Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Разъясняем по рабочему. С благими намерениями туда же

Дата: 20.08.2008 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Интервью Первого секретаря ЦК РКРП В. Тюлькина по поводу десятилетия дефолта 1998 г. Корр.: Прошло ровно 10 лет с того памятного дня 17 августа 1998 г. – когда в лексикон дорогих россиян буквально ворвалось до этого крайне малознакомое им иностранное слово «дефолт». В практической жизни это отозвалось резким скачком цен (до 40% уже в сентябре и в 3,5 раза к концу года), обесцениваем рубля по отношению к доллару (с 6 рублей до 20 с лишним), крахом многих банков. События тех дней до сих пор продолжают оставаться предметом острых обсуждений, горячих споров, для кого-то болезненной темой невосполнимых потерь, но есть и такие, кто сумел в те сложные времена солидно «приподняться». Как говориться, «для кого война, а для кого – мать родна».

Широко распространено мнение, ставшее почти официальным, что дефолт явился результатом неумения правительства Кириенко, мол его можно было избежать, если бы … . Другие говорят, что эти события явились закономерным результатом всей предыдущей политики реформ, осуществляемых командой Ельцина. Наконец, ряд аналитиков, в том числе представители левого политического спектра, из этих событий выводят урок возможности позитивного рыночного развития на примере деятельности так называемого «правительства народного доверия» Примакова – Маслюкова.

Мы знаем, что точка зрения Коммунистической рабочей партии отличается от перечисленных. Поэтому просим в эти «юбилейные» дни изложить свою точку зрения нашим читателям.

В.Т.: Мы не устаём повторять, что оценки, прежде всего, зависят и даются с классовых позиций. Как говорил Владимир Ильич Ленин «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся видеть за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов». Всё зависит от целевых установок, которыми руководствовалась власть. И если допустить, что их целью являлось благополучие народа, развитие страны и экономики – как заявляют реформаторы, - то можно было бы говорить об ошибках, возможных альтернативах. Но поскольку мы знаем, что их приоритетной целью являлась капитализация страны, то и все эти события, связанные с дефолтом, надо рассматривать как элемент общего плана и ни в коей мере не списывать произошедшее на «незнайку» Кириенко или трагическое стечение обстоятельств.

Корр.: Если это не ошибки и не закономерный результат реформ, то что же это?

В.Т.: Это не ошибки. А с точкой зрения «закономерности» – можно согласиться, при этом уточнив, что в ситуации глубокого, всеми признаваемого экономического кризиса руками правительства Кириенко была проведена операция по обесцениванию рубля, то есть его девальвация. Этими обесцененными фантиками правительство смогло заткнуть дыры многомиллиардных долгов трудящимся России по заработной плате (на 1 июля 1998 г. они превышали сумму 70 миллиардов рублей), в очередной раз обесценить имеющиеся накопления, разорить мелких собственников и т.д. Фактически, произошло второе по масштабу после 1991 года ограбление народа. Но, конечно, это событие грянуло не вдруг, а явилось следствием всей политики форсированного реформирования и насаждения капитализма в России любой ценой: безудержной приватизацией, обернувшейся «растащиловкой», спекуляциями государственными казначейскими обязательствами, разворовыванием кредитов, получаемых от МВФ и т.д., и т.п.

Надо понимать, что эту политику команда Ельцина проводила вполне осознанно. Её главной целью было – достичь необратимости (по их мнению) процессов капитализации.

Поэтому с этой точки зрения надо признать, что они провели циничную, но грамотную грандиозную операцию по обворовыванию и обману народа, а всех собак повесили на младореформаторов и лично на В. Кириенко, которого, для утешения масс, окрестили «киндер-сюрпризом».

Корр.: Почему же всего за несколько дней до дефолта (14 августа в Нижнем Новгороде) Ельцин публично говорил: «Девальвации не будет. Твёрдо и чётко: не будет».

В.Т.: Во-первых, не только Ельцин, но всё правительство, вся система власти России не могут рассматриваться нами как вполне самостоятельные субъекты политики вообще и экономической политики - в особенности. Диктат МВФ и других западных институтов являлись определяющими факторами российской внутренней политики. То есть Ельцин лично мог быть и не вполне в курсе дел. А во-вторых, уже после дефолта, А. Чубайс в интервью газете «Лос-Анджелес таймс» на вопрос корреспондента газеты – «Есть ли у власти право врать в таких ситуациях?» отвечал: «В таких ситуациях она обязана это делать». Так что высказывания тех или иных лиц нисколько не отменяют итоговую оценку проведённой операции. Тем более, что сам Клинтон, срочно прилетевший в Россию 1 сентября, проповедовал: «Сегодняшний финансовый кризис не означает, что вам следует свернуть с пути к свободе и свободному рынку».

Корр.: Как Вы считаете, можно ли ситуацию тех дней характеризовать как не только экономический, но и политический кризис?

В.Т.: Не только можно, но и нужно. Сами реформаторы подчёркивали, что дело приобретает сугубо политический оборот, поскольку президент только что заверял народ, что всё нормально, а по всей стране летом наблюдались выступления трудящихся с требованием выплаты долгов по зарплате. И эта волна нарастала так, что даже появился термин «рельсовая война», который означал решительные действия с выходом за рамки всяких законов, с перекрытием дорог, железных дорог вплоть до Транссибирской магистрали. Поэтому, конечно, это была кризисная ситуация не только в экономическом, но и политическом смысле. Свидетельством этому является и позиция парламента, который дважды отклонял фигуру Черномырдина, вновь предлагавшуюся на премьерство Ельциным.

Корр.: Могла ли эта ситуация перерасти в революционную?

В.Т.: Это вопрос сложный, однозначного ответа никто не даст, поскольку история сослагательных наклонений не признаёт. А вот то, что теория классовой борьбы диктует коммунистам вполне определённые правила действий в таких ситуациях – это факт. В кризисные моменты революционные силы работают на обострение ситуации, а оппортунистические – на её сглаживание.

Корр.: Какой вариант реализовался в России?

В.Т.: С нашей точки зрения парламентская оппозиция, прежде всего руководство КПРФ, пойдя на сотрудничество с режимом в создании так называемого правительства «народного доверия», помогла сбить волну народного протеста, внушить массам очередные иллюзии позитивных перемен, предлагая ещё раз потерпеть и подождать. Товарищи из КПРФ не только поддержали правительство Примакова, но и делегировали туда своих представителей, прежде всего Ю.Д. Маслюкова. Даже сегодня, по прошествии десятилетия, КПРФ оценивает действия этого правительства как умелое, национально ориентированное руководство экономикой. Зюганов вспоминает: «…Когда страна свесила ножки в пропасть, состоялось экстренное закрытое заседание Совета Безопасности. На нём три часа обсуждался вопрос – кому доверить исправление ситуации. И тогда мы ((?) – выделено корр.) дружно уговаривали Примакова, чтобы он возглавил правительство. Он долго отказывался и отбивался, потом поставил два условия, которые мы выполнили … Тогда же была выстроена идеальная модель взаимодействия правительства и Думы, где каждый день в оперативном порядке вносились поправки в любые законы ...»

Мы не знаем точно, какие такие условия выдвигал Примаков. Но абсолютно точно знаем, что его курс – это курс на рынок. Так называемая «антикризисная» программа правительства Примакова предлагала опять же обращение к помощи МВФ, который в те кризисные дни высказался, что произошедшие события диктуют необходимость правительству России не только не отказываться от проведения реформ, а, наоборот, их ускорить. Эта программа предусматривала и спасение системы коммерческих банков, и возможность расчётов с иностранными банками активами российских банков и предприятий, и продолжение программы приватизации. Последний момент наиболее показателен, поскольку этот раздел программы носил претенциозное наименование: меры по «Повышению эффективности процесса приватизации и управления государственным имуществом». Конечно, эти меры предусматривали большее, чем прежде участие государства в регулировании социально-экономических процессов, но их направленность была та же – стабилизация капитализма.

Корр.: Надо признать, что эти меры принесли определенный положительный эффект.

В.Т.: В этом и состоит функция буржуазного государства – обеспечить такие социально-экономические улучшения, дабы не допустить социального взрыва.

Корр.: Выходит, что в данном случае буржуазное государство и парламентская оппозиция сработали заодно?

В.Т.: По факту - так. Хотя многие участники этой операции считают, что они показали как надо работать в рыночных условиях. На самом деле они выполнили свою роль, и через 8 месяцев их без тени смущения просто убрали за ненадобностью. Заметим, что, по большому счёту, режим не забыл заслуги и Кириенко. Он не остался безработным, был направлен Полномочным представителем президента в Поволжский Федеральный округ, а сегодня вновь находится на одном из самых горячих и ответственных участков капиталистического строительства – возглавляет реструктуризацию и последующую приватизацию атомной отрасли России. Так что гибкости тактической линии капиталистов можно позавидовать, они для достижения своих классовых целей готовы сделать шаг в сторону и использовать возможности своих оппонентов. Но при этом они никогда не упускают из виду стратегических целей своего класса, чего не скажешь о наших парламентских оппозиционерах.

По большому счёту на той развилке 1998 г. они ещё раз (после XXVIII съезда КПСС) выбрали курс на рынок, то есть на капитализм, на буржуазный парламентаризм, пусть и со всякими оговорками. Как говорилось некоторыми вождями, лимит на революции был исчерпан.

Корр.: Последующее развитие событий и смена Ельцина подтверждают Ваши оценки?

В.Т.: По большому счёту – да. Главный момент, подчеркнём ещё раз, заключается в том, что тактика буржуазии соответствует переживаемому моменту. Очень скоро после дефолта 1998 г. настал момент, когда буржуазная система для сохранения главного - курса капитализации - пожертвовала самим Ельциным и произвела рокировку, поставив на хозяйство молодого перспективного В. Путина. Но это уже тема другого разговора.

Корр.: А пока мы подводим итог, что под разговоры о стабилизации и социальных гарантиях был продолжен путь на рынок?

В.Т.: Да, фактически как у Клинтона: звали к свободе, пришли к рынку. То есть пошли с благими намерениями, но туда же, ельцинским путём.



Интервью вёл А. Владимиров





Просмотров 1554
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру