Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Тема: "Красный проект"

Дата: 06.08.2009 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Доклады и выступления участников заседания Политклуба при Московской организации РКРП-РПК 28 июля 2009 г. 30 июля мы опубликовали сообщение о прошедшем заседании Политклуба при Московской организации РКРП-РПК. После расшифровки магнитофонной записи публикуем тексты докладов и выступлений участников заседания. В 1-й части публикуются тексты вступительного слова и докладов. Выступления - см. следующую страницу этого раздела сайта.



Ферберов И.Л., ведущий заседание Как установлено в нашем Политклубе, я должен для начала проинформировать вас о событиях в жизни нашей партии. Событий за этот месяц произошло не так много, как хотелось бы. Из значимых событий я могу упомянуть то, что в Москве прошла многодневная школа подготовки кадров нашего комсомола РКСМ(б), прошла интересно, с большой пользой и большой эффективностью, и после этого прошёл Всероссийский военно-спортивный лагерь нашего комсомола. Материалы об этих мероприятиях можно прочитать на нашем партийном сайте. Из менее значимых событий, но интересных для нас, было то, что впервые за достаточно долгий период одна из наших региональная партийных организаций (я имею в виду Тюменскую партийную организацию) выиграла суд против системы. Суд первой инстанции обвинил нашу Тюменскую п/о в нарушении правил проведения митингов, а суд кассационной инстанции признал нашу организацию невиновной, дело закрыл и судебный приговор первой инстанции отменил. Из более существенных событий предстоящего периода – я хочу вас проинформировать, что Пленум Московского комитета нашей партии в прошедшее воскресенье, позавчера, утвердил решение об участии нашего представителя в выборах в Московскую городскую Думу. Мы выдвигаем в качестве нашего представителя Сергея Анатольевича Новикова, которого вы все прекрасно знаете, - руководителя идеологической комиссии Московского комитета, поэтому сразу, чтобы к этому вопросу не возвращаться, я обращаюсь ко всем присутствующим: кто чем может помочь в работе нашей предвыборной кампании, прошу подойти после этого и рассказать, кто что может: кто может участвовать в сборе подписей, кто может участвовать в каких-то юридических процедурах, кто может участвовать в агитационно-пропагандистской кампании. В частности, как обычно, я призываю вас брать наши газеты для распространения и, в особенности, последний номер «Трудовой России» (№13), там есть большая статья Сергея Анатольевича по материалам его доклада на нашем теоретическом семинаре. Называется статья «Экономическая борьба и коммунисты». Это очень хороший материал для того, чтобы избиратели знали о взглядах нашей партии, в частности, о взглядах Сергея Анатольевича. Он выдвигается по 12-му округу. Сейчас выборы происходят не только по партийным спискам, существует смешанная система: одномандатные округа тоже сохранились. Так что, пожалуйста, подумайте, не обязательно немедленно, не обязательно даже сегодня дать ответ, но чем скорее – тем лучше, мы, честно говоря, затянули с этим вопросом, а подписи надо сдать до 25 числа. Будет и его предвыборная программа, а в двух словах он и сам скажет, и я могу сказать: он защищает то, что защищает наша партия, защищает Советскую власть, диктатуру пролетариата, пролетарскую революцию, которая должна привести нас к нашей конечной цели – коммунизму.



Новиков С.А. Товарищи, в состав 12-го округа входят часть Южного административного округа и часть Юго-Западного административного округа. Вообще говоря, нарезка округов должна быть таким образом осуществлена, чтобы примерно по 400 тыс. жителей попало в каждый округ. Поэтому в этот округ попадает из Южного округа район Бирюлёво Западное (именно Западное, а не Восточное, потому что Бирюлёво разделено Павелецкой железной дорогой на две части), кроме того, Чертаново Южное и Чертаново Центральное; из Юго-Западного округа туда попадает Южное Бутово. Сергей Удальцов будет, наверное, по 13-му округу идти, так что мы здесь сможем работать рядом друг с другом.



Ферберов И.Л. Сегодня наше заседание будет строиться немного нетрадиционно. Тема заседания объявлена месяц назад, вы знаете, - «Красный проект». У нас сегодня, в отличие от других заседаний, будет доклад и содоклад, короткие – по 20 мин., не более. Основной докладчик, тезисы доклада которого были опубликованы на нашем сайте неделю назад, - Сергей Анатольевич Новиков. Содокладчик – можно сказать, большой энтузиаст «красного проекта», т.Леонов Владимир Васильевич. Затем, пожалуйста, записывайтесь для выступлений и выступайте в свободном режиме, как мы обычно с вами действуем. Пожалуйста, Сергей Анатольевич, вам слово.



Новиков С.А. Товарищи! С текстом тезисов каждый из вас может ознакомиться на нашем сайте. Тезисы довольно большие, и я не ставлю сейчас перед собой задачу их пересказать. Я попытаюсь в течение 20 минут кратко изложить концепцию. Начну с того, что, вообще говоря, любой проект, в том числе и «красный», - это довольно неблагодарное дело. Почему? Потому что, какие прогнозы ни строй, как реальность ни учитывай, она всё равно имеет целый ряд различных вариантов развития, и не всегда реализуется тот вариант, на который рассчитываешь. Вот классическая работа Ленина «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» и экономическая платформа партии большевиков РСДРП(б), которая была принята на VI съезде партии в июле-августе 1917 г. На что было рассчитано? Там, конечно, шла речь о национализации промышленности, но только частично. Предполагалась национализация, в основном, тех отраслей, которые уже до даже февральской революции находились по существу под контролем самодержавного правительства. Главным тезисом экономической программы тогда был лозунг рабочего контроля. В чём был его смысл? В том, чтобы через рабочий контроль подвести рабочие массы к такому уровню зрелости, чтобы капиталист им был уже не нужен, но предполагалось, что в течение какого-то времени капиталист и рабочий контроль будут сосуществовать друг с другом. Что произошло на деле? А на деле произошло то самое явление, которое было названо «красногвардейской атакой на капитал». Из самого термина этого может показаться, что предпринята некая атака, на самом деле всё было не совсем так. Капитализм, российский капитализм, в основной своей массе рабочий контроль просаботировал, ответил на него локаутом, саботажем, тем, что прятал ресурсы, и тогда рабочие многих предприятий, видя такое отношение, просто-напросто снизу предприняли вот эту самую национализацию. Вот это и была та самая «красногвардейская атака», которая по существу была спровоцирована российской буржуазией, и процесс этот приобрёл такой характер, что примерно, по данным некоторых историков, 70% национализации в первый месяц Советской власти произошло не сверху, а снизу. И вот в соответствии с этим потом пришлось существенно менять и экономическую политику Совнаркомов, создавать новые органы управления промышленностью, которые первоначально даже и не планировались, и о них в проектах не было речи. Другой пример. Это один из большевистских лозунгов, сейчас порядком забытый, тем не менее, довольно интересный. Каким было у большевиков перед октябрём 1917 г. основное требование к свободе печати? Никто тогда не планировал одним прыжком бросить Россию в социализм. Предполагалось, что в течение какого-то времени будет существовать капиталистический способ производства, а стало быть, будет существовать такое его производное, как реклама. Но что тогда предлагали большевики? Большевики предлагали лишить капиталиста возможности с помощью этой самой рекламы поддерживать именно реакционные буржуазные газеты. Это выражалось в требовании государственной монополии на рекламные объявления. Что предполагалось? Что государство создаёт специальные учреждения, которые будут принимать рекламу и распределять её по всем газетам равномерно. Будет доставаться эта реклама и рабочим газетам, и крестьянским, и газетам советским, и, в том числе, буржуазным газетам или, скажем, умеренно-буржуазным и т.д. Развитие событий пошло таким образом, что буржуазные газеты, вообще говоря, пришлось запрещать, и классовая борьба быстро дошла до градуса гражданской войны, в ходе которой пришлось запрещать и саму рекламу, и рекламодателей.

Но, я подчёркиваю, что, тем не менее, несмотря на это, имеет смысл работать над темой «красного проекта». И нам с вами особенно. Почему? Да потому что в дни, когда капитализм показывает свою тупиковость в переживаемом всемирном экономическом кризисе, важнейшим вопросом становится какой вопрос? А возможна ли социалистическая альтернатива? И здесь капиталисты нам говорят: «Ну, какая альтернатива? Было у вас 70 лет, вы попробовали нэп, попробовали индустриализацию, попробовали либерализацию, попробовали рынок – ничего же не вышло! Всё пришло к буржуазной контрреволюции и восстановлению капитализма. Югославы пробовали кооперативный социализм, кто-то там пробовал «социализм с человеческим лицом». Всё это провалилось, всё. Социализм зачёркнут, капитализм – единственный путь развития». Нам сейчас важно показать, что все эти разговоры основаны на большом заблуждении. Суть заблуждения заключается в том, что на самом деле в результате контрреволюции конца прошлого века поражение потерпел не социализм, а поражение потерпел тот самый ревизионизм, который в виде целого ряда мелкобуржуазных влияний и идей проник в руководящие органы коммунистических и рабочих партий, то есть не только в СССР, но и в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Вот это привело тогда социализм к поражению. Если говорить о ленинских идеях, то скажем прямо: очень многие ленинские идеи, в частности, нашедшие отражение во 2-й Программе партии, принятой на VIII съезде РКП(б) в марте 1919 г., многие идеи тогда не могли быть осуществлены, например, идея поголовного привлечения трудящихся к управлению государством. Почему? Потому что Советское государство тогда было вынуждено развиваться в условиях буржуазного окружения, оно должно было жить по законам осаждённой крепости, а в условиях этой крепости порой не только приходилось, скажем так, скрывать важную стратегическую информацию, но иногда и прибегать к дезинформации. Вспомните начало 60-х гг., когда упорно создавалось на Западе преувеличенное представление об успехах ядерной промышленности, о выпуске ядерных ракет в СССР. Таких примеров было немало. Если говорить о ленинском проекте, суть дела должна быть не в том, что ленинский проект, как сейчас говорят некоторые люди, причисляющие себя к левому движению, «потерпел поражение» (иногда приходится встречаться и с таким утверждением), а суть в том, что он не мог быть в XX веке воплощён в полном объёме. XXI век даёт нам новые производительные силы, он даёт нам принципиально новые социальные условия для осуществления революции, и эти условия открывают настоящую, реальную возможность для осуществления ленинских идей. Вот из этого мы должны исходить, и этим наш социализм будет отличаться от того социализма, который мы отождествляем с советским периодом. Вот именно на это должен быть направлен наш «красный проект», я считаю. «Красный проект» - под этими двумя словами имеется в виду прежде всего основная программа социальных и экономических преобразований. Теперь ещё несколько слов о программах. Многие из нас знакомы с большим количеством самых разных антикризисных программ, которые предлагаются и справа, и слева, и с таких сторон, которые даже трудно отождествить с каким-то направлением. Что можно сказать по этим программам? Условно их можно разделить на две части: программы реальные, но неэффективные, т.е. не решающие проблему по существу, и программы, решающие проблему по существу, но нереальные. В каком смысле нереальные или реальные? Да в том смысле, что реальные программы – это те, которые предполагают своё осуществление посредством существующего государственного аппарата. Ну, вот скажем, такие программы предлагают нередко экономисты типа Сергея Глазьева. С этими программами можно спорить, можно в чём-то согласиться, но все они по существу направлены на то, чтобы улучшить российский капитализм, просто либералы предлагают сделать российский капитализм более либеральным, а Глазьев предлагает его сделать более государственным, близким, скажем, к белорусскому варианту. Но, тем не менее, и то и другое – капитализм, то есть все эти программы основаны на рыночной экономике, на частной собственности на средства производства, на конкуренции и на эксплуатации. Весь вопрос в том, что по-разному представляется проблема социальных противоречий, Глазьев её предлагает притупить существенно и т.д. Но в целом он исходит из того, что эти противоречия как были, так и остаются, просто они будут количественно несколько сокращены. Качественно это один и тот же капитализм. И есть другой ряд программ, которые предлагаются коммунистическими и левыми партиями, которые исходят из необходимости национализации промышленности и банков, которые исходят из необходимости конфискации крупного землевладения и национализации земли, которые исходят из необходимости установления ограничения на рост цен, повышения уровня жизни. Эти программы действительно предполагают качественный перелом, но пока нет ответа от большинства партий на вопрос о том, а кто эти программы будет выполнять и вообще каковы условия их выполнения. Я вижу одну из проблем или одну из целей, одну из задач обсуждения «красного проекта» в том, чтобы показать, каким образом могут пересечься для взаимных усилений друг друга средства и цели. Если говорить вот об этом, то первооснова «красного проекта» - это вопрос о том, как предполагается взятие власти. Скажу сразу, что с 90-х годов, прежде всего со стороны руководства КПРФ и прежде всего Геннадия Зюганова, была выдвинута идея парламентского пути, основанного на взаимодействии трёх группировок: левого крыла, правого крыла и центра. Не буду пересказывать эту концепцию, все вы её, наверное, помните по статьям Зюганова. Скажу только об одном: что этим предполагается? Этим предполагается, по существу, изменение соотношения сил в парламенте. Но что этим в принципе предполагаться не может? А этим не может предполагаться изменение основ конституционного строя. Любая левая партия, которая приходит к власти в современной России, в любой стране Центральной и Юго-Восточной Европы, в стране Латиноамериканской, сталкивается с тем, что она оказывается перед лицом буржуазного государства, буржуазного законодательства, буржуазных основ конституционного строя. Как тут быть? Вопрос на засыпку для любого юриста: «Есть ли в Российской конституции способ мирного изменения основ конституционного строя?» Как это ни странно, он есть, но этот способ такой, что его на самом деле нет. Кто из вас знаком со 137 статьёй Российской конституции и соответствующим конституционным законом, те знают. Ну, два слова буквально. Конституция российская, ельцинская 1993 г. поделена по существу на две части: одна часть может быть изменена по решению квалифицированного большинства Государственной Думы за подписью президента и одобрения Совета федерации, другая часть представляет собой так называемые основы конституционного строя. Вот именно в этой части записаны принципы рыночной экономики, незыблемость частной собственности и т.д. Т.е. здесь все юридические основы буржуазного строя, и для того, чтобы изменить эту часть, нужно набрать 4/5 голосов в обеих палатах Федерального собрания, т.е. в Государственной Думе и в Совете федерации, получить, конечно, подпись президента, и после этого провести в стране национальный референдум, и чтобы на этом референдуме было принято решение о разработке новой Конституции. Вот такая прописана в законе процедура, которая, очевидно, совершенно невыполнима. Что это нам даёт? Нам, оппозиционным коммунистическим левым силам? Это нам даёт возможность поставить вопрос об изменении основ конституционного строя вообще. Конечно, средства, которые нам предлагают, они негодны, эти средства столь же негодны для изменения конституционного строя, как негоден был принятый в ходе перестройки закон о выходе союзных республик из состава СССР. Когда этот закон был принят, там была прописана процедура, растянутая на несколько лет, с двумя референдумами и пр. Как воспользовались этим законом националисты? Они сказали одно: «А, понятно, выход из состава СССР возможен». И закрутилась машина, и выход произошёл не по закону, просто тогда государство советское, парализованное буржуазным влиянием, не способно было обеспечить соблюдение этого закона. Вот и сейчас наша задача ухватиться за то, что возможно изменение основ конституционного строя, а что касается форм – вопрос о форме, вопрос о способе изменения этих основ должен быть поставлен в соответствии с марксистской теорией по-другому. Он должен предполагать все формы осуществления революционного насилия, т.е. различные виды классовой борьбы, которые должны друг друга дополнять. Это экономическая борьба, это и политическая борьба в виде наступательных политических манифестаций, и в Программе нашей партии предполагается создание Всероссийского стачечного комитета, который будет опираться на органы, образующиеся в ходе рабочей борьбы, т.е. на организации профсоюзного и советского типа. Вот этот самый орган должен поставить ультиматум буржуазному режиму. Если буржуазный режим не согласится на этот ультиматум, тогда настанет очередь для тех или иных форм революционного насилия, вплоть до, вплоть до… Вот такой предлагается вариант. Этот вариант в принципе сейчас пропагандировать не просто, потому что буржуазное государство, понимая хорошо, что это единственный реальный путь, сделает всё, чтобы в законодательстве его заблокировать. Поэтому были введены в Уголовный кодекс статьи № 279, 281 и 281.1, и каждый, кто будет говорить об этом способе прямо, подпадает под действие этой статьи. То есть любой человек, который сегодня повторяет слова «Манифеста коммунистической партии» о насильственном ниспровержении буржуазного строя, немедленно подпадает под эти статьи и автоматически становится уголовным государственным преступником. И это как раз свидетельствует о том, что это единственный реальный способ, иначе буржуазное государство бы его не блокировало. Какие, собственно говоря, предполагаются преобразования, и как должен быть поставлен вопрос в «красном проекте» об основных экономических преобразованиях? Вопрос этот, в общем-то, не простой, потому что, с одной стороны, возникает соблазн повторить опыт XX века, опыт, в котором было очень много хорошего, много ценного, без этого опыта движение вперёд прямо невозможно, но простое копирование этого опыта в XXI веке тоже вряд ли кого-нибудь может удовлетворить. Если говорить об основных экономических преобразованиях, - это, конечно, как записано в большинстве коммунистических программ, прежде всего - национализация основных командных высот в промышленности, национализация земли, национализация частных банков и постепенное создание плановых органов, которые будут регулировать ненационализированные отрасли или предприятия и которые будут развивать практику директивного планирования тех отраслей, которые будут национализированы. Что касается национализированных предприятий, то с самого начала важно что сделать? Понимаете, в чём дело, любые социалистические преобразования сводятся к тому, чтобы превратить формальное обобществление средств производства в реальное. Формальным оно становится в самом начале неизбежно потому, что победоносный рабочий класс, завоевавший политическую власть, как правило, далеко не сразу оказывается в состоянии воспользоваться завоёванными средствами производства и теми командными высотами, которые он захватил. По этой причине проходит определённый период, в течение которого развиваются органы развития инициативы рабочего класса, в течение которого само пролетарское государство создаёт достаточно компетентные органы по управлению экономикой, и два этих процесса сливаются друг с другом. Именно эта идея была положена в основу 2-й Программы РКП(б). Это по существу путь от формального обобществления к реальному. Идя этим путём, рабочий класс превращается из номинального собственника средств производства в собственника реального. Это главное направление экономических преобразований. В его начале многим коллективам национализированных предприятий может быть предложен определённый выбор - тот или иной способ собственности: либо это будет государственная собственность с рабочим контролем, либо это будет та или иная форма передачи предприятия в ведение трудового коллектива. Эти две формы социалистической собственности – государственную и кооперативную – нужно будет постепенно сводить вместе, чтобы государственная освобождалась от бюрократической косности, а кооперативная освобождалась от местной и цеховой ограниченности. Через это эти две формы, которые в своём начале неизбежно являются формально общественными, будут приобретать реально общественный характер. Если говорить о конкретных мерах, то сама по себе практика планирования - сейчас о ней довольно сложно говорить, но что мы можем уже подчеркнуть: совершенно понятно, что современное буржуазное государство находится в определённом тупике в отношении российского империализма. С одной стороны, совершенно очевидно, что в стране идёт страшный рост монопольно завышенных цен, так называемые естественные и не очень естественные монополии эти цены задирают, государство делает вид, что через соответствующие органы оно эти цены пытается регулировать, делает вид, что оно пытается предупредить монопольный сговор. Но по существу эффективность этих мер столь же невелика, как эффективность аналогичных мер Временного правительства. Поэтому только социалистическое правительство сможет, с одной стороны, поставить потолки для роста цен, а с другой стороны, повысить социальные выплаты, повысить заработные платы в бюджетном секторе и создать условия для того, чтобы экономика росла не за счёт задирания цен, а за счёт увеличения массы прибыли, то есть за счёт роста производства. Что касается политических преобразований, то само по себе революционное переустройство, его начало невозможно без создания определённой критической массы, без определённого революционного двоевластия и определённой критической массы вот таких вот рабочих органов, органов, представляющих новый пролетариат в современном понимании этого слова. А преобразование будет состоять в том, чтобы система этих органов, нужная для взятия власти, превратилась в основу этой власти, т.е. эти органы должны стать постоянными. В Программе нашей партии чётко и ясно поставлен вопрос о том, что Советы будущего должны строиться, во-первых, по производственному принципу, во-вторых, они должны быть многоступенчатыми – это единственная форма их построения, которая делает возможным реальное право отзыва, когда право отзыва депутата не превращается в своего рода местный референдум, а идёт достаточно далеко. Я немного превысил регламент, поэтому не могу пересказать все тезисы и говорить о социальных преобразованиях. Если в обсуждении это будет затронуто, я постараюсь договорить это в заключительном слове, а на этом я закончу и передам слово содокладчику Владимиру Васильевичу.



Леонов В.В. Данный вопрос мною в принципе прорабатывается уже второй год, даже третий, поэтому единственное, за что я могу попросить прощения – это за некоторую, может быть, сумбурность, которая будет. Для начала, первое: всегда во всех программах и во всех выступлениях и левых, и правых, и кого угодно путаются четыре вопроса. Отвечается сразу на четыре вопроса совершенно разные: первый вопрос – что надо делать, второй вопрос – как надо делать, третий вопрос – когда надо делать и четвёртый вопрос – кто будет делать. Вот когда мы всё это разложим по полочкам, то становится понятно, что главный вопрос – что надо делать, т.е. что же мы хотим в конце концов получить. А как надо делать, когда надо делать и кто будет делать – это вопросы тактические и сиюминутные в возможности реализации. Как надо делать так, чтобы получить всем всё сразу? Когда нужно делать - когда вы созреете и условия созреют. Кто будет делать - кто заинтересован и согласен с положениями программы, тот это будет делать. Поэтому в основном я буду говорить о том, что надо делать. В принципе я считаю, что именно неразработка этого вопроса, в том числе у левых, и приводит к тому результату, который мы имеем. Никто не представляет, как мы придём к власти. Надо различать проект и программу. Зачем нужен проект? Программа – это политический набор пожеланий, и в принципе любая программа получается эклектичной, потому что, действительно, документ должен быть, с одной стороны, достаточно коротким, а с другой стороны, охватить многие стороны жизни. Поэтому надо понимать, что проект – это основа программы, т.е. там смысл, как надо жить, а программа – это короткое представление о реализации: там есть две части - краткосрочная и долгосрочная, когда она естественно вытекает из проекта, она представляет, что хотят сделать, в программе же пишут, когда и как это хотят сделать. Второй момент: проект – это интеграция представлений левых. У нас ещё одна болезнь левого движения – у «красного проекта»: у нас их очень много, каждый тянет своё, и когда начнётся вопрос действительно проектирования, будет понятно: а чем же отличаются одни от других, что они хотят не в словах, а в реальных отношениях в обществе, а с другой стороны, уже появится 90-80% того, что объединяет, и будет понятно, в каких направлениях можно будет без ущерба друг для друга идти вместе – так называемая интеграция. Третий момент – это, если мы сможем сформулировать свой проект, это будет очень мощный контрпропагандистский документ этому… я не могу назвать – у наших «дерьмократов» нет проекта, этот набор лозунгов, который потом мы, к сожалению, повторяем за ними (мы работаем в рефлексии: они что-то вякнут, а мы пытаемся ещё что-то против них поставить), так вот я вас уверяю, если сегодня пойти к самому проекту, сразу понятна эклектичность и полная нестыковка тех деклараций, которые имеет наша власть. У них вообще ничего нет! Они вынуждены воровство называть бизнесом, деградацию называть развитием, а потому, что отдельные слова – правильные, а когда начинаешь стыковать, ничего не стыкуется. И последнее, о чём можно тут сказать, партийные программы своей эклектичностью вырывают отдельные моменты в вопросах собственности, ещё чего-то, но в них нет системы, т.е. человек не видит, как действия партии повлияют на отношения в культуре, на отношения в политике, межнациональные отношения и т.д. А программа, в принципе, - это документ, который по своей сути должен интегрировать и систематизировать эти отношения., потому что, если ты сказал А в одной сфере, то должно быть А и в другой, а если ты говоришь А - в одной, Б - в другой, сразу видно, что ты реально хочешь сделать не то, что предлагаешь. Теперь по ходу. Я в принципе 20 лет занимался проектированием информационно-измерительных систем. Я часто слышу от всех: общество – это такой сложный механизм, там куча параметров, невозможно якобы его спроектировать. Так вот докладываю вам, что если с таким подходом подходили бы инженеры к проектированию, то ничего бы мы не имели: ни космических ракет, ничего другого. Тем более что есть математический аппарат. В математике и в технике есть системы нестационарные, основные характеристики которых меняются, а общество в принципе стационарная система, т.е. в математике и в технике есть системы принципиально сложнее, чем общество. Это я, так сказать, по ходу. Теперь что касается конкретно проекта. Нам буржуазия всё время навязывает, и, кстати, это было, может быть, и правильно вначале, во времена Маркса – всё время нам выпячивают экономический вопрос. Ну, вот и говорят рабочим: «Что вы там хотите чего-то политически? Боритесь за то, чтобы побольше вам давали, и больше вам ничего не надо». И, к сожалению, мы видим, что рабочие на это клюют. А если задуматься о построении общества. Что такое построение общества? Это отношения. А какие у нас отношения? У нас что, в жизни только экономические отношения? Если задуматься о приоритетах отношений, у меня есть Интернет-проект, мы задумались: на многих мероприятиях говорят: «Нет у вас программы развития России». Как нет? Я в Интернете нашёл 50 материалов, и мы пригласили авторов, разных – от левых до правых. Спросили: «Чего вы хотите? Как вы представляете хорошую жизнь в России?». Много говорили, много было хорошего. Мы провели 12 семинаров. Я по каждому семинару писал тезисы, и сказал: « Вы говорили об одном и том же. Разными словами, называли по-разному, а смысл получается один и тот же. Выстроилась такая иерархия: у человека есть бытовые отношения, есть социальные отношения, есть экологические отношения, есть политические отношения, есть культурные отношения, межнациональные отношения. Что такое любая идеология? Вот мы предлагаем социалистическую систему, а чем она отличается от капиталистической? Только тем, что мы что-то будем делить по-другому? А зачем делить по-другому? Чтобы жизнь каким-то образом улучшилась? Давайте посмотрим, как же в принципе надо жить. Какие должны быть культурные отношения? Какие должны быть социальные отношения? Причём очень отрицательную роль для красных, для левых, играет то, что мы в кучу смешали два совершенно разных по смыслу отношения: это социальные отношения – распределение продуктов и экономические отношения – производство продуктов. Это две совершенно разные вещи. И когда мы скажем, что первично социальное, получается такая система: есть культура, есть народ, есть у него менталитет; вот культура – он хочет жить так между собой, между национальностями; для того, чтоб так жить, он должен иметь какую-то перспективу. Что для этого нужно сделать? Он должен каким-то образом определить вектор своего развития, определением вектора развития является политика, а у нас политику смешивают с социально-политическим. Разберёмся: что политического, а что социального? Или пишут: социально-экономический. Давайте разберёмся: что социальное, а что экономическое? Всё завязано на вопросе приоритетов и иерархии. Вот мы в кучу всё сваливаем, сидим в этой куче 20 лет и рассказываем, а когда всё по иерархии построить, тогда будет всё понятно, и будет понятно, чем бить эту власть, потому что мало ли чего она нам в Интернете говорит. А экономика связана с распределением, спросите у неё: что делать с инвалидами и пенсионерами. Реально она что делает – их уничтожает. Что значит экономически не обеспечивать инвалидов, пенсионеров? Это значит – их уничтожить. Это же всё взаимосвязано. И вот давайте посмотрим, как мы хотим жить между собой, как мы хотим распределять продукт, а потом уже думать, а как же его сделать. Так вот для того, чтобы это дело довести до народа, ведь главная задача проекта – это чтобы народ представил, что же мы сделаем ему, не то, что мы декларируем, не то, что мы будем объявлять, а вот мы пришли к власти: как он будет жить в культуре, как он будет жить в социальных отношениях, как он будет жить в экономических отношениях, как он будет жить в политической структуре, как он будет определять вектор развития – куда идти. Как сейчас определяет «Единая Россия»: что хочет, то и творит, или, действительно, человек будет какое-то влияние на это иметь. Я специально написал тезисы «красного проекта», который состоит из семи частей. Первое.

Предварительные замечания: смысл какой. Вот тут сказали про Глазьева; у нас в принципе есть три направления в левом движении: социал-демократы, которые хотят максимально выжать из того, что есть сегодня, ничего принципиально не меняя; социалисты, которые хотят построить некое социалистическое общество со своими правилами жизни, но социализм, я считаю, - это государственный капитализм, т.е. там сохраняются экономические отношения, отношения купли-продажи некоторые, только государство покупает труд, государство каким-то образом распределяет результаты труда, и третье – это коммунисты, они говорят: есть светлое будущее – коммунизм, и надо его каким-то образом уже сегодня реализовывать. Так вот я на это смотрю, как на три этапа. Я был представителем Глазьева, почему я говорю: «Глазьева надо ставить на 4 года»? Вот давайте на первом этапе выжмем из этой своры всё, что можно, при этом будет понятно, где они зажимают, где нельзя. После этого будет понятно: где нельзя, нужно будет что-то наладить, ломать в рамках социализма, а потом, когда построим социалистическую систему общежития, тогда нужно задумываться о коммунизме. Второе: давайте упростим понятие «марксизм», давайте не копаться во всяких отдельных моментах, давайте возьмём: мы марксисты, потому что A, B, C.- и всё, а то у нас начинают тягаться: здесь он сказал одно, а здесь он сказал другое. Третье: есть ценности и запреты, которые имеются в любом обществе. Давайте напишем свои ценности и запреты: что для нас ценно и за что мы положим голову ради того, чтобы это сохранилось, и запреты, которые ни в коем случае мы не должны превозмогать, грубо говоря, - расстрел. Это догматы «красного проекта». Они сформулированы? Нет. Третье – это приоритеты развития. Какие у нас приоритеты: что у нас первично? Вот мы говорим: всё взаимосвязано. Приоритеты: что для нас главное, а что для нас второстепенное? Сформулируем – для нас. И сразу увидим, что у этой шелупони совсем другие приоритеты, и это тоже оружие для развития, для борьбы. Критерий развития: в каждой области: культурной, мировоззренческой, политической, социальной, экономической - какие у нас приоритеты? Экономический приоритет –

критерий – распределение по труду, потому что сказка, что оказывается, капитал является источником благ и продукции. Есть только два источника: природа и труд, а нам придумали этот капитал. Концепция. А вот теперь, как наши все эти признаки, принципы отражаются в каждой сфере: в жизненных ценностях, в социальных отношениях, в демократии, в политическом устройстве, в государственном устройстве – ещё одна сказка: политическое и государственное устройство – это разные вещи. Политика - это как мы определяем вектор развития, куда идти, а государство – это всего лишь навсего инструмент реализации этого вектора, и не более того. И последнее - это принципы жизнедеятельности экономические. Для меня экономика занимает последнее место. Ну, и на основании всех этих вещей получилась такая табличка. Три проекта: социал-демократический, социалистический, коммунистический, всякие характеристики. Когда мы эту табличку заполняем и немножко мозгами шевелим, мы видим, что социал-демократия в чём-то отличается от социализма, социализм – чем-то от коммунизма, и тогда мы чётко будем понимать, что в Советском Союзе ( а то говорят: «Ленин писал это, а Сталин в СССР делал так»), мы должны чётко понимать, что на этом этапе вот это возможно, иначе было сделать нельзя. Всё, спасибо за внимание.



Ферберов И.Л. Как вы видите, мы сознательно пошли на то, чтобы один доклад был доклад коммуниста, члена РКРП-РПК, в русле нашей Программы, другой доклад по ряду принципиальных положений существенно отличается от этого самого русла нашей Программы. Это специально так и было сделано для того, чтобы дальнейшее обсуждение шло более всесторонне. Следующее замечание. Вы обратили внимание, что на нашем сайте были помещены все выступления всех товарищей, которые на прошлом заседании выступали, поэтому уважайте труд людей, которые будут расшифровывать ваши выступления: не забывайте представляться для магнитофона и не забывайте говорить чётко и внятно.

Просмотров 742
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру