Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Стенограмма пленарного заседания Конституционного суда 28 июня 2007 г.

Дата: 03.07.2007 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Борьба продолжается Председательствующий: Уважаемые судьи, уважаемые присутствующие. В соответствии с частью 2 статьи 30 федерального конституционного закона «О конституционном суде Российской Федерации» суд в пленарном заседании уполномочен принимать решения при наличии не менее двух третей от общего числа судей. Отсутствуют у нас С.М. Казанцев, А.Л. Кононов, А.Я. Слива. Трое судей отсутствуют. Таким образом, кворум имеется, заседание Конституционного суда Российской Федерации объявляю открытым.

Слушается дело о проверке конституционности положений абзаца 3 пункта 2 статьи 3, подпункта ж) пункта 1 статьи 18, подпунктов г) и д) пункта 3 статьи 41 федерального закона от 11 июля 2001 г. №95-ФЗ «О политических партиях», в связи с жалобой политической партии РКРП-РПК. Протоколирование и стенографирование заседания обеспечены. Участниками процесса по настоящему делу являются: представитель стороны, обратившейся в Конституционный Суд с жалобой, и представители стороны, принявшей и подписавшей оспариваемый нормативный акт, которые, в соответствии с требованиями статьи 51 закона «О Конституционном Суде» были извещены о месте и времени заседания и обеспечены необходимыми материалами. Суд должен удостовериться в явке участников процесса, а также приглашённых к заседанию должностных лиц государственных органов.

Полномочия представителей сторон на участие в рассмотрении дела подтверждены. В соответствии с федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде» разъясняю участникам процесса их права и обязанности. Стороны пользуются равными правами и возможностью в отстаивании своей позиции на основе состязательности на заседании Конституционного Суда. Стороны и представители сторон вправе знакомиться с материалами дела, с протоколом и стенограммой заседания Конституционного Суда, приносить на них свои замечания, излагать свою позицию по делу, задавать вопросы другим участникам процесса, заявлять ходатайства, в том числе об отводе судьи. Представлять на обращение письменные отзывы, которые подлежат приобщению к материалам дела, знакомиться с отзывами другой стороны. По окончании судебного исследования выступить с заключительной речью. Сторона или её представители обязаны явиться по вызову Конституционного Суда, дать объяснения, ответить на вопросы судей и другой стороны. Неявка стороны или её представителей на заседание не препятствует рассмотрению дела. Объяснения сторон выслушиваются Конституционным Судом в полном объёме, в разумных пределах. После объяснений стороны ей могут быть заданы вопросы судьями Конституционного Суда и другой стороной. Стороны и их представители не вправе использовать свои выступления в суде для политических заявлений и деклараций, самовольно нарушать последовательность выступлений. В этой связи напоминаю о праве председательствующего устранять из разбирательства всё, что не имеет отношения к делу. Участники процесса дают объяснения, отвечают на вопросы стоя и только после предоставления им слова председательствующим. К Конституционному Суду следует обращаться уважительно.

Понятны ли представителям сторон их права и обязанности?

«Да»

«Да»

Имеются ли у представителей сторон ходатайства об отводе судей?

«Нет»

«Нет»

Имеются ли у судей предложения об отстранении кого-либо из судей от участия в данном деле?

«Нет»

Имеются ли самоотводы?

«Нет»

Имеются ли у представителей сторон другие ходатайства?

«Нет»

Переходим к исследованию по существу рассматриваемого дела.

Для сообщения о поводах и основаниях рассмотрения дела по существу вопроса, мерах, предпринятых по подготовке дела к слушанью, слово предоставляется судье-докладчику Б.А. Эбзееву. Прошу вас, уважаемый Борис Захарович.

Б.З.Э.: Благодарю вас, уважаемая председатель и председательствующие в процессе, уважаемые коллеги, представители сторон, присутствующие. Как было объявлено председательствующим в данном заседании, от имени политической партии РКРП-РПК в Конституционный Суд РФ обратился Первый Секретарь ЦК партии, депутат Государственной Думы Федерального Собрания России В.А. Тюлькин с жалобой на нарушение конституционных прав отдельными положениями федерального закона «О политических партиях» от 11 июля 2001 г. В ходатайстве от 20 декабря 2004 г., в частности, оспаривается абзац 3 пункта 2 статьи 3 ФЗ «О политических партиях», который устанавливает, что в политической партии должно состоять не менее 50 тысяч членов политической партии, при этом более чем в половине субъектах России политическая партия должна иметь региональные отделения численностью не менее 500 членов партии. В остальных отделениях численность каждого из них должна быть не менее 250 членов политической партии. Оспариваются далее подпункты г) и д) пункта 3-го статьи 41, согласно которым отсутствие региональных отделений политической партии численностью менее установленной, а также отсутствие необходимого числа членов политической партии, предусмотренного пунктом 2 в декрете указанного ФЗ, являются основанием для её ликвидации по решению Верховного Суда РФ. Также оспариваются подпункт ж) пункта 1-го статьи 18 ФЗ «О политических партиях», также редакция от 2004 г, согласно которым для государственной регистрации регионального отделения политической партии в уполномоченный на это территориальный орган необходимо предоставить список членов регионального отделения Политической Партии. Как следует из имеющихся у вас, уважаемые судьи, материалов дела, в результате плановой проверки за 4 квартал 2005 и 2006 г., проводимой в соответствии со статьёй 38 ФЗ «О политических партиях», Федеральной Регистрационной Службой был выявлен ряд нарушений законодательства представляемой заявителем Политической Партии, касающихся как необходимой численности партии в целом, и, в частности, в соответствующей справке было указано, что проверкой ФРС установила, что общая численность партии составила 35 325 членов вместо положенных 50 000, так и отдельных её региональных отделений. Согласно данным ФРС, отраженных в её справке, только 35 отделений имеет число членов, имело на момент проверки, свыше 500 человек. Партии было рекомендовано на основании пункта 2 статьи 3 ФЗ «О политических партиях» в срок до 1 января 2007 г. преобразоваться в общественное объединение иной организационно-правовой формы в соответствии с ФЗ «Об общественных объединениях», либо ликвидироваться. Этим же документом партия была предупреждена о том, что в случае невыполнения требования законодательства политическая партия подлежит ликвидации. Кроме того, в связи с запросом Управления ФРС Тульской области, о исполнении требований ФЗ «О политических партиях» об обязательном ежегодном представлении уполномоченным органам информации о численности политической партии в каждом региональном отделении и об осуществлении контроля за деятельностью политических партий (эти требования предусмотрены в статьях 27 и 38 того закона, который мы с вами сегодня рассматриваем), Тульской лабораторией судебной экспертизы было осуществлено экспертное исследование, в результате которого 16 октября 2006 г. было выявлено, что Тульским региональным отделением партии в подтверждение заявленной численности были представлены сведения лишь о 157 гражданах, при этом выявлены факты двойных записей об одних и тех же гражданах, отсутствие личных заявлений в несоответствии с требованием закона, что послужило основанием для обращения в областной суд с заявлением о ликвидации указанного регионального отделения Партии от 8 октября 2006 г. Территориальным Управлением ФРС 28 декабря 2006 г. было отказано в государственной регистрации Красноярского отделения партии на том основании, что создание новых региональных отделений партии, не соответствующих по состоянию на 1 января 2006 г. требованиям ФЗ по общей численности членов политической партии, то есть 50 000 членов партии, ввиду устранений данных нарушений, действующим законодательством не предусмотрено. К установленному ФЗ сроку, 1 января 2007 г., партия не привела свою численность в соответствие требованиям абзаца 3 пункта 2 статьи 3 ФЗ «О политических партиях» в редакции от 20 декабря 2004 г., не преобразовалась в общественное объединение иной организационно-правовой формы и не ликвидировалась. С учётом этого ФРС обратилась в Верховный Суд РФ с заявлением о ликвидации Партии, который, руководствуясь подпунктами г) и д) пункта 3 статьи 41 ФЗ «О политических партиях», своим решением от 24 мая 2007 г. удовлетворил указанное заявление и принял решение о ликвидации Политической Партии РКРП-РПК, поскольку данная политическая партия на дату истечения срока, предоставленного для приведения численности партии в соответствие с установленными требованиями, имела общею численность в 46 218 членов партии, региональные отделения числом более 500 человек в сорока субъектах РФ до 1 января 2006 г. (в настоящее время 86 субъектов) вместо 45 (после 1 января 2007 – 44 региональных отделений такой численностью), требуемых в силу абзаца 3 пункта 2 статьи 3 ФЗ «О политических партиях». Полагаю, что вы обратили внимание на известное разночтение в цифрах, это связано с теми разночтениями, которые имеют место быть в тех официальных документах, которые приложены и имеются в материалах дела у вас на руках. При этом хотел бы обратить ваше внимание на то, что заявитель полагает, что оспариваемое им положение ФЗ «О политических партиях» противоречит статьям 1, 2, 13, 15, 17, 18, 19, 28, 29, 30, 32, 45, 55 Конституции РФ. Я не расшифровывал содержания позиции стороны, обратившейся к нам с соответствующей жалобой, ибо Виктор Аркадиевич присутствует здесь и, конечно же, будет иметь возможность в полной мере изложить свои позиции. Хотел только доложить вам о том, что обращение изучено в Управлении Секретариата Конституционного Суда РФ, соответствующие заключения имеются у вас на руках. По изложенным вопросам получены заключения целого ряда государственных органов и учреждений, ученых и социологических служб. Запрошены при этом и получены мнения некоторых политических партий РФ по вопросам, которые подлежат рассмотрению в судебном заседании. На основании статьи 49 Федерального Конституционного Закона о Конституционном Суде России определён круг лиц, подлежащих приглашению на заседания, им своевременно направлены необходимые материалы, а также извещения о дате, месте и времени рассмотрения данного дела. Предприняты меры по обеспечению гласности рассмотрения данного дела. Я благодарю вас за внимание, и полагаю возможным на этом завершить свой доклад.



Уважаемые судьи, есть ли у вас вопросы к судье-докладчику? Нет вопросов?

В соответствии с частью 2 статьи 60 ФКЗ «О Конституционном Суде», необходимо решить вопрос о порядке исследования вопросов дела.

Предлагается следующий порядок: выслушать объяснения представителя стороны, обратившейся с жалобой. Затем объяснения представителей стороны, принявшей и подписавшей оспариваемый нормативный акт. После этого предоставить возможность выступить приглашённым на заседание представителям государственных органов, если они пожелают. У представителей сторон есть другие предложения по порядку исследования дела?

«Нет»

«Нет»

У судей какие есть предложения? Прошу проголосовать за предложенный порядок исследования вопроса. Принято.

Согласно установленному решением Конституционного Суда порядку, в соответствии со статьёй 62 закона «О КС» предлагаю сторонам дать объяснения по существу рассматриваемого вопроса и привести правовые аргументы в обоснование своей позиции. Представитель стороны, обратившийся в КС с жалобой, Первый Секретарь ЦК РКРП-РПК, В.А. Тюлькин. Прошу вас, Виктор Аркадьевич.



Тюлькин:

Уважаемые судьи, а также уважаемые представители субъектов законотворческого процесса и других заинтересованных сторон! Политическая партия РКРП-РПК, которую я возглавляю на сегодняшний день, оспаривает конституционность ряда положений федерального закона «О политических партиях». А если конкретно, то изменения и дополнения, введённые 12 декабря 2004 г. федеральным законом №168.

Это те изменения, которые определяют новые численные критерии, уже названные уважаемым судьей-докладчиком, а именно о требованиях общей численности партии в 50 тысяч человек, не меньше, и о наличии численности региональных организаций более 500 человек не менее чем в пятидесяти процентах субъектов Российской Федерации. А также оспаривается положение закона, введённое также в декабре 2004 г., о том, что при регистрации, а мы заметим, что и при проверках, Партия должна предоставлять список членов своих региональных отделений в регистрирующие органы. Также оспариваются положения закона, подпункты г), д) пункта 3 41-й статьи, которые дают право Верховному Суду из-за необеспеченности данных критериев решать вопрос о ликвидации политической партии. Мы считаем, что основанием к рассмотрению Конституционным Судом нашей жалобы является обнаружившиеся несоответствие вышеназванных положений Конституции РФ, а также общепризнанным международным нормам, в том числе ратифицированным Россией. В частности, статьи 2 Конституции. Речь идет о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, и обязанность государства - защищать эти ценности. Часть 3 статьи 13, о том, что у нас признается политическое многообразие и многопартийность, части 1 и 4 статьи 15, согласно которым Конституция имеет высшею юридическую силу и прямое действие на всей территории РФ. Особо обращаю внимание на часть 4 данной статьи о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью её правовой системы, и если международной нормой установлены иные правила, чем законами РФ, то применяются правила международных договоров.

Также считаем нарушенной часть 2 статьи 19, устанавливающей, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения и убеждений, принадлежности к общественным объединением и т.д. Что это защищается, запрещается ограничение прав граждан по признакам социальной, расовой и иной принадлежности. Статья 28 нашей Конституции, в которой гарантируется свобода совести, вероисповедания, свобода выбирать, иметь, распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Часть первая статьи 29, где каждому гарантируется свобода мысли и слова, и что никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Часть первая статьи 30, это право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы и иные общественные объединения, и свобода их деятельности. Часть 1-я и 2-я статьи 32, где граждане имеют право участвовать в управлении государством как непосредственно, так и через представителей. В том числе, через партии. Часть 1-я статьи 45, где государство защищает права и свободы гражданина, и они гарантируются. Особое внимание обращаем на часть 2 статьи 55, гласящую о том, что в России не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. А также международные правовые акты, в том числе Конвенция о защите прав человека и основных свобод, статья 11, пункт 2. И Международный Пакт о Гражданских и Политических Правах, статья 22, пункт 2. Всё это вы знаете, уважаемые судьи, лучше меня.

По системе доказательств. Хотим начать с того, что, конечно, прежде чем обращаться в КС, мы внимательно изучили постановления Конституционного Суда от 1 февраля 2005 г. № 1-П по делу о проверке обращения Балтийской Республиканской Партии. Наверно, вы все помните, что тогда Балтийская Республиканская Партия оспаривала схожую позицию. Однако критерии в то время были установлены: 10 тысяч - общая совокупная численность партии по всей России, и для региональных отделений не менее 100 человек в пятидесяти процентах субъектов РФ. Конституционным Судом в своём определении однозначно было отмечено, что это, безусловно, является ограничением прав на объединения в политические партии. Но при этом также чётко Конституционный Суд указал, что это ограничение нельзя признать чрезмерным. То есть, оно имеет соответствующий смысл и конституционные обоснования. Таким образом, сегодня, перед судом и нами стоит исследовательская задача. Во-первых, установить, где этот порог чрезмерности на сегодняшний день: 50 тысяч, 100 тысяч, миллион или может быть более. При этом мы обращаем внимание, что предстоит эту задачу исследовательскую решить в новых условиях по отношению к тем, которые действовали на тот момент, когда критерий был в 10 тысяч. Во-вторых, нам предстоит рассмотреть задачу, где тот порог, после которого наступает, по определению Конституционного Суда, искажение самого существа права граждан на объединение, а вводимые ограничения создают необоснованные препятствия для реализации конституционных прав граждан. То есть, где тот предел, после которого наступает соразмерность конституционно значимым целям. И третья задача – насколько вводимые ограничения, а эти ограничения вводятся не только рассматриваемыми нами параметрами в законе «О политических партиях», насколько каждый из этих параметров влияет на установленные статьёй 11 Конвенции о Защите прав человека и основных свобод на такие задачи, которые связаны с охраной общенациональной безопасности, здоровья нации, общественного порядка. И насколько эти цели могут обеспечиваться другими критериями, которые также присутствуют в законе «О политических партиях». Или насколько необходимо применение тех критериев, которые мы сегодня обжалуем – общая численность 50 тысяч и соответственное распределение по регионам. В нашем случае, в сегодняшних условиях, большинство представителей субъектов участников законотворческого процесса – представителей Государственной Думы, Совета Федерации, Президента, наших оппонентов - правоприменителей из ФРС и, в том числе, участвующих в этих делах органов прокуратуры, считают, что эти ограничения не чрезмерны. Так же, как было в деле по Балтийской партии, мотивируют эти соображения наши уважаемые оппоненты желанием укрупнить партии, создать условия, когда партии выражают интересы больших групп граждан и даже могут называться общенациональными. Употребляют в своих обоснованиях, которые мы внимательно изучили перед сегодняшним Конституционным Судом, такие выражения как: следует руководствоваться критерием разумной достаточности, вытекающим из принципов соразмерности. Уважаемый представитель Президента в Конституционном Суде так высказывается. И с их точки зрения, в большинстве их отзывов, нарушение Конституции наступает после установления только таких количественных критериев, когда создаются возможности действовать только одной партии. То есть, по соображениям названных представителей сторон, если две партии, это уже многообразие. Больше двух партий – это уже, вроде бы, много. Хотя если исходить из того, что партии должны быть основаны, с нашей точки зрения, на идеях, и это следует, в том числе, из посланий Президента и даже в обоснованиях, которые назывались перед введением этих норм закона, – партии должны основываться на крупных идеях и теориях. Ну, наверно у нас всё-таки может быть больше, чем две идеи на всю матушку-Россию.

Также оспариваемый нами пункт, что антиконституционное требование предоставления списков партии, с точки зрения оппонирующий стороны, имеет правовую природу и предназначен исключительно для того, чтобы контролировать эту численность, и ни коим образом не замахивается и не даёт возможность этот пункт установить контроль над персональным составом членов партии с точки зрения их политической ориентации и идеологических убеждений. При этом мы бы хотели отметить, что часто, и может быть это даже правильно, другие наши оппоненты, особенно правоприменители (представители ФРС, Прокуратуры, госпожа Трамова, зам. Генерального Прокурора Буксман), в своих отзывах выражаются более прямо и употребляют выражения, что данный вопрос в значительной степени связан с политической целесообразностью. При этом анализируется международная практика, на которой мы позволим себе остановиться. Интерпретируя данные международной практики, подводится мысль, что вроде бы у нас нет резкого всплеска по сравнению с такими странами как Мексика или Казахстан. Однако, позвольте заметить, что в абсолютном большинстве стран, считающихся демократическими, с развитыми системами демократии, парламентаризма, президентских институтов - этих ограничений нет. Просто нет. В большинстве стран, выражаясь научным языком, эти вопросы отданы на откуп саморегулирующегося гражданского общества. И если есть какие-то требования, то чаще всего они выражаются в требованиях к партии предоставить соответствующие подписи граждан в поддержку их существования. В поддержку факта регистрации. При этом в Англии партию может составить из себя один человек. Ну, англичане, конечно, особая страна. В Канаде 250 человек – партия. В Польше – 1000. Во Франции 3-5 человек. Нет таких ограничений в Греции и т.д. Поэтому, с точки зрения науки, политологии и даже с точки зрения здравого смысла, анализ термина – политическая целесообразность, в системе монопартийности и многопартийности, по известным законам общественной психологии практически всегда сводится к мероприятиям, закрепляющим существующее положение правящих сил и правящей партии. Эту политическую целесообразность можно обосновывать всегда, как, в том числе, делает уважаемый представитель Президента, критерием разумной достаточности, вытекающей из принципа соразмерности. Хотя понять, что это такое, не так просто. Мы уже обращали внимание, и согласны в этом положении с Уполномоченным по правам человека в России, Лукиным, что политическая партия, по определению, это не просто соответствие определённым количественным критериям и организационной функции по участию в выборных процессах. Это, прежде всего, общая идеология, которых отнюдь не две, как считают некоторые. Возможность объединяться гражданам для участия в политической жизни страны, и отнюдь не только через выборы, а в том числе через пропаганду своих идей, через подготовку людей и идей к выборным процессам, к влиянию на те субъекты, которые участвуют в выборах. И отметим, что этот подход к определению политических партий соответствует позиции Европейского Суда по правам человека, по вопросу о том, что представляет собой право на объединение, гарантированное, в том числе, статьёй 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом отметим, что в этой же конвенции приведён перечень ограничений на свободу граждан к объединению. И этот перечень ограничений расширительному толкованию не подлежит. Особо отметим, я прошу суд обратить на это внимание, потому что это новый момент, который не присутствовал в исследовании вопроса, когда рассматривалась жалоба Балтийской Республиканской Партии. Особо просим обратить внимание, что на сегодняшний день введены в действие целые серии других критериев и ограничений, которые определяют возможность или, вернее, ограничивают возможности партий исполнять такие функции как участие в выборах, не дающие возможность раскалывать электорат, создавать партии-однодневки, о чём упоминают наши оппоненты в своих отзывах, создавать партии исключительно на выборы, отвлекать внимание граждан, и т.д., и т.п. Большинство из этих критериев введены после того периода, когда действовал критерий 10 тысяч членов партии. Теперь вдумайтесь, я назову, какие новые критерии появились. Эти критерии как раз регулируют те вопросы, когда партии должны отражать интересы больших групп, должны быть солидными, не должны мешать раскалывать и прочие. Например, на сегодняшний день не осталось уже территориальных округов, что было в те времена, и выборы идут исключительно по партийным спискам на уровне федеральном. Повышен барьер прохождения в Государственную Думу с 5% до 7%. Отменены возможности блоков между политическими партиями, ужесточены условия сбора подписей. Предел допуска брака при сборе подписей раньше был 25%, теперь 10%. То есть возможность на отбраковку остается минимальной, и к этому же введены требования удостоверения нотариусом сборщиков подписей. Увеличены денежные залоги в целом ряде случаев, увеличены штрафы при невыполнении минимальных показателей на выборах 2%. Что немаловажно, введено госфинансирование партий, которые проходят 3% барьер, это тоже, между прочим, фактор регулирующий. И, наконец, сохраняется критерий проверки дееспособности партии через требования статьи 37 ФЗ «О политических партиях», - это показатель участия партии в выборах. Специальная статья есть в законе, которая введена для того, чтобы определять, партия или не партия участвует в выборах. Раз в пять лет обязаны участвовать или в выборах Президента, или в Государственную Думу 5% округов или столько-то субъектов накрыть по выборам в представительные органы власти или местного самоуправления более 50 регионах, и т.д. С нашей точки зрения этот показатель мог бы быть основным, который логично подтверждает поддержку партии у избирателей, участие её в выборах, можно было бы вводить критерии и численные: какое количество голосов избирателей партия набирает, и имеет ли она такую поддержку. Ну и в подтверждение того, что рассматриваемая сегодня позиция РКРП не подпадает под определение партий-однодневок или созданных специально для выборов в 2003 г., я приведу все данные, что РКРП в составе блока, возглавляя блоки, участвовала дважды в выборах в 1995 и 1999 гг. и дважды занимала первое место среди оппозиции, то есть среди тех, кто оставался за чертой после того как проходили в Думу. При этом, имея поддержку в 1995 г. 3 миллиона 157 тысяч человек и 1,5 миллиона в 1999 г. На сегодняшний день, в выборах 2003 г. мы участвовали в неформальном союзе с КПРФ, имеем депутатов Государственной Думы, имеем депутатов в ряде региональных законодательных органов, органах местного самоуправления, и т.д. Свою историю ведём с ноября 1991 г., когда была учреждена РКРП и зарегистрирована первой из коммунистических партий, 9 января 1992 г. Таким образом, анализируя в совокупности ужесточение целого комплекса ограничений на создание и политическую деятельность партий, мы ясно видим, что требования по численности 50 тысяч человек и соответственные требования к региональным организациям являются чрезмерными. Почему? Потому что они, по сравнению с критерием предыдущим, 10 тысяч, не коим образом не способствуют соблюдению каких-либо других конституционно значимых целей. Тем более, это повышение ни коим образом не связано с соблюдением и обеспечением таких целей как национальная безопасность, общественный порядок или здоровье нации. Ни в одном из отзывов не был назван, какой либо параметр или причина, чем именно мешает численность в 10 тысяч членов.

Обращаем внимание на требование закона №168, а именно - за 1 год в 5 раз надо повысить минимальную численность партии, т.е. цель - с декабря 2004 г. по 1 января 2006 г. вот так с 10 тыс. до 50 тыс. Абсолютно понятно, что здесь тоже должно присутствовать такое понятие, как критерий чрезмерности. Можно это задание дать на 1 месяц, можно и на 5 лет растянуть процесс. С нашей точки зрения употребляется так называемое соображение политической целесообразности, прежде всего, со стороны правящей партии и некоторых её союзников, которые уже имеют на этот момент численность, превышающую заданные показатели. Отметим как представители рабочей партии, мы не юристы, конечно, что скорость протекания процесса и её влияние на результат - это такой общий закон природы и развития общества. Даже ребенок за год только удваивает свой вес. Аналогичные зависимости можно наблюдать в процессе закалки стали, то ли в воде, то ли в масле, то ли в воздухе. Если процесс будет протекать очень медленно, естественно никакой закалки не получится, а получится отпуск, если слишком быстро - то твердость получится, но сталь будет хрупкой. Поэтому скорость чрезвычайно важна. И поэтому мы хотим показать, что заданная скорость процесса отнюдь не была нацелена на достижение провозглашенных целей, как то: укрупнение партий, становление партийной системы в России, опора партий на крупные общественно значимые идеологии, теории и т.д. При этом хотим отметить, что мы выполнили условие, мы с 15000 до 56000 добросовестно отработали по требованиям закона и Росрегистрации и т.д. Но мы прямо скажем, мы не довольны этим процессом, потому что, выполнив количественные показатели, мы в качестве значительно проиграли. Значит, эти партии, построенные по принципу поддержки какой-то личности, могут действовать таким методом или партии, которые ориентированы на крупные популистские лозунги и финансово обеспечены, могут демонстрировать такие темпы роста. И примеры известны, те же партии любителей пива или раков. Составляется смета и задача выполняется. Партии, которые строят свою позицию на основе мировоззренческих вопросов, опираются на солидную теоретическую базу, их это может привести только к негативным последствиям. Это говорит о том, что новеллы, введенные законом ФЗ №168, эти новые требования, конечно, отнюдь не направлены на становление партийной системы, системы более устойчивой. Я бы даже сказал, что это из тех же доводов, как объясняющие переезд Конституционного Суда в С.-Петербург с целью улучшить его работу. Ничем это не показано и не доказано.

Мы встречаем такие аргументы, в первую очередь, со стороны представителей президента здесь в суде, что Российская коммунистическая рабочая партия хочет добиться здесь в Конституционном Суде не правовой, а политической оценки состояния дел. Мы со свойственной нам прямотой отвечаем, что дело-то как раз наоборот состоит в том, что мы хотим показать и Конституционному Суду, и всей стране, что в данном вопросе, по сути, правовыми методами решаются как раз конъюнктурные политические цели. Нет за этим опоры на конституционные меры, нет желания обеспечить конституционные цели. Мы уже обращали внимание, что кроме форсирования скорости роста партийных рядов, и не только у нас, а во всех партиях, с этой статистикой можно ознакомиться, они привели к значительным ошибкам, недочетам, просчетам в системе учета членской базы партии. В том числе ошибки в адресах, фамилиях, паспортных данных, формах учета гражданства, оформлении заявлений и протоколов и т.д., и т.п. И если рассматривать претензии регистрационной службы, по большому счету, все их замечания и нежелание производить зачет членов партии распадаются на две группы: это ошибки и несоответствия, а вторая группа - это другое дело - при проверке человека отказ подтвердить свое членство в партии. На эту 1-ю группу - нестыковки, несоответствия паспортных служб и визовых, приходится большая часть замечаний. Таким образом, мы ещё раз подчеркиваем - заданная скорость роста минимальной численности партии в 5 раз за 1 год является и нарушающей права граждан и общественных объединений, в том числе политических партий. Особо подчеркнем, это не направлено на достижение сколько-нибудь значимых конституционных целей, по крайней мере, пока нам их не назвали уважаемые представители оппонирующей стороны, в том числе в своих отзывах.

Следующий момент, на котором мы особо хотим остановиться, что рассматриваемые новеллы закона противоречат Конституции в части статьи 155, ч.2, о том что не должны в России издаваться такие законы, которые отменяют или умаляют свободы граждан, в том числе надо понимать право на объединение, в том числе и по политическим принципам. В данном случае мы абсолютно явно имеем тот случай, когда введенные изменения застали на момент 1 января 2005 г. целый ряд существующих политических партий в том виде, когда они

а) полностью соответствовали требованиям закона;

б) были созданы и зарегистрированы и являлись юридическими лицами,

в) не один год участвовали в выполнении основных функций политических партий, т.е. участвовали в выборах, имели депутатов в различных законодательных органах и т.д.

В оценке данной ситуации мы как партия руководствовались духом и сутью определения КС от 7 февраля 2002 г. по жалобе общественного религиозного объединения "Московское отделение Армии спасения". В этом определении КС подчеркивал, что перерегистрация организаций, созданных до вступления в силу закона, не может обуславливаться дополнительными требованиями к порядку создания и учреждения религиозной организации (в данном случае такой же общественной, как и другие), которые ранее действовавшим законом не предъявлялись, поскольку речь идет об организациях уже созданных и учрежденных в качестве юридических лиц и обладающих полнотой правоспособности, и действующих на законных основаниях. Также подчеркивалось, что ликвидация таких организаций возможна, только если надлежащим образом будет доказано, что организация сама прекратила свою деятельность или осуществляет деятельность, несовместимую с вытекающими из Конституции РФ обязанностями. При этом КС с нашей точки зрения абсолютно правильно и мудро подчеркнул, что при решении таких вопросов судами обычными дело не может ограничиться установлением формальных условий применения положений федерального закона. Мы видим, что в правоприменительной практике имеются прецеденты, когда суды руководствовались этим определением КС, в частности, Таганский суд г. Москвы 17 октября 2004 г. по жалобе Социал-демократической партии РФ отказал Минюсту в ликвидации партии по сугубо формальным требованиям. Таким образом, исходя из смысла и духа Определения КС, наша точка зрения, что можно было понять введение каких-то других критериев, которые ограничивали бы участие партий, не соответствовавших количественным признакам в тех или иных выборах, например, 2 человек недобрал, вот на президента не выставляй кандидатов, если через месяц исправили положение, можете участвовать в выборах соответствующего уровня. В том виде, в каком эти количественные критерии введены сегодня, они введены чисто механистически и, конечно, их нельзя признать соответствующими ни конституционным требованиям, ни международным нормам, о которых мы уже говорили.

Теперь остановимся на нашем анализе тех требований закона, которые говорят о необходимости сдачи при регистрации партии списков в регистрационные службы. Мы считаем, что это является нарушением закрепленного права на свободу мысли и слова, неспособностью отказаться или выражать ст. 29, ч.1,3. При этом доводы оппонентов звучат просто и даже по-своему наивно, что требование это введено лишь для проверки численности. Вы вот сдайте все списки, ФИО, место жительства, регистрации, прописки, а мы просто проверяем, - есть 50 тыс. или нет. По этому поводу мы хотим возразить и привести следующие соображения. Эти требования не только при регистрации сегодня присутствуют, но и при проверке партии. Мы зарегистрированы уже давно, и другие тоже, и при этом, когда действовал критерий 10000, не было этих требований, и справлялись, потому что есть другие методы. И на предложение опробовать и применить эти методы в большинстве регионов мы получали отказ. Например, может быть применен метод выборочной проверки. Списки не сдаются, а применяется выборка по какому-то принципу. Совместно с представителем партии выбирается метод, то ли обходы квартир, то ли обзвоны, то ли приглашение товарищей. Этот метод был отвергнут. Был предложен метод посещения партийных собраний, других мероприятий партии, - тоже не использовался. Могут быть проведены собеседования по определённой выборке в присутствии секретарей, - однако, нет. Но, с нашей точки зрения, более всего подтверждает неконституционность данного закона правоприменительная практика со стороны служб Росрегистрации во время проверок всех партий, и не только нашей конечно, но оппозиционных, в особенности, в период 2006 г. Летом было отмечено повсеместное разглашение персональных данных, т.е. баз данных, что запрещено и вытекает из духа и содержания Конституции и особо отмечено в том же федеральном законе №95, ст.19 п.6, который гласит: "Разглашение данных без личного согласия является нарушением и влечет за собой..." Тем не менее, сданные списки партии перекочевывали полностью в паспортно-визовые службы, далее проводились проверки с использованием сил милиции и даже ФСБ с обходом квартир. Я вам приведу такой замечательный пример по Чите, об этом есть в деле Верховного Суда, в заключении регистрационной службы, что регистрационными службами проверка проводилась на основе договора о творческом сотрудничестве между регистрационной службой, МВД и ФСБ. С обходом квартир и беседами с третьими лицами, когда приходят и спрашивают у соседей, вы знаете что сосед коммунист, какой партии. Со сбором даже справок от супругов, от бывших супругов о членстве в партии, по свердловской организации ФРС приобщены эти данные и пр. Факты, с нашей точки зрения, подтверждающие неконституционность этого требования, в том числе отказ ФРС, что отмечено в нескольких протоколах совещаний центральной избирательной комиссии (ЦИК), о проведении совещаний по правоприменительной практике нового закона по этим условиям и по процедурам регистрации партий.

Я хочу ещё раз обратить ваше внимание на те данные, которые уже оглашал судья-докладчик, что первоначальные данные ФРС с данными, которые прозвучали в решении Верховного Суда, пока расходятся на 35%. Это, так сказать, такой точности в технике не предусматривается ни в каких процессах. На сегодняшний день мы уже дошли до 46000 и борьбы не прекращаем, предстоит ещё кассационная инстанция, соответствующее сопротивление мы оказываем. Это ещё раз говорит, что те методы, которые начинаются со сдачи списков, а продолжаются негодной и нарушающей права человека практикой проверок, явно противоречат сути положений, закрепленных в Конституции РФ более чем по 12 статьям, что мы сегодня здесь уже приводили.

Также подтверждением нарушения конституционных прав граждан и политической партии в целом является набор тех фактов, по которым ФРС и вся система исполнительной власти России уже отказала партии, которая до сегодняшнего дня существует, она занесена в регистрационные листы, в систему Минюста, она участвует в выборах, ещё в марте она участвовала в выборах, но ей на этот момент отказывают уже в ряде регионов в праве на проведение митингов, в проведении пикетов, на завтра нам в Москве уже отказано в проведении пикета у музея Ленина, дескать, вы вышли уже за правовое поле, хотя решения окончательного ещё нет в этом вопросе.

Уважаемый суд, нам было трудно докладывать в этом вопросе, потому что мы понимаем, что позиция, которую пытается занять оппонирующая сторона и которую поддерживает в данном случае большинство законодателей Госдумы и большинство Совета Федерации в Федеральном собрании, она пытается быть основана на сугубо формальных принципах.

Председательствующий: Наступает время перерыва, сколько у вас еще материалов осталось?

В.А.Т.: Николай Дмитриевич, у меня много недостатков, но есть один плюс - я всегда могу остановиться в любой момент, разрешите доложить: я уже закончил. Заканчивая свою речь, обращаюсь к суду. Нашим главным тезисом мы считаем: данные из нашего доклада подчеркивают, что те ограничения, которые вводятся и могут в общем-то вводиться на действия политической партии, в данном случае являются чрезмерными, никоим образом не нацелены на достижение каких-либо конституционно-значимых целей и скорей всего связаны с обеспечением определенной политической конъюнктуры, поэтому мы обращаемся к суду с просьбой удовлетворить просьбу РКРП-РПК по тем основаниям, которые я представил суду.

Председательствующий: Уважаемый представитель, я задал вопрос не с точки зрения, что вы воспользовались или не воспользовались своим правом, а лишь с точки зрения протокольной и регламента, поскольку время перерыва. До 12.30 перерыв.



Представитель ГД РФ:

Если конституционны положения пункта 2 статьи 3, то соответственно конституционно и оспариваемое положение статьи 41. И я бы предпочла не останавливаться специально на обсуждении вопросов о конституционности положений подпунктов г) и д) пункта 3 статьи 41, которая предоставляет или наделяет Верховный Суд РФ полномочиями принимать решения о ликвидации политической партии в случае её не соответствия требованиям ФЗ о политических партиях, в частности в соблюдении требований о минимальной численности членов политической партии, ибо ещё раз хочу обратить внимание уважаемых участников, что это положение вытекает по существу из положения 23 пункта 2 статьи 3 ФЗ. Ещё один момент, на который я предварительно хотела бы обратить внимание уважаемых участников, состоит в том, что Конституционный Суд РФ, о чём справедливо сказал здесь заявитель, уже сформулировал ряд правовых позиций в своих предыдущих решениях, в том числе и в том постановлении 1-П 2005 г., на который ссылался заявитель, поэтому частично ответы на вопросы относительно сегодняшнего рассмотрения уже есть, и я по ходу попытаюсь сформулировать и представить в системном виде правовые позиции Конституционного Суда по этому вопросу. И ещё одно важное предварительное замечание в рамках сегодняшнего разбирательства. Оно связано с тем, что практически все три оспариваемые положения ФЗ «О политических партиях» появились в том виде, в каком оспаривает заявитель, в 2004 г. с принятием ФЗ от 24 декабря 2004 г. № 168-ФЗ, поэтому в рамках сегодняшнего разбирательства имеют значения мотивы, которыми руководствовался законодатель, когда вносил изменения в оспариваемые положения ФЗ «О политических партиях», то есть мотивы принятия вот этого закона, № 168-ФЗ от 24 декабря 2004 г. И в связи с этим, уважаемый суд, я бы не хотела останавливаться на мотивации принятия федеральным законодателем в принципе положений о минимальной численности членов партии, то есть то, что в основном законе о политических партиях было в момент его принятия, тем более что такого рода аргументация уже звучала в своё время, когда состоялись два предыдущих процесса по этому закону, в рамках которых Государственная Дума принимала участие как сторона, а я являлась её представителем. Итак уважаемый суд, уважаемые участники, во многом облегчают оценку конституционности положения оспариваемого федерального закона правовые позиции Конституционного Суда. Эти правовые позиции сформулированы Конституционном Судом очень чётко, в двух постановлениях, от 15 декабря 2004 г., № 18-П, по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 9 ФЗ «О политических партиях» в связи с запросом Коптевского районного суда города Москвы, с жалобами Общероссийской общественной политической организации «Православная Партия России», граждан Артёмова и Савина, и в постановлении от 1 февраля 2005 г. № 1-П, на который здесь ссылался уважаемый заявитель. Если попытаться представить в системном виде эти правовые позиции, то они выглядят следующим образом. Я их насчитала как минимум восемь, которые имеют прямое отношение к сегодняшнему разбирательству. Во-первых, право граждан на объединения в политические партии Конституцией РФ прямо не закреплено, однако, согласно и европейским национально-правовым доктринам оно рассматривается как составная часть права граждан на свободу объединения, в терминологии статьи 30 Конституции РФ, или право на свободу ассоциации в терминологии Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Вторая правовая позиция состоит в том, что политические партии - фактически достаточно формально определённое понятие, или определение понятия «политическая партия» - это особый вид общественных объединений, непосредственно связанный с организацией и функционированием публичной политической власти, в связи с чем, как указал Конституционный Суд, федеральный законодатель вправе устанавливать дополнительные требования реализации гражданами права на общественные объединения в форме политических партий. Требования, в том числе связанные с созданием политических партий, их устройством и осуществлением ими уставной деятельности. То есть второй тезис - это право законодателя устанавливать дополнительные требования по созданию, функционированию, устройству политических партий как особой разновидности общественных объединений, которая на сегодня является единственной политической структурой, которая участвует в формировании органов государственной власти. Применительно к такой разновидности политической составляющей российского общества как общественные объединения. Третья правовая позиция - Конституция РФ не предопределяет ни количество партий, ни их численный состав, как и не предопределяет и не предполагает она и невозможность установления требования о минимальной численности членов партии. То есть сам по себе тезис о минимальной численности членов партии конституционен, и об этом очень чётко заявил Конституционный Суд. Четвёртое, при решении вопроса о численном составе политических партий и территориальном масштабе их деятельности, законодатель обладает достаточной степенью дискреции, учитывая, что данный вопрос в значительной степени связан с политической целесообразностью. Ещё раз хочу заметить, что эти правовые позиции приводятся мною на основании решения Конституционного Суда. Пятое, федеральный законодатель призван регулировать эти вопросы таким образом, чтобы с одной стороны численный состав и территориальные масштабы деятельности политических партий не были чрезмерными и не посягали бы на само существо и основное содержания права граждан на объединение, то есть, чтобы количественные критерии не уничтожали право на объединение как таковое. И есть примеры решений КС, в частности по закону о выборах депутатов Государственной Думы, где КС очень чётко показал, что лишение граждан, которые хотят голосовать «против всех» права создавать избирательные фонды фактически приводит к уничтожению права на агитацию, потому что никаким другим путём они не могут использовать собственные средства и имущество при наличии такого запрета для того, чтобы организовывать агитацию «против всех». Поэтому и в данном случае правовая позиция состоит в том, что количественные критерии, которые вводит законодатель, или территориальный масштаб деятельности не должны создать ситуацию, когда вообще граждане лишатся возможности создавать общественные объединения и реализовывать право на объединение. С другой стороны, говорит КС, эти критерии должны быть такими, чтобы политические партии были способны выполнять свои уставные задачи и функции именно в качестве общенациональных, общероссийских политических партий. То есть, в конечном счете, законодатель, как указал КС, должен руководствоваться критерием разумной достаточности, вытекающим из принципа соразмерности. То есть, законодатель должен суметь найти такое равновесие, которое позволило бы и не лишить права граждан на объединение в политические партии, и, с другой стороны, сделать эти партии реальными, действующими в рамках территории РФ, то есть, имеющими действительно статус общенациональных, фактически, а не псевдостатус. Шестая правовая позиция - Конституция РФ допускает возможность ограничения права на объединение федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства, то есть, ради реализации конституционно значимых целей, перечисленных в 55 статье, части 3 Конституции. Названные конституционные положения о допустимости ограничения этого конституционного права согласуются и с пунктом 2 статьи 22 Международного Пакта о гражданских политических правах, пунктом 2 статьи 11 Конвенции о защите прав и основных свобод. То есть, отвечая, в частности, на тезис заявителя о том, что введенные законодателем ограничения, связанные с общей минимальной численностью членов партии и минимальной численностью региональных отделений, противоречат международным правовым нормам, в данном случае тоже не совсем корректно, потому что международные правовые нормы такого рода ограничения считают допустимыми, при соблюдении определённых условий. Седьмая правовая позиция состоит в том, что допустимо такое структурирование политического пространства, которое направлено на создание политических партий, выражающих интересы значительной части граждан независимо от региона проживания и действующих на всей или большей части территории РФ. Ибо такого рода структурирование, как справедливо заметил КС, направленно против дробления политических сил, появления множества искусственно создаваемых, особенно в период избирательных кампаний, малочисленных партий, деятельность которых рассчитана на непродолжительное время и которые в силу этого не способны выполнить своё предназначение в качестве общественного объединения в политической системе российского общества. И восьмая правовая позиция состоит в том, что установление критериев по численности, предусмотренных абзацами 2 и 3 пункта 2 статьи 3, само по себе не противоречит Конституции РФ, и эти количественные критерии могут приобрести неконституционный характер только в том случае, если результатом их применения окажется невозможность реального осуществления конституционного права граждан на объединение в политические партии, в том числе и если в нарушение конституционного принципа многопартийности на их основании будет создана в России лишь одна политическая партия. То есть, фактически некоторые признаки, когда мы можем говорить о соблюдении принципа соразмерности, содержатся в правовых позициях КС. Это должны быть такие количественные критерии, территориальные критерии обустройства политической системы России, которые не приведут к ситуации, когда в России будет создана только одна политическая партия. Таким образом, в рамках настоящего процесса предстоит ответить на вопрос, насколько разумны и соразмерны конституционно значимым целям новые количественные критерии структурирования политических партий, установленные ФЗ от 22 декабря 2004 г. № 168-ФЗ. О конституционности абзаца 3 пункта 2 статьи 3 ФЗ «О политических партиях». В этом абзаце установлены фактически несколько положений, которые оспаривает заявитель. Это минимальная общая численность политической партии - не менее 50 тысяч человек, минимальная численность регионального отделения - не менее 500 человек в более чем в половине субъектов РФ и минимальная численность не менее 250 человек в остальных региональных отделениях РФ. По существу три, но заявитель их объединяет вместе, соответственно мы также предполагаем не рассматривать отдельно все эти три нормы, содержащиеся в оспариваемом пункте 2 статьи 3. В связи с необходимостью оценки, насколько соразмерны такого рода количественные критерии, необходимо, конечно, обратится к истории вопроса и посмотреть чем руководствовался законодатель, когда заменил критерии общей минимальной численности партии с 10 тысяч на 50 тысяч, а в региональных отделениях со 100 на 500 и с 50 на 250 соответственно. Должна заметить, что законопроект имел наименование 96886-4 о внесении изменений в ФЗ «О политических партиях», был внесён в Государственную Думу 13 октября 2004 г. группой депутатов, представляющих большинство Государственной Думы, квалифицированное большинство. Действительно, он был принят очень быстро, 10 ноября он был принят в первом чтении, 3 декабря сразу во втором и третьем чтениях, подписан Президентом 20 декабря и вступил в силу с момента официального опубликования, то есть 24 декабря 2004 г. Но я должна обратить внимание уважаемого суда и сторон на то, что предшествовало внесению этого законопроекта и почему он появился. Его внесению предшествовало внесение Президентом РФ в Государственную Думу проекта ФЗ № 93081-4 о внесений изменений в ФЗ «Об общих принципах организации законодательных, представительных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» и ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», в котором предусматривалась иная роль органа государственной власти субъекта РФ при формировании высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ. В частности, этот законопроект потом стал федеральным законом № 159-ФЗ, и он предусмотрел новые нормы и новую практику в РФ наделения полномочиями высшего должностного лица

При внесении этого законопроекта в Государственную Думу Федерального Собрания РФ этого законопроекта предполагалась отмена предыдущего закона №95 от 2002 г. «О выборах депутатов». В законе предполагался переход к пропорциональной системе, отказ от мажоритарной системы и, соответственно, этот закон менял роль и значение партий в общей структуре и влияние на образование органов власти. Неудивительно, что вскоре после принятия этих двух законопроектов депутаты внесли законопроект, который потом стал законом №168 24 декабря 2004 г. Мотивы, которыми руководствовались авторы закона, наиболее четко представлены в докладе председателя комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций С.А. Попова на слушаниях первого чтения. Практически на нескольких моментах он остановил внимание, и я хотела бы здесь озвучить 4 момента, они очень важны.

Во-первых, был учтен 3-х летний опыт применения закона «О политических партиях», и в частности были выявлены слабые места этого закона: отсутствие должной прозрачности расходования финансовых средств, которые партии получали из различных источников; из-за этого постоянные сложности с налоговыми органами. Недостаточное участие партий в повседневной жизни. Фактически появившееся у партий и граждан нежелание голосовать, в силу непонимания того, зачем нужны политические партии, какова их роль в политической системе Российского общества.

Во-вторых, нужно было учесть требования современного развития партийно-политической системы в стране, о которых я сказала. Они были связаны с политической системой – переходом к пропорциональной системе выборов Государственной Думы, где, безусловно, роль политических партий становится ведущей, и к наделению фактически первичными полномочиями субъекта законодательной власти, а именно законодателя субъекта РФ, и в этом при таких условиях от развития состояния системы во многом зависело последующее функционирование законодательной власти, как федерального, так и регионального уровня.

Ну и конечно, третий момент, который учитывался, - существующая слабость политических партий. В качестве примера были приведены итоги выборов в ГД 2003 года, когда из 44 зарегистрированных Минюстом России политических партий (напомню уважаемым участникам разбирательства, на момент выборов 1999 года 200 политических партий было зарегистрировано) в 2003 г. приняли участие в выборах только 23 партии. Остальные партии не участвовали ни в федеральных, ни в региональных выборах. Причем из участвовавших в 2003 г. выборах 23 партий 13 набрали всего 5%. Хотя эти партии не пользуются поддержкой населения, не имеют внятных политических позиций, они, тем не менее, пользовались наряду с партиями, которые реально претендовали на места в ГД, пользовались всевозможными льготами в период избирательной кампании, получали денежные средства, и немалые в избирательной кампании 2003 г., если сравнивать с предыдущими избирательными кампаниями, из государственной казны. Имели доступ к эфирному времени, к печатным средствам массовой информации. По итогам выборов такие партии оказались должны за использование печатных и телерадиовещательных СМИ значительные суммы. Это всё звучало на заседании ГД. Если в 1999 г. задолженность составила 720 млн. руб., которые практически не были возвращены, то в 2004 г. почти 600 млн. руб., которые также до сих пор не возвращены.

В-четвертых, мотив, которым руководствовался законодатель, как я уже сказала, - тенденция к утрате интереса населения страны к политической жизни и нежелание принимать участие в выборах. Как следствие этого, кстати, было и обсуждение вопросов, связанных с возможностью голосования «против всех», и т.д. Разные варианты законодатель искал все-таки, чтобы обеспечить явку на выборы.

Закон был призван изменить эту ситуацию. Предполагалось, что сокращение численности партий до реально существующих, то есть тех, которые могут материально обеспечить такого рола численность во всех практически регионах страны, создаст ситуацию, когда люди получат возможность разбираться в этих партиях, различать программы их друг от друга. Кроме того, закон был направлен на повышение ответственности лидеров этих партий перед своими членами, перед избирателями, которых они представляют, поскольку в нём закладывалась необходимость иметь реальные, а не фиктивные региональные отделения по всей РФ. Ну и предполагалось, конечно, что политические партии, структурирование политической системы повысит интерес граждан к работе парламента, а самое главное, обеспечит лучшее представительство граждан в парламенте, потому что вероятность прохождения сильных реальных партий в парламент, конечно, гораздо выше, чем у партий слабых и разрозненных.

Основной вопрос, который здесь обсуждается, - это критерий численности, почему 50, почему не 60, почему не какая-то другая цифра. Это действительно немаловажный момент, и он далеко не произвольный, как пытается подать здесь заявитель. Я должна заметить, что, определяя количественный критерий партии, федеральный законодатель исходил из необходимости у такой партии значительной поддержки общества. Если действительно такая поддержка есть, то не составит труда, даже если нет необходимого числа членов партии, в нужные сроки обеспечить. Но расчёт производен не с потолка, не как бог на душу положит, а исходя из определенного критерия. В стенограмме заседания ГД в первом чтении 20.11.2004 прозвучал этот критерий. Это классический критерий, связанный с формированием и развитием парламентских партий, этот критерий, кстати, замечу, что в своё время я очень много писала по этому поводу записок внутри своей политической партии о том, чтобы структурировать партию массовую партию именно таким образом, на основании этого критерия. Наверное, в этом была суть моих расхождений в своё время с лидером «Яблока». Принцип этот простой ещё в начале прошлого века сформулировал профессор Острогорский применительно к структурированию и созданию политических партий российской Государственной Думы. Он состоит в том, чтобы партия структурировалась, создавала свои региональные территориальные отделения, и численность её соответствовала числу избирательных участков. Чтобы структурированные ячейки партии, скажем так, были там, где избирательные участки. Если посмотрим на нашу новую систему, даже нет, структуру избирательных участков – если память мне не изменяет, их более 90 тысяч. Но 90 тысяч точно есть, соответственно политическая партия обязательно, это опыт избирательных компаний показывает, должна иметь хотя бы своего представителя с совещательным голосом в участковой избирательной комиссии. Это как минимум 90000 человек. Или наблюдателя. Потому что если нет наблюдателя, то там, к сожалению, для фальсификации есть место. Если наблюдатель есть, и хороший наблюдатель, то сложно подтасовать результаты выборов, осуществить какой-то вброс, подделать протоколы. А если учесть, что желательно, чтобы наблюдатель сопровождал тех, кто на выезд урны везёт, так это количество ещё более увеличивается. Не случайно один из вариантов, который предлагался законопроектом, включал положение о 100 тысячах членов партии, потому что такая численность партии позволяла обеспечить представительство во всех участковых избирательных комиссиях политической партии. Но остановились на численности 50 тыс., только исходя из одного критерия, потому что на самом деле желательна такая численность как минимум 100 тыс., значит, исходили из того, что это может быть действительно оказаться нереальным порогом для ряда политических партий. Именно исходя из соображений защиты интересов существующих на тот момент политпартий, был избран не тот оптимальный порог в 100 тыс. минимальной численности партий, а 50 тыс. членов политической партии. Лучшим доказательством обоснованности избранного законодателем критерия в рамках этого федерального закона №168 является тот факт, что 17 политических партий, по информации представленной в рамках этого процесса председателем центральной избирательной комиссии Чуровым, письмо от 13 апреля 2007г. на 1 января 2006 г., подтвердили своё соответствие всем требованиям, в том числе и по численности 17 политических партий. Не 1, не 2, не 3, а 17, и практически все из них достаточно известны в РФ, и вряд ли у кого-то даже могло возникнуть сомнение, что они смогли этот порог преодолеть.

Можно было бы привести ещё ряд аргументов, и я полагаю, что совершенно справедливо в информационном письме заместителя председателя ГД Жириновского от 11 апреля 2007 г. приводятся данные относительно численности партий, соотношения с числом избирателей. Если посмотреть ещё с этой стороны, то никак не могут рассматриваться завышенными такие количественные критерии как 50 тыс. членов общей минимальной численности партии.

Факты реальной многопартийности, насколько мне на сегодня известно, называют цифры уже и большего числа политических партий, но даже и 17, вот эти факты опровергают Уполномоченного по правам человека в РФ Лукина о том, что количество в 50 тыс. человек при структурировании политических партий является заведомо трудно выполнимым условием при создании и деятельности партии федерального уровня. Как видим, вовсе нет, и практика в данном случае оказалась лучшим критерием истины.



Думаю сегодня мы не можем найти на политическом небосклоне партию, которая показала прирост на 50 тыс.

Виктор Аркадьевич. У Вас есть вопросы?



Председетельствующий: По моим сведениям, представители органов не заявляли о намерении выступить, или я ошибаюсь? Будут выступления? Есть вопросы?

Прошу выступающих в заключительном слове избегать повторов того, что уже говорилось в объяснениях. И теперь, есть ещё и формальное требование не ссылаться на те документы, которые не были в поле зрения судоговорения. Пожалуйста.

В.А.Т.

Уважаемые судьи, уважаемые представители нашей оппонирующей стороны, я постараюсь не повторяться, это раз, и в основном в своём выступлении остановиться на ответе на вопросы и на тех аргументах, которые прозвучали от представителей Думы и Совета Федерации. При этом хочу остановиться на том, что в этом деле чрезвычайно трудно отделить вопросы чисто правовые от вопросов политической целесообразности. И этот тезис, мне кажется, разделяют все выступающие здесь и все эксперты, которые были привлечены, и во всех отзывах так или иначе это также присутствует. Я начну с ответа уважаемому представителю президента, который закончил свое выступление тем, что попытался доказать, что нет оснований у РКРП-РПК для обращения в суд: и где протокол Политсовета, и недостаточно приведено фактов о нарушении прав, и т.д. В целом меня эта концовка удовлетворила, потому что это доказывает слабость позиции данного представителя, и все его предыдущие аргументы, видимо, шатаются и недостаточно убедительны. Поэтому попробуем зацепиться за последний. Тем не менее, хочу подтвердить, и это мог бы подтвердить представитель Росрегистрации здесь, то, что заседание Политсовета не просто было. Решал Политсовет вопрос, преобразовываться ли или отстаивать свою позицию до конца. Для нас это чрезвычайно важный практический вопрос, потому что речь идет ведь не о ликвидации партии. Для нас партия - не юридическое лицо и не запись в государственном реестре. Для нас партия - это тот отряд единомышленников, который отстаивает общую идею, ведет общую борьбу и т.д. Но юридическое лицо играет для нас важную роль, поскольку это издательские дела, арендные отношения, расчётные счета, хоть там и небольшие, и т.п. Политсовет рассматривал этот вопрос и принял решение, что мы будем отстаивать наши позиции до конца по двум причинам.

Первое, потому что мы, хотя и не согласны с законом, но мы выполнили формальные требования и настаиваем на этом, мы будем до конца это дело доказывать. А второе, что для нас важнее, дело в принципе. Мы отстаиваем интересы не только своей партии, мы отстаиваем конституционные интересы граждан нашей страны, конституционные интересы тех партий, которые уже ликвидированы по решению суда, в том числе тех партий, которые подали отзывы в Конституционный суд, и вы их знаете, и даже те, которые успешно прошли процедуры этой проверки, и т.п. Поэтому мы ещё раз обращаем внимание уважаемого представителя президента, ему ещё придется долго, наверное, работать и не только с нами, но и с ними, не сомневаюсь в этом. Речь идет о принципиальных вопросах, а не о попытках РКРП-РПК найти какой-то хитрый ход, чтобы проскочить мимо требований закона. Ещё раз обращаю внимание на то, что мы выполнили требования закона, и на вопрос, - "чего не перерегистрировались, не обжаловали решение суда", - еще раз привожу цифры. Уже до 46 тыс. эта планка поднята, 4 суда рассматривают дела, и ещё не засчитывают около 5 тыс. членов партии, которые стоят на учёте в организациях без права юридического лица, хотя в законе прямо написано – вы каждый год сдавайте отчеты по организациям, которые не обладают правом юридического лица и не могут участвовать в выборах. У нас есть не только правовые основания, но и принципиально-программные для нашей партии. Поэтому первый наш ответ по одному из, как мы считаем, основных аргументов и тезисов нашей оппонирующей стороне заключается в том, что мы никак не можем согласиться с тезисом, что сохраняется критерий достаточности, соразмерности, пока хотя бы 2 партии действуют. Как политолог и как руководитель партии, и человек, профессионально этим занимающийся, скажу, что законы общественной психологии и развития процессов, скажем так, чтобы никого не обижать, и у нас, и в другой стране неизбежно с такой позицией приводят к тому, что будет 2 партии, действительно. Одна партия - поддержки президента действующего, а вторая – поддержки будущего, которого подбирает предыдущий. С точки зрения оппонирующей стороны это обеспечивает многообразие и в партийном строительстве, и в партийной идеологии. Свободное существование идей и функционирование в о
Просмотров 1391
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру