Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Закон "О полиции": ведомственная реформа или этап дальнейшей фашизации России?

Дата: 24.11.2010 г. Добавил: ilferb
]]>Печать]]> E-mail
Доклад на очередном заседании политклуба при Московской организации РКРП-РПК 27 октября 2010 года

От редакции. Как мы уже сообщали, 27 октября 2010 года состоялось очередное заседание Политклуба при Московской организации РРП-РПК. Публикуем доклад, сделанный на этом заседании  членом молодёжной секции РУСО тов. Осиным Р.



Закон "О полиции": ведомственная реформа или этап дальнейшей
фашизации России?



ОСИН Роман



Введение.
 

В пору полыхания лесных пожаров, когда взор общественности был обращен на борьбу со стихией, когда вскрылись все недостатки и пороки современной системы общественных отношений, президент буржуазной России Д.А.Медведев выступил с инициативой переименования милиции в полицию, и в целом реформирования системы МВД. Подобный шаг нами рассматривается как весьма важное политическое событие современности, которое не может остаться без нашего внимания. Важность видится нам, прежде всего, в контексте видоизменения дальнейших условий нашей классовой борьбы. Нет смысла болтать о "конструктивных" предложениях по реформированию МВД, когда это самое МВД служит буржуазному государству и олицетворяет собой диктатуру буржуазии. Но есть смысл понять и рассмотреть коренные причины и содержание этих законодательных изменений. Только ли дело в названии? Или смена названия лишь ширма? Что это за общественный контроль, про который столько много любят болтать реформаторы МВД? И, вообще, какова должна быть наша коммунистическая политика в отношении МВД в целом и отдельных его работников? На все эти вопросы мы и постараемся дать предельно сжатые, ясные ответы с марксистско-ленинских позиций. Для этого в докладе предлагается рассмотреть следующие пункты:
 

1.Роль МВД в государственном управлении.
 

2.Причины реформирования
 

3.Сущность и содержание реформы.
 

4.Наша тактика.


§1. Роль МВД в государственном управлении.
 

Прежде чем отвечать на вопросы, поставленные нами выше, обозначим само назначение органов внутренних дел, их социальную сущность, которую они призваны нести в обществе. Как известно, полиция - институт государственной власти, стало быть, рассматривая сущность полиции как органа гос. власти, нельзя не касаться сущности самого государства. Как мы знаем, государство возникает только там, где есть классовое расслоение и вытекающие из этого классовые антагонизмы, следовательно, где существует потребность в диктатуре того или иного класса над другими классами. Из этого неумолимо следует фундаментальный марксистско-ленинский вывод о том, что любое государство это всегда диктатура (прямая или скрытая) того класса, который занимает господствующее положение в данной системе производственных отношений, проще говоря, того класса, который владеет собственностью на средства производства.
 

В юридическом словаре ПОЛИЦИЯ определяется как система особых органов по охране общественного порядка (читай порядка, установленного господствующими классами) и борьбе с преступностью (то есть, всем тем, что противоречит возведенной в закон воле господствующих классов).
 

Таким образом, мы четко видим, что полиция является ни чем иным, как своего рода силовым инструментом государства, а раз государство классовое, то полиция не может не стоять на службе у господствующих классов и защищать их сугубо классовые интересы в борьбе с так называемой преступностью.
 

Таким образом, место и роль полиции в системе государственного управления сводится к выполнению карательных функций против тех, кого организованный в государство господствующий класс считает для себя опасным и неблагонадежным.



§2. Причины реформ.
 

Теперь перейдем к причинам нынешнего реформирования системы МВД. Почему именно сейчас, а не 5-10-15 лет назад?
 Эти причины, с нашей точки зрения, можно свести, в конечном счете, к пяти. 

1. Как мы видим, в последнее время, в связи с экономическим кризисом, а отчасти в связи с общесистемным капиталистическим загниванием, все чаще мы слышим о крупномасштабном протесте в западной Европе. Особенно здесь отличилась Греция. Это не могло хоть каким-то образом не показать пример борьбы для наших трудящихся, что вылилось в мощные акции протеста в Калининграде, забастовках на ряде крупных заводов страны (Форд, Тиккурила, АвтоВАЗ и другие).
 

2. С другой стороны, лесные пожары воочию показали наплевательское отношение российской власти к своему народу, с одной стороны (особенно это проявилось в случаях, когда пожарные машины тушили особняки, а дома простых тружеников тушили сами эти труженики) и прогнившее состояние нынешней социально-экономической системы в целом, с другой (отсутствие нужного числа пожарных машин, отсутствие водоемов для взятия воды, нехватка авиации и прочая неподготовленность). Мало того, необходимо понимать, что лесные пожары это не просто стихийное бедствие, но бедствие в центральном регионе России, самом густонаселенном и относительно "мирном". Это не могло не пробудить в народе гнева, заставить задуматься о политической жизни общества самые широкие слои населения. Это же не могло не повлиять на поведение самой власти, которая именно в этот момент предприняла реформирование МВД.
 

3. Наконец, необходимо иметь в виду, что сами, далеко не высокооплачиваемые, сотрудники милиции набираются из представителей, в основном, трудящихся классов, что не может не влиять на их степень благонадежности по отношению к власти. Тем более, власть прекрасно помнит, что в 1993 году милиция не играла роль первой скрипки в подавлении народного восстания. Как известно, тогда основную роль выполнили спец подразделения ФСБ и Вооруженные силы РФ.
 

4. Негативное и недоверительное отношение значительной части граждан (по всем официальным и неофициальным опросам милиции не доверяет около 80-90% населения) к органам внутренних дел, серьезно подмачивает репутацию и самой власти, способствует произрастанию ненависти не только к органам внутренних дел, но и их хозяевам, что не может не тревожить организованные в государство господствующие классы нынешнего российского общества.
 

5. Еще одной причиной является необходимость создания полиции западного типа, права которой резко расширены, оснащенной по последнему слову техники, которая более прикормлена режимом, а главное, гораздо сильнее от него зависит. Такая полиция формально не должна быть коррумпированной, должна четко и профессионально выполнять любые приказы, словом, происходит формирование карательного инструмента более совершенного типа, который своим острием будет повернут в сторону трудового народа.



§3. Содержание реформы.
 

Говоря о содержании реформы, следует бегло коснуться нового проекта закона "О полиции". Хотелось бы отметить, что примечателен факт бурного обсуждения смены названия милиции и замену его на полицию. Кто только не выступал по этому поводу. Начиная с президента и заканчивая журналистами и некоторыми оппозиционерами. Причем, заметим, что в СМИ, как и во всех официальных проправительственных источниках информации, как правило, обходят стороной те "неудобные" и конкретные места законопроекта, где полицейщина видна не абстрактно, а на примере норм закона. Конечно же, нам понятно, что делается это для того, что бы увести внимание общества от конкретных изменений в абстрактную степь, к спору о словах.
 

Так Д.А. Медведев при обсуждении этого законно проекта 6 июля 2010 года, заявил, что "Ещё со времён Октябрьской революции органы правопорядка в нашей стране стали именоваться милицией. Тем самым подчёркивался их народный или, как принято было говорить, рабоче-крестьянский характер, имея в виду, что это, по сути, дружинники в погонах. Но нам нужны профессиональные люди, нам нужны сотрудники, которые работают эффективно, честно, слаженно. Поэтому, на мой взгляд, пришла пора вернуть милиции её прежнее наименование и именовать в дальнейшем наши органы правопорядка полицией".
 

На такое заявление дружно откликнулись представители Единой России, которые на заседании своих политических клубов так же касались этого вопроса. Все мнения, естественно, поделились на два: за переименование и против переименования. Позиции, которые высказывались "против" апеллировали к морально-этическим и экономическим доводам. Так в частности, как сообщает газета "Взгляд", по поводу замены названия с "милиции" на "полицию" экс-глава российского бюро Интерпола, генерал-майор милиции в отставке, ныне - советник председателя Конституционного суда РФ Владимир Овчинский заявил, что переименование - пустая трата денег и оскорбление памяти ветеранов.
 

Овчинский счел бессмысленными затраты на смену названия, минимум которых, по оценкам в прессе, составит 13 млрд рублей. "13 млрд возьмите и выкиньте на ветер! Я не понимаю, для чего это делать?!" - возмущался он.
 

"Я категорически против смены названия", - заявил генерал-майор, вспомнив о том, что у большинства людей старшего поколения слово "полицейский" ассоциируется со словом "полицай". "Историческая память со времен Великой Отечественной войны достаточно короткая", - сказал он.
 

Глава комитета по безопасности Госдумы, бывший первый заместитель главы МВД Владимир Васильев, тоже выразил сомнения в целесообразности переименования, признавшись, что слово "полицейский" также может наводить на ассоциации с "полицаем" и "полицейским государством", а "цветораскраска, надписи на шевронах, печатная продукция, штампы, названия учреждений - это недешевое удовольствие".
 

Другая точка зрения, напротив, уверяла, что название "полиция" более привлекательно и современно. Как сообщает та же газета "Взгляд", Председатель комитета Госдумы по культуре Григорий Ивлиев сомневается, что слово "полицейский" у большинства россиян вызовет негативные ассоциации. "Для большинства населения до 40 лет это наименование будет связываться с Брюсом Уиллисом, а не с "полицаем", - сказал он.
 

Слово "полицейский" для многих участников скорее было связано с понятием "супермен", который сильный физически и технически и может постоять за граждан, в то время как сотрудник российской милиции "может ходить, только тяжело переваливаясь", заметила Ирина Яровая, зампред комитета ГД по конституционному законодательству и госстроительству.
 

Мыслить надо глубже - есть опыт работы полиции в царской России, напомнил гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, и это была почти идеальная конструкция.
 

В рамках данного доклада мы не будем тратить время на опровержение доводов Медведева о "непрофессионализме" советской милиции и "идеальной" и самой что ни на есть "профессиональной" полиции. Скажем только то, что в Советские годы раскрываемость была 90-95%, а в странах западной Европы с их "профессиональной" полицией около 40%.
 

Однако дело даже не в этом. Когда пускаются в подобные споры, то преследуют сразу две цели:
 

1. Увести внимание общества от действительных перемен и понимания сути этих перемен как фашизации страны к безопасным для власти схоластическим спорам (как будто сегодняшняя российская, по факту, полиция, от того, что перестанет называться милицией, станет какой-то иной полицией, более "хорошей" и "профессиональной"). Давно пора понять, что та народная милиция, которая была когда то в СССР, прекратила свое существование сразу же с момента реставрации капиталистических порядков. Все эти 20 лет у нас, по факту, существует полиция, по старинке называющаяся милицией. Независимо от того переименуют ли ее в полицию или нет, та "милиция" которая действует сегодня в РФ по справедливой констатации начальника Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД Николая Овчинникова, в программе "Открытая студия" 25 августа 2010 года, выполняет полицейские функции. Поэтому как назвать сегодняшнюю российскую полицию вопрос не настолько важный. С точки зрения экономии, это, по меньшей мере, не разумно, но у российской власти денег не хватает обычно только на повышение благополучия простых людей, а на игрушки вроде переименования милиции в полицию деньги всегда найдутся. 

2. Вторая цель, которую преследуют власть имущие, ведя бурные дискуссии о переименовании, это лишний раз пнуть наше советское социалистическое прошлое, но самое главное - подчеркнуть несовместимость власти трудящихся с профессиональным управлением. Мол, тогда была народная "непрофессиональная" милиция (народ то не может профессионально управлять государством и следить за порядком, это дело доступно лишь узкой касте "профессионалов"), а сейчас нам нужна "профессиональная" (стало быть, советская милиция была не профессиональная и милиция современных социалистических стран тоже не профессиональная) полиция.
 

На самом же деле основное содержание реформы отнюдь не в смене вывески, а в планомерной политической линии современной российской буржуазной диктатуры по дальнейшему закручиванию гаек и сворачиванию буржуазно-демократических свобод. Разберем основные наиболее яркие положения нового закона.
 

Сразу же отметим, что законопроект обсуждается в интернете, в связи с чем у нас уже имеется достаточное количество аналитического материала, в том числе исходящего из коммунистических источников. Обобщая этот материал, дадим краткую характеристику с классовых позиций законопроекта "О полиции".
 

Начать нужно с того, что все изменения нового закона носят как стилистический, так и содержательный характер.
 

Говоря о стиле написания, можно встретить положения, которые откровенно играют на публику, стремятся успокоить или отвлечь внимание "электората" от существенных деталей закона. Примером тому может служить положение о том, что "полиция при осуществлении своей деятельности должна обеспечивать общественное доверие к себе и поддержку граждан" (п. 1. ст. 9).
 

Мало того, что это чистой воды заигрывание с населением никаких обязанностей и гарантий за собой не влечет (норма ведь слишком общего характера), так еще властью признается факт недоверия к органам правопорядка со стороны населения. Ведь по сути дела, сам факт того, что в законопроекте прописывается норма, по которой полиция должна обеспечить к себе доверие населения, говорит уже о многом, по крайне мере, о том, что сейчас такого доверия нет.
 

Другим еще более смешным пунктом той же статьи является пункт 9, который гласит: "мнение граждан о деятельности полиции является одним из основных критериев официальной оценки ее работы". Это абсолютно безграмотный, даже с точки зрения теории эффективности, критерий. Мнение кого либо не может быть одним из главных критериев оценке деятельности полиции, основным критерием эффективности работы любого государственного органа может служить лишь степень выполнения этим органом своих функций, а не чье либо мнение. А основная функция полиции это борьба с преступностью, иначе раскрываемость преступлений.
 

В подобных формулировках власть пробует заигрывать с массами, на деле подобные нормы не более как популизм, ибо ни к чему никого не обязывают и не ведут никаких юридических последствий. Это снова сугубо декларативная норма общего характера.
 

Но есть и другая группа изменений, куда более существенная.
 

Начнем с того, что новый закон ввел ряд новых направлений деятельности полиции. Если в старом законе таких направлений было всего 6, то в новом уже 11. К примеру, пункт 11. ст. 2, в котором закрепляется оказание помощи полиции не только гражданам и юр. лицам, как было в старом законе, но и государственным органам, органам местного самоуправления, общественным объединениям, а также организациям независимо от формы собственности (далее - организации), должностным лицам этих органов и организаций (далее - должностные лица) в защите их прав и законных интересов.
 

Конкретизация этого направления работы нашла свое выражение в п.3 ст 10 законопроекта, где закрепляется сотрудничество и взаимодействие полиции с государственными органами, органами местного самоуправления и общественными объединениями. Кроме того в п. 5. ст. 12 полиция обязана информировать соответствующие государственные органы о ставших известными полиции событиях, создающих угрозу безопасности личности, общества и государства и требующих безотлагательного реагирования этих органов и организаций. Данное положение еще больше усиливает смычку полиции с государственной властью. В любом классовом обществе понятие "безопасность общества, государства" означает не что иное, как безопасность интересов господствующего класса, порядков, угодных этому господствующему классу. В капиталистическом обществе это означает безопасность буржуазного общества с его правилами жизни и буржуазного государства, в конечном счете, буржуазного класса. Поэтому при желании увидеть угрозу "государственной, общественной безопасности" можно без особого труда даже в самых мирных и не представляющих реальной угрозы акциях. А уж если организовывается какая-то боевая протестная акция, то полиция может слажено, в дружном союзе с органами государства, подавить эти выступления как "общественно опасные". Как можно судить, подобный пункт позволит полиции лучше бороться с усиливающимся народным протестом. П. 14 ст. 12 так же обязывает полицию "принимать в соответствии с федеральным законом меры, направленные на предупреждение экстремизма, выявление и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, граждан". Это положение так же является усиливающим карательную функцию. Здесь уже оговаривается напрямую, что полиция может не только пресекать, но и предупреждать (то есть проводить профилактическую работу) экстремистские (а под размытым законодательном понятии экстремизма при желании можно подвести все высказывания, критикующие сегодняшний строй) организации.".
 

Так, привести в качестве примера пункт 7. ст. 13, позволяющий полиции "удалять граждан с места совершения преступления,
 административного правонарушения, иного происшествия либо обязать их оставаться там на период проведения следственных действий или оперативно-разыскных мероприятий". Как видно данные положения также можно использовать против трудящихся и политических активистов. 

П. 13. ст. 13. позволяет полиции вносить организациям представление, требующее о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, административных правонарушений либо иных нарушений федерального закона; (раньше таким правом обладала только прокуратура).
 

П. 14. ст. 13 позволяет задерживать гражданина без всякого основания на один час. "применять на срок, не превышающий одного часа,
 ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для проверки документов". То есть, проверка документов для простых граждан со следующего года может существенно "затянуться". 

Статья 11 законодательно закрепляет использование достижений науки и техники, современных технологий, что дополнительно усиливает полицейские органы.
 

П. 11 ст. 13, в котором говориться, что требовать от организаций при наличии признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления проведения проверок и ревизий финансово-хозяйственной деятельности этих организаций либо проводить их самостоятельно в сроки и по основаниям, которые установлены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации; В этом пункте создана неплохая почва для коррупции, ибо "придумать" основания для такой проверке не составит труда, а в ходе них многие предприятия могут быть закрыты, словом, этот пункт может быть использован в конкурентной борьбе капиталистов, как инструмент устранения конкурента.
 Не следует упускать из виду и структурные изменения в полиции, а именно то, что теперь полиция - единая централизованная система, в то время как милиция делилась на милицию общественной безопасности и криминальную. Упразднение такого деления способствует укреплению полицейской власти и усилению ее эффективности. 

Вообще говоря, перечислять все нововведения не хватит доклада, скажем лишь то, что если в старом законе о милиции прав у милиции было 35, по новому законопроекту уже 42.
 

Тем не менее, не можем не затронуть еще двух принципиальных вопросов: вопрос об общественном контроле и вопрос о правах сотрудников полиции.
 

Что касается общественного контроля, о котором так ретиво говорят с экранов телевизора, то это не более чем пустые декларации. Так в соответствии со ст. 52, общественный контроль за полицией осуществляет Общественная палата - орган сугубо декорационный, так как решения общественной палаты не носят обязательного характера, а являются лишь пустыми рекомендациями. С другой же стороны, не стоит забывать, что и Общественная палата - орган, в котором сосредоточена буржуазная интеллигенция, а не представители рабочего класса. Из этого следует, что такой "контроль" является не более чем пусканием пыли в глаза.
 

Кроме этого, предполагается создавать при МВД и территориальных отделениях органов внутренних дел общественные советы, которые, согласно закону, осуществляют контроль деятельности полиции в порядке, определяемом руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. Здесь не указано, кто может входить в эти общественные советы, но само собой понятно, что изменить эти советы ничего не смогут. Кроме того, фраза "контроль деятельности полиции в порядке, определяемом руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел" означает не что иное, как "общественный контроль" за полицией по правилам, установленным самим руководством этой самой полиции, уже сама по себе показывает номинальный характер "общественного контроля".
 

Что же до самих сотрудников полиции, то им предлагается забыть про свое мнение, свои взгляды и убеждения, принципы и полностью превратиться в безликих роботов, обслуживающих эту власть, эти господствующие классы. Если в старом законодательстве ограничения распространялись только на членство в политических партиях, то в новой редакции закона о полиции встречаются такие формулировки, как "соблюдать нейтральность, исключающую возможность влияния на его служебную деятельность решений политических партий, общественных и религиозных объединений, иных организаций" (п.7. ст.31). Таким образом, сотрудник полиции не только не должен состоять в политических партиях, но фактически и не думать о политике, быть послушным деидеологизированнным, нейтральным роботом, готовым выполнить любой приказ хозяина, абсолютно не способного к самостоятельному мышлению, ведь понятие "влияние" широкое и что бы подвергаться "влиянию" можно и не состоять в партии, но при этом, разделять ее установки и иметь свою собственную позицию.
 

Таким образом, мы бегло рассмотрели основные положения законопроекта полиции.



§4. Сущность реформы.
 

Подводя итог анализу законопроекта, можно заключить, что это не просто смена названия или косметическая реформа одной из государственных структур. Это очередной этап в "закручивании гаек", а если говорить прямо, дальнейшей фашизации российского государства.
 

Кратко поясним, что для нас фашизм вовсе не означает национализма, хотя тесно связан с ним. Фашизм может носить как националистическую, так и государственническую окраску (впрочем, государственническая логика всегда неминуемо приводит к национализму и шовинизму, ведь если мы за "наше сильное государство", значит, в конечном счете, за слабое "чужое государство", если мы не хотим конкурентов) основная же суть фашизма была блестяще сформулирована на VII Конгрессе Коминтерна Георгием Димитровым, докладчиком по этому вопросу:
 

Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов.
 

Господствующие классы понимают, что трудящиеся могут организоваться на широкомасштабную классовую борьбу. Именно поэтому, власть постепенно, без резких заявлений вводит на смену буржуазной демократии, фашистскую буржуазную диктатуру. Причем, особенность этой диктатуры не в том, что она (как часто бывает) не отрицает буржуазную демократию, напротив, эта диктатура вводится в полном формальном соответствии со всей системой законодательства РФ, конституцией и остальными законодательными актами власти. Если же что то "не сходится", то всегда вовремя эти неувязки можно будет "поправить", при чем абсолютно "законным" путем. Буржуазная демократия в России естественным образом эволюционирует в фашизацию, что вполне закономерно. Если смотреть на все с позиции классовой борьбы, то мы видим, как выстраивается довольно четкая и последовательная линия, направленная на усиление буржуазного авторитаризма и сворачиванию даже той куцей буржуазной демократии, которая пока еще имеет место быть в России.
 

Вначале они отменили графу "против всех", потом ужесточили выборное законодательство и закон о референдуме, в дальнейшем все политические партии, имевшие менее 50 тыс. членов, лишились государственной регистрации, а, следовательно, и возможности участвовать в выборах с целью агитации широких масс. Медведев, сократив минимальное число членов партии до 45 тысяч, пустил пыль в глаза, ибо 45 и 50 тыс. это сопоставимые величины, и качественного сокращения числа не было. Но ведь и эти 45 тысяч вряд ли зарегистрируют, найдя кучу мелочей, которые якобы "мешают" регистрации партии (достаточной привести пример ныне регистрирующегося РОТ ФРОНТА).
 

В этом году мы были свидетелями изменений в ФЗ "О ФСБ". Теперь ФСБ может вызывать к себе на "беседы" неблагонадежных граждан.
 

И вот новый этап классовой борьбы Закон "О Полиции". Этот закон, который усилит права полиции как структуры и политически закабалит те кадры, которые действительно выполняют свой долг и стараются служить обществу (быть может сами того не сознавая, что в конечном счете служат буржуазии) есть еще один удар по трудящимся.
 

Конечно же, следует также иметь ввиду, что принципиально нового законопроект "о Полиции" не вносит. Все эти права (сбор данных о гражданах, борьба с экстремизмом, удаление граждан "с места преступление", немотивированное задержание "для проверки документов", "содействие органам государственной власти в обеспечении общественной безопасности" и пр.) и так реализуются современными правоохранительными органами уже давно. Вопрос лишь в том, что эти факты жизни не были урегулированы правом. И вот теперь, в полном соответствии с марксистко-ленинским учением о государстве и праве, правовая надстройка приводится в соответствие с социально-экономическим базисом, с реалиями жизни. Приводится в соответствии по всем фронтам начиная от названия (повторимся, что, по факту, у нас полиция уже давно и никакой милиции нет) и заканчивая наделением полиции конкретными полномочиями дополнительными, с жизнью действующего законодательства.
 

В конечном счете, все это направленно на подавление пролетарского сопротивления, ибо господствующие классы не боятся ничего так сильно, как организованного на борьбу рабочего класса.



§5. Наша тактика (вместо заключения).
 

В этой связи возникает вопрос: что нам (то есть коммунистам) с этим делать? На наш взгляд, глупо было бы выступать против системы МВД как таковой, не предлагая ответных конструктивных (в революционном смысле слова конструктивных) мер.
 

Структура МВД враждебна нам как таковая, потому что это карательный инструмент, служащий господствующим классам. Это бесспорно. Однако, с нашей точки зрения, здесь необходим двоякий подход: с одной стороны есть МВД как структура и, конечно же, мы должны бороться с ее засильем, поддерживать требования демократизации общества, обличать полицейский произвол и беспредел. Но существует не только МВД как структура, но и МВД как рядовые милиционеры: постовые, оперативники, следователи и пр. Они, как правило, не из господских семей, не по-господски живут, часто симпатизируют коммунистам, по крайне мере ратуют за социальную справедливость и не вполне довольны властью. Вот к этой группе людей, к людям в погонах нужен совершенно особый подход. Конечно, надеяться на то, что они толпами пойдут в наши ряды, по меньшей мере, наивно. Однако было бы глупо махать на них рукой и ставить на них крест. Вполне возможно, что эти люди в период обострения классовой борьбы, если не будут биться с нами рука об руку (что очень вряд ли, не считая единичных представителей), то будут по крайне мере "бить нас вяло", порой, вообще не сопротивляясь, словом будут нейтрализованы, как часто бывает в таких ситуациях. На наш взгляд, в работе с сотрудниками МВД необходимо вести грамотную и осторожную агитацию, преследуя цель, если не убедить, то по крайне мере нейтрализовать этот слой людей.
 

В целом же единственным способом противостоять дальнейшей фашизации России - это каждодневная классовая борьба со стороны всех трудящихся во главе с пролетариатом и его авангардом РКРП-РПК. Власть позволяет себе наступать на права граждан ровно столько сколько граждане ей это позволяют. Пока российский трудовой народ позволяет в своей массе это делать, наступление будет по всем фронтам, но как только он распрямится и скажет свое слово, то и власть будет с ним говорить уже иначе, достаточно вспомнить перекрытие Ленинградского шоссе в 2005 году.
 



Но поднять народ на такую борьбу может только авангард, а именно коммунистическая партия. Сегодня у нас происходит процесс некоторой консолидации левых сил вокруг наиболее ортодоксальной марксистско-ленинской левой партии - РКРП-РПК. Уже создан РОТ ФРОНТ или "Красный фронт", призванный организовывать самые широкие массы населения на борьбу. И только с таким настроем борьбы и классового самосознания мы сумеем остановить как минимум фашизацию России и как максимум ликвидировать буржуазную диктатуру и заменить ее диктатурой пролетарской с последующим построением коммунистического общества.

2772.jpg
Просмотров 1821
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру