Нахла Хусейн Аль-Шали, была убита (обезглавлена исламистами) в 2008 году. По итогам выборов 2013 года КПИК получила 1 место в Национальном собрании Курдистана. Представитель партии Баба Али Джаббари ещё в феврале 2016 года заявил о поддержке партией план президента Курдистана, Масуда Барзани о проведении референдума о независимости. КПИК считает, что Ирак, страдающий от продолжающегося финансового кризиса и войны, по существу, уже не является единой страной. По мнению коммунистов, курдские политические партии должны отложить в сторону свои споры и отдать приоритет национальным интересам, поскольку ни одна страна не предоставит курдам независимость, и они должны обеспечить её сами. 


 В Иракском Курдистане в марте 2008 года появилась ещё и Коммунистическая рабочая партия Курдистана (КРПК). До этого она была партийной организацией Коммунистической рабочей партии Ирака в Иракском Курдистане, существующей с 1993 года. КРПК пользуется влиянием среди курдов, живущих вне Ирака. Руководство её зарубежных организаций базируется в Великобритании. В Австралии, Канаде, ряде европейских стран и в Турции у КРПК есть партийные группы. Дважды в месяц выходит её газета «Октябрь. У КРПК тесные связи с иранской организацией с таким же названием. 

 28 сентября 2017 года КРПК выступила с заявлением в поддержку результатов референдума. Она констатирует, что шовинистическое этноцентрическое правительство в Багдаде и реакционные репрессивные государства в регионе и в мире отвергают ясно выраженную волю масс Курдистана под предлогом «сохранения единства и территориальной целостности Ирака». Они угрожают закрытием границ и экономическими санкциями, подкрепляя угрозы военными маневрами. Позиция Совета Безопасности ООН демонстрирует ещё большее пренебрежение к волеизъявлению народа и подготавливает почву для того, чтобы не допустить шагов по его реализации. КРПК обращается к трудящимся, а также к социалистическим и правозащитным организациям всего мира с призывом поддержать народ Курдистана.
Просмотров 643
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру