Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Очередной бюллетень (№160) о жизни зарубежных компартий.

Дата: 30.11.2017 г. Добавил: alexsh
]]>Печать]]> E-mail
В настоящей подборке представлены Коммунистические организации Ирана и Южной Кореи. Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий.
Для некоторых коммунистическая партия - только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

 

ИРАН- www.tudehpartyiran.org

 

Положение коммунистов в Иране, возможно, сложнее, чем где-либо ещё. С одной стороны средневековый антикоммунистический режим, но он же и антиамериканский антиимпериалистический, а ведь американский империализм, как известно, злейший враг народов всего мира. Коммунисты боролись с проамериканским монархическим режимом шаха и его изуверской политической полицией САВАК, имевшей специальный антикоммунистический отдел, принимали участие в Исламской Революции и свержении шаха в 1979 году. Но уже в 1983 году наиболее известная марксистско-ленинская Народная партия Ирана (Туде) была запрещена и подверглась жестоким репрессиям. Сегодня она продолжает свою работу, в основном, в эмиграции. Однако благодаря использованию средств электронной связи Туде оказывает влияние на события в Иране, оставаясь одной из наиболее серьезных и эффективных оппозиционных сил, действующих против режима. Это следствие не прекращавшейся в течение всех 70 лет существования борьбы партии с деспотизмом, подчинением монархическому режиму шаха и нынешнему теократическому режиму.

Иран, подобно Ватикану, сегодня является уникальным теократическим государством - т.е. такой страной, у власти в которой стоит духовенство. Но, если Ватикан – это не более, чем некий комитет по управлению делами римско-католической церкви, занимающий менее 0,1% территории Рима, где граждан меньше тысячи, то население Ирана превышает 80 миллионов, а по размерам территории он на 17-м месте в мире. При этом, в отличие от Ватикана, в Иране существует то, что в обычных буржуазных государствах принято называть демократией и главный инструмент этой самой демократии – выборы! Люди теперь повсюду регулярно приглашаются голосовать, хотя абсолютное большинство из них знает о тех, за кого голосует лишь то, что сообщают журналисты, оплаченные представители второй древнейшей профессии (первая – проституция). Конечно, благодаря телевидению все видят и слышат кандидатов, но при нынешнем развитии техники никогда нельзя быть уверенным даже в том, что видишь и слышишь живых людей, а не произведения компьютерной графики. А в Иране высший руководитель из духовенства даже и не избирается населением, хотя и управляет избираемым президентом и всеми другими должностными лицами Ирана. Первым таким руководителем с 1979 по 1989 год был лидер исламской революции 1979 года в Иране Рухолла Мусави Хомейни.

Чуть ли не с 20 лет Хомейни включился в политическую борьбу против светского шахского режима, неоднократно арестовывался и в середине 1930-х годов лишился права читать лекции по исламскому праву и философии. Подпольная преподавательская деятельность и написание значимых для шиитского варианта ислама сочинений сделали его религиозным лидером страны. В конце 1950-х годов он получил звание «аятолла» (знамение Аллаха). На следующий день после смерти Хомейни в 1989 году в возрасте 86 лет высшим руководителем Ирана стал один из ключевых деятелей Исламской революции и близкий соратник Хомейни, Али Хаменеи.В 1980 году он был назначен личным представителем Хомейни в Высшем Совете обороны и в вооружённых силах страны, а в 1981 – 1989 годах успел побывать и Президентом Ирана.

Вообще-то в Иране всё очень даже «демократично» и сколько угодно выборов, прямо как в самых что ни на есть «цивилизованных» странах. Тот же Хаменеи на внеочередных президентских выборах 2 октября 1981 года получил 95 % голосов и стал первым представителем духовенства на посту президента. Популярность Хаменеибыла настолько велика, что его наставник Хомейни, считавший, что президентом Ирана может быть только человек со светским образованием (как предшественники Хаменеи - юристы Банисадр и Раджаи)пересмотрел свои взгляды. Премьер-министром стал тогда Мир-Хосейн Мусави, бабушка которого была заодно и сестрой отца Али Хаменеи. С позволения Хомейни Али Хаменеи, став президентом, сохранил за собой и пост генерального секретаря Исламской Республиканской партии

А ведь на выборах у него было аж 3 соперника! На следующих выборах, 16 августа1985 года Али Хаменеи набрал поменьше - 85 % голосов. Но и такой уровень популярности обычно не свойственен буржуазной демократии – там и 40% поддержки на выборах нередко считаются оглушительной победой! Сразу после избрания Хаменеи президентом в Иране начались репрессии. Тысячи оппозиционеров были казнены.Государственный террор продолжался до 1982 года, когда правительство, наконец, упразднило так называемые «революционные суды»

Принцип главенства исламского шиитского духовенства, представляющий собой основу иранского государственного устройства, в переводе называется «опека законоведа». Это означает, что ни одно решение не вступает в силу, не будучи одобренным Высшим руководителем. Даже уже избранный кандидат на тот или иной пост занимает его лишь после утверждения Высшим руководителем. Хаменеи значительно расширил влияние Высшего руководителя, передав ему (то есть себе) многие президентские полномочия..

Может сложиться впечатление, что в Иране кроме мусульманских фанатиков вообще никого нет. Влияние ислама здесь настолько велико, что даже участники леворадикальной Организации моджахедов иранского народа (ОМИН), образованной ещё в 1965 году студентами государственного Тегеранского университета на базе распространённых среди населения антишахских настроений, свои социологические идеи пытались объединить с исламом. Своей основной задачей они считали борьбу против режима шахского правления, капитализма, империализма и клерикализма. Целью организации было создание в Иране социалистической республики, бесклассового общества, лишённого любых форм диктатуры и эксплуатации. Это, однако, называли не коммунизмом, а тоухидным обществом (тоухид означает признание того, что всё существующее сотворено Аллахом). Организация делала основной упор на вооруженное сопротивление и имела даже свою разведку, в задачи которой входила борьба против тайной полиции шахского режима САВАК и других структур, подконтрольных правительству. Моджахед – «борец» или «совершающий усилие», но такой перевод лишь приблизительно отражает то, что вкладывает в это слово искренний мусульманин.

В начале 70-х годов прошлого века ОМИН провела значительное количество громких акций, направленных против представителей шахского правительства и его американских покровителей. Посетившего в 1972 году Иран президента США Ричарда Никсона встретили серией взрывов, ответом на которые были аресты наиболее активных участников объединения. Многие из членов организации были казнены, но, несмотря на это, ОМИН за несколько последующих лет сумела возродиться и полностью восстановить свои силы.

 

С 1975 года руководителями ОМИН стали марксисты. Но очень скоро этот этап в истории развития «моджахедов» закончился, к руководству пришли религиозные социалисты, а марксисты откололись от организации.В 1979 году, когда на свободу вышел Масуд Раджави, лидер группировки, ОМИН значительно усилила свои позиции. Организация приветствовала Исламскую Революцию и даже помогала Хомейни избавить страну от прежнего шахского режима и влияния США. Так, «моджахеды» помогали тегеранским студентам захватить американское посольство. Но после смещения в июне 1981 года с поста президента Абольхасана Банисадра, проявлявшего определенную лояльность к ОМИН, организация ушла в подполье. Банисадр был первым президентом Ирана после исламской революции. Он был избран 25 января 1980 года на четырёхлетний срок. Но уже 21 июня1981 года Меджлис (парламент) вынес Банисадру импичмент «за деятельность, направленную против исламского духовенства».29 июля он бежал из страны вместе с главой ОМИНМ. Раджавиво Францию, где живёт и сейчас, выступая в прессе против исламского режима и его лидеров.

Последовал целый ряд атак на представителей властей, в результате которых погибли президент, премьер-министр, председатель Верховного Суда, шеф полиции и другие высокопоставленные лица. В 1981 году лишь за три дня, с 7 по 10 августа в ряде городов моджахеды осуществили 60 взрывов. Они вступали и в открытые вооруженные столкновения с полицией и армией. Менее, чем за два года ОМИН была разгромлена, было арестовано большинство её членов, а уцелевшие вскоре покинули страну. В это время в разгаре была ирано-иракская война по своим масштабам сопоставимая с национально-освободительной войной вьетнамского народа против американской агрессии в 1964-1975 годах. Иранские моджахеды, по-видимому, принимали участие в ирано-иракской войне на стороне Ирака. Во всяком случае, есть сведения, что ОМИН приняла участие в последней наступательной операции иракской армии в 1988 году, которая носила название «Вечный свет». Операция провалилась в результате мощного контрудара иранских войск, и к августу основные силы ОМИН были разгромлены. Война, продолжавшаяся восемь лет, завершилась без убедительной победы одной из сторон, хотя обе заявили о своем военном триумфе.

Но это не стало финалом деятельности ОМИН. В 1992 году они проводили атаки на иранские посольства в 13 странах мира. После оккупации Ирака американскими войсками весной 2003 года, представители американских спецподразделений проводили на одной из американских секретных военных баз в штате Невада тренировки бойцов ОМИН, ничем не отличавшиеся от стандартной подготовки американских спецназовцев, и состоявшие из обучения криптографии, радиоделу и применению различных видов оружия. Лишь после того, как американские войска оставили иракскую территорию, а в декабре 2011 года американский флаг над Багдадом был спущен, положение моджахедов здесь ухудшилось, поскольку новое правительство стремилось поддерживать хорошие отношения с Ираном. .

Хотя ещё в 2002 году ОМИН в Европе была включена в список террористических организаций, ряд западных политиков, включая влиятельных американских чиновников, поддерживает ОМИН. А Евросоюз в 2009 году удалил организацию из «черного» списка. В некоторых СМИ проходят сообщения, что американцы продолжают предоставлять ОМИН специальную информацию для проведения ею операций в Иране.

27 июня 2017 года марксистско-ленинская Народная Партия Ирана (Туде) выпустила заявление в связи с политикой США после появления нового президента. Как отмечается в нём, авантюристическая политика США и региональной реакции представляет серьезную угрозу национальному суверенитету Ирана и борьбе патриотических и свободолюбивых сил Ирана против теократического режима высшего руководителя.

Туде отмечает, что после визита Дональда Трампа в Саудовскую Аравию 20 мая 2017 года Персидский залив и Ближний Восток вновь стали свидетелями эскалации напряженности, которая может еще больше дестабилизировать ситуацию в регионе и привести к разрушительным последствиям для Ирана. За воинственными заявлениями министра обороны Саудовской Аравии последовало первое кровопролитное нападение в Тегеране. Речь идет об одном из самых серьезных терактов за все время существования Исламской Республики в Иране. 7 июня 2017 года парламент и мавзолей аятоллы Хомейни в 40 км к югу от Тегерана, одновременно подверглись нападению. Погибли 12 человек, 42 получили ранения. Ответственность за атаку взяла на себя группировка «Исламское государство» (ИГ), которой ранее не удавалось осуществить в Иране ничего подобного. Ещё в марте ИГ изготовило ролик на фарси, где иранских суннитов призывали организовывать диверсии на территории страны. Вместе с тем в Иране обвиняют в причастности к организации двойного теракта власти США и Саудовской Аравии. Утром, незадолго до терактов, глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр, выступая в Берлине, заявил, что Тегеран должен быть «наказан за свое деструктивное вмешательство в дела региона и поддержку терроризма». Ряд экспертов полагает, что террористы пытаются создать впечатление, что в Иране существует боеспособное суннитское подполье. Госсекретарь США Тиллерсон заявил о поддержке США «смены режима» в Иране.

Среди других признаков эскалации напряженности в регионе Туде называет нанесенные недавно уже в третий раз удары США по полувоенным формированиям, поддерживаемым Корпусом стражей исламской революции (КСИР) Ирана, действующим в восточных районах Сирии. Кроме того, 18 июня, в ответ на нападения «Исламского государства» на Тегеран, которые Али Хаменеи назвал «хлопушками», КСИР выпустил из Ирана шесть ракет средней дальности, нацеленных на силы «Исламского государства» на востоке Сирии. Представитель КСИР заявил, что международные и региональные сторонники террористов должны отнестись к этим ракетным ударам как к предупреждению. Хасан Рухани, президент Ирана, полностью поддержал ракетные удары КСИР, сказав, что решение о них было принято Советом национальной безопасности, а КСИР заявила, что операция была предпринята в соответствии с решением самого Хаменеи.

Внешняя политика США в отношении Ирана в период президентства Обамы предусматривала особую роль и позицию для Исламской Республики Иран в «Плане Нового Ближнего Востока».Основным результатом при некотором сокращении финансовых санкций со стороны США должно было стать сосуществование и примирение теократического режима Ирана с гегемонией США в регионе в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий относительно ядерной программы Ирана.

ЭтоJCPOA - политическое соглашение между Ираном и США, РФ, КНР, Великобританией и Францией, являющихся постоянными членами Совета Безопасности ООН, а также Германией, то есть группой государств, известных как 5+1.<

Согласно этой формуле, администрация США разработала для стран региона конкретные параметры и ограничения по очерчиванию сфер дипломатической деятельности и военно-политического влияния Ирана в системе «многостороннего сдерживания». Однако теперь есть указания на то, что администрация Трампа пытается навязать новые условия и внести определённые изменения в эту систему. В частности, это связано с уменьшением роли и веса иранского режима в регионе в пользу Саудовской Аравии. В этом контексте недавние упоминания Тиллерсона о возможности «мирного изменения режима» в Иране для понимания новой тактики США следует рассматривать с двух сторон:

1. Возрождение провалившегося проекта «выстраивания альтернатив» в качестве«оппозиции режиму» с использованием некоторых устойчиво проамериканских сил, таких как монархисты и ОМИН, выступающих против теократического режима Ирана.

2. Проведение агрессивной дипломатии в целях обеспечения политического рычага влияния в регионе путем разжигания напряженности между Ираном и Саудовской Аравией под аккомпанемент заклинаний о «борьбе с терроризмом» и разобщение стран региона под предлогом конфронтации между «шиитами» и «суннитами».

Туде отмечает, что вопреки тому, что Трамп неоднократно в ходе своей избирательной кампании говорил о своих намерениях, он еще не отбросил JCPOA и равным образом еще не заблокировал открыто процесс приостановления санкций в рамках JCPOA. Ясно, что сохранение JCPOA важно для Ирана, и Трамп понимает, что в переговорах с Ираном как JCPOA, так и возможность изнурительного экономического давления на Иран дают ему мощные рычаги. Хотя на первый взгляд политика и риторика администрации Трампа часто непредсказуемы и хаотичны, в основе их, с первого дня, видна последовательная тенденция к поддержанию и продолжению господства и автократии как внутри США, так и за рубежом. Факт остается фактом: внешняя политика США при Дональде Трампе была разработана как продолжение наиболее реакционного курса за последние четыре десятилетия и поддерживается самыми экстремистскими милитаристскими кругами неоконсерваторов.

Что касается региона Ближнего Востока, то Туде выражает уверенность, что вышеупомянутые два новых варианта тактики у Трампа в отношении Ирана ясно указывают на продолжение империалистической политики США и их вмешательство в процесс определения будущего иранской нации. Эта агрессивная и разрушительная политика в отношении Ирана формируется одной из самых опасных фракций крайне правых в американской политической системе. Она соотносится с действиями теократического режима Ирана, который, несмотря на пуски своих ракет и буйную риторику, привёл иранский народ на самые слабые международные и экономические позиции.

Некоторые подсоединившиеся к государству реформистские и трансформированные «левые» силы, утверждают, что больше нет такой проблемы, как «империалистическая политика США». И после того, как Дональд Трамп стал президентом, кое-кто пришёл к выводу –на фоне его вводящих в заблуждение заявлений - что его президентство может предоставить некую «историческую возможность». Они распространяли идею о том, что лозунги Трампа, вроде «Америка прежде всего!», показывают, что он не склонен верить в перспективу доминирования, и нужно воспользоваться этим на благо Ирана! Теперь объективные данные показывают, что это свидетельствует либо об отсутствии политического опыта, либо, что еще хуже, об опасном способе мышления, отвергающем необходимость защиты национального суверенитета от американских посягательств, считая такую ​​позицию левой а, значит, устаревшей! Сохранение гегемонии США в мире, и особенно на Ближнем Востоке, всегда было первоочередной задачей всех президентов США.

Партия Туде Ирана расценивает исход выборов и приход к власти Дональда Трампа, а также его лозунги и политику как весьма настораживающие факты, касающиеся мира во всем мире и интересов народов планеты. Беспокойство вызывает не неопытность, нарциссизм или непредсказуемость Трампа. Коммунисты Ирана считают, что Трампа сделали президентом, чтобы мобилизовать и собрать реакционные и опасные силы ультраправых по всему миру, и это было рассчитанным и целенаправленным шагом поджигателей войны и правых экстремистов. Силовая составляющая администрации Трампа - как и исламского теократического режима Ирана - состоит из элементов, для которых война представляет собой средство решения крупных проблем. Кризисы иранского режима являются результатом его противодействия экономическим интересам и требованиям свободы для иранцев. Это противодействие постоянно разрастается и поэтому, естественно, теократический режим переходит от одного кризиса к другому, более серьезному. И Али Хаменеи, и Дональд Трамп - лживые лидеры, которые без колебаний лгут людям, чтобы оставаться у власти. Чтобы отреагировать и преодолеть различные кризисы они прибегают к любому варианту. Это могут быть как закрытые переговоры и сделки по вопросам, представляющим общественный интерес, так и нарастание напряженности и развязывание конфликтов, включая войны чужими руками или прямые столкновения. Любой из этих вариантов, который они могут избрать, чрезвычайно опасен и даже катастрофичен для иранского народа, для страны и региона в целом.

Туде отмечает, что обстоятельства, сложившиеся в регионе Ближнего Востока и вокруг Ирана сопряжены с серьёзными опасностями. Разрушительные внешние факторы угрожают миру, национальному суверенитету и экономике Ирана. Внутри страны политика режима подключенных к государству реформистов согласуется с действиями Верховного религиозного лидера. Это относится к поддержке недавних ракетных ударов КСИР и повторению громких лозунгов для управления общественным мнением и указывает на то, что, если развитие ситуации будет создавать угрозу национальным интересам, государственные деятели реформистского толка ни в коем случае не будут противостоять приказам Верховного лидера и его аппарата насилия, то есть КСИР. Не стоит забывать, что всего несколько недель назад, чтобы подогреть и придать значимость предвыборному шоу с целью «сохранения режима» Хасан Рухани в своих заявлениях и на митингах в ходе предвыборной кампании эмоционально и в жестких выражениях критиковал деятельность КСИР в ракетной области. Однако теперь, опять-таки исходя из требований момента или политической «целесообразности» его правительство поддержало пуски ракет КСИР, а государственные реформистские СМИ посвятили свои первые страницы превознесению гвардейского корпуса теократической диктатуры.

В рамках Устава ООН и других конвенций для серьезного и эффективного решения проблем, влияющих на ситуацию в регионе и в стране и имеющих в силу национальных, этнических и исторических добрососедских связей особое значение для народа Ирана могут и должны привлекаться мирные многосторонние средства, далекие от угроз, оскорблений и пустых лозунгов. Прогрессивные и патриотические силы Ирана не должны допустить, чтобы судьба страны определялась интервенционистской политикой и практикой США в интересах людей, которые держатся в тени или прибегают к военным конфликтам и усилению напряженности - будь то через войны чужими руками или прямые военные столкновения. Партия Туде Ирана призывает прогрессивные и патриотические силы к участию в совместных действиях по защите мира на Ближнем Востоке и национального суверенитета Ирана.

Так называемые прокси-войны (или опосредованные войны) имеют многовековую историю. Исторический опыт позволяет определить их как конфликты, в которых в собственных интересах косвенно участвует третья сторона, обеспечивая своей поддержкой одного из двух участников конфликта. В своё время президент США Дуайт Эйзенхауэр определил прокси-войны, как «войны, которые ведутся чужими руками». Классическое определение прокси-войны дал американский политолог Карл Дойч в 1964 году: «Прокси-война — международный конфликт между двумя странами, которые пытаются достичь своих собственных целей с помощью военных действий, происходящих на территории и с использованием ресурсов третьей страны, под прикрытием разрешения внутреннего конфликта в этой третьей стране».

13 октября 2017 года Дональд Трамп обнародовал новый стратегический подход своей администрации к Исламской Республике Иран. В связи с этим ЦК Туде в своём новом заявлении подчеркнул, что авантюристическая и гегемонистская политика правительства Трампа в отношении Ирана является серьезной угрозой для регионального мира. Трамп
всесторонне переформулировал новую стратегию США относительно будущих отношений с Ираном, баланса сил на Ближнем Востоке, а также того, как США будут взаимодействовать с миром, включая своих европейских союзников. Это было сделано всего через несколько дней после объявления о выходе США и Израиля из ЮНЕСКО (специализированное учреждение ООН по вопросам образования, науки и культуры), поскольку это мировое агентство в соответствии с Резолюций ООН, поддерживает законные требования палестинского народа. Оскорбительные высказывания Трампа об Иране должны рассматриваться как официальный конец стратегии предыдущей администрации США - «многостороннего сдерживания» на Ближнем Востоке и взаимодействия со своими европейскими союзниками. Была открыто заявлена позиция поддержки реакционных государств в регионе - Израиля, Саудовской Аравии и Египта.

Использование выдуманной терминологии («Арабский залив») по отношению к Персидскому заливу в речи Трампа свидетельствует об умышленном игнорировании правительством США исторических фактов, касающихся Ирана. Партия Туде Ирана считает, что новый стратегический подход, принятый в США по отношению к Ирану, создаст конкретные серьёзные угрозы для национального суверенитета и интересов безопасности Ирана, а также мира и безопасности в Персидском заливе и на Среднем Востоке. Президент США, описывая правящий режим в Иране как «изгоев» и называя его диктатурой, продолжил афишировать длинный, спорный и вводящий в заблуждение список его действий, направленных против интересов США. Чтобы оправдать политику администрации США, нацеленную на дальнейшее давление на Иран, он упомянул все региональные дилеммы и проблемы, ставшие результатом политики правящего режима Ирана. При этом он ничего не сказал об интервенционистской политике американского империализма и его региональных союзников, включая Израиль, Саудовскую Аравию и другие реакционные страны. Он заявил, что Иран является главным спонсором терроризма в мире, помогая «Талибану», «Аль-Каиде», «Хамасу» и «Хезболле». Говоря о политике Ирана в регионе, он сказал, что иранский режим продолжает разжигать конфликт и напряженность на Ближнем Востоке и за его пределами. Трамп прямо заявил, что, основываясь на имеющейся у него конкретной информации, он уже не может подтвердить, что Иран следует ядерному соглашению JCPOA. Он сказал, что США не будут продолжать двигаться по пути, предсказуемым результатом которого станет рост насилия, террора и реальная угроза ядерного прорыва Ирана, а, если найденное решение не получит одобрения Конгресса и союзников, соглашение JCPOA будет расторгнуто.

Объявляя о своих намерениях относительно JCPOA, Трамп прагматично попытался не только оставить двери открытыми для принятия окончательного решения, но и сделать американский Конгресс в конечном счете ответственным за него, предоставив ему 60 дней, чтобы решить, должны ли США продолжить поддерживать соглашение или вернуться к политике ядерных и неядерных санкций в отношении Ирана. Президент США обрушился на деятельность Корпуса стражей Исламской революции (КСИР)в регионе, обвиняя его в поддержке террористических актов. Он сказал, что поручил Министерству финансов внести КСИР в санкционный список, что было немедленно осуществлено.

В своей речи Трамп в искусственной и неискренней манере демонстрировал фальшивые чувства солидарности с иранским народом. Заявляя о поддержке его социальных и политических протестов, он намеренно игнорировал разрушительную политику американского империализма, включая бесчеловечные санкции и откровенно преступные действия администрации США по отношению к событиям в Иране, будь то в прошлом, в период революции в начале 1980-х годов или в последние десятилетия. Хотя Трамп и не подписал документ о выполнении или несоблюдении иранской стороной своих обязательств по соглашению, это не равнозначно одностороннему отказу администрации США от соглашения JCPOA и выходу из него. Ясно, что США сохраняют своё враждебное отношение к Ирану и его союзникам в регионе, которых они считают очевидным препятствием к установлению их безраздельного господства на Ближнем Востоке.

Дискуссии в Комитете по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США и ее постановление от 11 октября раскрывают намерения США. Речь идёт о введении беспрецедентных санкций в сочетании с расширением масштабов и диапазона обязательств Ирана, которые должны немедленно и провокационно включить сферы, не охваченные ранее соглашением JCPOA, в том числе касающиеся программы испытаний баллистических ракет и поддержки иранским режимом своих союзников в регионе.

Другие участники JCPOA, включая ЕС, а также Великобританию, Францию, Германию, Россию и Китай, выразили серьезную обеспокоенность политикой США в регионе, открыто выступив против решений, принятых правительством США. В ответ на заявление Трампа Федерика Могерини, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности и вице-президент Еврокомиссии, подчеркнула, что «JCPOA не является внутренним соглашением США» и добавила: «Это не двустороннее соглашение, оно не принадлежит ни одной стране, и ни одна страна не может его отменить. ЕС и международное сообщество привержены делу сохранения ядерной сделки». На втором заседании20 сентября Совместной комиссии министров иностранных дел Ирана и стран группы 5 + 1 на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН двусторонние отношения между США и Ираном не обсуждались. После рассмотрения восьми докладов МАГАТЭ, подготовленных с участием американских экспертов, Могерини заявила, что Иран полностью выполнил требования договора, что это было официально подтверждено, и в соответствии с соглашением JCPOA нет необходимости возобновлять переговоры.

Партия Туде Ирана обеспокоена и опасными перспективами возможных авантюрных действий, которые могутпредпринять консервативные и реакционные круги правящего режима, и их возможным оправданием в контексте отказа Трампа подтвердить соблюдение Ираном своих обязательств по JCPOA, что привело к росту конфликтов и напряженности в регионе. Такая опасность отчетливо проступает в безответственных и противоречивых заявлениях Али Акбара Велаяти, старшего советника Али Хаменеи по международным делам, и главнокомандующего Корпусом стражей исламской революции Мохаммада Али Джафари. В провокационной реакции на принятие Комитетом по иностранным делам резолюции Палаты представителей США от 12 октября с осуждением испытаний баллистических ракет и известие о возможном включении сил под его командованием в список террористических организаций, против которых вводятся санкции, командующий КСИР заявил: «Прежде чем вводить новые санкции, лучше бы Соединенные Штаты отвели свою сеть баз на Ближнем Востоке на 2000 км,за пределы дальности полёта иранских баллистических ракет».

Осуждая агрессивную, назойливую и безответственную политику Дональда Трампа, Партия Туде Ирана, предостерегает против любых агрессивных и авантюристических действий и заявлений. Любое провокационное действие и неосмотрительное заявление, расширяющее масштабы конфликта, поставит Иран под угрозу прямой агрессии американского империализма или его прямых и косвенных союзников. В последние месяцы, и особенно после официального визита Трампа и его высокопоставленной делегации в Саудовскую Аравию и Израиль в мае 2017 года, очевидно, что Соединенные Штаты все чаще координируют свои действия и политику с правительствами этих двух стран. Партия Туде Ирана обеспокоена тем, что использование более масштабных экономических санкций против Ирана со стороны правительства США под любым предлогом окажет разрушительное воздействие на жизнь народа Ирана, который и без того живет и трудится в очень тяжёлых условиях. Коммунисты подчеркивают, что любое иностранное вмешательство в дела Ирана не только поставит под удар борьбу людей за свободу и избавление от диктатуры деспотичного режима, но фактически будет инструментом в руках правящей реакции для усиления атмосферы притеснений и репрессий.

Партия Туде Ирана призывает все силы и организации, приверженные делу мира во всём мире, активно выступать против безответственной и авантюристической тактики администрации США, несомненно, увеличивающей перспективы новой войны на Ближнем Востоке. Коммунисты считают, что все существующие разногласия и споры могут и должны разрешаться в рамках международного права, в соответствии с Уставом ООН, а также дипломатическими путями, основанными на правах народа Ирана. Другого пути нет.

ЮЖНАЯ КОРЕЯ- http://pdp21.kr http://www.aindf.com

 

5 ноября 2016 года в Южной Корее была образована Народно-Демократическая партия (или Партия народной демократии), призывающая к немедленному прекращению корейского конфликта путем заключения мирного соглашения между КНДР и югом.

Солидарность с Народно-Демократической партией выразило американское антивоенное движение «Ответ». Его название является аббревиатурой - ANSWER (Act Now to Stop War and End Racism, то есть «немедленно остановить войну и покончить с расизмом»). Это движение было образовано в США через 3 дня после разрушения 11 сентября 2001 года зданий Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке, когда захваченные смертниками исламистского толка самолеты врезались в эти здания. Тогда же аналогичный удар был нанесен и по Пентагону, штаб-квартире Министерства обороны США в штате Виргиния. В результате погибло почти 3 тысячи человек. Движение ANSWER устраивало массовые акции против войны в Ираке, в защиту прав палестинцев, против переворота и оккупации Гаити, блокады Кубы, продолжающейся оккупации Афганистана, войны в Ливии, новых нападений на Ирак и Сирию и атак беспилотников на Йемен, Пакистан и Сомали.

ANSWER выражает свою глубочайшую солидарность с руководством и членами Партии народной демократии и поздравляет их с огромным достижением - созданием открытой политической партии, стремящейся к необходимому для развития миру и воссоединению на полуострове. ANSWER признает, что развитие не было простым, и пришлось преодолевать как внутренние конфликты, так и, что более важно, серьезные политические репрессии. Формирование Партии народной демократии является смелым и решительным шагом, особенно после импичмента 11-го президента Южной Кореи Пак Кын Хе по обвинениям в коррупции. Это стало результатом международного освещения и растущего возмущения действиями её правительства. Пак Кын Хе - 65-летняя женщина, дочь Пак Чжон Хи, диктатора Южной Кореи в 1962-1979 годах. Она стала президентом в 2013 году. ANSWER провозглашает наступление времени Партии народной демократии, напоминая о репрессиях и коррупции в период президентства Пак Кын Хе. По мнению ANSWER, Партия народной демократии выражает стремление корейского народа к миру, воссоединению и подлинной демократии и будет делать все возможное, чтобы положить конец войне США с Кореей, требовать от США подписания мирного договора с КНДР и немедленного вывода всех своих войск из Кореи.

Сегодня в Южной Корее более 55 американских военных баз. В марте - апреле 2017 года на Корейском полуострове была проведена серия совместных военных учений США и Южной Кореи. В мае делегация Народно - Демократической партии Южной Кореи посетила Великобританию. 4 мая на Трафальгарской площади в Лондоне к участникам протестов с плакатами «Остановить учения по подготовке ядерной войны в Южной Корее!», «Остановить развертывание THAAD!» и «Войска США вон из Кореи!» присоединилась глава лондонского отделения антиядерного движения Кэрол Тернер. THAAD — противоракетный комплекс подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности. Делегации Народно-Демократической партии Южной Кореи также участвовали в акциях протеста в США и Германии.

В Южной Корее действует также Антиимпериалистический Национально-Демократический Фронт (АНДФ), Он был основан 25 августа 1969 года как революционная партия, выступающая за воссоединение страны. АНДФ руководствуется доктриной Чучхе, разработанной в КНДР и являющейся там официальной государственной идеологией. Её, по-видимому, можно рассматривать как комбинацию идей марксизма-ленинизма и некоторых элементов корейской культуры. История АНДФ восходит к 1964 году, когда был образован подготовительный комитет для формирования революционной партии. Основателями Фронта считаются Ким Ионг Тай и Чой Ионг До. Они оба, наряду с другими лидерами партии, были казнены режимом Пак Чжон Хи, другие члены партии были приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Ким Ионг Тай никогда не видел двоих своих детей. В 1985 году партия объединилась с Партией освобождения Южной Кореи, и стала называться Национальным Демократическим Фронтом Южной Кореи. Она запрещена в Южной Корее в соответствии с Законом о национальной безопасности и действует подпольно. С 23 марта 2005 года партия получила нынешнее название – АНДФ. Партия выступает против присутствия на территории страны войск и военных баз США, за её полную независимость, народную революцию на юге и воссоединение Кореи. Она имеет представительство в КНДР и в Японии. В ответ на оголтелую кампанию нападок на КНДР за «нарушения прав человека», ведущуюся империалистическими СМИ, АНДФ распространяет материалы, демонстрирующие подлинную сущность буржуазной «демократии».

Просмотров 484
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру