Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
Наши опросы

Ежегодный рост зарплат не ниже инфляции. см.

О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

О ГКЧП

Дата: 14.11.2017 г. Добавил: sergeev
]]>Печать]]> E-mail

Т.А. Шенина

 


Где-то весной 1991 года муж пришёл с работы и вдруг сказал: «А ведь развалит, сволочь, страну…». Я спросила: «Советский Союз?». «Да» - ответил он. «Ну нет, подумала я, это же невозможно…». Оказалось, возможно. В народе говорят: «Ломать не строить». Люди, которые в жизни ничего не созидали, а только всеми правдами и неправдами карабкались вверх (и выкарабкались-таки), которым ничего не было дорого, кроме собственного благополучия, оказались вдруг на самой вершине власти. За Горбачёвым из Ставрополья пришла кличка «Мишка-конверт». Почему-то это не насторожило Андропова, а не знать он этого не мог.

После событий августа 91-го были незаконно арестованы те, кто действовал на основе конституции СССР, а она гласит (статья 64): «Измена Родине выражается в действии или бездействии, умышленно совершенном гражданином СССР в ущерб государственной независимости, территориальной неприкосновенности или военной мощи Советского государства». Не имело права российское руководство арестовывать союзных руководителей и тем более народных депутатов СССР. В этом признавался и прокурор Степанков.

В августе 91-го те, кто изменили Родине – СССР, затолкали в тюрьму тех, кто исполнял Конституцию и волю народа, высказанную на референдуме в марте 1991 года.

25 лет всех участников, пытавшихся сохранить СССР вся эта дорвавшаяся до власти шпана поливала грязью. Два года как притихли и недавно профессор-историк Евгений Юрьевич Спицын назвал действия ГКЧП правильными, законными, особенно выделив действия Валентина Ивановича Варенникова и Олега Семёновича Шенина. Он сказал, что они вели себя мужественно до конца.

Если бы арестовали Ельцина, говорит он, то всё решилось бы в течении 2-х – 3-х дней, и он не понимает, почему этого не было сделано. А я знаю, что так сделать и планировалось и должен был это сделать Крючков. Этот разговор был при мне, у нас дома. Ясно, что это было главное, что должны были сделать, тем более, что Ельцин прилетел от Акаева пьяный в стельку. Почему Крючков этого не сделал? Генерал Карпухин, командир Группы «Альфа», был в курсе этого решения и аэропорт был ими окружён. Вдруг последовала команда от Крючкова сопроводить Ельцина на дачу и охранять. Что они и сделали. Почему Крючков не выполнил то, что сам на себя взял? Ответ лежит в книге Анатолия Житнухина «Леонид Шебаршин» и в материалах уголовного дела, которые у меня есть.

В книге описывается разговор автора с Леонидом Шебаршиным. Шебаршин спрашивает: «Почему ГКЧП действовал так вяло, неуверенно и нерешительно? Почему Крючков в этот ответственный момент не привел в действие весь комитет (КГБ) и не пытался вовлечь в свои замыслы начальника разведки?». Дальше автор книги сообщает: «Постановка Л.В. Шебаршиным таких вопросов кажется странной – мы-то ведь уже знаем о тех противоречиях, которые существовали между Крючковым и Шебаршиным, и о том, что никто иной, как начальник Первого главного управления КГБ СССР Шебаршин лично дал своим подразделениям «отбой» после того, как они заблаговременно, за трое суток до предполагаемой операции «Гром» были приведены в боевую готовность. Автор книги смягчает вину Шебаршина и пишет: «Наш герой со временем стал испытывать чувство вины за свою позицию, занятую во время августовских событий. Жаль, что он это понял лишь много лет спустя. Он даже назвал Крючкова предателем за действия во время ГКЧП. Он жаловался и говорил, что он готов был поддержать действия Крючкова, если бы тот … доверял ему в той мере, в какой доверял он другим руководителям КГБ – Агееву, Калиниченко, Прилукову». Вы поняли? И это начальник внешней разведки СССР? Мелочной души был человек. Стоит к этому добавить, что он дал команду своим подчиненным сдать табельное оружие (а они безропотно подчинились) и наблюдал, как Сергей Станкевич (воришка) со своими подельниками петлёй стягивал с постамента памятник Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому – врага воров и мздоимцев. Станкевич и сейчас постоянно присутствует на шоу у бабаянов, соловьёвых, поповых и других шоуменов. Власть таких любит.

Всем памятны находившие отклик в молодых сердцах строки Владимира Маяковского из его поэмы «Хорошо!»:

Юноше,

обдумывающему

житьё,

Решающему –

сделать бы жизнь с кого,

Скажу

не задумываясь –

«Делай её

с товарища

Дзержинского».


Боятся cтанкевичи Дзержинского и не зря боятся. Рано или поздно они ответят за то, что натворили.

А всё дело в том, что Шебаршину Хасбулатов пообещал должность своего советника, сказав при этом: «За Вами будет сохранено всё, что было до сих пор, - зарплата, дача, машина».

А потом позвонил Примаков и Шебаршина назначили исполняющим обязанности председателя КГБ СССР, где он пробыл с 22-го по 23-е августа 1991 года. Сбылась его мечта, но не надолго, на одни сутки, а через сутки его скинул такой же проходимец Бакатин.

С годами Шебаршин стал всё чаще говорить о деструктивной, откровенно-предательской роли либерально-демократической оппозиции внутри страны и чёрных планах их зарубежных покровителей. Он вдруг (!) понял и записал в своём дневнике – «десятилетиями Соединённые Штаты и их союзники упорно работали над сокрушением нашего государства, разжигали национальную рознь, подпитывали оппозицию. Холодная война была тотальной и ударной её силой было ЦРУ США…».

Что называется, высказался. Он как начальник советской внешней разведки конечно всё это знал, но примкнул к лагерю этой самой оппозиции в лице Хасбулатова-Ельцина. На Руси говорят: «После драки кулаками не машут». Итог его жизни печален – пустил себе пулю в лоб. Ревность, что Крючков доверяет кому-то больше, чем ему, привела его в стан предателей и ничтожеств.

Разговор о том, кто полетит в Форос к Горбачёву и кто будет интернировать Ельцина тоже был при мне. Во всём этом вообще секрета не было. ГКЧП действовали на условиях советской Конституции и в условиях угрозы развала страны.

Почему так поступил Крючков, главный инициатор всего происходящего? Теперь ясно, что после предательских действий Шебаршина Крючков просто струсил. Подлость его заключается и в том, что он своим предательством подставил своих подчиненных Плеханова и Генералова. Они подчинились его приказу, как это и положено советским генералам. Мало того, величайшим позором ложится на него покаянное письмо Горбачёву. Не отстал от него и «боевой» генерал Язов. Вместе они писали: «Михаил Сергеевич, простите нас, старых дураков. Мы пошли на поводу у молодых авантюристов и т.д.» Но самое омерзительное, что Крючков написал письмо этому ничтожеству Бакатину, где заложил всех: «Какими бы намерениями не руководствовались организаторы государственного переворота, они совершили преступление…» (т.2, л.д.25). Конечно ему помог в этом адвокат Иванов, за что и стал депутатом Думы. Адвокаты (назначенные) приставали ко всем, а «покаянные» (вернее, предательские) письма написали только Крючков и Язов.

При создании ГКЧП не нарушалась Конституция СССР. Первоначально планировалось, что возглавить ГКЧП должен Шенин, поскольку его Горбачёв оставил на период своего отсутствия руководить партийной работой, но, ввиду того, что 6-я статья Конституции о руководящей роли КПСС к тому времени была исключена из главного Закона страны, было принято решение, что комитет возглавит Янаев.

В тот момент, когда было объявлено о создании ГКЧП, к Павлову, тогдашнему председателю правительства СССР, пришёл его заместитель Владимир Щербаков, подпоил его и помчался на сборище депутатов, чтобы объявить о том, что «Павлов валяется пьяный». Потом, после освобождения Павлова, журналисты спрашивали Щербакова, кого он видит председателем Правительства России? Он ответил: «Павлова».

Горбачёв и все знали о тяжелейшей болезни Болдина. Несмотря на болезнь, Валерий Иванович поддержал всех, кто встал на защиту СССР. Он раньше всех арестованных ушёл из жизни. Его просто убили вслед за Ахромеевым и Пуго.

О Лукьянове говорить вообще противно. Вначале он очень поддерживал решение ГКЧП о введении чрезвычайного положения и выражал явное неудовольствие новым союзным договором. «Я думаю – сказал он, - что 20 августа Договор будет подписан только шестью республиками» (т.31, л.д.29-30, 52-53). Лукьянов ещё говорил о том, что лучше бы сделать по-другому, пусть будет всё совсем плохо, валится и пусть валится. Он говорил, что пусть лучше всё это нарушат другие, пусть это будут республики, а когда всё встанет на свои места – мы будем защищать Союз и Советский договор» (т.54, л.д.16).

Потом он всё-таки решился и в ночь с 18 на 19 августа 1991 года подготовил заявление Советского руководства», «Обращение к Советскому народу», «Обращение к главам Государств и Генеральному секретарю ООН» (т.31, л.д.29-30, 52-53), но когда стало ясно, что в связи с предательством П.Грачёва, Б.Громова, А.Лебедя, А.Руцкого, и, как следствие, гибель Бориса Карловича Пуго, Лукьянов просто визжал: «Незаконно…удерживают президента… я не мог не поехать к этому человеку, с которым жизнь меня связала на 40 лет (оно и видно), что пусть меня прикончат (герой), я улетаю» (т.64, л.д.50-51). И полетел… А Горбачёв отыгрался на Лукьянове за все 40 лет их дружбы. Арестовали его последним, видимо, чтобы насладиться его подлостью. В его присутствии Нишанов и мерзавец Ципко лишали неприкосновенности народных депутатов СССР. В этом документе не было ничьей подписи, но в скобках стояла фамилия (А.Лукьянов) и происходило всё это в его присутствии. В тюрьме он сидел привилегированно, соседом по камере был какой-то предприниматель, а всем остальным постоянно подсаживали уголовников. Его жене выделялась из гаража ЦК КПСС машина, а мы все, жёны и родственники арестованных, включая Крючкову и Варенникову (обе фронтовички), ехали к тюрьме на метро.

Лукьянов часто появляется на канале ТВ в передаче «Кто есть кто», под рубрикой «Элита России», где он ведет себя как заяц во хмелю. «Я сидел в одиночке» - намекая, что его там держали как особо опасного преступника.

Правды ради скажу – все ГКЧПисты после освобождения рассредоточились кто в депутаты, кто в слуги к власти. Язов даже нацепил власовский мундир и подобные значки. Шенин стал восстанавливать Советский Союз. Помогал ему в этом только Валентин Иванович Варенников и какое-то время Олег Дмитриевич Бакланов.

Очень много сил уходило на борьбу с Зюгановым, который постоянно вставлял палки в колёса. Когда коммунисты с ним разберутся? Что бы он ни творил, чтобы о нём ни писали – как с гуся вода. Власти он нужен – вот в чём дело.

Но правда всё равно восторжествует именно благодаря таким мужественным и честным историкам как Евгений Спицын, Юрий Жуков, Юрий Емельянов и др. Советские историки! Спасибо им!


8.11.2017



Просмотров 523
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру