Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Странные свидетели

Дата: 06.03.2003 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Сообщение пресс-центра Комитета политузников - борцов за социализм Сообщение пресс-центра Комитета политузников - борцов за социализм



4 марта в Мосгорсуде было продолжено судебное разбирательство по "делу НРА". Перед судом вновь предстал А., сотрудник ФСБ, дежуривший на посту у приемной этого учреждения в момент взрыва в апреле 1999 г.



В его показаниях было немало странных моментов. На следствии он свидетельствовал, что за 12 минут до взрыва не видел Только потом приемная не была у него под контролем. При допросе в суде А. заявляет, что приемная ФСБ была вне поля его зрения уже 40-45 минут. И это при том, что она является основным объектом охраны. Почему понадобились изменения показаний в этом пункте? Да потому, что ему, скорее всего, подсказали, что трудно в таком случае поверить, будто за 12 минут можно успеть подбросить взрывпакет и смыться, не попав под взрывную волну.



Но превращение 12-минутного отрезка в 40-45-минутный выглядит не менее неправдоподобно. Потому что сотрудник ФСБ А. не смог объяснить, по какой причине он фактически покинул свой объект охраны. Он не мог не понимать, что если бы действительно столько времени не контролировал основной объект охраны, то это было бы грубейшим нарушением дисциплины, которое могло бы стоить серьезнейшего взыскания.



* * *



В тот же день и последующие начался допрос свидетелей со стороны обвинения. Первый, скорее всего основной, был свидетель С. При установлении сведений о его личности выяснилось, что он лечился в психбольнице. Судя по тому, что он был освобожден от службы в армии, степень неадекватности восприятия им окружающей действительности весьма высока. Кроме того, он употреблял наркотики до 2002 г.



Выяснилось также, что до официального допроса свидетеля С. неоднократно приглашали в ФСБ, где вели продолжительные беседы. Что так называемую явку с повинной и признательные, а точнее - обвинительные показания он дал после того, как следователь Андреев "популярно объяснил", что грозит ему в случае уклонения от дачи таких показаний. Допрос свидетеля велся в ночное время, что само по себе противозаконно. Как показал С. в суде, он во время допроса находился в шоковом состоянии.



С учетом этих фактов стало понятным, почему свидетель С. излагал свои ответы на вопросы прокурора, как ученик, читающий стихотворение на "отлично", то есть повторяет почти дословно то, что более 3-х лет назад было записано в его протоколе допроса. И при этом нередко терялся, когда уточняющие вопросы задавали защитники, отсылая их к материалам дела. Странность данного свидетеля и в том, что если верить его показаниям, то его место на скамье подсудимых, т.к. согласно ним он был соучастником преступления. Но при этом в отношении него вопрос о привлечении к уголовной ответственности даже не ставился.



Странность статуса данного свидетеля и в том, что он сам заявил, что занимался ранее изготовлением "бомбочек". Почему бы тогда следователю не отработать версию, что именно С. совершил взрывы, а чтобы уйти от уголовной ответственности, решил воспользоваться знакомством с членами РКСМ(б) и подставить их. Правдоподобность этой версии усиливается, если учесть, что С. в то время работал на ТВ-6 в телепрограмме "Скандалы недели". Надо же было ему подпитывать интерес к скандальной передаче сенсационными сообщениями. Но - очередная странность - следствие и не пыталось отрабатывать эту версию. Такая странность может быть объяснена только тем, что она не корреспондировалась с желанием ФСБ не просто раскрыть преступление, а воспользовавшись им запугать красную молодежь.



Следующий свидетель Р. тоже оказался с психическими расстройствами, говорил, что у него бывают провалы в памяти, также был освобожден от службы в армии. Он тоже подтвердил, что официальному допросу предшествовала его обработка следователями ФСБ. Главное - следователь в своей интерпретации вносил в протокол произнесенное Р. переводил на "юридический язык" то, что говорил Р. то есть приписывал ему слова, нужные следствию. В результате недовольство одной из подсудимых несколькими буржуями в протоколе было зафиксировано как ее желание свергнуть конституционный строй, а желание протестовать в форме участия в митингах в протоколе превратилось в стремление взрывать и т.д.



Важно отметить, что давая показания непосредственно в суде Р. говорил именно так: подсудимая такая-то была недовольна такими-то буржуями, она протест свой, свое недовольство некоторыми порядками выражала, посещая митинги и демонстрации. Такое содержание рассказа Р. не устраивало прокуроров, и они потребовали зачитать показания, данные им во время следствия. И здесь судья Комарова вновь идет на нарушение закона, разрешив это сделать, несмотря на протест защиты. Ст.281 УПК запрещает оглашать протокол допроса, если сторона возражает. А против защита была потому, что знала о противоправных способах получения тех показаний, о их ничтожности. Знала, что прокуроры окажут давление на Р. и заставят его признать выбитые на следствии показания, воспользовавшись, во-первых, неспособностью Р. понимать принципиальную разницу между словами, которые он говорит сам, и тем, что было записано под давлением во время следствия, во-вторых, попустительством суда их незаконным действиям. Так оно и случилось.



В связи с этим защитник Крючков А.В. заявил возражение, попытавшись обратить внимание суда на недопустимость оглашения показаний, данных на следствии, без согласия хотя бы одной из сторон, в нашем случае - без согласия защиты и подсудимых. Им также было заявлено возражение в связи с явной блокировкой судьей Комаровой попыток К., третьего свидетеля (без странностей), привести обстоятельства, говорящие в пользу подсудимой Романовой, что является нарушением ст. 73 УПК.



* * *



4-го и 5-го марта защитники снова пытались заявить ходатайства, которые судья Комарова не позволила огласить в подготовительной части. И это несмотря на то, что согласно ч.1 ст.120 УПК "ходатайство может быть заявлено в любой момент (!) производства по уголовному делу". Тогда адвокат Карцева В.К. попыталась огласить заявление всех адвокатов и защитников, в котором выражался протест против систематических нарушений, порой грубейших, норм УПК судьей Комаровой. Оно было предназначено для Генпрокуратуры, Верховного Суда и ряда других инстанций, Но судья прервала Карцеву, как только поняла, что речь идет о ней.



* * *



6 марта были два эпизода, которые лишний раз подчеркнули и предвзятость суда, и его бесчеловечное отношение к политузницам.



Наш представитель, защитник Надежды Ракс, попытался вручить ей и Ларисе Романовой цветы в связи с приближающимся 8-м марта. Но судья Комарова запретила это делать. Мол, а вдруг в цветах завуалирован… наркотик (?)! Комментарии, говорят в таких случаях, излишни. Второй эпизод - это попытка добиться перевода этих подсудимых из СИЗО 77/6, где содержатся лица, подозреваемые в совершении чисто уголовных преступлений, в СИЗО "Лефортово". Ведь в нашем случае - чисто политическое дело. Политическое хотя бы потому, что девушек обвиняют в совершении действий против нынешней власти. Дело завело и вело ФСБ, которому и принадлежит специзолятор "Лефортово". Держать же политзаключенных с уголовнопреследуемыми лицами, значит осознанно добиваться привития им морали и стиля поведения криминального мира, воровской и всякой другой "малины", расчитывая на то, что нормальный человек будет испытывать постоянные мучения от постоянного психического сопротивления криминальной психологии. Расчет оправдался. Эти мучения стали отрицательнейшим образом сказываться на готовности политузниц к защите. И именно в тот момент, когда начался судебный процесс, когда нужна максимальная концентрация внимания, силы и воли на противодействии козням обвинителей, а не на разборках с сокамерницами и персоналом СИЗО.



К тому же условия содержания заключенных в "Лефортово" позволяют получать более приличную медпомощь, в которой крайне нуждается Н.Ракс.



Казалось бы, не даете свободу, нарушая при этом закон, так реабилитируйте себя, судья Комарова, хотя бы частично, и пойдите навстречу политузницам. Но не тут то было. Комарова М.А. была неумолима. Мол, "комфорта" захотели. И отказала в переводе.



Следующее заседание назначено на 11 марта с 11 часов.





Пресс-центр Комитета защиты политузников - борцов за социализм

(председатель А.В.Крючков)

Тел./факс: (095) 923-55-85

Эл.почта: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Просмотров 5970
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру