Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Где наша полиция?

Дата: 01.03.2012 г. Добавил: ilferb
]]>Печать]]> E-mail

или разыгрывание Зюгановым в политических шахматах партии «Защита Горбачёва»


Первый секретарь ЦК РКРП-РПК

 

В.А. Тюлькин



28 февраля Государственная Дума рассмотрела в первом чтении президентские законопроекты по изменению политической системы России. Многие наши оппозиционные товарищи ждали этого момента, поскольку эти изменения, в частности, предусматривают снижение минимальной заявленной численности политических партий, необходимой для их регистрации; отмену для зарегистрированных политических партий сбора подписей для участия в выборах в законодательные органы; возвращение прямых выборов глав регионов и прочие элементы, якобы демократизирующие политическую систему.

С особым вниманием товарищи ждали выступления Зюганова, поскольку накануне выборов многих всё же одолевали  сомнения  и позиция колебалась - от целесообразности всё-таки поддержать председателя партии с названием «коммунистическая» до - не поддерживать никого, поскольку все кандидаты ведут откровенно буржуазную политику.

Полный текст выступления Геннадия Андреевича опубликован на сайте КПРФ, мы же приведём  и  прокомментируем наиболее интересные с нашей точки зрения высказывания четырежды кандидата на пост президента РФ якобы от коммунистов.  

Зюганов в самом начале своего выступления весьма удивил внимающую ему коммунистическую и просоветскую аудиторию следующим высказыванием: «Мы сегодня с вами рассматриваем один из ключевых вопросов. За прошедший век три раза наша страна спотыкалась (здесь и далее выд..- ВА) о порог, который называется отсутствием преемственности власти». Уже в этом месте нормальный человек сразу делает вывод, что, исходя из методологии, предложенной Зюгановым, сильнее всего наша страна споткнулась в Октябре 1917 г. Однако ничего удивительного или неожиданного  в этом нет, поскольку вся теория коммунистов говорит о том, что трудящиеся массы при строительстве своего государства не могут использовать старую государственную машину. И Владимир Ильич Ленин по этому поводу специально написал книгу под названием «Государство и революция». Геннадий Андреевич или её не читал, или…  Впрочем, оставим этот вопрос для собственного осмысления нашими читателями и продолжим чтение выступления Зюганова.

Зюганов продолжал развивать мысль следующим образом: «И сегодня, накануне президентских выборов, вся Россия, выйдя на улицы, требует одного: честных выборов и нормального подсчета голосов». При этом Зюганов пока не разъясняет должным образом, что могут дать честные выборы и честный подсчёт голосов в буржуазной системе. А наверное надо было бы, поскольку даже молодым коммунистам известно, что ещё Маркс с Энгельсом в коммунистическом букваре – «Манифесте Коммунистической партии» писали о том, что буржуазная демократия представляет возможность угнетённым классам раз в пять лет решать вопрос – кто будет их представлять и подавлять в следующий срок. Если же Зюганов думает и пытается внушить трудящимся массам мысль о победе на честных выборах, то ему необходимо опровергнуть не верящего в это Ленина, который указывал: «Только негодяи или дурачки могут думать, что пролетариат сначала должен завоевать большинство при голосованиях, производимых под гнётом буржуазии, под гнётом наёмного рабства, а потом должен завоевать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это – замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти». Почему мы вправе ожидать и даже требовать от Зюганова наведения ясности в этих вопросах? В конце концов, КПРФ самостоятельная партия и вольна проводить свою политику.

Так-то оно так, однако здесь же Зюганов заявляет: «И я, как руководитель партии, которая имеет столетнюю историю, участвовала во многих революциях, имеет опыт побед и поражений, сегодня работает в оппозиции, хотел бы сделать несколько концептуальных заявлений. Надеюсь, что к ним прислушается и партия власти». Таким образом, мы видим, что Зюганов, с одной стороны, претендует на преемственность славной истории партии большевиков, а с другой стороны, собирается делать концептуальные, то есть основополагающие заявления и давать советы не только коммунистическому движению, но и партии власти. Сразу отметим, что некоторые из этих концептуальных положений мы уже знаем, а к основным партия власти уже не только прислушалась, но и полностью поддержала. Так, недавно, выступая перед студентами Москвы, пока ещё президент РФ Медведев вслед за Зюгановым повторил, что Россия исчерпала свой лимит на революции в XX веке. Как говорится, комментарии излишни, и можно только поздравить Зюганова с крупным успехом, поскольку грамотным людям вполне понятно, что власть не у того, кто занимает властное кресло, а у того, чьи идеи воплощаются в жизнь. Это и называется концептуальным управлением.

Далее Зюганов даёт следующую характеристику ситуации с неглубоким экскурсом в историю краха горбачевской КПСС: «Сегодня у нас ситуация, к несчастью, чем-то очень похожа на ту, что была в 1917-м. Но хочу напомнить и советскую историю. На излете Советской власти мы приняли три уникальных закона. Первый – об общественных организациях, который позволял создать партию из пяти тысяч человек, но не предусматривал, чтобы ее отделения находились в половине субъектов Федерации. И еще два закона – о приватизации госсобственности и муниципальной собственности, и об именных счетах, на которых должны были накапливаться средства для создания народных предприятий. Но Ельцин со своей камарильей все это выкинул, а дальше события стали развиваться «по указам», что и привело к нынешней ситуации». Конечно, сразу встаёт вопрос – почему схожесть ситуации с 1917 годом Зюганов определяет как несчастье? Однако он сам в своих рассуждениях довольно честно отвечает на него. Оказывается, были предложены хорошие законы о приватизации госсобственности и муниципальной собственности, был вариант честной приватизации с использованием именных счетов. Оказывается, они с Горбачёвым (при котором принимались эти три закона) всё делали правильно, но помешали Ельцин со своей камарильей. Таким образом, можно сделать вывод, что по большому счёту Зюганов и раньше одобрял, и сегодня работает над воплощением мечты Горбачёва – движения на рынок в капитализм под красным знаменем. Сегодня его больше всего заботит ситуация – как бы не допустить потрясений. Для этого, по его мнению, первейшую и определяющую роль играет обеспечение честности выборов. Об этом он говорит таким образом: «… Сегодня нам предстоит на выборах сформировать новую исполнительную власть. А для того, чтобы это было всеми признано - срочно принять три закона по контролю за выборами, внесенных КПРФ. О них говорили также и Миронов, и Жириновский. Потому что если вслед за нечестными выборами 4 декабря последуют такие же выборы 4 марта, уверяю вас, никто страну не удержит. Мы настаиваем на том, чтобы избирательные комиссии формировались на паритетных началах, что ни один наблюдатель и журналист не может быть удален с участка, и что должен быть именной подсчет бюллетеней. И каждый из присутствующих при этой процедуре получит протокол, подписанный всеми членами комиссии. В противном случае, выборы не могут быть признаны легитимными». То есть получается, что все усилия Зюганова и КПРФ по большому счёту направлены на обеспечение легитимности выборов буржуазной власти при буржуазном строе.

При этом Зюганов, пообещав поддержать в первом чтении все три внесённых президентом законопроекта, посетовал, что президент и партия власти: «… не учитывают ни нашу историю, ни политическую систему, которая сформировалась в стране, ни наши ошибки и просчеты, ни трагический опыт КПСС». Зюганов проявил трогательную заботу о стабильности существующей политической системы, заявив буквально следующее: «Кстати, КПСС была на порядок сильнее, умнее и грамотнее нынешней партии власти, но даже она на одной левой ноге не смогла устоять. Вы же пытаетесь стоять на одной либеральной и криминальной  ноге, и еще умудряетесь это называть стабильностью, заявляя, что если вытащить гвоздь президентской власти, то якобы все рухнет. Значит, нет никакой системы и нет никакой стабильности!».

Конечно, мы просто обязаны напомнить Зюганову, что к своему XXVIII съезду горбачёвский ЦК КПСС на левой ноге уже давно не стоял. Более того, продолжая образное сравнение Зюганова, можно было бы сказать, что левую ногу КПСС потеряла, перестав выражать коренные интересы трудящихся, прежде всего – рабочего класса. Вместо левой ноги у горбачёвской КПСС вообще был протез – то есть только демагогические заявления о её ориентации на людей труда. И то это было только на словах, поскольку на деле КПСС заворачивала в правую сторону и взяла курс на рынок и на приватизацию. Этим курсом бывшие партноменклатурщики и привели Советский Союз к развалу, а народ России – к сегодняшнему состоянию. Состоянию явно неблагополучному для большинства граждан, а Зюганов волнуется - значит, нет никакой системы и нет никакой стабильности.

Что же является для Зюганова образцом устройства общества и за какую стабильность он борется? Зюганов в очередной раз заявляет, что идеалом КПРФ и его личным является левоцентристское коалиционное правительство по образцу того, которое было создано в России после дефолта в 1998 г. Зюганов подчёркивает свою роль в создании этого правительства: «Мы уговаривали Примакова, уговаривали Маслюкова, уговаривали Геращенко возглавить Правительство и Центробанк. На тот период в государственной казне не было денег, золотовалютных резервов – всего 6 млрд, а баррель нефти тогда стоил 12-15 долларов, в сентябре нечем было платить пенсии, стипендии, зарплаты. Утвердили кандидатуры Примакова, Маслюкова и Геращенко с огромным трудом. Это было первое за 20 лет левоцентристское коалиционное правительство. И оно показало блестящие результаты. Поэтому недавно я вам предложил восемьдесят имен и фамилий наиболее талантливых, грамотных и подготовленных управленцев из всех служб, подразделений и партий для создания Правительства Народного доверия».

Таким образом, Зюганов в очередной раз не просто признаётся, а хвалится тем, что помог Ельцину спасти буржуазную политическую систему в 1998 г. Фактически, они провели девальвацию рубля и заткнули обесцененными в четыре раза рублями многомиллиардные долговые дыры по заработной плате, сбили волну народных выступлений, стимулировали производство отечественных буржуев за счет ограбления народа, а через восемь месяцев были отправлены в отставку за ненадобностью как использованный, выражаясь словами Путина, презерватив. Сегодня на дворе снова трудные времена. Идёт очередная волна кризиса и снова в этот трудный для буржуазных властей момент Зюганов готов придти на помощь системе, предлагая идею левоцентристского коалиционного правительства и так называемой народной (в его понимании) власти. В которую он (80 имен) включает и Сергея Миронова на посту председателя Госдумы, и откровенного антикоммуниста, боровшегося с КПСС, Юрия Болдырева на посту председателя Счётной палаты, и своего коллегу и вечного партнёра по президентским кампаниям Владимира Жириновского в качестве члена Высшего интеллектуального совета при президенте Зюганове. Есть в этой народной, по Зюганову, власти места и для видных единороссов – личных друзей Путина (В. Черкесов, В. Васильев и другие), и для справедливороссов, и для либеральных и для простых буржуазных демократов. Нет места только для трудящихся и их организаций.

Зюганов ещё и ещё раз обращается к опыту КПСС не как компартии, а как управляющей страной системы: «Что касается КПСС, то она была сильной и грамотной, но оказалась парализована управленческим склерозом. Когда надо было проводить демократизацию партии, вместо этого затеяли ломку всех структур, растащили страну по сусекам. Мы должны из этого сделать выводы и двигаться дальше». В этом заявлении Зюганов ещё раз подчёркивает, что не признаёт факта перерождения КПСС, предательства горбачёвским ЦК интересов трудящихся. Можно сказать, что он до сих пор выполняет решения XXVIII съезда КПСС и движется курсом Горбачёва - на рынок в капитализм с коммунистическим названием. Надо понимать, именно поэтому Зюганов никогда не выступал против курса на рынок и Горбачёва ни на самом XXVIII съезде, ни в своей знаменитой статье, которой он очень гордится - «Архитектор у развалин», ни никогда после этого.

Зюганов как опытный демагог, облечённый званием доктора философских наук, пытается прикрыться теорией и международным опытом, заявляя: «Есть еще и мировой опыт. Существуют три политических системы. Левая – это справедливость, труд, дружба. Центристская  – прагматизм и практика. И правая – отдайте все сильным, злым, хищным, если у них все получится и по дороге они вас не растопчут, то возможно с вами поделятся. Больше в мире нет других политических систем». Вот, оказывается, как. Зюганов знает аж три системы! А Ленин знал только две – в классовом обществе может быть только диктатура: или буржуазии, или пролетариата: «Либо диктатура (т.е. железная власть) помещиков и капиталистов, либо диктатура рабочего класса.

 Середины нет. О середине мечтают попусту барчата, интеллигентики, господчики, плохо учившиеся по плохим книжкам. Нигде в мире середины нет и быть не может. Либо диктатура буржуазии (прикрытая пышными эсеровскими и меньшевистскими фразами о народовластии, учредилке, свободах и прочее), либо диктатура пролетариата. Кто не научился этому из истории всего XIX века, тот - безнадёжный идиот». От себя добавим, что тот, кто не научился и не сделал выводы после XIX века и из истории XX века – наверное, не идиот (это слишком лёгкое объяснение), наверное, это человек, вполне сознательно вводящий в заблуждение трудящиеся классы и только прикрывающийся коммунистическим названием и славной историей борьбы ленинской партии.

На основе своих «теоретических» рассуждений Зюганов делает вывод, что «..поэтому без блокового объединения людей вокруг крупнейших политических организаций – немыслима устойчивая политическая система». Вот оно, оказывается, что – Зюганов за устойчивость сегодняшней системы и готов на это работать со своей партией.

Зюганов вспоминает былые времена, когда на выборах в Новосибирске участвовало аж 43 партии, но прошли через избирательное сито только 5. По мнению Зюганова, «это и есть угробиловка политической системы!». Зюганова пугают и отвращают нечестные приёмы избирательной борьбы. Он заявляет: «Грязную газету «Не дай Бог» сегодня опять распространяют по всей стране. Полный ужас берет». Однако напуганный и полный ужаса Зюганов обращается не к трудящимся классам с призывами подняться на борьбу, а к правящим классам с жалобой на то, что они «завалили грязью страну, при этом не желают рассмотреть простейший вопрос о том, чтобы честно проконтролировать выборы». Зюганов вновь и вновь обращается к вопросу о честности выборов, будто не зная, что по этому вопросу всё известно давно и не подлежит сомнению для коммунистов. При самом честном подсчете голосов господствующей идеологией в буржуазном обществе является идеология господствующего класса. Поэтому выборы могут только честно отразить эту печальную, но обьективную картину. Думать, что трудовые классы на честных выборах добудут большинство в буржуазной системе есть, по выражению Ленина, полный идиотизм или подлость и предательство. Однако Зюганов за честные выборы готов биться отчаянно и всерьёз. В конце своего выступления он искренне восклицает в адрес фальсификаторов и очернителей: «Неужели не могут остановиться?! Где наша правоохранительная система?!».

Вдумаемся, уважаемые читатели, в содержание этих возгласов. В переводе на русский современный политический язык, это звучит так: Где наша полиция?! 

Заканчивает своё поистине замечательное выступление Зюганов обращением к власти: «Я обращаюсь к партии «Единая Россия». Делайте выводы из нашей истории, из истории КПСС и истории своих предшественников! Или…». На этом месте у Зюганова был исчерпан лимит времени, а мы же продолжим его мысль после «или» и скажем, что коммунистам действительно нужно делать выводы, и не только из истории краха горбачёвской КПСС, но и из истории уже двадцатилетнего бесплодного хождения наивно верующих масс за Зюгановым, который боится борьбы, у которого исчерпан лимит на революции, и который всеми силами борется с возможностью революционной перспективы. Для Зюганова политика - это игра в политические шахматы по правилам буржуазной системы. Временами партнеры совершают рокировки или разменивают фигуры, но правила незыблемы. Партия, которую лучше других знает и разыгрывает в эти шахматы Зюганов, вполне может быть названа «Защитой Горбачева».

 Поэтому, завершая анализ, мы ещё раз убеждаемся в правильности занятой позиции – неподдержки его (Зюганова) на президентских выборах - и заявляем, что коммунисты Рабочей партии пойдут другим путём.  

 



Просмотров 1916
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру