Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Куников

Дата: 20.12.2017 г. Добавил: Alser
]]>Печать]]> E-mail

Никогда не бывает лишним воспоминание о героях Великой Отечественной войны — людях, которым последующие поколения граждан Советского Союза, России и многих других стран обязаны жизнью и мирным небом. В этой статье речь пойдет об одном из таких героев — легендарном Цезаре Куникове.
По сравнению со многими другими участниками войны, подвиг Цезаря Львовича Куникова получил достаточную известность. Героический офицер, морской пехотинец, отличился во многих фронтовых операциях и погиб при освобождении новороссийского побережья 14 февраля 1943 года. На той самой «Малой земле», о которой среди прочих оставил свои воспоминания и генсек Леонид Ильич Брежнев.

Как известно, зимой 1943 года, а если быть точным, в феврале, была запланирована войсковая операция по освобождению Новороссийска. Она должна была осуществляться силами морского десанта, который предполагалось высадить в районе Южной Озерейки. Одновременно, с целью прикрытия действий крупного десанта, у поселка Станичка на берегу Цемесской бухты, должен был быть высажен еще один морской десант, в задачи которого входило отвлечение сил противника от высадки основных подразделений советских войск. Ночью 3 февраля 1943 года морской десант высадился на берегу Цемесской бухты. Надо сказать, что это место оборонялось значительными силами гитлеровских войск. Немцы постарались укрепить этот район, справедливо ожидая, что он может привлечь внимание советских войск.

Однако советским морпехам удалось молниеносно выбить немцев с побережья и перейти в наступление. Утром 4 февраля советские морские пехотинцы сумели отбить три километра железной дороги и часть поселка Станичка, закрепившись на побережье. В разгар ожесточенных боев авангардному отряду под командованием Цезаря Куникова удалось подавить сопротивление одной из артиллерийских батарей немцев, после чего немецкие артиллерийские орудия были повернуты против гитлеровцев, что в немалой степени способствовало успеху операции.
На протяжении недели, до 10 февраля, подразделение Куникова удерживало позиции на побережье. К этому времени стало известно, что морской десант в Южной Озерейке, на который возлагалась миссия основного отряда советских войск, не смог закрепиться и ключевые функции в штурме немецких позиций и освобождении новороссийского побережья перешли к отряду Цезаря Куникова. Именно Куников осуществлял героическое руководство во время удержания плацдарма, получившего название «Малой земли». Однако, помимо закрепления на побережье, в задачи отряда Куникова входило и получение боеприпасов, доставляемых с моря советскими военными кораблями. Во время приема боеприпасов ночью с 11 на 12 февраля 1943 года Цезаря Куникова тяжело ранил осколок гитлеровской мины. Майора срочно доставили катером в Геленджик, где находился госпиталь, однако усилия военных медиков оказались тщетными. 14 февраля 1943 года майор Цезарь Львович Куников скончался. Ему было только тридцать три года.

В похоронах Цезаря Куникова принимало участие около семи тысяч человек, настолько сильно военные и гражданские ценили этого героического командира и прекрасного человека. 17 апреля 1943 года майору Цезарю Львовичу Куникову посмертно было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Кем же был этот удивительный человек и за что его так уважали и даже любили сослуживцы? Еще в декабре 1942 года прибывшему корреспонденту газеты «Правда» командовавший Черноморской группой войск генерал-лейтенант И.Е. Петров рекомендовал обязательно встретиться с Куниковым: «отменный командир и хороший воин» — так оценил боевой генерал тридцатитрехлетнего майора. Контр-адмирал Г.Н. Холостяков, командовавший Новороссийской военно-морской базой, так вспоминал о Цезаре Куникове: «в нем чувствовались ум, воля, жизненный опыт».

Инженер — машиностроитель

Между тем этот прославленный командир, которому военное командование оказало высокое доверие возглавить высадку морского десанта в Цемесской бухте, не был профессиональным военным. До войны он вел вполне мирную жизнь, был обычным советским человеком — гражданским инженером. Цезарь Львович Куников родился в Ростове-на-Дону 23 июня 1909 года. Его детство выпало на годы Гражданской войны, которая заставила семью Куниковых поскитаться по южным районам России и даже по зарубежью. Отец, Лев Моисеевич Куников, по профессии был инженером-машиностроителем, мать Татьяна Абрамовна Хейфец обеспечивала домашний уют — была простой домохозяйкой. Сестра Куникова Елена Финкельштейн впоследствии стала известным театроведом. Вместе с отцом — инженером Цезарю Куникову удалось побывать даже в Персии. В 1920 году Лев Куников работал во Внешторге и в этом качестве побывал в персидских городах.

После окончания Гражданской войны Лев Куников работал в Макеевке, на металлургическом заводе. Там же начал трудовой путь и Цезарь Куников. Он работал учеником лаборанта, слесарем, токарем на металлургическом заводе. В 16-летнем возрасте вступил в комсомол. Когда семья Куниковых перебралась в Москву, юный Цезарь продолжал трудовой путь простого рабочего — он трудился слесарем и токарем на московских предприятиях, а в 19-летнем возрасте, в 1928 году, поступил в Высшее военно-морское училище им.М.В. Фрунзе. Как видим, в числе многих советских юношей того времени Цезарь Куников мечтал о военно-морской службе. Статус морского офицера был престижен, да и сама служба в те неспокойные годы позволяла принести немало реальной пользы молодой советской державе. Однако в юные годы судьба оказалась к Цезарю не совсем благосклонна. Он заболел, был с прободным аппендицитом помещен в госпиталь и вскоре комиссован, успев всего лишь пять месяцев проходить в форме военно-морского курсанта. Так закончилась мечта Цезаря Куникова стать кадровым морским офицером (однако, как следует из его дальнейшей биографии, со службой в ВМФ его жизнь окажется связанной очень крепко и навсегда).

Отслужив после выздоровления срочную службу механиком на флоте, Цезарь Куников в 1930 году вернулся в Москву. Он закончил Московский машиностроительный институт им. Бубнова и Московскую промышленную академию, став, как и его отец, инженером — машиностроителем. Одновременно Куников активно участвовал в деятельности комсомола, даже возглавлял сектор оборонной промышленности в горкоме комсомола Москвы. Возможно, это помогло молодому инженеру в его профессиональной карьере, хотя, как показала его дальнейшая жизнь, в карьеризме в современном понимании этого слова Цезаря вряд ли можно обвинить. Он стремился активно участвовать в становлении машиностроительной промышленности своей родины, а руководство, отмечая его рвение и преданность стране, ставило Куникова на ответственные посты. В марте 1938 года Цезарь Куников стал главным технологом Московского завода шлифовальных станков. В октябре он получил назначение на должность начальника Технического управления Народного комиссариата машиностроения, затем был переведен на аналогичную должность в Наркомат тяжелого машиностроения, несколько позже стал директором ЦНИИ технологии машиностроения. Одновременно Куников был ответственным редактором всесоюзной газеты «Машиностроение».

Когда началась Великая Отечественная война, 31-летнему Цезарю Куникову, известному, несмотря на свои годы, специалисту в сфере тяжелого машиностроения, предлагали должность заместителя наркома боеприпасов. В те годы Сталин стремился укрепить советское правительство молодыми и достойными кадрами, взращенными уже в советскую эпоху. Однако Куников не мог представить себя на крупной тыловой должности в разгар боевых действий. Он упорно просился на фронт. Имея к этому времени звание старшего политрука запаса, Куников ушел добровольцем в действующую армию, перешел в Военно-морской флот. О военно-морской службе, как мы знаем, наш герой мечтал с юных лет. Тем более, что и срочную службу он проходил механиком в ВМФ.

Отряд водного заграждения

Цезарь Куников был назначен командиром 14-го отряда водного заграждения Азовской флотилии, которая сражалась у побережья Азовского моря. Формирование отряда происходило в Москве. Здесь, на базе Общества спасения на водах (ОСВОД) Куников и комплектовал отряд за счет активистов ОСВОДа. Вместе с Куниковым в командование отряда вошли и другие гражданские люди — не последние в Москве — второй секретарь Баумановского райкома партии Василий Никитин, занявший должность политрука отряда, и архитектор Вениамин Богословский, ставший начальником штаба.
В конце июля 1941 г. отряд насчитывал 186 бойцов и был расквартирован в Химках на водном стадионе «Динамо», где на его вооружение поступил 21 катер — полуглиссеры НКЛ и ЗИСы. 12 сентября 1941 года отряд был отправлен на фронт. В Ростове-на-Дону, родном городе Цезаря Куникова, отряд влился в состав Отдельного Донского отряда и приступил к решению боевых задач.

Задачей отряда водных заграждений было минирование входа в Таганрогский залив. Удобным местом была дельта Дона в районе Синявской (сейчас это Неклиновский район Ростовской области). Здесь, помимо Дона и Мертвого Донца, есть многочисленные плавни и протоки, очень удобные для скрытого нахождения катеров. Из плавней катера Куникова вместе с местными партизанами атаковали немецкие войска на станции Синявской. Задачей отряда было воспрепятствование продвижению немецких войск к Ростову-на-Дону с западного направления. По железной дороге, проходившей с Украины через Синявскую, немцы доставляли военную технику, боеприпасы, продовольствие. С 13 по 16 ноября 1941 года бойцами Отдельного Донского отряда был нанесен значительный ущерб противнику. Уничтожены эшелон с танками, 10 грузовых автомобилей. В результате действий отряда немцы лишились 500 офицеров и солдат.

Тем не менее, несмотря на героические усилия советских войск, 21 ноября 1941 года гитлеровцам удалось занять Ростов-на-Дону. Поскольку наступила зима и катера уже не могли действовать, командование приняло решение создать на базе Азовской флотилии отряд морской пехоты. Его командиром был назначен Цезарь Куников. В задачи отряда морской пехоты входили нападения на коммуникации противника при подступах к Ростову. 27 ноября отряд Куникова захватил и удерживал в течение ночи Синявскую, попутно разрушив железнодорожное полотно. 28 ноября отряд морской пехоты вторично взял Синявскую, установив контроль над автомобильной и железной дорогами с целью пресечения возможности отступления немецких войск по этому пути. Таким образом, бойцы Куникова сыграли важную роль в первом освобождении Ростова-на-Дону.

Петр Яковлевич Межирицкий, автор замечательной книги о Цезаре Куникове «Товарищ майор», приводит зимнее письмо легендарного командира своему дяде. В нем Цезарь, в том числе, пишет и о специфике своего отряда: «Отряд, которым я командую, уже почти 7 месяцев на фронте, были во многих боевых операциях, боях и т. д. Истребили гитлеровцев в 1,5 раза больше, чем у нас бойцов, потеряли 10 процентов своего состава, пополнились, хорошо вооружены, прекрасно обмундированы, освоили всевозможные виды оружия и тактику ночного диверсионного боя — это наше спесиалите де ля мезон (домашняя специальность. — П. М.). Боевая репутация нашего отряда в армии хорошая. Сам я владею пушкой, минометом, гранатами и пулеметами всех видов и новым автоматическим оружием, умею минировать, подрывать, вожу катера, управляю мотоциклом и (плохо) автомашиной. С удивлением иногда вспоминаю, что был директором научного института, начальником отдела в двух наркоматах, редактором центральной печати. После войны сына своего только и смогу обучать штыковому бою и метанию гранаты лежа. Впрочем, я могу его еще обучать ненависти. Ею мы снабжены сполна» (Цит. по: Межирицкий П.Я. Товарищ майор. М., 1975).

За доблесть во время командования отрядом водного заграждения Цезарь Куников получил орден Красного Знамени. После развертывания гитлеровского наступления летом 1942 года советские войска, дислоцированные в районе Азовского моря, отступили на юг — к Тамани. Отряд Куникова следовал туда на катерах. По прибытии Куников был назначен командиром батальона морской пехоты. В августе 1942 года в этой должности Цезарь Куников участвовал в обороне Таманского полуострова, в частности — в обороне Темрюка. Здесь Куников получил еще одну награду — орден Александра Невского. Ведь советские войска на Тамани вели ожесточенные бои, едва ли не полностью уничтожив две румынские кавалерийские дивизии. Огромный вклад в защиту Тамани внесли и бойцы морской пехоты.

Морская пехота

Тем не менее, отстоять Темрюк не удалось. Цезарь Куников стал командиром 305-го отдельного батальона морской пехоты, входившего в состав Черноморской группы войск. В этом качестве он командовал прикрытием отступления советских войск с Тамани. Конец августа — начало сентября 1942 года — время ожесточенных боев на Таманском полуострове, в которых морская пехота принимала самое активное участие. 5 сентября 1942 года советские войска были эвакуированы в Геленджик. Обеспечивавший отступление 305-й батальон морской пехоты эвакуироваться не успел. Казалось, что он будет полностью уничтожен превосходящими силами противника. Однако, морпехам удалось продержаться в камышах трое суток, после чего их эвакуировали подошедшие советские военные корабли.
Новороссийской военно-морской базе было суждено сыграть ключевую роль в описываемых событиях и в судьбе самого Цезаря Львовича Куникова. Командовал базой контр-адмирал Георгий Никитич Холостяков. Это был очень опытный морской офицер с большой и трагичной биографией. На момент боев за Тамань ему было 40 лет. Он родился в 1902 году, а в 19 лет ушел добровольцем на службу в Рабоче-Крестьянский Красный Флот. Был заместителем политрука в роте 2-го Балтийского флотского экипажа, окончил Военно-морское подготовительное училище и Военно-морское гидрографическое училище. Служил вахтенным офицером линкора «Марат», командиром взвода флотского экипажа, штурманом подводной лодки «Коммунар», старшим помощником командира подводной лодки «Пролетарий», «Красноармеец», «Батрак», «Л-55». В 1931-1932 был командиром подлодки «Большевик». После окончания Тактических курсов при Военно-морской академии продолжал службу командиром дивизиона подводных лодок, командиром 5-й бригады подводных лодок на ТОФе. В 1938 был арестован, приговорен к 15 годам лагерей, но в 1940 г. освобожден за недоказанностью обвинения, восстановлен в звании и возвращен на службу. На Черноморском флоте служил командиром 3-й бригады подводных лодок, начальником отдела подводного плавания штаба флота. После начала Великой Отечественной войны стал начальником штаба, а затем и командиром Новороссийской военно-морской базы.

Когда командование решило произвести высадку в районе Новороссийска, силами морской пехоты, доставленной кораблями из Геленджика, выбор командира подразделения, осуществляющего отвлекающий маневр в Цемесской бухте, стал особенно актуален. Контр-адмирал Г.Н. Холостяков остановил выбор на майоре Цезаре Куникове, который к этому времени уже успел оправиться от травмы, полученной в промежуток между Таманскими боями и описываемой подготовкой к операции — офицера прижало грузовиком и ему пришлось некоторое время провести в военном госпитале.

Бесстрашному офицеру было доверено очень ответственное задание — командование отрядом, которому предстояло высадиться в Цемесской бухте. Однако прежде чем отряд возглавить, его необходимо было укомплектовать наиболее боеспособными и смелыми бойцами. Куников, между тем, поставил свои условия Холостякову.

Во-первых, майор потребовал, чтобы морской десант и его поддержка подчинялись одному командиру по принципу единоначалия, чтобы не возникало двусмысленных ситуаций во время высадки и последующей операции, которые при важности планируемых действий могли привести к их срыву. Во-вторых, по мнению Куникова, перед высадкой отряд должен был пройти специальную подготовку, в которой основное внимание уделялось бы умению индивидуальных действий и принятия решений, не говоря уже о боевой и физической подготовке. В-третьих, комплектование отряда должно было быть исключительно добровольным, чтобы каждый его морпех или командир имел четкое представление о сути планируемой операции и не был подневольным, заведомо плохо воюющим бойцом. Наконец, Куников потребовал установления эффективной связи между отрядом и командованием, в том числе с помощью использования условных сигналов. Контр-адмирал с требованиями Цезаря согласился, поскольку прекрасно понимал их важность для успеха планируемой операции.

Контр-адмирал Г.Н. Холостяков, отвечавший за формирование отряда, отдал приказ всем подчиненным ему командирам подразделений отпускать добровольцев, желающих принять участие в операции, в отряд Куникова. Естественно, что командиры шли на это неохотно, поскольку понимали, что в отряд уйдут наиболее подготовленные и смелые бойцы, однако делать было нечего — во-первых, все понимали важность готовящейся операции, а во-вторых был приказ вышестоящего командования. Первым делом в состав отряда Куникова включили роту разведчиков Новороссийской военно-морской базы, стали также отбирать морских пехотинцев с других подразделений. В то же время, личные качества бойца и разрешение его командира позволяли стать лишь кандидатом на отбор в отряд. Сам отбор производил Цезарь Куников и здесь первостепенную роль играло то, сочтет ли командир кандидата готовым для участия в операции или нет. А Куников руководствовался собственным жизненным опытом, поскольку к этому времени он уже прекрасно научился разбираться в людях и определять, с кем имеет дело и на что способен каждый конкретный человек в критической ситуации.

В течение недели Куников набрал 272 бойца. Это были матросы и офицеры с боевым опытом, многие участвовали в боях по обороне Севастополя, Одессы, других советских городов. Особое внимание при отборе офицеров и бойцов отряда уделялось спортсменам. Командир батальона беседовал с каждым из претендентов на службу в отряде. Отбирались наиболее подготовленные и духовитые ребята. Однако даже для этих опытных людей были организованы тренировки по боевой и физической подготовке. В программе тренировок были стрельба, рукопашный бой, приемы с холодным оружием, физические упражнения. Занятиями руководил лично Куников, который, несмотря на гражданское прошлое, показывал виртуозное владение всеми видами оружия. За тренировками отряда наблюдал лично командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Г.Н. Холостяков. Приезжали и более высокопоставленные командиры, наслышанные о системе подготовки морских пехотинцев, разработанной Куниковым.

Нельзя не сказать и о тех людях, которые стали ближайшими помощниками Цезаря Куникова в командовании отрядом. Заместителем по политической части был назначен старший лейтенант Николай Васильевич Старшинов — замполит разведывательной роты Новороссийской военно-морской базы. Начальником штаба стал капитан Федор Евгеньевич Котанов — опытный офицер, бывший командиром батальона, а затем и заместителем командира полка морской пехоты. За высадку отвечал капитан-лейтенант Николай Иванович Сипягин — командир 4-го дивизиона сторожевых катеров Новороссийской военно-морской базы. Все эти люди отличались не только большим военным опытом, но и личным мужеством, высоким профессионализмом, что делало их лучшими офицерами в своих подразделениях.

Структура отряда также была ориентирована на специфику предстоящей операции и максимально приспособлена к тому, чтобы обеспечить мобильность подразделений и возможность действовать в отрыве друг от друга. Штаб десанта по своей численности был сведен к минимуму и состоял из начальника связи (ст.лейтенант В.М. Катещенко), командира корректировочного поста (лейтенант Н.А. Воронкин), двух радистов, двух специалистов по скрытой связи, связных боевых групп. Также в состав штаба входили медики — старший фельдшер М.Виноградова, фельдшер И. Потапова и медсестра Н. Марухно. Боевыми единицами отряда были пять групп, в свою очередь состоявших из отделений.

Поздним вечером 3 февраля отряд Куникова прибыл в Цемесскую бухту. Командовавший группой высадки каплей Сипягин с помощью зеленой и красной ракет дал сигналы катерам, двинувшимся к побережью. Одновременно по берегу начали огонь артиллерийские батареи Новороссийской военно-морской базы, которыми командовал капитан Е.Н. Шкирман. В 1.11 началась высадка десанта на берег. Морские пехотинцы высадились в течение двух минут с катеров. В течение последующих десяти минут вся первая линия обороны немецких войск была сокрушена. Так началась легендарная высадка на «Малую землю». В 4 часа утра 4 февраля на берег высадились боевые группы второго и третьего эшелонов. 4 и 5 февраля отряд Цезаря Куникова удерживал захваченные позиции. Морпехи сражались против превосходящих сил гитлеровцев, включая танки и пехоту. Против танков — с ПТУРами, против пехоты — часто и в рукопашной схватке. Лишь в 22.30 5 февраля пришла долгожданная помощь. На захваченном бойцами Цезаря Куникова побережье высадились 255-я бригада морской пехоты, части 165-й стрелковой бригады и отдельного парашютно-десантного полка. Теперь морпехи были не одни и советские войска смогли успешно защищать захваченный плацдарм от гитлеровских войск, обеспечивая освобождение новороссийского побережья.

После захвата плацдарма Цезарь Куников был назначен старшим морским начальником, отвечающим за высадку и посадку на суда. Параллельно с выполнением боевых задач, он стал и инженером, вернувшись к своей довоенной профессии. Как ни трагично, но именно эта должность стала для Цезаря Львовича последней. Боевой офицер, командовавший высадками десанта, прошедший половину войны в отряде водных заграждений и морской пехоте, погиб не в открытом бою, а подорвался на мине, обеспечивая выгрузку танков с подошедших к побережью кораблей. М. Виноградова вспоминала: «Хочу сообщить вам о большой утрате. Погиб майор Куников. Это случилось при мне, в самое последнее время. Когда сформировали отряд, я попала вместе с ним. Выполнили свою задачу, и нас сняли с передовой. Ночью он пошел принимать танки на «Косу» и подорвался на немецкой мине. Он шел под снарядами, и один из них, попав на минное поле, взорвал мину. Осколок очень маленький, но поранил кость и ее же осколками нанес ранения в области поясницы. Это случилось около трех часов ночи, а в четыре я пришла к нему, он находился в двух километрах от штаба. Перевязала его, переодела в чистое белье и эвакуировала в госпиталь. Там сделали ему операцию» (Межирицкий П.Я. «Товарищ майор»).

Память

Цезаря Львовича Куникова похоронили в Геленджике на городском кладбище. После окончания войны его перезахоронили на площади Героев в Новороссийске. 17 апреля 1943 года, спустя два месяца после смерти от ран, майору Цезарю Львовичу Куникову Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза.

Именем Цезаря Куникова названы улицы в Ростове-на-Дону, Азове, Геленджике и Новороссийске, площадь в Москве. Памятники и бюсты Куникову установлены в Азове, в Севастополе, у села Синявского на трассе М-23 между Ростовом-на-Дону и Таганрогом. Имя Цезаря Куникова носит несколько средних школ и гимназий в Новороссийске, Туапсе, Геленджике, а также малая планета 2280. В честь Куникова назван большой десантный корабль Черноморского флота ВМФ Российской Федерации. Цезарь Куников был навеки зачислен в списки личного состава воинской части 13140 (810-я отдельная бригада морской пехоты). О Цезаре Куникове также написано несколько книг и статей, в которых повествуется о различных вехах жизненного пути этого удивительного человека.

Автор: Илья Полонский
Просмотров 501
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру