Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Хождение по мукам – цивилизации частной собственности (часть 3)

Дата: 04.01.2018 г. Добавил: alexsh
]]>Печать]]> E-mail
С 28 июля 1914 г. шла кровавая 1-я Мировая война за передел сфер влияния и рынков между двумя блоками империалистических государств. Уже 1-й год войны показал, что феодализм в России, который стремились сохранить помещики и их государство в лице самодержавной монархии, давно стал оковами для развития

Вот как описал граф Толстой, в эмиграции, настроения в России в период с начала 1916 г. по март 1917 г.: 

«…Среди всеобщего уныния и безнадежных ожиданий в начале зимы 16-го года русские войска… неожиданно взяли штурмом крепость Эрзерум. Зто было в то время, когда англичане терпели неудачи в Месопотамии и под Констатинополем, когда на Западном фронте… отвоевание нескольких метров земли… уже считалось победой… На австрийском фронте русские армии… также неожиданно перешли в решительное наступление. Произошёл международный переполох… Действительно, противно логическому смыслу, после 1,5 лет войны, разгрома, потери 18 губерний, всеобщего упадка духа, хозяйственного разорения и политического развала, Россия снова устремилась в наступление по всему 3-тысячеверстному фронту… Сотнями тысяч потянулись пленные в глубь России. Австрии был нанесён смертельный удар… Германия тайно предлагала мир. Рубль поднялся. Снова воскресли надежды военным ударом окончить мировую войну… Русскими дивизиями грузились океанские пароходы. Орловские, тульские, рязанские мужики… бешено ходили в штыковые атаки, спасая европейскую цивилизацию. Всё лето шло наступление… 43-летних мужиков брали с поля, с работ. По всем городам формировались пополнения. Число мобилизованных подходило к 24 миллионам…

 Николай Иванович уехал на фронт, в Минск. Даша и Катя жили в городе… Одно время к сёстрам ходил… капитан Рощин, откомандированный в Москву для приёма снаряжения…

Телегин пытался бежать из концентрационного лагеря, но был пойман и переведён в крепость, в одиночное заключение… В середине лета… Телегин, как штрафной, попал в т.н. «Гнилую яму» … Содержание здесь было суровое и голодное… Но всё же в лагере было приподнятое настроение: Брусилов… шёл вперёд, французы били немцев в Шампани и под Верденом, турки очищали Малую Азию. Конец войны, казалось, теперь уже по-настоящему недалёк. Но минуло лето … Брусилов не взял ни Кракова, ни Львова, затихли кровавые бои на французском фронте. Союз и Согласие зализывали раны.

 Ясно, что конец войны снова откладывался на будущую осень (1916 г. – К.) …»

 

Но Телегину всё же удалось бежать из плена: «…Иван Ильич получил из Петрограда казённый пакет с назначением немедленно явиться на Балтийский завод. Радость по поводу этого, остаток дня, проведённый с Дашей, торопливое прощание на Николаевском вокзале …По приезде в Петроград Иван … был зачислен в мастерские, в ночную смену.

 На заводе многое изменилось за эти 3 года: рабочих увеличилось втрое… Рабочие читали газеты, ругали войну, царя, царицу, Распутина и генералов, были злы и все уверены, что после войны «грянет революция». В особенности злы были все на то, что в городских пекарнях в хлеб начали подмешивать труху, и за то, что на рынках по нескольку дней иногда не бывало мяса, а бывало – так вонючее; картошку привозили мёрзлую, сахар – с грязью, и к тому же все продукты вздорожали, а лавочники, скоробогачи и спекулянты, нажившиеся на поставках, … и слышать не хотели замиряться с немцем.

Иван Ильич получил для устройства личных дней 3-дневный отпуск …На 4-ю ночь он поехал на завод… Инженер Строков… повёл его по мастерской, объясняя некоторые неизвестные Телегину особенности работы… «Мастерская даёт 23% брака, этой цифры вы и держитесь». В его словах и в том, как он сдавал мастерскую, Иван Ильич почувствовал равнодушие к делу… Это его огорчило, он спросил: «Понизить процент брака, вы думаете, невозможно?» … «… Не всё ли вам равно, - ну, на 23% убьём меньше немцев на фронте. К тому же ничего сделать нельзя, - станки износились…!»  Он остановился около пресса. Старый коротконогий рабочий… наставил под штамп раскалённую болванку… упал шрапнельный стакан… Струков, обращаясь к старичку, сказал: «Что, Рублёв, стаканчики-то с брачком?» … «Это верно, что с брачком… Эту бы чертовину выкинуть давно пора». Молодой рабочий у горна, сын Ивана Рублёва, Васька, засмеялся: «Много бы надо отсюда повыкидывать…» … «Лучшие рабочие в мастерской, - отходя, негромко сказал Струков Ивану Ильичу … Его поразил тогда в разговоре почти условный язык слов, усмешек и взглядов…, как они втроём словно испытывали Телегина: наш он или враг?

 По особенной легкости, с какою… Рублёвы вступали с ним в беседу, он понял, что он – «наш». Это «наш» относилось, пожалуй, даже и не к политическим взглядам Ивана Ильича, которые были у него непродуманными и неопределёнными, а скорее к тому ощущению доверия, которое испытывал всякий в его присутствии…

Васька Рублёв был начитан и только и мог говорить, что о классовой борьбе и о диктатуре пролетариата… Иван Рублёв был старообрядец… Он говаривал: «У нас… в книгах всё прописано: и эта самая война, и как от войны будет разорение… И как выйдет из лесов… человек и станет землёй править… божьим словом». - «Мистика», - говорил Васька. «Ах ты, подлец, невежа, слов нахватался… Социалистом себя кличет! … Ему бы ведь только дорваться … лезет, орёт: «Вставай на борьбу…» С кем, за что? … «Видите, как старичок выражается, - … говорил Васька, - анархист самый вредный, в социализме… не смыслит, а меня в порядке возражений каждый раз лает» - «Нет, - перебил Иван Рублёв, … книги вы читаете, а не те, какие нужно …» - «Путаница у тебя в голове, батя, а давеча кто кричал: я, говорит, революционер?» - «Да, кричал. Я, брат, если что – первый эти вилы схвачу.

 Мне зачем за царя держаться?Конечно, я революционер…» …

 

В 4-м часу утра Иван Ильич шёл пешком с завода. Была морозная декабрьская ночь (1916 г. – К.) … Свернув за угол, Телегин увидел пламя костра… на тротуаре стояли, вытянувшись в линию, неподвижно человек 100 – женщины, старики и подростки: очередь у продовольственной лавки… «Вчерась на Выборгской 3 лавки разнесли, начисто», - сказал один голос. «Только и остаётся» - «Я вчерась спрашиваю керосину полфунта, - нет, говорит, керосину, больше совсем не будет, а Дементьевых кухарка тут же приходит и при мне 5 фунтов взяла по вольной цене». - «Почём?» - «По 2 с полтиной за фунт, девушка». - «Это за керосин-то?» -- «Так это не пройдёт этому лавошнику, припомним, будет время». - «Сестра моя сказывала: на Охте так же вот лавошника за такие дела взяли и в бочку с рассолом головой засунули, - утоп он, милые, а уж как просился отпустить». - «Мало мучили, их хуже надо мучить». - «А пока что – мы мёрзни». - «А он в это время чаем надувается». - «Кто это чаем надувается?» … - «… Моя генеральша встанет в 12 часов и до самой ночи трескает, - как её, идола, не разорвёт». - «А ты мёрзни, чахотку получай». - «Это вы совершенно верно говорите, я уже кашляю». - «А моя барышня, милые мои, кокотка. Я вернусь с рынка, у неё – полна столовая гостей, и все они пьяные. Сейчас потребуют яишницу, хлеба чёрного, водки…» - «Английские деньги пропивают»… - «Всё продано, - уж я вам говорю – верьте: вы тут стоите, ничего не знаете, а вас всех продали, на 50 лет вперёд. Армия вся продана»… - «Господин сторож…?» - «А что случилось?» - «Соль выдавать будут нынче?» - «По всей вероятности, соли выдавать не будут». - «Ах, проклятые!» - «5-й день соли нет». - «Кровь народную пьют, сволочи» …

 

 Телегин миновал очередь…Ему казалось, что он мог бы сказать сейчас всем, всем, всем людям ясную, простую истину, и все бы поверили в неё…: «Вы видите, - так жить дальше нельзя: на ненависти построены государства, ненавистью проведены границы, каждый из вас - клубок ненависти – крепость с наведёнными во все стороны орудиями. Жить - тесно и страшно. Весь мир задохнулся в ненависти, - люди истребляют друг друга, текут реки крови. Вам этого мало? Вы ещё не прозрели? ... Опомнитесь, бросьте оружие, разрушьте границы… Неисчерпаемы недра земли, - всем достанет места… Разве вы не видите, что вы всё ещё во тьме отжитых веков…» …

Было ровно 5. Из-за ближнего угла… вынырнул большой открытый автомобиль… На руле сидел офицер… Позади его другой офицер… обеими руками придерживал длинный рогожный свёрток. Третий в автомобиле был штатский… Иван Ильич видел, как все трое… вытащили свёрток… и сбросили под мост… «Фу ты, пакость какая», - пробормотал Иван …

Свёрток в рогоже… был телом убитого Распутина… Это убийство было словно разрешением для всего того, что началось спустя 2 месяца (в конце февраля 1917 г. – К.)  Распутин не раз говорил, что с его смертью рухнет трон и погибнет династия Романовых… С его смертью во дворце наступило зловещее уныние, а по всей земле ликование: люди поздравляли друг друга. Николай Иванович писал Кате из Минска: «В ночь получения известия офицеры штаба главнокомандующего потребовали в общежитие 8 дюжин шампанского. Солдаты по всему фронту кричат «ура» …»

 

Через несколько дней в России забыли об этом убийстве, но не забыли во дворце: там верили пророчеству и с мрачным отчаянием готовились к революции. Тайно Петроград был разбит на секторы, у великого князя Сергея Михайловича были затребованы пулемёты, когда же он в пулемётах отказал, то их выписали из Архангельска и в количестве 420-ти штук разместили на чердаках, на скрещениях улиц. Было усилено давление на печать, газеты выходили с белыми столбцами. Императрица писала мужу отчаянные письма, стараясь пробудить в нём волю и твёрдость духа. Но царь… сидел в Могилёве среди верных, - в этом у него не было сомнения, - 10 миллионов штыков.

 Бабьи бунты и вопли в петроградских очередях казались ему менее страшными, чем армии трёх империй, давившие на русский фронт. В то же время… в Могилёве начальник штаба верховного главнокомандующего, генерал Алексеев, готовил план ареста царицы и уничтожения немецкой партии.

 

В январе (1917 г. – К.) … было подписано наступление на Северном фронте. Бой начался под Ригой… В последний раз Россия пыталась разорвать сдавившее её железное кольцо, в последний раз русские мужики… дрались за империю, … за самодержавие,… ныне ставшее лишь слишком долго затянувшимся пережитком, исторической нелепостью, смертельной болезнью для всей страны. 10 дней длился свирепый бой, тысячи жизней легли под сугробами. Наступление было остановлено…

 

Иван … получил заводскую командировку в Швецию и вернулся оттуда только в феврале… Ивана Ильича поразила перемена, произошедшая за его отсутствие: заводское начальство стало, как никогда, вежливое и заботливое, рабочие же до того все были злы, что вот-вот, казалось кинет кто-нибудь о землю ключом и крикнет: «Бросай работу, выходи на улицу…»  Особенно возбуждали их… отчёты Госдумы, где шли прения по продовольственному вопросу. По этим отчётам было ясно видно, что правительство… из последних сил отбивается от нападения, … и то, что говорит Дума, - неправда, а настоящая правда на устах у всех: зловещие и тёмные слухи о всеобщей, и в самом близком времени, гибели фронта и тыла от голода, и разрухи.

Во время последнего дежурства Иван Ильич заметил особенную тревогу у рабочих. Они поминутно бросали станки и совещались… Когда он спросил у Василия Рублёва, о чём совещаются рабочие, Васька… вышел из мастерской, хлопнув дверью. «Ужасно, сволочь, злой стал Василий, - сказал Иван Рублёв, - револьвер где-то раздобыл, с собой носит».

 Но Василий скоро появился опять, и…его окружили рабочие… «Командующего войсками Петроградского военного округа генерал-лейтенанта Хабалова объявление…» - … начал читать Васька… «В последние дни отпуск муки в пекарнях и выпечка хлеба производится в том же количестве, что и прежде…» - «Врёт, врёт! – сейчас же крикнули голоса. – Третий день хлеба не выдают…» - «Недостатка в продаже хлеба не должно быть… А если же в некоторых лавках хлеба не хватило, то потому, что многие, опасаясь недостатка хлеба, скупали его в запас на сухари…» - «Кто это сухари печёт? Покажи эти сухари… Ему самому в глотку сухарь!» - «Молчите, товарищи, - перекрикнул Васька. – Товарищи, мы должны выйти на улицу… С Обуховского завода 4 тысячи рабочих идут на Невский… И с Выборгской идут…» - «Верно! Пускай хлеб покажут!» - «Хлеба вам не покажут, товарищи. В городе только на 3 дня муки, и больше хлеба и муки не будет… Товарищи… хлеба нам никто не даст, покуда сами его не возьмём… Вместе с другими заводами выходим, товарищи, на улицу с лозунгом: «Вся власть Советам» … «Снимайся! Бросай работу!» –… К Ивану Ильичу подошёл Васька… «Уходи, - проговорил он внятно, - уходи, покуда цел!»…

 

До отъезда было много дел. Иван … вскочил в трамвай, полный народу… На углу Большого проспекта вагон остановился… На Каменноостровском и по всему Большому проспекту… стояли трамвайные вагоны… На крыше одного вагона появился человек… начал привязывать верёвку к крыше трамвая… Вагон начал крениться… И сейчас же несколько нестройных голосов затянуло: «Вы жертвою пали в борьбе роковой…» …Какой-то господин… спрашивал у дворника: «Скажите…, что там за толпа?» - «Хлеба требуют, бунтуют, барин» … Вдоль тротуара… шёл рабочий… «Товарищи, - вдруг обернувшись крикнул он…, - долго будут кровь нашу пить? ... Толпа увеличивалась, занимала теперь всю улицу… Направо, вдалеке, поперёк улицы, стояла цепь солдат… И сейчас же начался вой тысячи высоких женских голосов: «Хлеба, хлеба, хлеба! ...» … Воющая толпа надвигалась… «Знамя вперёд, знамя вперёд!» - … В это время перед цепью солдат появился… офицер…: «Дан приказ стрелять… Разойдитесь! ...» - «Хлеба, хлеба, хлеба!» - дико завыли голоса… И толпа двинулась на солдат… «Хлеба! ... Долой! ...» …Вдруг точно рванули коленкор … Залп дан был в воздух…, но толпа отступила…

 Выйдя на Невский Иван Ильич опять услышал гул множества голосов… Тротуары были полны нарядных женщин, военных, студентов… А посреди улицы… шла злая толпа работниц и рабочих, завывая: «Хлеба, хлеба, хлеба! ...» …Прохожие на тротуаре…:

… «…Женщину беременную застрелили и старика» … - «Господа, новость… Всеобщая забастовка». - «Как - и вода и электричество». - «Вот бы дал бог, наконец…» - «Молодцы рабочие! ...» - «Не радуйтесь, - задавят…» …

 «Телегин, Телегин …». К Ивану Ильичу подбегал инженер Струков… «Рубль падает! – воскликнул он… Бумаги все летят к чёрту… Рассказывай, что видел…» - «Был на Литейном, там стреляли…» - «Что же на всё это скажешь?» - «… По-моему, правительство серьёзно теперь должно взяться за подвозку продовольствия». - «Поздно! – закричал Струков… - Поздно! Мы сами свои собственные кишки сожрали… Войне конец, баста! ... Знаешь, что на заводах кричат? Созыв Совета рабочих депутатов – вот что они кричат. И никому, кроме Советов, не верить!» - «Что ты говоришь?» - «Это самый настоящий конец, голубчик! Самодержавие лопнуло… Это начало хаоса… Через три дня – ни государства, ни армии, ни губернаторов, ни городовых…» - «А ну тебя к чёрту, - сказал Телегин, - ничего такого нет и не будет. Ну да, - революция. Так ведь и слава богу». - «Нет! То, что ты видел сегодня, - не революция… Революция ещё придёт… Да мы-то её с тобой не увидим». - «А может быть и так, - сказал Иван Ильич, вставая. – Васька Рублёв – вот это революция…» …

Иван … ясно почувствовал – с какой тоскливой ненавистью должны смотреть на этот свет те, кто завывал сегодня о хлебе. Нелюбимый, тяжкий, постылый город Мозг и воля страны… И вот он поражён смертельной болезнью… Он в агонии

 

Иван Ильич вышел из дому в часов 12… Близ набережной Иван Ильич стал встречать кучки взволнованных обывателей… - много народу шло к Неве… У самого моста шумела кучка горланов, - они кричали солдатам, которые преграждали проход… «Зачем мост загородили! Пустите нас!» … Какой-то длинный, худой человек… заговорил громко и глухо: «Стесняют движение, везде заставы, мосты оцеплены, полнейшее издевательство. Можем мы свободно передвигаться по городу, или нам уж и этого нельзя? Граждане, предлагаю не обращать внимания на солдат и идти по льду на ту сторону…» - «Верно. По льду! Ура!» - … Длинный человек… зашагал по льду мимо моста. Солдаты… кричали: «Эй, воротись, стрелять будем…» … За ним… пошло всё больше и больше народу… Один из солдат вскинул было винтовку, но другой толкнул его в плечо, и тот не выстрелил…

 

По городу полетел слух, что все эти беспорядки кем-то руководятся. К концу 2-го дня на Невском залегли части Павловского полка и открыли продольный огонь по кучкам любопытствующих… Обыватели стали понимать, что начинается что-то похожее на революцию. Но где был её очаг и кто руководил ею, - никто не знал… Очаг революции был повсюду, в каждом доме … Это не нахождение очага революции было зловеще. Полиция хватала призраки. На самом деле ей нужно было арестовать 2 млн 400 тысяч жителей Петрограда… Люди по-звериному собирались к двум трупам – женщины… и старика…, лежавшим на углу Владимирской улицы… В сумерки стрельба затихла…

 

Утром 25 февраля (1917 г. – К.) Знаменская площадь была полна войсками и полицией…

 У вокзала стояли казаки… Иван … взобрался на каменный выступ вокзального въезда, отсюда хорошо видна была вся площадь… Вдруг… появился на лестнице бледный жандармский офицер с полковничьими погонами… В это же время на Старом Невском черно и густо волновались головы подошедшей толпы колпинских рабочих. Ветром трепало кумачовый флаг. Конные полицейские отделились от фасада Северной гостиницы, и вдруг блеснули… шашки. Неистовый крик поднялся в толпе. Иван Ильич увидел жандармского полковника, он… махал казакам… Из толпы колпинских полетели осколки льдин и камни в полковника и в конных городовых… Слабо захлопали револьверные выстрелы…, - это городовые стреляли в колпинских. И сейчас же в строю казаков… взвилась на дыбы… кобыла; казак… в несколько махов долетел до жандармского полковника и на ходу, выхватив шашку, наотмашь свистнул ею… Всем строем двинулись к месту убийства казаки…

 

Катя и Даша… шли по еле освещённой Малой Никитской… «Катя, а ты веришь, что революция? Вдали колола глаза электрическая лампочка над подъездом Юридического клуба, где сегодня… было устроено кадетской фракцией публичное собрание для обмена впечатлениями и нахождения общей формулы действия в эти тревожные дни. Сёстры… вошли в полную народа залу, напряжённо слушавшую… бородатого, тучного барина…

«… В Петрограде вчера вся власть перешла к генералу Хабалову, который расклеил… афишу: «В последние дни в Петрограде произошли беспорядки, сопровождавшиеся насилием и посягательством на жизнь воинских, полицейских чинов. Воспрещаю всякое скопление на улицах. Предваряю население Петрограда, что мною подтверждено в войсках употреблять в дело оружие, не останавливаясь ни перед чем, для водворения порядка в столице…» … Это объявление, как и следовало ожидать, переполнило чашу терпения. 25 тысяч солдат… Петроградского гарнизона перешли на сторону восставших…»

Он (барин – К.) не успел договорить, - зал треснул от рукоплесканий… Оратор… продолжал: «Только что получена… телефонограмма… Сегодня председателем Госдумы Родзянко послана государю телеграмма…: «Положение серьёзное. В столице анархия. Правительство парализовано. Транспорт, продовольствие и топливо пришли в полное расстройство. На улице происходит беспорядочная стрельба. Частью войска стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство… Всякое промедление смерти подобно…» - … «Мы стоим, господа, на грани готового совершиться величайшего события нашей истории, - продолжал он… - Быть может… там уже свершилось чаяние стольких поколений… Быть может, завтра вся Россия сольётся в едином светлом братском хоре, - свобода!» ...

С угла стола поднялся высокий человек… Он начал говорить насмешливым голосом:

«Только что я слышал, - какие-то товарищи кричали: Ура, свобода. Правильно. Чего лучше: арестовать в Могилёве Николая Второго, отдать под суд министров, пинками прогнать губернаторов, городовых… Развернуть красное знамя революции… Начало правильное… По имеющимся сообщениям – революционный процесс начался правильно, энергично. По всей видимости на этот раз не сорвётся. Но вот только что передо мной… говорил один барин. Он…выражал полное удовлетворение по поводу готовящейся совершиться революции и предполагал в самом недалёком будущем слиться со всей Россией в одном братском хоре…» … «Кто это говорит?» - «Товарищ Кузьма, - ответили быстрым шёпотом, - в 1905 году был в Совете рабочих депутатов. Недавно вернулся из ссылки». - «…Я бы немного обождал с восторгом на месте предыдущего оратора, - продолжал товарищ Кузьма… - 12 млн крестьян приготовлены к убою … Миллионы рабочих задыхаются в подвалах, голодают в очередях. На спинах рабочих и крестьян, что ли, станете вы распевать братский хор… Империалисты швырнули Европу в чудовищную войну, буржуазные классы, сверху до низу провозгласили её священной, - войну за мировые рынки, за неслыханное торжество капитала… Жёлтая сволочь, социал-демократы, поддержали хозяина под ручку, признали: Так точно-с, война национальна и священна. Крестьян и рабочих погнали на убой… Час пробил… Пламя революции должно перекинуться в самую толщу крестьян и рабочих …»

В это время кто-то у самого уха прошептал Даше…: «Здравствуй, родная моя…» …, - в дверях стоял Иван Ильич… «Ты надолго, Иван?» - «Не знаю, такие события…» - «Да, знаешь, ведь революция» … «Я теперь поеду с тобой, - к тебе…»

 

Следующий день был замечателен тем, что им подтверждалось понятие об относительности времени. Так, извозчик вёз Ивана Ильича из гостиницы… «Нет, барин, прошло время за полтиннички-то ездить, - говорил извозчик. – В Петрограде волю взяли. Не нынче-завтра в Москве будем брать… Погодите, барин, со всеми расправимся».

В дверях столовой Ивана Ильича встретила Даша… Горничная принесла газеты. Екатерина Дмитриевна развернула «Русские новости», ахнула и начала читать вслух приказ императора о роспуске Госдумы… Вечером Екатерина Дмитриевна прибежала из Юридического клуба, взволнованная и радостная, и рассказала: «В Петрограде вся власть перешла к Думскому комитету: министры арестованы, но ходят страшно тревожные слухи: говорят, государь покинул ставку, и на Петроград идёт на усмирение генерал Иванов с целым корпусом… А здесь на завтра назначено брать штурмом Кремль и арсенал… Иван Ильич, мы с Дашей прибежим к вам завтра с утра смотреть революцию» …

 

Из окна гостиницы было видно, как внизу по узкой Тверской улице движется медленным, чёрным потоком народ… Екатерина … говорила, стоя у окна: «Как это страшно…» - «Екатерина Дмитриевна, … - настроение в городе самое мирное, - говорил Иван Ильич. – До вашего прихода я бегал к Кремлю, - там ведутся переговоры, очевидно, арсенал будет сдан без выстрела…» - «Я хочу всё видеть, пойдёмте на улицу, - сказала Катя.

Кирпично-грязное здание с колоннами…, - главный штаб революции, - городская дума, - было убрано красными флагами. Кумачовые полосы обвивали колонны, висели над шатром главного крыльца… Перед крыльцом… стояли 4 серые пушки… Наглядевшись на флаги и пушки, народ уходил… на Красную площадь, где… восставшие воинские части вели переговоры с выборными от запасного полка, сидевшего, затворившись, в Кремле… От Тверской площади… шёл крик: «Товарищи, посторонитесь…» … Сквозь… толпу пробивались… 4 гимназиста и… барышня с саблей в руке. Они вели арестованных 10 человек городовых… «Дождались, соколики!» - говорили в толпе. «Пошутили над нами, - будя…» … «Племя проклятое! Фараоны!» … - «Схватить их и зачать мучить…» … «Товарищи, товарищи, пропустите…!» - … кричали гимназисты; … и скрылись в больших дверях. Туда же за ними протиснулось несколько человек, в числе их – Катя, Даша и Телегин… в двусветный зал… На скамьях амфитеатра… измученные люди… «Даша! Видишь – товарищ Кузьма за столом», - сказала Катя… Он… сказал: «Городской голова Гучков вторично заявил, что рабочим оружие выдано не будет. Предлагаю голосовать без прений протест против действий Революционного комитета». Телегин наконец допытался…, что здесь… заседание Совета рабочих депутатов.

В обеденное время солдаты запасного полка, сидевшие в Кремле, увидели дымок походных кухонь на Красной площади, - сдались…

 

С утра, на следующий день, весь город высыпал на улицы. По Тверской… двигались грузовики с солдатами… Лавочники, взобравшись на лесенки, сбивали с вывесок императорские орлы… Казалось, - не может быть больше ни войны, ни ненависти, казалось, - нужно ещё куда-то… вздёрнуть красное знамя, и весь мир поймёт, что мы все братья, что нет другой силы на свете, - только радость, свобода, любовь, жизнь… Когда телеграммы принесли потрясающую весть об отречении царя и о передаче державы Михаилу и об его отказе от царского венца… - никто особенно не был потрясён…»

Итак, читатель, граф Толстой выстроил перед тобой не только цепь событий на фронте и в тылу, но и показал, как созревали умонастроения большинства людей в направлении исторической необходимости свержения царского самодержавия. И граф А.Н. Толстой эти революционные умонастроения выразил в следующих словах:

 «… самодержавие,… ныне ставшее лишь слишком долго затянувшимся пережитком, исторической нелепостью, смертельной болезнью для всей страны…»

 Продолжение будет.

 

К.И.Курмеев.

Пермская организация 

Российской коммунистической рабочей партии 

Просмотров 552
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру