Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Хождение по мукам цивилизации... (часть1)

Дата: 24.12.2017 г. Добавил: tovarisch_vita
]]>Печать]]> E-mail

 Человечество прошло долгий путь хождения по мукам, который потребовался для отрицания своей дикости и перехода к цивилизации частной собственности господ. 

 Эта цивилизация заставила человечество пройти долгий и мучительный путь отрицания отношений рабства и феодализма.

 А сейчас оно сейчас находится в состоянии революционного отрицания капитализма и всей цивилизации частной собственности в целом, на переходе к цивилизации общественной собственности. Причём каждый переход, от старых отношений к новым, всегда сопровождался борьбой класса, господствовавшего при старом строе, с новым классом, идущим ему на смену. Борьба всегда шла с временными поражениями нового строя, с откатом назад к старому, но всегда завершалась победой нового.

 Началом отрицания хождения по мукам цивилизации частной собственности господ и перехода к цивилизации общественной собственности трудящихся был пролетарский Октябрь 1917г, создавший государство общественной собственности трудящихся, которое с 1922г называлось Союз Советских Социалистических Республик

 Но в 1987г началась буржуазная контрреволюция, в результате которой произошёл временный откат в прошлое, к государству частной собственности буржуазии. Это снова разделило людей на господ-собственников и их наёмных рабочих. 

 30-летие этого разделения на господ и их наёмных рабочих совпал со 100-летним юбилеем пролетарской Октябрьской Социалистической Революции 1917г. 

 Сравним: за 30 лет (Октябрь 1917г – 1947г) трудящиеся государства Советов, без буржуазии, без её частной собственности на средства производства, добились фантастических успехов во всех областях экономической и общественной жизни. 

 За 30 лет (1987г – 2017г) буржуазия до сих пор не только не может превзойти экономических показателей 1987г, но и создала такие тяжёлые условия для жизни трудящихся, что численность населения РФ в 2017г такая же, какая была в РСФСР - в Российской Советской Федеративной Социалистической Республике - в 1987г. 

 Почему буржуазия не в состоянии обеспечить прогрессивное развитие, и общество находится в состоянии гниения и стагнации? Потому, что капитализм исчерпал свой ресурс прогрессивного развития и с начала 20-го столетия вступил в период своего загнивания и разложения, своего отрицания и изживания. Потому, что началась эпоха закономерного революционного перехода к новой прогрессивной системе – социализму. 

 Эта ситуация крайне беспокоит буржуазию РФ, и она пытается найти пути спасения капитализма и себя от гибели, в том числе путём извращения правды о событиях до, вовремя и после Октября 1917г. Для этого был, например, показан в ноябре 2017г на НТВ 12-серийный фильм «Хождение по мукам». Целью фильма является попытка ложью внушить ненужность и пагубность революции. В нём сознательно искажено истинное содержание трилогии. Каково же действительное её содержание?

 Но прежде познакомимся вкратце с автором романа: граф Алексей Николаевич Толстой родился по н.ст. 10 января 1883г. Он автор многих произведений: исторических, социально-психологических, научно-фантастических. Закончил технологический институт. В 1-ю мировую войну как военный корреспондент был во Франции и Англии (1916г). С лета 1918 по лето 1923гг он был в эмиграции (Константинополь, Берлин, Париж), негативные впечатления от которой отразил в повести «Похождения Невзорова, или Ибикус» (1924г). Почему он вернулся в государство трудящихся? Толстой стал склоняться к пониманию того, что рабочая власть и общественная собственность меняют жизнь трудящихся к лучшему и что народ сделал правильный выбор, свергнув во главе с ранее ненавистными ему большевиками власть буржуазии. 

 В трилогии «Хождение по мукам» он показал феодально-капиталистическую Россию, изнемогавшую под грузом противоречий и борьбы между отмирающими феодальными отношениями в сельском хозяйстве и капиталистическими - в промышленности. 

 На фоне этой борьбы Толстой показал буржуазно-революционные настроения среди интеллигенции, закономерное стремление пролетариата и крестьянства к социальной справедливости, большевизм - как выражение этого стремления, а Октябрь 1917г — как правду народа, воспринятую и прогрессивной частью буржуазной интеллигенции. 

 Трилогия "Хождение по мукам" состоит из трех книг: «Сестры» (написана в 1921-1922 гг) о событиях в России с 1914г по октябрь 1917г; «Восемнадцатый год» (1927-1928 гг) – о 1-м годе власти Советов и начале гражданской войны; «Хмурое утро» (1940-1941 гг) – о гражданской войне, результат которой он подвёл выступлением Кржижановского о плане электрификации на 9-м съезде РКП(б), состоявшемся с 29 марта по 5 апреля 1920г

 Толстой ничего не написал о жизни основных действующих лиц трилогии после апреля 1920, но авторы фильма закончили его ложью, что Рощин был расстрелян в 1936г. 

 Наибольший интерес представляет книга «Сестры», написанная Толстым в эмиграции. 

 Сюжет книги: дочь доктора Д. С. Булавина Дарья в начале 1914г приезжает из Самары в Петербург к сестре Кате и её мужу –адвокату Смоковникову Николаю Ивановичу, учиться на юриста. Их гости ведут разговоры об умирающем искусстве и о буржуазной революции, среди них - поэт Бессонов А. А., любовник Кати. Николай узнаёт об измене жены, супруги разъезжаются: Николай - в Крым, Катя - во Францию. 

 А на Васильевском острове инженер Иван Ильич Телегин сдает часть своей квартиры молодым людям, которые устраивают пошлые «футуристические» вечеринки. На один из таких вечеров приходит и Дарья. Там ей приглянулся этот Иван Ильич. 

 Летом 1914г Даша едет на пароходе в Самару, к отцу, и встречает Телегина, которого уволили с завода из-за подозрения в его сочувствии рабочим стачкам. Даша едет в Крым, чтобы уговорить мужа Кати помириться с женой. В Крым, к ней приезжает Телегин - признаться в любви и проститься - 28 июля 1914г началась 1-я империалистическая мировая война и его мобилизовали. Петербург, по указу царя, стал Петроградом 31 июля 1914г. Катя возвращается в Москву и мирится с мужем. Николай приводит капитана Вадима Петровича Рощина. Вадим влюбляется в Катю и объясняется ей в любви, но не получает взаимности. Прапорщик Телегин попал в плен, сбежал, приехал в Москву, после встречи с Дашей уехал, по приказу, работать на Балтийский завод, в Петроград. 

 8 марта (по н. ст.) 1917г началась буржуазная Февральская революция. Даша едет в Петроград. Муж Кати назначен военкомом Временного правительства и уехал летом на фронт, там его убивает солдат. К вдове приезжает Рощин и рассказывает: ни армии, ни фронта нет, всё надо создавать заново: и государство, и армию. 

 Конец книги: в летний вечер 1917г Вадим и Катя идут мимо особняка знаменитой балерины, где размещался штаб большевиков, Рощин с ненавистью отзывается о большевиках. 

 Книга «Сёстры» начинается с диагноза экономической и общественной жизни России: 

 «…В последнее десятилетие с невероятной быстротой создавались грандиозные предприятия. Возникали, как из воздуха, миллионные состояния. Из хрусталя и цемента строились банки, мюзик-холлы, скетинги, великолепные кабаки, где люди оглушались музыкой, …, полуобнажёнными женщинами, светом, шампанским. Спешно открывались игорные клубы, дома свиданий, театры, кинематографы, лунные парки. Инженеры и капиталисты работали над проектом постройки новой, невиданной ещё роскоши столицы… В городе (Петербурге – К.) была эпидемия самоубийств. Залы суда наполнялись толпами истерических женщин, жадно внимающим кровавым и возбуждающим процессам... Разврат проникал всюду, им был, как заразой, поражён дворец. И во дворец, до императорского трона, дошёл и, глумясь и издеваясь, стал шельмовать над Россией неграмотный мужик с сумасшедшими глазами и могучей мужской силой… Дух разрушения был во всём, пропитывал смертельным ядом и грандиозные биржевые махинации…, и мрачную злобу рабочего …, - и даже те, кому нужно было бороться с этим разрушением, сами того не понимая, делали всё, чтобы усилить его и обострить. То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; … Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения – признаком утончённости…Люди выдумывали себе пороки и извращения, чтобы не прослыть пресными. Таков был Петербург в 1914 году.

 Замученный бессонными ночами, оглушающий тоску свою вином, золотом, безлюбой любовью…, - он жил словно в ожидании рокового и страшного дня. 

 И тому были предвозвестники – новое и непонятное лезло изо всех щелей…». 

 Не находите ли Вы, читатель, некое сходство между экономической и общественной жизнью той помещичье-буржуазной России и таковой в нынешней буржуазной РФ? 

 «…Общество «Философские вечера» в эту зиму (в начале 1914г – К.) выдерживало сильный натиск со стороны… молодых людей. Они нападали на маститых писателей и почтенных философов с такой яростью и говорили такие дерзкие и соблазнительные вещи, что старый особняк на Фонтанке…в дни открытых заседаний, бывал переполнен …». 

 А говорили, в частности, о следующем: «…Акундин … «Мировая экономика наносит первый удар железного кулака по церковному куполу…А вы всё ещё грезите туманными снами о царствии божием на земле. А народ, несмотря на все ваши усилия, продолжает спать. Или вы надеетесь, что народ всё-таки проснётся и заговорит…? Да, народ проснётся, но разбудят его не сладкие голоса ваших поэтов, не дым из кадильниц, - народ могут разбудить только фабричные свистки. Он проснётся и заговорит… 

 Здесь …выдумали русского мужика. Написали о нём сотни томов и сочинили оперы. Боюсь, как бы эта забава не окончилась большой кровью…Русский мужик - точка приложения идей. Да. Но если эти идеи органически не связаны с его вековыми желаниями, с его первобытным понятием о справедливости…, то идеи падают, как семена на камень. И до тех пор, покуда не станут рассматривать русского мужика просто как человека с… натёртым работой хребтом…, до тех пор будут трагически существовать два полюса: ваши великолепные идеи…, и народ, о котором вы ничего не хотите знать… 

 Мы говорим: спасайтесь, покуда не поздно. Ибо ваши идеи и ваши сокровища будут без сожаления выброшены в мусорный ящик истории…» 

 …Вельяминов, красный и бородатый, в золотых очках… отвечал Акундину: 

 «Вы правы так же как права лавина, когда обрушивается с гор. Мы давно ждём пришествия страшного века, предугадываем торжество вашей правды. Вы владеете стихией, а не мы. Но мы знаем, высшая справедливость, на завоевание которой вы скликаете фабричными гудками, окажется грудой обломков, хаосом … в раю, который вам грезится, во имя которого вы хотите превратить человека в живой механизм… грозит новая революция, самая страшная из всех революций, - революция Духа» …». 

 Здесь же была Даша: «…Сквозь толпу к ней протискивался черноватый истощённый юноша…Его звали Александр Иванович Жиров. Он сказал: … «…Необыкновенно, ново и смело… - новое, новое прёт! Наше, новое, жадное, смелое. Вот тоже и Акундин. Он слишком логичен, но как вбивает гвозди! Ещё две, три таких зимы, - и всё затрещит…» … 

 «…На Васильевском острове …помещалась т.н. «Центральная станция по борьбе с бытом», в квартире… Иван Ильич Телегин снял эту квартиру под «общитье» … Себе он оставил одну комнату, остальные…сдал с тем расчётом, чтобы поселились жильцы «тоже холостые и непременно весёлые». Таких ему сейчас же и подыскал…Сергей Сергеевич Сапожков…Однажды …Сапожков собрал жильцов и сказал им следующее: «Товарищи, настало время действовать… До сих пор мы выступали разрозненно и робко. Мы должны составить фалангу и нанести удар буржуазному обществу. Для этого…выпускаем прокламацию, вот она: «…Мы требуем от заплывшего жиром буржуазного общества отмены всех предрассудков. Отныне нет добродетели! Семья, общественные приличия, браки – отменяются…Человек – мужчина и женщина – должен быть голым и свободным. Половые отношения есть достояние общества…». Затем Сапожков сказал, что необходимо издавать футуристический журнал под названием: «Блюдо богов» … После выхода первого номера в городе заговорили о «Блюде богов». Одни возмущались, другие утверждали, что не так-то всё просто и не пришлось бы в недалёком будущем Пушкина отослать в архив… После выхода второго номера решено было устраивать вечера под названием «Великолепные кошунства». На одно из таких кощунств пришла Даша… удивила Дашу «доморощенность» всего этого, так нашумевшего дерзновения… на стенах были разбросаны глаза, носы, руки, срамные фигуры … читались преувеличенно наглыми голосами стихи про автомобили, ползущие по небесному своду, про «…плевки в старого небесного сифилитика», про молодые челюсти, которыми автор разгрызал, как орехи, церковные купола…Но Даше почему-то все эти ужасы казались убогими. 

 По-настоящему понравился её только Телегин… 

 …Екатерина… принимала участие в благотворительных базарах, устраивала по просьбе Николая Ивановича литературный спектакль с негласной целью сбора в пользу комитета левого крыла социал-демократической партии, - так называемых большевиков…». 

 Когда Даша вернулась от Телегина Катя рассказала ей:

 «…Керенский опять проворонил процесс и сидит без денег; встретила его жену, плачется, - очень трудно стало жить… - встретила Акундина, уверяет, что в самом ближайшем времени у нас будет революция. Понимаешь, на заводах, в деревнях – повсюду брожение. Ах, скорее бы. Николай Иванович до того обрадовался, что повёл меня к Пивато, и мы выпили бутылку шампанского… за будущую революцию» … 

 А вот Толстой приводит разговор интеллигентов в ложе театра о пьесе: 

 «…Маленький Шейнберг… сказал о пьесе, что она захватывает: «Опять проблема пола, но проблема, поставленная остро. Человечество должно наконец покончить с этим проклятым вопросом». На это ответил угрюмый, большой Буров, следователь по особо важным делам, - либерал, у которого на рождестве сбежала жена с содержателем скаковой конюшни: «… Женщина лжёт самым фактом своего существования, мужчина лжёт при помощи искусства. Половой вопрос – просто мерзость, а искусство – один из видов уголовного преступления… государство страдает засорением желудка».

 …Разговор перешёл на застой в политике и реакцию… Николай Иванович ударил себя по коленке: «Революция, господа, революция нужна нам немедленно. Иначе мы просто задохнёмся. У меня есть сведения… на заводах неспокойно». 

 Все десять пальцев Шейнберга взлетели от возбуждения на воздух: «Но когда же, когда?» - «Доживём, Яков Александрович, доживём, - проговорил Николай Иванович весело, - и вам портфельчик вручим министра юстиции, ваше превосходительство» … 

 Толстой описывает, как буржуазная публика жаждала буржуазных свобод:

 «…Весь город был на улицах. По Морской, по набережным и Каменноостровскому двигались сверкающие экипажи… Многим, очень многим казалось, что сегодня должно случиться что-то необыкновенное: либо в Зимнем дворце подпишут какой-нибудь манифест, либо взорвут бомбой совет министров, либо вообще то-нибудь «начнется» … 

 «…Николай Иванович …читал статью Акундина в… книжке журнала «Русские записки». Статья была посвящена годовщине смерти Бакунина…Когда вошла жена, он воскликнул: 

 «…Послушай, что он пишет… «…Даже не в образе мыслей и не в преданности до конца своему делу обаяние этого человека – то есть Бакунина, - а в том пафосе претворённых в реальную жизнь идей, которым было проникнуто каждое его движение…Пафос Бакунина есть прообраз той могучей силы, с какой выступят на борьбу новые классы. Материализация идей – вот задача наступающего века. Не извлечение их из-под груды фактов, подчинённых слепой инерции жизни, не увод их в идеальный мир, а процесс обратный: завоевание физического мира миром идей…Эти два мира, разъединённые и враждебные, должны слиться в пламени мирового переворота…»

 …Ведь это чёрным по белому – да здравствует революция. Молодец Акундин! Действительно живём, - ни больших идей, ни больших чувств. Правительством руководит только одно – безумный страх за будущее. Интеллигенция обжирается и опивается. Ведь мы только болтаем, болтаем… Народ - заживо разлагается. Вся Россия погрязла в сифилисе и водке. Россия сгнила, дунь на неё, - рассыплется в прах. Так жить нельзя… 

 Нам нужно какое-то самосожжение, очищение в огне…» 

 А после этой речи Николая Катя призналась ему в измене, после чего был разговор:

 «…Разговор с мужем был долгий…и всё же у обоих осталось такое чувство, что ничего этим разговором не достигнуто, и не понято, и не спаянно. Николай Иванович, оставшись один… пересмотрел всю свою жизнь. Результатом было огромное письмо жене, которое кончалось так: «…Да, Катя, мы все в нравственном тупике. За последние 5 лет у меня не было ни одного сильного чувства, ни одного крупного движения…Существование – мелкое, полуисторическое; под непрерывным наркозом. Выходов два – или покончить с собой, или разорвать эту лежащую на моих мыслях, на чувствах, на моём сознании душевную пелену. Ни того, ни другого сделать я не в состоянии…». 

 Николай Иванович в эти дни должен был выступать в суде…Его речь в защиту жены акцизного чиновника…, зарезавшей… своего любовника…потрясла судей и весь зал…Из суда он приехал домой и объяснился с Катей… посоветовал ей поехать на юг Франции…Сам же он…решил передать дела помощнику и поехать в Крым…» 

 В конце мая 1914г, сдав экзамены, Даша поехала к отцу по Волге и встретила на пароходе Телегина. Он рассказал ей, что его уволили с завода: «…Вот, подите же, до чего у нас всё делается глупо и бездарно – на редкость… Вместо жизни – бумага и чернила. Вы не можете себе представить, сколько у нас изводится бумаги и чернил…А ведь оказывается, кровавая вещь – чернила, представьте себе… Думать надо, что и у нас когда-нибудь хорошо будет, не хуже, чем у людей.» …». 

 Толстой показал и то, какие настроения были среди рабочих: «…На самом деле на механическом заводе произошло следующее. В дождливый вечер…в толпе рабочих, идущих после свистка по домам, появился неизвестный человек…стал раздавать листки, говоря вполголоса: «От Центрального комитета… Прочтите, товарищи».

 …Дня через два на механическом заводе…, с утра, не стал на работу слесарный цех и предъявил требования, не особенно серьёзные, но решительные. По длинным заводским корпусам…полетели, как искорки, неопределённые фразы, замечания и злые словечки. Рабочие, стоя у станков, … ждали дальнейших указаний. Старшему мастеру Павлову, доносчику и нашептывателю… нечаянно раздавили всю ступню раскалённой болванкой… 

 Иван Ильич поговорил с литейщиками и формовщиками, с каждым тем полушутливо-товарищеским тоном, который наиболее точно определял их взаимоотношения: 

 - Мы оба стоим на одной работе, значит – товарищи, но я инженер, вы рабочий, и, по существу, мы – враги, но…нам ничего не остаётся, как подшучивать друг над другом… 

 В это время… в литейную быстро и решительно вошёл молодой рабочий… «Кончай работу…Снимайся!» - крикнул он…Ну, слышали…второй раз просить не станем» … 

 Пунько (мастер цеха – К.) … сказал, бегая глазами: «Хочешь не хочешь, значит, а дело бросай. А ребятишек чем кормить, если тебе по шапке дадут с завода, об этом молодцы эти думают али нет?» - «Этих делов ты бы лучше не касался, Василий Степанович, сказал Орешников (рабочий – К.) … Ты-то уж забежишь к начальству... По этому случаю - молчи». 

 «Из-за чего забастовка? – спросил наконец Телегин. – Какие требования?» - Орешников, на которого он взглянул, отвёл глаза. Пунько ответил: «Слесаря забастовали. На прошлой неделе у них 60 станков перевели на сдельную работу… Ну, вот и получается, что не дорабатывают, сверхурочные часы приходится выстаивать. Да у них целый список…, требования разные, небольшие» …Телегин…прошёлся вдоль горнов, потом сказал…: 

 «Орешников, как бы штука-то эта у нас не перестоялась, а?». Орешников, не отвечая, … проговорил …: «Снимайтесь, товарищи. Приходите в шестой корпус, к средним дверям» 

 И пошёл к выходу. Рабочие … двинулись за Орешниковым. И вдруг … исступлённый голос: 

 «Пишешь? Пишешь, сукин сын? На, записывай меня! Доноси начальству!» - Это кричал на Пунько формовщик, Алексей Носов…: «Кровопийцы! Мучители! Найдём и на вас ножик!» 

 …К полудню забастовал весь завод. Ходили слухи, что неспокойно на Обуховском и Невском машиностроительном. Рабочие… стояли на заводском дворе и ждали, к чему поведут переговоры администрации со стачечным комитетом…Администрация струсила и пошла на уступки. Задержка теперь была только за дверцей в дощатом заборе, которую рабочие требовали открыть, иначе им приходится обходом месить четверть версты грязь… И в это время по телефону из министерства внутренних дел получили приказ: «отказать стачечному комитету во всех требованиях…» - 

 Рабочие недоумевали... Наконец на крыльце конторы появился…инженер Бульбин и прокричал…, что переговоры отложены на завтра… 

 На следующий день, подъезжая к заводу, Телегин ещё издали увидал, что дело неладно... Около ворот стояла огромная толпа в несколько сот человек…Иван Ильич…узнал, что ночью был арестован весь стачечный комитет, что и сейчас продолжаются аресты среди рабочих, что выбран новый комитет, что требования, предъявленные ими теперь, - уже политические, что весь заводской двор полон казаками, и говорят был дан приказ разогнать толпу… и что, наконец, Обуховский, Невский судостроительный, Французский и несколько мелких заводов присоединились к забастовке. 

 Иван Ильич решил пробраться в контору – узнать новости, но с величайшим трудом протискался только до ворот. Там…стояли два рослых казака…ближайший к нему казак… сказал: «Куда? Осади!» - «Мне нужно пройти в контору, я инженер» - «Осади, говорят» 

 Тогда из толпы послышались голоса: «Нехристи! Опричники» - «Мало вами нашей крови пролито!» - «Черти сытые! Помещики!» …Иван Ильич отодвинулся от ворот…и увидел Орешникова… «Здравствуйте, Орешников. Чем же всё это кончится?» - «А мы покричим малое время да и шапку снимем. Только и всех бунтов. Пригнали казаков. А чем мы с ними воевать будем?». …В это время …раздался отрывистый командный голос: 

 «Господа, прошу расходиться по домам. Ваши просьбы будут рассмотрены…» - 

 «…Товарищи, товарищи, не расходитесь» … и сзади Ивана Ильича на гору чугунного лома вскочил бледный, возбуждённый человек… «Товарищи, ни в коем случае не расходиться, - зычно заговорил он…, - нам достоверно известно, что казаки стрелять отказались. Администрация ведёт переговоры через третьих лиц со стачечным комитетом. Мало того, железнодорожники обсуждают сейчас всеобщую забастовку. В правительстве паника» 

 …Но в это время в толпе предостерегающе закричали, и вдруг раздались три коротких сухих выстрела…Толпа подалась и отхлынула от ворот. На разбитой ногами грязи лежал…казак. И сейчас же пошёл крик по всему народу: «Не надо, не надо». Это отворяли ворота. Но откуда-то сбоку хлопнул четвёртый револьверный выстрел…В эту минуту Телегин увидел Орешникова… Он точно врос от ужаса в землю … И одновременно полоснули… винтовочные выстрелы…и, мягко осев на колени, повалился навзничь Орешников. Через неделю было окончено расследование происшествия на заводе. Иван Ильич попал в список лиц, подозреваемых в сочувствии рабочим. Вызванный в контору, он, неожиданно для всех наговорил резкостей администрации и подписал отставку…». 

 Даша в Самаре: «…Булавин, отец Даши…читал местную газету «Самарский листок» … «Эрцгерцога убили», - сказал Дмитрий Степанович, переворачивая газету. – «Какого?» - «То есть как – какого? Австрийского эрцгерцога убили в Сараеве» …А зададут австрияки трёпку этим самым сербам» … (Это произошло 28 июня 1914г, когда серб Г.Принцип убил эрцгерцога Ф.Фердинанда и его жену. Возник повод для развязывания войны – К.) 

 Даша в Крыму у Николая: «…С почты принесли письма для Даши… от отца…: 

 «…Да, была тебе ещё открытка от какого-то Телегина, но я её потерял…». Даша показала это письмо Николаю Ивановичу. Читая он…заговорил… «Я видел, - мы живём дурно, эти непрерывные удовольствия кончатся когда-нибудь взрывом отчаяния... Иногда… думаю: существует какая-то Россия, пашет землю, пасёт скот, долбит уголь, ткёт, куёт, строит…, - мы ни с какой стороны этой России не касаемся. Она нас содержит. Мы – папильоны…» 

 В Крым приехал Телегин к Даше: … «Вы к нам ехали?» - спросила она. «Да, я проститься приехал…Призывают, ничего не поделаешь» - «Призывают?» - «Разве вы ничего не слыхали?» - «Нет» - «Война оказывается, вот в чём дело» …». 

 Империалистические государства (Германия и Австро-Венгрия, с одной стороны, Англия, Франция и Россия, с другой стороны), искавшие повода, чтобы вооружённым путём произвести передел сфер влияния и рынков сбыта, развязали мировую войну. 

 Продолжение будет. 

 К.И.Курмеев

 Пермская организация Российской коммунистической рабочей партии
Просмотров 596
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру