Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Почему не радуют переименования

Дата: 24.12.2017 г. Добавил: tovarisch_vita
]]>Печать]]> E-mail
 Петербургские власти поставили нас в очередной раз перед фактом переименования целого ряда топонимических объектов. Свердловскую набережную решено переименовать в Полюстровскую, Советские улицы в Рождественские. Есть мысли переименовать и улицу Восстания в Знаменскую. И это только начало. Топонимическая комиссия с упорством, достойным лучшего применения, последовательно перекраивает названия улиц и проспектов по всему городу.

 Начиная с печальной памяти переименования моего родного Ленинграда в Санкт-Петербург подобные решения о смене названий решаются всё больше кулуарно. Сейчас уже нет смысла вспоминать, как и в каких условиях проводился референдум о переименовании нашего города, чем остались в памяти народной его инициаторы, с какой казуистикой ставились вопросы.  

 Получили в результате то, что имеем. Название Санкт-Петербург и славное, и противоречивое, и горькое. Здесь и неимоверные усилия царя-реформатора Петра Великого, и подневольный труд крепостных. И победоносные русские полки, проходившие под триумфальными арками, и шпицрутены, и расстрелы, и кандалы. Здесь и поразительной красоты дворцы, но здесь и трагическая нищета городских трущоб. Санкт-Петербург был прославлен в трудах знаменитых писателей и поэтов, но именно это название было на фашистских картах, так они намеревались переименовать город, задушив его в кольце блокады. К 1991 году возведенные новые городские кварталы и целые районы по площади и населению во много раз превышали исторический центр. Ленинград стал совершенно новым городом, но новые власти все-таки вернули старое название, сославшись на лукавый опрос и не спросив сотни тысяч ленинградцев, лежащих на Пискаревском и других кладбищах города. 

 Историчность переименований также вызывает вопросы. В чем, на мой взгляд, принцип историзма? Топонимический объект был изначально создан с таким названием. Или был так поименован длительное время. Или прославился именно с таким наименование. Вот пример 1-й Советской улицы, очень показательный. Она была построена еще в XVIII в. и названа Новая Каретная, поскольку представляла собой, по воспоминаниям, череду каменных сараев, в которых продавали кареты. Затем она еще целый век называлась Каретная, Старая Каретная, следующие сто лет 1-я Рожественская, 1-я, 1-я Рождественская. С 1923 года стала именоваться 1-й Советской. Почему не назвать Каретной? Карета вещь полезная, хоть в ней далеко и не уедешь. Тем более, что промышленный потенциал нашего города раскурочен, так что и карета сгодится. И называлась улица Каретной столько же, сколько и Рождественской, и Советской. 

 Или вот 9-я Советская. В позапрошлом веке называлась она одно время 7-й линией Слонового двора. Так давайте и вернем слоновое название. Слон, как утверждал еще герой Михаила Булгакова, животное полезное. На лимузины у нас денег нет, так, может, слонов освоим. Опять же индусы нас зауважают, все-таки партнеры по БРИКС. 

 Или вот Свердловская набережная, называемая так уже девяносто с лишним лет. Действительно, до революции она лет тридцать была Полюстровской, но за годы советской власти была многократно увеличена по протяженности. Если уж так хочется, верните части набережной название Полюстровской. Это очень актуально перед выборами. Ведь Полюстрово от финского слова «болотистый». Вот и будет у нас своя «болотная улица». Как пишут, обратилась с просьбой переименовать набережную православная общественность. Ведают ли что творят?  

 Вообще у нас чуть ли не большинство переименований носят характер возвращения религиозных названий. Насколько воцерковлены в православную веру жители будущих знаменских и рождественских улиц, я не знаю, статистика отсутствует. Как отнесутся к переименованиям жители других вер и национальностей, а также неверующие, мы тоже пока не знаем. Кстати, я работаю на одной из Советских улиц, родился в этом районе, но спросить моего мнения никто не удосужился.  

 Несмотря на то, что городские власти заверяют, что переименования будут носить тактичный характер и не будут связаны с огульным отрицанием советской эпохи, давление на власти возрастает. Недавно один заштатный священник потребовал «дальнейшей дебольшевизации улиц». Ревнителям веры можно, конечно, посоветовать построить своими силами хоть одну улицу, хоть самую малюсенькую, и назвать ее так, как заблагорассудится. Но нет, все хотят на готовенькое. Тот же святой отец требует переименовать и проспект Большевиков, построенный в 1970-е и названный так по просьбе ленинградцев. 

 Разумеется, речь идет, если смотреть в глубину, о классовой борьбе. У нас одна идеология, у власть имущих – другая. Нам советские названия родные и близкие, а им – кость в горле. Чем они отличаются от украинских «декоммунизаторов»? Разве что темпами, на Украине темпы расправы с советским прошлым поистине ужасающие. У нас все идет тихой сапой. И встречая сопротивление горожан. Еще один поборник переименований протоиерей Геннадий Беловолов вынужден признать, что «на протяжении последних 25 лет мы являемся свидетелями борьбы, в которой идет упорное продолжительное сражение за каждый дом и улицу. В этой битве сталкиваются друг с другом жители Санкт-Петербурга, граждане всей страны». Насколько сильна и стабильна сейчас наша страна, чтобы вести еще и такую борьбу? Неужели нет дел более важных? А борьба с переименованием улиц к истории отношения не имеет, это самый настоящий белый реванш, еще один шаг к разгрому советского прошлого. Не будет советских улиц, меньше будут задумываться о достижениях советской власти, не будут сравнивать положение людей труда тогда и сейчас.  

 Впрочем, мы, ленинградцы, не отчаиваемся. Борьба за сохранение исторических, народных названий улиц и проспектов продолжается. «Не зарвемся, так прорвемся, Будем живы - не помрем. Срок придет, назад вернемся, Что отдали - все вернем!» (А.Твардовский). 

 Константин Ерофеев 

 Ленинград


 От редакции. 

 Хочется добавить к горьким размышлениям товарища Ерофеева ещё некоторые соображения. 

 Всё-таки есть определённый смысл в том, чтобы названия соответствовали сути реалий, при которых они даются. Смотрите – ну как бы воспринималось сочетание «бандитский Ленинград»? Как что-то совершенно несуразное. А вот бандитский Петербург воспринимается совершенно спокойно и естественно. Или вы представляете себе сообщение о том, что, например, на Советской улице открыт очередной притон? Дикость какая-то. А на Рождественской – в самый раз. Так что в данном случае ретивые переименователи лишь приблизили названия к сути. 

 Если же встать на пафосную точку зрения непременного возвращения исторических наименований, то надо это делать честно и последовательно, по-научному. Например, в Москве вернуть названия многим станциям метро, изначально названным Сталинская, Дзержинская, Кировская, Щербаковская, Ждановская, пл. Ногина, Ленинские горы, пл. Свердлова, ул. Коминтерна, Горьковская… А самому московскому метрополитену вернуть имя Кагановича. Ну, а питерский метрополитен изначально носил имя В.И. Ленина. А стадион Петровский строился ленинградцами на трудовых субботниках именно как стадион имени Ленина… Видите, как много работы у топонимических комиссий по возвращению исторических названий. Заодно переименовать московские Чистые пруды в Поганые, Пречистенку в Чертольскую… Ну и т.д. 

 А если этого не делать, то надо откровенно сказать, что все нынешние переименования к истории не имеют никакого отношения. И что это – политика в чистом виде. Т.е. в грязном и лицемерном.  

 Так ведь не скажут… Да, пока сила за ними. Но будет и на нашей улице праздник. И улица эта будет – Советская.
Просмотров 573
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру