Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Заседание Политклуба при Московской организации РКРП-РПК от 27 октября 2009 г.

Дата: 11.11.2009 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Тексты доклада и выступлений участников Заседание Политклуба при Московской организации РКРП-РПК от 27 октября 2009 г.



Редакция сайта приносит свои извинения читателям и участникам Политклуба за столь долгую задержку публикации расшифровки магнитофонных записей. Задержка была связана с большим потоком сообщений о подготовке и о проведении мероприятий 7 Ноября в разных городах нашей страны.



Ферберов И.Л. Основной доклад будет делать Виктор Иванович Бойко. Перед началом заседания мне поручено, как всегда, довести до вас последние события в жизни нашей партии, нашей партийной организации. Этот месяц прошёл у нас (после последнего заседания) достаточно спокойно. Пленум нашего Московского комитета решал, в основном, внутриорганизационные вопросы, хотя он поставил один существенный для нашей общей работы вопрос, который был ещё обсуждён на Пленуме Центрального комитета, уже прошедшем. Речь идёт о необходимости резкого усиления листовочной борьбы, усиления на порядки, потому что все понимают – нашу позицию средства массовой информации никогда не будут доводить до массового слушателя и зрителя, им это не нужно, невыгодно, и они предпочитают держать нас в информационной блокаде, и довести до трудящихся масс наши планы – реальная возможность у нас только через листовки. А если мы хотим делать политику, т.е., как говорил Ленин, влиять на миллионы, то тогда это количество листовок должно быть соответственно сотни тысяч, по меньшей мере. Сейчас у нас тысячи и десятки тысяч, но речь идёт о сотнях тысяч. То есть мы сейчас поставили задачу, и эту задачу планомерно выполняем, - выпускать листовки адресно, рассчитанные на конкретные объекты нашего агитационного воздействия, тем более, что наша партийная организация перешла именно к адресной работе, у нас первичные партийные организации сейчас выбрали себе как основное направление работы либо работу с трудовыми коллективами промышленных предприятий, либо с молодёжными коллективами, и вот эти два адреса соответственно и определяют содержание, направленность листовок. Мы выпускаем значительно большее количество листовок по наименованиям и значительно большее количество листовок по тиражу. Это было затверждено ещё и на Пленуме ЦК, это подтверждено нашим Пленумом Московского комитета. Был обсуждён вопрос о нашей тактике по продолжавшейся тогда выборной кампании в Мосгордуму, но сейчас она закончена, об этом смысла говорить нет. И особое внимание на Пленуме Московского комитета было уделено необходимости пропагандистской работы среди молодёжи, усилению этой пропагандистской работы, к нам приходят в партию молодые люди, мы принимаем их или в качестве сочувствующих, или в качестве кандидатов в члены партии, эта работа идёт. Последние недели мы сосредоточили усилия на подготовке к 7 Ноября, акциям 7 ноября (я замялся, автоматически хотел сказать «празднованию 7 Ноября», но для нас этот день получается не столько праздником. Конечно, - это праздник, это годовщина нашей Великой Октябрьской социалистической революции, но это превратилось усилиями наших властей в день борьбы, в день реальной борьбы протестной, и мы решили, как обычно, провести максимально широкую и содержательную акцию 7 ноября. Создан Оргкомитет по проведению этой акции, в этот Оргкомитет вошёл максимально широкий круг наших союзников: из коммунистических партий – это наша партия РКРП-РПК, это КПСС, это ВКПБ (имеется в виду партия Нины Андреевой), это ВКП Будущего, это комсомольские организации – РКСМ(б), АКМ-ТР, СКМ, который примыкает к ВКП Будущего (приглашал наш Оргкомитет и Левый фронт, но вчера они приняли решение не присоединяться к нашей акции, присоединиться потом – основная акция у них не связана с нашей), это Советы трудовых коллективов, это Советы рабочих, это профсоюзные и рабочие организации те, которые мы сможем привлечь. Мы проводим работу по привлечению средств массовой информации для освещения нашего митинга. Прямо скажу, что основными целями мы ставим такие: показать трудящимся Москвы, показать нашей классовой базе тот факт, что в стране и, в частности, в Москве существуют революционные коммунисты, что – уж извините, если это кого заденет, -попытки КПРФ всюду утверждать и представлять себя как единственную оппозицию и как единственных коммунистов на территории России неверны, мягко говоря. Мы это решили своей акцией наглядно показать, поэтому одна из наших важных задач – это привлечение СМИ к нашей акции, и мы пытаемся эту задачу решить. Мы подали заявку на митинг на площади Революции – естественное место, где следует отмечать годовщину революции. После митинга мы намерены пройти на Красную площадь для возложения цветов к Мавзолею В.И.Ленина от всех организаций, участвующих в нашей акции. Пожалуйста, приезжайте: метро «Театральная», «Площадь Революции», присоединяйтесь к нашим. Митинг должен начаться, если власти не устроят пакости, в 11:30; если устроят – мы своевременно вас оповестим: следите за объявлениями на нашем сайте, он известен: rkrp-rpk.ru. Вот и всё о последних и о ближайших событиях в жизни нашей организации. Теперь слово предоставляется докладчику.



Бойко В.И. Добрый вечер, уважаемые друзья! Вашему вниманию предлагается весьма острая, весьма актуальная и злободневная тема: «Феномен Сталина и его роль в истории». Актуальность этой темы в том, что вот уже на протяжении многих десятилетий ведётся нескончаемая идеологическая борьба, жёсткие споры вокруг личности Сталина. Почему возникают споры? Споры возникают всегда тогда, когда нет достаточной информации. Так было на протяжении всей истории человечества. Когда о каком-то явлении информации было недостаточно, это порождало почву для возникновения разных точек зрения, которые имели право на жизнь на том уровне. Эти точки зрения часто были противоречивыми, и по мере накопления знаний точек зрения становилось меньше, и, наконец, когда явление было уже достаточно надёжно изучено, споры прекращались, все приходили к единому мнению, и это становилось фундаментом для дальнейших исследований. Это же самое предстоит сделать и нам: разобраться в этом явлении. Иначе, не придя к какому-то пониманию этого явления, мы не сможем двигаться дальше или пойдём ложными путями и уйдём в сторону от цели. Актуальность этой темы также и в том, что, как говорил один наш руководитель: «Если вокруг произведения какого-то автора возникают острые споры, если произведение приобретает массу поклонников и такую же массу противников, то значит, оно действительно стоящее. И чем острее споры, тем ценнее произведение. Если же вокруг произведения не возникает споров, все говорят: «хорошее», «ничего», «можно послушать», вот тогда оно ничего не стоит, и такие произведения живут недолго, а века проживают те результаты человеческого творчества, которые прошли через горнило жёстких споров и борьбы». Наша тема, действительно, сопряжена с большими спорами, это значит, что предмет нашего обсуждения заслуживает внимания. Тема эта актуальна и в том, что всё-таки, как ни говори, как ни крути, а Сталин - это историческая личность, с именем которого связана целая эпоха; хороша она или плоха – какая бы она ни была, - а из истории это не выбросишь. И вы должны воспринимать историю такой, какая она есть, а не идеализировать её, как часто можно наблюдать. Всякая попытка идеализировать историю приводит к ошибочным путям. Закон философии о единстве и борьбе противоположностей гласит, что все явления в окружающем мире находятся в единстве, невозможно какое-то явление выделить из этого общего единства, изолировать. Плюсы сочетаются с минусами, идут рядом, плюс рождает минус, минус рождает плюс, и вот так идёт такой волнообразный процесс развития, и это является двигателем прогресса. Если мы захотим убрать все минусы, исчезнут и плюсы. Вот это мы должны себе чётко осмыслить. Пытаться отделить плюсы от минусов и идти только по идеальному пути - это идеалистический подход, который не приведёт ни к чему. Уберём мы северный полюс у магнита – исчезнет и южный, всё связано. Поэтому я сегодня призываю всех сидящих хотя бы на время сегодняшнего нашего вечера забыть о своих личных отношениях к Сталину - а, собственно говоря, споры основываются именно на этом: каждый начинает спорить, исходя из своего личного отношения. Давайте об этом забудем хотя бы на время и выступим в качестве нейтрального, независимого эксперта-арбитра и разберёмся, в чём же здесь правда, а в чём неправда.

Итак, заслушаем одну сторону, обвинительную. Противники Сталина, основным из которых был Хрущёв, обвинили Сталина в том, что он создал вокруг себя ореол культа, некого божества, перед которым все раболепно преклонялись, что он не терпел чужого мнения, всем диктовал свою волю, обвинили Сталина в том, что он сосредоточил всю власть в своих руках и лишил возможности на местах руководителям низшего ранга решать какие-то вопросы. И сегодня можно слышать такие мнения, что именно из-за этого страна оказалась неподготовленной к войне, и мы получили массу тяжёлых бедствий. Ну, что ж, это одна точка зрения. Но известно, что одно слово, высказывание, факт, представленный вне общего контекста, или явление, представленное вне связи со всем миром, вызывает одно впечатление. Это же слово, это же изречение, высказанное в общем контексте, вызывает совершенно иное представление. Для разрядки приведу очень забавный пример. В Ленинградском драматическом театре шла премьера пьесы Лавренёва «Разлом», где показана вся острота революционной борьбы между большевистской массой матросов и эсэровско-анархистской. Ведущий артист этого театра играл роль председателя большевистского судового комитета Годуна. Он настолько вошёл в роль, что, когда проигрывал сцену схватки между большевиками и анархистами, накал страстей схватки, ругань, что он при этом даже выразился нецензурно, но никто в зале этого не заметил. Почему? Потому, что это высказывание очень хорошо вписывалось в контекст. Все знают, что, когда возникает ругань, то такое часто случается, и ни для кого никакой новости в ней нет. А представим, если бы он это же самое высказал в другой обстановке, совершенно спокойно, ну, скажем, при торжественном каком-то поздравлении, как бы это было воспринято? Резануло бы слух, и люди бы были в шоке. Я специально привёл этот пример для наглядности, чтобы показать, как одно и то же слово, сказанное с одной и той же интонацией, производит разное впечатление при подаче изолированно от контекста и в контексте. Давайте здесь подойдём так же. Посмотрим факты, и заслушаем другую сторону, тех людей, которые близко знали Сталина и работали с ним, и в своих мемуарах они освещают это. Я попрошу, давайте сегодня решим выступить в качестве нейтральных арбитров: «я ни за Сталина, ни против Сталина». Разобраться надо. Итак, как описывают многие люди, работавшие со Сталиным, как проходили совещания у Сталина (причём, если бы это писал один человек, можно было бы усомниться в его объективности, но это пишут разные люди, которые между собой часто спорили и даже входили в конфликты, и, тем не менее, здесь они сходятся). Когда решался какой-то вопрос, каждому присутствующему предоставлялась возможность высказать своё мнение, люди высказывали разные, самые противоречивые мнения, Сталин при этом ходил, не спеша, по кабинету со своей неразлучной трубкой и внимательно слушал, лишь изредка, может быть, вмешиваясь в разговор с каким-то уточняющим вопросом или коротким словом: «короче» или «яснее». Выслушав все мнения, он умел привести разнообразие противоречивых мнений к общему знаменателю – решению вопроса. И когда он высказывал своё видение, ни у кого вопросов не возникало, настолько он его обобщил. Если совещание начиналось с вопроса, которым он владел и который продумал, он высказывал своё видение вопроса, и ни у кого не возникало возражений. И недруги Сталина описали вот эту его черту как нетерпение к другому мнению. Можно вырвать из контекста маленький такой вопросик, что вот он сразу сказал – все согласились, так вот это раболепность, все подчинились. Но пишет в своих воспоминаниях авиаконструктор Яковлев, когда на совещании Сталин задал ему вопрос, к которому он не был готов, Яковлев замешкался, стал смотреть на него, пытаясь понять, Сталин ему говорит: «Вы на меня не смотрите. Я хочу знать Ваше мнение, не пытайтесь угадать, что я думаю, пользы от этого никакой. Не бойтесь, что, если Вы скажете своё мнение - это плохо». Вот вам, пожалуйста, другое мнение. Главное обвинение Сталина в том, что он плохо подготовил страну к войне. Но нет ничего проще, чем, когда уже известны результаты, вернуться к началу событий и пытаться делать какие-то выводы. И нет ничего сложнее, чем разобраться во всей совокупности событий, разнообразии мнений, точек зрения, экономических и политических ситуациях в тот момент, когда всё это происходит, когда всё бурлит, события быстро меняются. Посмотрим такой факт. Какой принял он страну? После Первой Мировой войны наша страна (и после интервенции) Россия была полностью разрушена, всё, что было достигнуто до 1913 г. в России, было уничтожено войной. Расчёты трезвые показывали, что России понадобится 100 лет, чтобы из разрухи подняться до прежнего уровня, до 1913 г., невзирая на внешнее развитие. Завоеватели на Западе решили, что для них наступил золотой период: они надеялись за короткий срок подкрепить свои силы, тоже поистрёпанные в Первой Мировой войне, и наконец осуществить свою вековую мечту – захватить нашу территорию с её многочисленными природными богатствами, которых у них мало или вообще нет, ликвидировать Российское государство и хозяйничать. История нам столько времени не отвела. Перед нашим народом встал выбор: или пройти эту марафонскую дистанцию восстановления промышленности от разрухи до современного уровня не за 100 лет, а пробежать за десяток-полтора лет, или быть уничтоженными. Третьего пути не было. Приходилось в условиях острейшего дефицита времени поднимать страну. А что значит решать многочисленные сложные задачи в условиях дефицита времени, да ещё когда тебя дёргают, когда ещё время бежит неумолимо, когда одна загвоздка за другой, новые событии и т.д.? Я думаю, каждый это поймёт, особенно поймут это те, кто попадал в такую ситуацию. Здесь невозможно удержать ровно ситуацию. Тем не менее, как ни говори, а задача была решена. Тяжёлая промышленность была поднята за три пятилетки, а это стало основой для оборонной промышленности. Победа над врагом была достигнута. А, как говорит старая мудрость, победителей не судят, хотя у нас их, невзирая ни на что, всё равно осыпают грязью, и это напоминает басню Крылова, когда крестьянин спас барина от медведя, который его уже душил, а тот на него набросился: «Всю испортил шкуру! Нет бы - шуба получилась». Некрасиво, мне кажется. Какая обстановка была перед войной? Упрекают Сталина в том, что вот он не учёл ситуации, ему разведчики докладывали, говорили о точной дате нападения Германии. Что же он ничего не сделал? Давайте попробуем разобраться, какая же обстановка была перед войной. 3 февраля 1941 г. Гитлер дал указание начальнику Генерального штаба германских войск Кейтелю разработать директиву о дезинформации противника, и такая директива 15 февраля была разработана. Что в ней говорилось? Подавались самые разные ложные сведения, будто германская армия собирается оккупировать Англию, приближение немецких войск к западным нашим границам объяснялось тем, что войска идут на отдых, надо какое-то время, чтобы провести приготовления, чтобы оккупировать Англию. Был раздут миф о мнимом авиадесантном корпусе, который должен был быть заброшен на территорию Англии, выпускались в большом масштабе топографические карты Англии, выпускалась масса документов, приказов, которые свидетельствуют, что немцы готовятся именно к этому. В связи с этим 20 марта 1941 г. начальник Управления внешней разведки нашей генерал Голиков докладывал, что он получил донесение от разведчика. Нам подносят один пример, вот разведчики докладывали, что 21 июня. Здесь же говорится, что гитлеровцы готовят вторжение на нашу страну, и дата нападения называлась 20 мая. Далее, докладывал он, что 14 марта военный атташе из Берлина ему сообщал, что один из офицеров высказал, что мы меняем свои планы, идём на восток против СССР, мы отберём у них все ресурсы, чтобы потом воевать с Англией и Америкой, дата называлась где-то между 15 мая и 15 июня. Далее, не кто-нибудь, а адмирал Кузнецов, который спас нас от крупных потерь (он накануне войны весь флот привёл в полную боевую готовность, и если бы все генералы так поступили, война бы прошла с меньшими потерями), и тот докладывал 6 мая в записке Сталину, что он получил также сообщение от военно-морского атташе из Берлина, где также сообщалось, что гитлеровцы готовят вторжение 14 мая. Даты были самые разные. Говорят, что не была приведена наша страна в боевую готовность и не готова была к войне. Во-первых, мы не успевали, мы догоняли западные страны большими темпами, нам не хватало буквально 2-3 года. Все помыслы Сталина сводились к тому, чтобы избежать войны или, по крайней мере, оттянуть её начало ну хотя бы на год. Все интуитивно чувствовали, что война назревает, но никто из высшего командования не мог точно определить дату, и вот об этом люди говорят, что, действительно, мы здесь ошиблись. Все думали, что она будет, но война наступила внезапно. Тем не менее, приготовления были. Так, например, в мае 1941 г. из центральных военных округов были перемещены к западным границам 28 стрелковых дивизий – это немалая цифра, и 4 армейских управления. В конце мая Генеральный штаб дал указание командующим приграничных округов начать срочные работы по оборудованию полевых командных пунктов, а в середине июня вывести на них все фронтовые управления, т.е. подготовка велась. То, что Сталин не привёл войска в боевую готовность, - это тоже неверно. Перед самой войной, накануне – 21 июня, он дал директиву: все войска приграничных округов привести в полную боевую готовность, обеспечить снарядами, боеприпасами, скрытно занять огневые позиции, все средства противовоздушной обороны привести в полную боевую готовность. Войска всей страны приводить в боевую готовность он пока посчитал преждевременным. Возникает вопрос: в самом деле, почему он не привёл всю страну в боевую готовность? Дело в том, что у нас был в 1940 г. разработан мобилизационный план, а в 1941 г. он был откорректирован, и постоянно корректировался и направлялся в округа, в котором говорилось: «В случае угрозы войны привести все войска страны, все округа в полную боевую готовность, объявить всеобщую мобилизацию военнообязанных». Все предприятия сразу же переходили на выпуск военной продукции, причём технология уже была на руках, только сигнал нужен был. И почему же Сталин, утвердивший этот мобилизационный план, не привёл его в действие? Дело в том, что официально мы не должны были проводить реальную подготовку к войне. Все понимали, что она надвигается, но что значит «надвигается»? В юридическом плане здесь тоже нельзя поддаваться эмоциям. Непосредственная уроза войны возникла только перед самым её началом. Кроме того, германских войск вблизи наших границ не было, это тоже говорило о том, что, может быть, мы подготовимся, успеем; и они были переброшены к нашим границам буквально в последний момент и сразу же переходили в наступление. Вот здесь разобраться, действительно, трудно. Но, как бы ни было, тем не менее, сумели организовать страну на отпор врагу. И хотелось бы узнать, а вот те люди, которые сейчас, когда уже прошли события, задним числом рассуждают: как он, почему так поступил? А как бы они в той ситуации, в то время, будучи главой государства, как бы они поступили, как бы они подготовили страну? Тот же Хрущёв, скажем. Что собой представлял Хрущёв? Когда в непринуждённой беседе после совещания Сталин задал вопрос: «Ну, что там говорят в народе, как там настроение?», - ему было сказано: «Да вот говорят, что Вы не любите зелени и приказали рубить деревья по всей Москве». Тот опешил: «Откуда такие сведения? Кто говорит? Ну-ка давайте!» - «Да вот Хрущёв». – «Всё ясно. Когда мы обсуждали план благоустройства Москвы, в том числе озеленения, я сказал, что, будучи на 1-й Мещанской улице, видел засохшие кустарники, которые разрослись, не украшали город и в то же время мешали проезжей части и пешеходам». Так вот эти же люди, которые обвиняют в том, что раболепно перед ним все преклонялись, сами же бросились немедленно выполнять приказ, точнее, указание, но поступили по принципу «заставь дурака богу молиться…»

…Моё время вышло. Благодаря за внимание, передаю слово ведущему. Надеюсь, многие здесь выскажут свою точку зрения, не забывая: мы сегодня – нейтральные арбитры, забудем о нашем личном отношении.



Моторин Н.Н. (Институт всеобщей истории РАН) Ну, в общем, я от Левого фронта в какой-то степени, но я к ним просто примыкаю, я не вхожу в их организацию, поскольку не считаю её социалистической, но они и так достаточно активно собираются. Я не буду говорить ничего о Сталине, поскольку считаю, несколько с иной точки зрения надо этот момент повернуть. Я скажу о Ленине, точнее об отношении Ленина к социализму. (Реплика ведущего: прошу выступать по теме). Это по Сталину, поскольку Сталин был верным ленинцем, это очень связано. Социализм, с точки зрения большевиков – сталинцев, ленинцев, - это самоуправление, без государства, тоталитарного или парламентского. В экономике это коллективная собственность без государственной или частной, то есть это некий переход от государства к коллективу. В культуре это не просто буржуазные свобод, парламентские свободы, которые есть и сохраняются, но это нечто большее – независимость и от денежного мешка, и независимость от цензуры. Ну, а теперь посмотрим, было это у нас, в общем, или нет. Вот это главное обвинение Иосифу Сталину. То, что ленинское понимание социализма воплощено в жизнь не было. А не то, что докладчик говорил по поводу войны, что он начал войну в ненужный момент, это всё, в общем, вариативно, что можно так или нет. Я лично в этом вообще не специалист. Возможно, он и прав в чём-то. Это не главное. Даже репрессии, сколь это ни, может быть, прозвучит, с человеческой точки зрения, нехорошо, но это тоже не главное, это второстепенное, (кощунственно, может быть), но это с политической точки зрения тоже второстепенно, понимаете? Самое главное, что Сталин практически обрушил Советскую власть. Советская власть в понимании научном – это самоуправление, так сказать, это когда люди управляют обществом сами. Мы знаем, что вместо этого фактически Советская власть обратилась в номенклатуру. Как там ни относись, но это факт. Оправдывать это войной или чем-то, может быть, было бы можно, даже не войной, был такой хлебный кризис в 1926 г., когда, действительно, и тогда Сталин деспотом таким не стал, и, в общем, командно-административная система была введена тогда, в принципе, это было даже нужно, чтобы преодолеть, там целый ряд был моментов, золотой круг нэпманов, там целый ряд был моментов, когда действительно это было нужно, но нужно где-то на два-три года. Хлебный кризис был ликвидирован, командно-административную систему также нужно было ликвидировать. Этого не произошло. Она осталась вплоть до 90-х годов, там Горбачёв что-то её немножко хотел прижать, она до реставрации капитализма так у нас и существовала. Оправдывать не только войной, а каким-то там внешним окружением, так сказать,… то, что сделал Сталин с Советской властью, я думаю, всё-таки, не стоит это слишком… Я предвосхищаю возражение, что докладчик говорил: была трудная обстановка, в одной стране мы строим социализм и т.д. Вот дальше командно-административная система: был момент её необходимости, но совершенно тактически. Сталин её распространил на многие десятилетия, 50 лет, ну, не лично он – его последователи, и, в принципе, это делал Хрущёв, позиционируемый как некий враг сталинизма, фактически это было подновление фасада, ну, культ личности он критиковал и т.д. По сути, вся система созданная, номенклатурная, созданная, в общем, Сталиным, в его время, под его руководством, не только им, естественно, она сохранялась вплоть до 1991 г., даже Горбачёв, в силу перестройки, по сути, из неё не выходил. Вот главное, где вина Сталина, в чём надо разбираться: что такое Советская власть, что с ней делал Сталин, могли бы мы перейти, если была бы Советская власть, без всякого сомнения, к коллективной собственности от государственной линии, так предполагалось, что она будет, как мост в коллективную собственность, на тот берег, который будет социалистическим берегом, к социалистической экономике. Этого не произошло, мы от частной собственности ушли, и на мосту и жили 50 лет, а потом вернулись обратно. Понимаете? И мы к социализму не дошли, мы его строили, мы его начали строить, потом это движение прекратилось. Ещё можно дополнить, допустим, о коллективизации. Это очень важный вопрос – переход к коллективной собственности. Что произошло с крестьянством? Ну, Ленин ведь предполагал, колхозы практически не были созданы. Называть колхозами то, что у нас было создано, я думаю, нельзя, это некое новое крепостничество, немножко смягчённое где-то в 70-х годах, когда паспорта дали. Ленин предполагал колхозы как абсолютно добровольные, когда крестьянину выгодно, он сам идёт, высотой техники и кооперацией простой крестьянин заинтересовывается, он понимает, что получит больше, крестьянину надо просто показать, что это выгодно, он пойдёт в колхоз. Не было этого. У нас была не насильственная коллективизация - коллективизация не может быть насильственной, как социализм демократический – нет недемократического социализма, нет насильственной и ненасильственной коллективизации, её просто не было. И не в голодоморе дело, а дело в том, что просто то, что было создано на селе, - это некое упрощение… Южаков такой был, Ленин его критиковал в конце 90-х годов, две статьи там было по каким-то «хозяйственным гимназиям» (так они назывались), Южаков предлагал то, что волей-неволей осуществил потом Сталин. Ленин иронизировал: мы хотим крестьян освободить от эксплуатации, а вы хотите, чтобы они работали задарма.

Новиков Е.А. ( Член Союза славянских журналистов, член КПСС с 1961 г., год рождения 1931). То, о чём здесь говорил предыдущий оратор, очень хорошо, даже не очень хорошо, а очень невнятно перепевал мотивы Гавриила Харитоновича Попова, который 30 лет стриг купоны Советской власти, а потом резко выступил против неё. Таких ребят было довольно много. Ничего этого не было на самом деле, я это говорю, так как я это видел, и я это помню. А для того, чтобы было ясно, процитирую одно небольшое, так сказать, «письмо» Никиты Сергеевича Хрущева товарищу Сталину (1938-1939 г.): «Дорогой Иосиф Виссарионович! Украина каждый месяц посылает 17-18 тыс. репрессированных, а Москва утверждает только 2-3 тыс. Прошу принять меры». Резолюция Сталина: «Уймись, дурак!» Мне кажется, что одно это слово говорит обо всём этом гораздо больше, чем все вымыслы этой, простите меня, вот здесь есть сын моего оппонента частого - Курочкина, дорогого моего друга Бориса Борисовича, но это всё когда-то называлось «гнилой интеллигенцией», которая в конце концов провалила 1905 год и провалила 1991 год, которая очень плохо, ничего не сделала, не реставрировала ни капитализм, ничего, а просто устроила бандитское государство, в котором мы до сих пор живём и вылезти из него не можем. Второе – репрессии. Я это говорю не просто так, у меня есть знакомые люди, которые служили в это время на Дальнем Востоке. Блюхер был расстрелян не за то, что он был «враг народа», это ему, простите, «приукрасили» биографию, он просто спивался, спаивал офицеров, проигрывали всё в карты, было такое бытовое разложение… Ну, точно так, как сегодня в этой самой вот компании, про которую говорят: ай, коррупция, коррупция. Это всё было. А теперь, было и другое – это я видел, это я видел своими глазами: 7 Ноября 1937 года. Я родился в Ленинграде, и я в это время пошёл на демонстрацию, ну, я с мамой пошёл, не сам, ещё маленький был. Вот представьте себе – он тогда назывался Международный проспект, потом он назывался проспект Сталина, сейчас он называется Московский проспект, один из центральных проспектов Ленинграда, ну, это Невский, улица Горького после того, как её расширили – я помню эту улицу, запруженную народом от края и до края. Это что, штыками гнали людей на демонстрацию, да? Кнутами? Нет, я помню эти лица, я помню этот восторг всенародный, с которым жили те люди, а не эти, не те, которые совершили контрреволюцию в 1991 г., по пьяной лавочке водрузив на броневик, на танк этого алкоголика, алкаша Ельцина, и кричали: «Борис Николаевич!» Все же видели, что это стыд и позор для страны. Ни в одной стране бы никто не вытерпел такую пьянь во главе государства, а вы терпели, какие вы хорошие! Где вы были, господа интеллигенты в это время, господа правозащитники? И насчёт готовности к войне. Я был мальчишкой, в 1941 г. мне было 10 лет. Как вы понимаете, в это время, в этом возрасте любимое занятие ребят – играть в войну. Война и готовность к войне дышала во всей стране, а то, что мы не смогли, не сумели, и только через год начали по-настоящему драться, - в этом была беда того, что мы не успели подготовиться, не успели за эти 10-15 .. 10 лет! Сталин в 1931 г. сказал: «Если мы за 10-15 лет не пройдём, не пробежим это расстояние, то нас сомнут»,- и самое главное, чего люди до сих пор не понимают: 25 октября 1917 г. случилось крупнейшее в человеческой истории событие – впервые за всё время существования человечества люди решили ликвидировать эксплуатацию человека человеком, впервые! И это что, было простенько сделать? Это что, прогулка по Невскому проспекту? Это что, гуляние с флажками красными по улице Горького? Это труднейшее дело было. А то, что люди на это шли, - это, простите, было так, потому что, если это было не так, мы бы не выиграли войну. А то, что у нас сдавались в начале войны, да, сдавались, мы стыдимся об этом говорить, но сдавались обиженные мужички, обиженные на Советскую власть, которые хотели там, у немцев, получить получше житуху, и они охотно шли вперёд, побросав оружие; и только когда их смешали с дерьмом, они поняли: что мы делаем? И через год начали воевать, через год, когда был приказ: «Ни шагу назад!» (Сталин). Я прошёл в отношении к Сталину все фазы: от обожания в детстве до критического отношения такого, какое поднял самый главный враг советского народа и Советской власти – Никита Сергеевич Хрущёв, потому что он причинил беду такую неисчислимую, что ни словами не сказать, ни в сказке описать, но я на это купился, и я сегодня пришёл к мысли, что самый великий защитник России, а значит, и русского и советского народа был Сталин.



Никольская О.Л. (РКРП-РПК) Я хочу начать с того, что, в общем-то, в самом большом понимании и выступление докладчика, и выступление этого интеллигента, - я с ними не согласна, потому что выступление докладчика недостаточно глобально, потому что роль Сталина оценивать без учёта глобального соотношения сил в мире во время его правления нельзя. Революция возникала, т.е. она уже возникла как Парижская коммуна, потом 1902-1903 год – оказывается, были всеобщие политические стачки в Бельгии, в Голландии, ещё в какой-то стране, и наши в 1905 г. – это не выдумка Ленина, это было всемирное стремление к революции в сознании всех людей, оно даже отразилось уже в Великой депрессии в США – то, что началось в 20-30–е годы (Великая депрессия ) – там тоже грозила революция, но Рузвельт нашёл возможность сделать общественные работы и повернуть, т.е. на самом деле кризисы показывают человечеству, что без здорового, умного управления экономикой кризисов не избежать. Управление должно быть, и свобода капиталу делать, что ему вздумается – это ложная свобода, она не ведёт человечество к прогрессу, и до сих пор у нас этот вывод на самом деле не делают. Так вот, Сталин выполнил основное завещание Ленина – то, что защитить завоевания Советской власти, это были завоевания революции, тем, что не допустить раскола партии, потому что только в едином – Ленин прекрасно это понимал - Сталин выдержал эту идею при каких угодно издержках, но то, что мы победили в Отечественной войне, это же мировая война, это мировой капитализм боролся с наступающим социализмом, и на самом деле все противоречия, все дискуссии возникают не из-за недостатка информации (информации сейчас – завались), но это противостояние классовой борьбы во всём человечестве не прекращается, как бы мы его ни отрицали, как бы мы в Конституциях ни записывали, что классовой борьбы нет, она всё равно есть во всём мире и будет до тех пор, пока человечество целиком не перейдёт к построению социализма. Социализм как демократия (у нас и РСДРП(б) называлась социал-демократической партией) – это социально направленная и справедливая демократия, а не то, которое делается как идеал, американский идеал. Так вот Сталин имел глобальное мышление, он глобально защищал и, действительно, защитил Россию, но, конечно, с помощью народа, психику которого готовил Ленин 25 лет. Работа партии состояла в том, чтобы сделать народ понимающим то, за что он должен бороться и как, и что. То, что агитаторы выучивали статьи Ленина, потому что, конечно, они сами не могли так мыслить, Ленин совершил гениальнейшую, т.е. это просто фантастическая по объёму работа, которой насыщал пониманием весь народ и даже всё человечество, потому что эти статьи читало всё человечество. И недаром вот сейчас передают про Штирлица, молодость Штирлица, и там есть такие слова Постышева, что вся Россия уже красная, японцы говорят, что красных у нас мало, он говорит, что вся Россия уже красная, они уже столкнулись с белыми и с красными, и уже вся Россия шла за большевиками. Это реальность. Ну, так диалектика заключается в том - мы не умеем владеть диалектикой, - в том, чтобы каждое явление рассматривать в его противоположностях, потому что эти противоположности и движут человечеством. И, кроме того, буржуазия научилась использовать отрицательную сторону этой противоположности как движение контрреволюции к тому, что социализм не может быть построен. Фактически это всё идеализм. Уже сейчас всякие лозунги соглашательства – это уже всё не работает, на самом деле существо в том, что слова стали вооружать людей именно против движения вперёд, против построения социалистического общества, что это невозможно, социализм невозможен, Ленин не построил. Ничего сразу не строится, всё происходит постепенно, и общество перестраивается постепенно, и именно это надо разрабатывать коммунистам сейчас: как перестроить, каким конкретным направлением можно перестраивать, чтобы двигаться к социализму, потому что надеяться только на революцию, не сформулировав конкретных направлений, конкретных мероприятий, уже сейчас не 1905 год, и конкретные мероприятия, конкретное движение отраслей экономики нужно уже формулировать. Вопрос: почему в последний кризис Китай не понёс потери, почему он вышел из этого кризиса усилившимся даже? Потому что они не приватизировали землю, они не продают землю, у них кругом аренда, и в результате они движутся по развитию промышленности, а не в сторону гражданской войны, чтобы драться из-за собственности, теперь будет развиваться драка уже и за землю.



Горшков В.А (пенсионер, беспартийный) Я думаю, что мы не отметили ещё одно понимание и одну черту Иосифа Виссарионовича – это диалектическое понимание развития истории. Здесь подчёркнута историческая роль Сталина, которая, естественно, неотрывна от истории Советского государства, истории России и от всего, что происходило в этом мире в тот период. И, собственно, старшее поколение прежде всего знает (учили и в школе, и в институтах), что все процессы надо рассматривать с позиций исторического и диалектического материализма. И когда смотришь сегодня и телевидение, скажем… Ну, наверное, вчера многие смотрели передачу «Чистый понедельник», или как там называется, - беседа была о роли Сталина. Там две группы оппонентов выступало: Кургинян, Проханов – с одной стороны, с другой стороны – Барщевский. Ну, прежде всего упор делается на что? Жертвы, жертвы, жертвы. Вот сталинизм и империализм – равенство, да? Я хочу сделать акцент здесь какой – в плане пропаганды как бы выступить против этого. Кургинян и Барщевский являются как бы… У того и другого - «были жертвы». Один сказал, что его деда арестовали, второй сказал: «Моего деда арестовали». Вот Кургинян там выступил, как здесь докладчик подчеркнул, что надо процесс этот рассматривать в сумме, с позиций именно истории всей страны, государства, и как роль личности в данном случае влияла на развитие общества. Барщевский подчёркивал, что гитлеризм и сталинизм одинаковы. Но что я хотел бы здесь акцентировать? Когда говорим о жертвах, почему-то я нигде не встречал, не слышал, - а сколько спас Сталин? Давайте зададимся просто таким вопросом. Может быть, он звучит парадоксально, ну, вся у нас сегодня демократия любит вешать всех собак на Сталина, так повесьте вот эту собаку тоже на Сталина: а сколько спасли Советское государство, большевики под руководством Сталина? Давайте запомним одну вещь, что 1940-1941 гг. – это как бы ответ на вопрос, три четверти, как минимум, Европы орали: «Хайль Гитлер!», - и наша страна воевала не только против Германии, а против Франции, против Венгрии (кстати говоря, Венгрия, если связать тот же 1956 г, в Венгрии последний практически пал фашистский режим, наверно, и 1956 г. был связан с этим в какой-то степени). Так вот, сколько на тот момент было в Советском государстве населения? Я почему так сужу – мне было 5 лет, когда началась война, и я помню первые взрывы бомб, поэтому в плане пропаганды (я не был, к сожалению, на прошлом заседании о методологии), что вот этот акцент – 300 млн там где-то в Европе, наверно, было - три четверти орали: «Хайль Гитлер!» И не будь вот этой победы, простите, ну, тогда мне было пять лет, в 1945 г. я, может быть, тоже орал бы: «Хайль Гитлер!» Была кстати похожая статья в «Литературке». Ну, а то, что говорили о жертвах, наверно, мы напомним саму сущность нашего человечества что ли. 150 лет назад русский писатель дал характеристику обществу, общество, в том числе, его и посадило, в том числе, наверно, за это, в бронзовое кресло в центре Москвы, а рядом по-прежнему играют «Волки и овцы». Вот сущность человека. Кстати, один из последних, по-моему, экономистов на последнем экономическом форуме повторил слова, по-моему, Маркса, подход Маркса, что человека надо менять. И вот религия в том виде, в котором она существует, за 2000 лет практически не поменяла человека, под страхом бога, заметим.



Горошкова М.Г. Я хочу поблагодарить ещё раз докладчика с его характеристикой исторической роли Сталина, но просто хочу немножко ещё дополнить, что Сталин был последовательным марксистом. И рассматривать надо диалектически и историю тоже. Поэтому то, что он поступал так, как диктовали ему те условия, которые были, и диктовалась позиция последовательного марксиста, это ещё раз говорит, что это не просто хороший руководитель государства, даже рабоче-крестьянского, он был последовательным марксистом, учеником последовательным Ленина – всё это так, но Сталин, прежде всего, говорил: «Для меня главное - защита рабочих и крестьян». Это в первую очередь, поэтому то, что делалось в первую очередь – это так, чтобы и снабжение было в первую очередь рабочих районов, что потом, после его смерти, было не просто, а специально так сделано: были Госснабы все, так сказать, ликвидированы. Поэтому надо и с этой точки зрения говорить, и то, что перед войной, действительно, люди настолько стали жить лучше, что – я тоже была такой же девчонкой, как предыдущий оратор, но могу сказать, что, действительно войну мы выиграли не только политически, но и экономически. Не было бы этого экономического подъёма… Уже в конце 40 г. у нас было товаров больше, чем денег, т.е. уже в то время стоял вопрос уже менять распределение, уже в то время, но в связи с войной многое… Уже в 1927 г. у нас был семичасовой рабочий день, а в 1939 г. вводится восьмичасовой рабочий день – это, ещё раз, подготовка к войне, - и неделя семидневная, т.е. настолько надо было готовиться к войне, что было введено. То есть те шаги, которые предпринимало руководство страны и его прекрасные помощники, его единомышленники, такие, как Вознесенский (его зря, так сказать, уничтожили ещё при жизни Сталина) и многие другие: тот же Кузнецов Алексей, по-моему, ленинградский, ну, многие. Госплан был, и Госплан был главным, и экономика строилась, был Наркомфин, был рабочий контроль, потом это всё было уничтожено. Вместо Наркомфина стало Министерство финансов. А тогда и план сопоставлялся: отдельно делался план Наркомфином, и отдельно план - Госпланом по материальным и трудовым ресурсам, строилось сопоставление; если были какие-то неувязки, это пытались ликвидировать. В дополнение к предыдущему товарищу хочу сказать, что рассматривать надо, так сказать, отношения, действительно. Ленин пишет, что социализм оценят в коллективах, при капитализме у нас тоже коллективное хозяйство, но всё дело в том, что отношения различные: отношения между трудом и капиталом, и вот не стали брать у меня статью Энгельса, связанную с жилищным вопросом, а здесь другие отношения – не между трудом и капиталом, так что рассматривать надо и не идеологически, т.е к идеализму мы пришли: рассматриваем отношения, не сопоставляя с материальной частью. А эти законы, ещё Ленин писал, о том, что у каждой эпохи свои законы движения, и коммунизм – это такое движение, когда всё, что наработано за предыдущие годы, эпохи, как-то объединяет, и строится на других отношениях совершенно, то есть это экономика по существу.



Серов М. (РКСМ(б) Я коротко скажу, не буду высказывать какое-то мнение, просто по поводу того, как у нас идёт дискуссия. На мой взгляд, разговор о том, правильно ли Сталин действовал там, там, о его личных качествах, о готовности поклонения является непринципиальным. Принципиальным является вопрос о том, были ли возможности, вообще какие-то альтернативные действия в каких-то рамках, и вот я считаю, что есть некоторые моменты, которые являются вряд ли дискуссионными, потому что в идеале можно вынести опыт на следующие времена, вот опыт по этой самой методике в нашей стране уже сейчас не вынесешь, так как таких войн уже не будет, а вот реальность, то, что можно вынести – это, например, о том, как в конце 20-х годов шла острая внутрипартийная борьба, все в курсе, какими методами она велась, к чему она привела, и вот вопрос в том, являются ли те методы ведения этой борьбы оправданными и т.п. Я высказываю свою личное мнение, вот, к примеру, такие моменты, которые можно вынести на будущее, реально имеет смысл обсуждать, а такие вещи, как он действовал в войну, каким он был человеком – это неважно. На самом деле важны моменты о том, что можно применить в будущем



Соколова Т.И. (Марксистская платформа) Я хочу сказать немножечко о Сталине. Мы говорили о Сталине столько в последнее время, что в этой информации можно заблудиться. Немного я не согласна с молодым человеком, что личностные качества не имеют отношения. Конечно, имеют, и, если мы говорим сейчас о персоне, о персоналиях, так или иначе личные качества мы не должны отбрасывать. Что касается той эпохи. Давайте посмотрим, если есть диктатура класса, в данном случае пролетариата, можно ли обойтись без жёстких мер? Обратите внимание, что в других странах, строящих социализм, не было Сталина, но были похожие методы, поскольку диктатура - она и есть диктатура. Другое дело, что сейчас, если смотреть глазами современника, сейчас, конечно, авторитаризм себя исчерпал, и, несмотря на то, что разругали 1-го выступавшего, который говорил, я согласна, что сейчас должно идти всё к коллегиальным формам управления. Могу вам сказать такую вещь, что есть два типа власти: есть власть авторитета и авторитет власти. Если есть авторитет власти, то безразлично, какой функционер у неё стоит. Самое главное – есть верх, вы подчиняетесь тому, кому вы подчиняетесь. Если есть власть авторитета, то тут уже важны личностные качества, и, собственно говоря, неважен статус человека. В свое время был такой тест: выполнили бы вы поручение своего начальника, если бы он не был у вас начальником? То есть фактически личностный фактор никуда нельзя отбросить. Теперь по поводу той эпохи. Очень часто путают такие понятия, как сталинизм и сталинщина. На мой взгляд, это понятия несколько разные. Если говорить о сталинизме, как например, марксизме, ленинизме, сталинизме, то на своём этапе Сталин, конечно, развивал идеи Маркса-Энгельса в той мере, в какой это было возможно и в какой он был способен. Но сталинщина – это несколько иная эпоха и здесь несколько иное понятие, здесь несколько не очень хорошие вещи получаются. Ну, что такое сталинщина? Вообще, конечно, культ созревает не только, когда человек давит и т.д. Пойдите вы сейчас и скажите: давайте я буду на вас давить, идите делайте то-то, то-то – кто вас будет слушать, и кто это сделает? Фактически культ вырос ещё из таких настроений людей, из не очень сильно развитого общества, в личностном плане. Простите, пожалуйста, репрессии – вот мы говорим о репрессиях, если брать политические решения – откуда кто знал, почему у нас люди занимались доносами, преследовали свои корыстные интересы, о чём это говорит? Это говорит не о том, что конкретно власть виновата, а о том, что люди были такие, которые занимались клеветой и оговорами иногда, хотели что-то получить от этих репрессированных – комнату занять или ещё что-то такое. То есть, понимаете, сталинщина как таковая ещё должна быть описана. Теперь по поводу - правильно или неправильно поступал Сталин. Вы знаете, уважаемые товарищи, конечно, Ленин был гениальный человек, и он в своё время разрабатывал стратегию и тактику для своего времени. Но мы же с вами не жили в те времена – 30-х годов и т.д. Извините меня, как бы мы с вами поступили, если бы имелись те события, которые тогда происходили? Поэтому я не думаю, что нужно осуждать Сталина за какие-то неправильные шаги и т.д. Он, в конце концов, не господь бог. И ещё. Я могла бы сказать вот что. Нас очень часто упрекают в репрессиях. Ну, конечно, наверно, было плохо, что не было разграничения между уголовниками и политическими заключёнными (его и сейчас, кстати, нет - такого разграничения), мы не можем точно посчитать, сколько было конкретно по политическим мотивам и сколько было, действительно, за дело там: за кражу, разбои и т.д. Но я могу вам сказать так: нас упрекают в репрессиях, но давайте мы посмотрим, вот если американцы, например, говорят, что у нас были репрессии, а у них? У них ведь было не лучше, у них до середины XIX века сохранялось рабство. У них, в конце концов, был маккартизм. Почему-то мы не упрекаем их и не акцентируем внимание на их каких-то негативных сторонах, а на своих негативных сторонах – нас на этом сосредоточили. Ещё по поводу разоблачения культа. Вы знаете, как это ни парадоксально, но мне кажется, что культовое сознание мифологическое и идолопоклонство исчезнут только тогда, когда каждый из людей будет сам идолом и кумиром, т.е. в конце концов, когда он сам разовьётся до уровня личности. Тогда он не будет смотреть снизу вверх на какого-то там человека и говорить о том, что он непогрешим, он наш культ и кумир, и от него нужно идти защищаться. Если мы говорим о развенчании культа личности, то, на мой взгляд, это надо было сделать таким образом: вот 1956 г. когда был, ХХ съезд, нужно было не прятать эти выступления и не замалчивать их, чтобы там ВВС и «Голос Америки» сами сказали, и таким образом посеяли всякие такие разночтения. Нужно было сказать очень чётко, ясно, один раз и замолчать, и чтобы не ходили бы потом слухи и не получали бы эту информацию длительное время для жёлтой прессы. Мне кажется, что следовало бы именно так сделать. А потом, извините, что значит «разоблачать культ личности»? Ведь, если этот доклад был напечатан, почему-то не было упрёка или мало было, намёк был на то, что сами люди отчасти виноваты в том, что сформировался культ. Извините меня, авторитарные методы и методы жёсткие порождаются именно в тех условиях, когда общество несовершенно или вообще когда какая-нибудь малая общность тоже несовершенна.



Штыволока А.С. За эти годы «демократии» не удалось нашим классовым врагам принизить роль Сталина. Но что они сейчас единственно обвиняют Сталина в том, что большие жертвы, очень большие жертвы. Сколько полегло советских воинов, освобождая Польшу? 600 тыс. У озера Балатон полегло 400 тыс., освобождая Европу. У нас все беды в комдвижении оттого, что люди не хотят собой жертвовать. Понимаете? Заслуга Сталина в том, что только новый человек, советский человек, готовый к самопожертвованию, у него. Вот его великая заслуга – создание нового человека, который готов пожертвовать за нашу Советскую Родину, за нашу Советскую власть. И вот сейчас люди идут, бросают бумажку, почему они это делают? – а так проще! Бросил бумажку, и кто-то за него сделал жизнь, а собой он жертвовать не хочет.



Леонтьева А.И. Я работник образования, культуры. Вот как раз хочу поддержать эту тематику. Действительно, в годы нашей Советской власти, годы сталинизма, был сформирован человек с высочайшими идеалами, и вот эта вера в дело Ленина-Сталина сказалась в мощнейшей культуре, в таком подъёме, в такой музыке, в таких песнях. А культура, как известно, определяет всё, она определяет смысл жизни. Это было подобно такой вере. Чтобы человек пошёл на самопожертвование, он должен был принять вот эту идеологию как высший смысл жизни, ради которой - его страна, будущее его детей, он готов был отдать свою жизнь. Я занимаюсь темой духовного потенциала Победы, и вот какие были песни написаны? «Всё выше, и выше, и выше» или тот же, помните, замечательный «Марш артиллеристов»:

«Горит у нас в сердцах любовь к земле родимой,

Идём мы в смертный бой за честь своей страны.

Пылают города, охваченные дымом,

Гремит в седых лесах суровый бог войны.

Артиллеристы, Сталин дал приказ!

Артиллеристы, зовёт Отчизна нас!

Из сотен тысяч батарей

За слёзы наших матерей…»

Тысячи песен, гимн Москвы, симфония героическая Ленинградская, после исполнения которой уже в Америке Артуро Тосканини сказал: «И какой же дьявол может такую музыку написать в аду! (в аду вот этой блокады), и какой дьявол может победить народ, который это сделал!» То есть вот такого подъёма, который министр обороны Америки: «Как они могли подняться за эти 10 лет?» И Сталин после смерти Кирова сказал (1 февраля): «Нам осталось 10 лет»,- и он ошибся на полгода, война началась не в феврале, а в июне, вы знаете. И вот эту культуру надо сегодня сберегать. Сегодня смотрю, как наше ветеранство проводит свои фестивали, фестивали той же песни – нет этого накала! Нет этого видения! Идёт такое падение, какое-то пораженческое настроение, она повторяют песни, представьте, я просто скажу момент один: вот поют они песню, а рядом с ними молодые люди: допустим, девушка провожает бойца, этот боец – как он одет? У него тут кудряшки, у девушки тут вот такая юбочка, такая гимнастёрочка и вот такие серьги, и даже вот эти, кто поёт, ветераны, не видят они, кто перед ними! Вот что творится сейчас на сцене. Приходите, пожалуйста, послезавтра можно посмотреть очередной смотр, там уже отобраны номера, но, тем не менее, вот сказал участник войны - такие строки: «Был СССР, была Победа, всё это в памяти у деда, а дети – это вот всё уходит, нет той силы…» Вот сегодня нам этот нужен потенциал Победы держать, передать, сохранить, поднять из глубин. У нас 40 тыс. писем в войну было написано, и они есть, они в душе народа живут. Давайте же поработаем на эту культуру.



Ферберов И.Л. Тема, конечно, необъятная, по ней уже написаны сотни, если не тысячи томов, и ещё будет написано не меньше, а больше. Хотел остановиться поэтому на буквально очень ограниченном круге вопросов общих и чуть-чуть частных. Один из выступавших товарищей здесь очень точно сказал, что при оценке действий того или иного исторического лица необходимо исходить из принципа историзма, из принципа конкретных исторических условий, действовавших в то время и в том месте. Поэтому, рассматривая те или иные действия Иосифа Виссарионовича Сталина, необходимо очень тщательно вникнуть, врасти в ту обстановку, в которой эти действия предпринимались. Мне в своё время в конце 90-х годов (в 97-98 г.) по поручению партии пришлось заниматься, в частности, и этим вопросом, когда я готовил к публикации цикл статей «ХХ век. Мифы и реальность», Несколько из этих статей посвящено сталинскому времени и конкретно даже его действиям и его личности. Кто захочет их посмотреть или освежить в памяти, они несколько раз переиздавались, сейчас они имеются на сайте нашего комсомола РКСМ(б) в архиве, в разделе «История», можете посмотреть. Это первое, о чём я хотел бы сказать и предостеречь исследователей, рассматривающих те или иные действия. Исследования в отрыве от конкретной исторической обстановки – это немарксистский подход. Марксистский подход, живая душа марксизма – в учёте конкретной исторической обстановки. Второе. В эту конкретную историческую обстановку входит составной частью та информация, которой владел тот или иной человек, тот или иной орган управляющий для принятия решения. Любой человек, принимая любые решения, действует в обстановке нестопроцентной информации, всегда он что-то знает, а что-то не знает – нет на данный момент той или иной информации. Об этом приводился пример докладчика, об этом можно приводить сегодня тысячи примеров. Чуть-чуть частность: докладчик остановился на информации о дате начала Великой Отечественной войны, дате нападения Германии на нас. До того, как разведчик (например, Рихард Зорге) назвал 22 июня как день нападения на Советский Союз, он называл 16 других дат, это не вина его, это ограниченная информация, которой он владел. Нужно просто правильно расставлять акценты и правильно понимать, что информация всегда ограничена. Поэтому говорить, что вот тогда надо было поступить по-другому – это мы сейчас знаем, а когда мы жили тогда и владели другой информацией, мы этого не знали, и, естественно, Иосиф Виссарионович тоже знал далеко не всё. Теперь о приёмах буржуазной пропаганды, с которой приходится нам бороться и которую я частично изучал, когда готовил этот самый цикл статей. Мало того, что рассматриваются те или иные действия в отрыве от конкретных условий, высказываются просто штампы, высказываются какие-то эпитеты убийственные. Ну, например, сегодня было высказано, эпитет, - просто к примеру: у нас был не колхозный строй, у нас было своего рода крепостничество. Ну, да, мужиков и баб продавали от одного помещика другому, девок пороли на конюшне. Ну, вдумайтесь, товарищи, в сущность термина, который вам вдалбливают в головы – это приём буржуазной пропаганды безотказный, эмоциональное название какого-то явления, совершенно не имеющее ничего общего с действительностью. Говоря об информации, которой мы сейчас владеем, интересную вещь скажу: тогда, в конце 90-х годов я, например, для этого самого цикла обладал очень ограниченной информацией, я пользовался документами. Я не смотрел на коммунистическую пропаганду или антикоммунистическую пропаганду, я пользовался документами. Но сейчас за это время, за эти 10-12 лет, рассекречены новые документы, и мне очень интересно их читать. Например, совсем недавно широко опубликованы документы, касающиеся 1938-1939 гг. – времени Мюнхенского договора и предшествующих годов, и буржуазные учёные на весь мир заявили, что иного выхода, как заключение договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, не было и быть не могло, просто не могло быть в той обстановке, особенно учитывая, что Советский Союз последним заключил договор о ненападении с Германией, после того, как это сделали другие, капиталистические страны. Сейчас я с удовольствием читаю новую книгу – «Энциклопедия внешней разведки Советского Союза», там только документы, там всё - сухим языком документов. Там не сталинисты, не антисталинисты (как, скажем, «Анналы» Тацита читаешь: в таком-то году консул был тот-то и тот-то, а трибун был тот-то и тот-то, и приведены документы). Эти документы на многое раскрывают глаза, эти документы раскрывают глаза на обстановку в начале и середине 30-х годов, из которых мы узнаём, что, оказывается, что эти самые явления саботажа, шпионажа, вредительства, убийства коммунистов и многое-многое другое, о чём мы слышали краем уха, и кое-кто считал это коммунистической пропагандой, в этой самой коммунистической пропаганде сильно преуменьшены. На самом деле масштабы этой вредительской деятельности были в разы больше, чем то, о чём нам даже краем уха доводилось слышать, в разы больше. Следующее, на чём бы хотелось очень кратко остановиться. Ну, Максим тут упомянул о том, стоит или не стоит рассматривать личность историческую здесь. Но штука в чём? У нас ведь тема сегодняшнего заседания – «Феномен личности Иосифа Виссарионовича Сталина», - ну, вот тема такая. Любым исследователям любой исторической личности не удастся отойти от личностных качеств того или иного человека. Говорят о Сталине много высокопарных слов, в эпитетах самого высокого значения, что он и гениален, и прозорлив, и всё на свете. И, видимо, изрядная доля истины здесь есть, но каковы же особенности личности Сталина, о чём нам известно? Тоже, занимаясь этим вопросом, выяснил, что Сталин был глубоко и широко образованным человеком и получил блестящее образование, это не был недоучка, просто выходец из семьи сапожника, а это был человек с блестящим образованием, он писал стихи, которые печатались в дореволюционной прессе, когда он ещё был семинаристом, и после этого. Но самое главное, что он это образование не задерживал на какой-то ступени. Мы читаем труды Сталина по самым разным вопросам различных наук и убеждаемся в глубине его знаний. Как оказывается, он до конца своей жизни учился, упорно учился, он никогда не превозносил свои знания, как многие из, извините, нынешних философов и учёных считают, что они всё знают. Я всегда привожу в пример фразу одного моего нынешнего очень серьёзного оппонента, но, тем не менее, фраза великолепная: «Сколько дурака ни учи, а он всё равно всё знает». Так вот Сталину это было не свойственно, он до конца жизни учился и жадно поглощал знания. Ну, ему было легче только в одном отношении, что он обладал феноменальной памятью, и ему было легче, чем многим другим, эти знания поглощать. И ещё два вопроса. О том, что было бы, если бы наша страна и после его смерти шла сталинским курсом. Почитайте одну работу, которая, я лично глубоко убеждён, является политическим завещанием Иосифа Виссарионовича, эта работа широко известна и вам, наверняка, тоже – «Экономические проблемы социализма в СССР». Там несколько статей, писем Сталина, в которых, ну, чётко, математически точно, я бы даже сказал, арифметически точно изложено, что, как и почему надо делать для продвижения к социализму, для дальнейшего продвижения к социализму. И диву даёшься: как можно было, только-только в начале 50-х годов эта работа была опубликована, прошло несколько лет – и всё это отброшено, растоптано, и страна пошла по противоположному пути, нарушив, всё то, о чём, я ещё раз говорю, логически точно высказано в этой работе Сталина. Поэтому, когда мы говорим о том, что было бы, надо эту работу перечитать. Социализм был бы и дальнейшее продвижение по пути к коммунизму. И последнее. Роль Сталина, даже теми его апологетами, которые его расхваливают в той же дискуссии, скажем, со стороны Проханова и многих других, роль Сталина сужается, и в последние годы эта тенденция усиливается. Сталина сейчас представляют, то есть вам предлагают, как обычно, искусственный выбор: Сталин – чудовище и Сталин – гениальный державник, государственник-патриот. Это очень сильное сужение роли Сталина. Правильно совершенно было сказано, что Сталин, прежде всего, марксист, коммунист, интернационалист, и все его действия по укреплению Советского Союза он всегда рассматривал как составную часть борьбы мирового пролетариата и никак иначе, и не уже, и не шире. Сталин – фигура коммунистического движения в мировом масштабе, он вовсе не был тем, что сейчас принято считать «державником», «государственником», «патриотом», он был этим ровно в той мере, в какой это необходимо было для победы коммунизма во всём мире. Это нужно постоянно помнить, что он был коммунист прежде всего, и для этого он был державником и государственником, для этой цели, а не как самоцель.



Бойко В.И. Дорогие друзья, благодарю всех, кто пришёл сегодня поддержать эту дискуссию, а зал был полный. Благодарю за дискуссию и в том числе за такие выступления, которые не только совпадают с моим мнением, но и за противоположные. Хочу ещё раз подчеркнуть: давайте учиться подходить ко всем вопросам диалектически и не забывать, что любое явление имеет две стороны, как палка о двух концах. Если будем к этому стремиться, будем идти правильным путём. Ну, тут было замечание, что не всё было раскрыто, потому что регламент меня ограничил, я и так уже смотрел на часы и, действительно, многое упустил. Хотел бы пополнить то, что не успел. Я говорил про начальника разведывательного управления Голикова, который предсказывал, что ему разведчик докладывает из Берлина, что три группировки немецких войск готовятся, как это и было, что военный атташе ему сообщал, и сам Голиков при этом тут же комментировал эти сообщения, он сказал: «Это дезинформация, не сможет Гитлер воевать против нас, не завоевав предварительно Англию». Вот какие высокие чины, и те ошибались. Кузнецов, адмирал, когда докладывал, он также сказал: «Моё мнение – это дезинформация, немцы проверяют, как мы отреагируем на это». Так что не только Сталин объективно не мог сориентироваться, но и вот такие люди, на которых он опирался. Жаль, что ушли оппоненты, хотел бы сказать: тут было высказано, что мол крестьяне были вовлечены опять в феодальный строй. На самом деле, Сталин предполагал построение колхозов по принципу артели, русская артель – это был зародыш социалистического способа производства, и мне неоднократно приходилось слышать от очевидцев тех лет, что, когда, действительно, строились колхозы по типу артели, например, рыбачьи артели создавались, люди шли на работу, как на праздник, потому что производительность была невероятная, люди понимали: и себя накормим, страну накормим, и сами будем жить хорошо. Люди держались за эти колхозы, пока номенклатура, а это уже, как говорится, пролазили в партию не сталинские элементы, разломала это всё. И свидетельством тому, если мы посмотрим кинохронику тех лет, то мы увидим, как крестьяне работали на поле, с какими сияющими лицами, как глаза светились. Вот вам подтверждение, которое опровергает вот эти все наговоры сегодняшнего дня. По поводу репрессий. Товарищ, с которым я работал, человек воевавший, штурман бомбардировщика, всю войну прошёл – он рассказывал, что ни одного случая у нас не было, чтобы кого-то арестовали, кому-то что-то вменили какое-то обвинение – всё было спокойно, за исключением тех, кто действительно заслуживал этого. А другой товарищ мой так рассказывал: у него отец попал в плен, потом они из плена каким-то образом то ли сбежали, не помню, – СМЕРШ их тут же изолировал и держал три месяца в карантине и разбирался, и выяснялось, что если человек в плену не выдавал наших, не работал на немцев, не выслуживался, а волей судьбы оказался там, их через три месяца выпускали. Если выяснялось, что ты продавал наших, вот тогда уже, будь добр, ответ! И это раздувают, как систему, как будто это было целенаправленно. Когда Хрущёв опорочил имя Сталина, как говорится, как он разоблачал культ личности, то много, конечно, ажиотажа было, и в душах произошёл какой-то надлом, было много разговоров, многие люди поддались на эту удочку. Помнится, мой отец тоже говорил: ну, раздули так, что вроде без Сталина и жить невозможно, но прошли годы, посмотрел он, как руководят новые руководители, и как-то он сказал: «Мне кажется, Сталин был умнее». А ещё прошло время, он говорил прямо: «Сталина надо – навести порядок!» Вот вам показатель. Одна из моих родственниц, ругая Советскую власть, тем не менее, сказала: во время войны как вот инвалиды, родственники погибших получали паёк (сколько-то там – полкилограмма масла в неделю, там сколько-то там килограммов сахара, мяса – всё давалось), и эти же люди ругали Советскую власть. Во время войны, и то, как людей снабжали. Вспомним 47-й год. После тяжелейшей войны, такая разруха, и началось снижение цен. Что же, это не показатель? Далее, сегодня было сказано, что Сталин защищал рабочих и крестьян, а Хрущёв? В Новочеркасске что учинил? Расстреливал безоружных рабочих. Пожалуйста, вот вам противоположность. Вернёмся к тому, как бы можно было поступить в тот период, когда жёсткий дефицит времени: либо давать возможность людям на местах решать коллективно, либо сосредоточить власть в одних руках. Опять же палка о двух концах. Можно привести массу примеров, когда собирается там собрание, консилиум, и нет ведущего, который может чётко вести собрание, что мы наблюдаем? Полный базар. В 18-м году были случаи, когда солдаты выбирали себе командира, и часто бывало, что солдаты какого командира выбирали? Такого, который не будет их водить в атаку, будет учить добывать хлеб, а во время войны приемлемо ли такое? Если бы только каждый на своём месте выполнял то, что от него требуется, не больше и не меньше – всё бы работало, как часы. Но всё дело в том, что люди – это я хорошо помню – рвались в депутаты не для того, чтобы что-то сделать, внести свой вклад, а получить какие-то привилегии, это не секрет. Поэтому то ли в такой обстановке тревожной передавать власть на обсуждение класса или сосредоточить в одних руках - это очень спорный вопрос, и вот здесь мы должны очень глубоко думать. Ещё раз призываю всех при изучении всякого явления, всякого вопроса глубочайше вникать, изучать вс
Просмотров 900
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру