Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Заседание Политклуба 24 ноября 2009 г. при Московской организации РКРП-РПК(продолжение)

Дата: 03.12.2009 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Продолжение публикации текстов выступлений участников заседания Политклуба Михайлов А.Ф. Я, товарищи, попросил слова, чтобы в нескольких словах поделиться впечатлениями от кое-каких выступлений. Мы сюда собираемся по сути дела для чего? Для того, чтобы следовать словам Маркса: «Дело заключается в том, чтобы изменить мир». Получается это у нас сегодня? Скажу честно, не получается, и не получается прежде всего в силу объективных причин, в частности, одна из них в том, что нас мало. А нас мало – мало сил. А отсюда идёт у многих товарищей разочарование. Знаете, раз не получается, значит, те, кто работает, не так делают, не то делают, не те люди, не тем занимаются, а вывод какой? Вывод, который сплошь да рядом исходит, диктуется любимым и очень точным выражением нашего ведущего: «Чего не знаю – того нет». И создаются кружочки, группки, партийки. Вот внук Брежнева новую коммунистическую партию создал. Зачем ему понадобилась эта новая партия? То есть, конечно, никто не обязывает кричать «ура» по адресу действующих, но тогда, будь добр, расскажи, а чем действующие партии, - и коли мы здесь находимся на Политклубе, организованном партией РКРП-РПК, то естественно говорить и об этой партии, - чем они меня не устраивают. А вместо этого вот эти мелкие группки – люди разбегаются по этим группкам, которые, в конце концов, для нашего режима не страшны, и работают на него. Это нас ни к чему хорошему не приведёт. Простите меня.



Ферберов И.Л. Я позволю себе взять слово. Я не претендую на глубокие теоретические изыскания, наши теоретики-докладчики, по-моему, с разных сторон, но очень точно охарактеризовали обстановку мирового экономического кризиса, его особенности в России и перспективы дальнейшего развития. Я перейду, в силу своей партийной принадлежности и партийного поручения, к практическим вопросам нашей борьбы. Во-первых, что мы с вами должны понять? Что все так называемые тяготы кризиса, они, действительно, - тяготы, но только тяготы они для неимущего класса. Олигархи как жировали, так и жируют, и по большому счёту тому же Дерипаске глубоко плевать: у него там 18 млрд. или всего 14 млрд. Он не останавливается в своём «жировании». Естественно, власть имущие все тяготы кризиса переложат – у них есть для этого и желание и возможности – на плечи трудящихся, это однозначно. Что из этого следует? Из этого следует, что трудящиеся понемногу, постепенно, очень медленно, гораздо медленнее, чем мы хотим, начинают это понимать, начинают прозревать, и рабочее движение, хотя бы те его зачатки, которые в России существуют и существовали до этого в виде чисто экономической борьбы и только экономической борьбы, оно постепенно начинает политизироваться. Примеры тому, прежде всего, на наших автопредприятиях – на ВАЗе примеры тому были, на Форде, на Дженерал моторс («российские» предприятия, да? - Форд, Дженерал моторс), вот на них рабочие постепенно начинают политизировать свою борьбу, и это очень хорошо, и это очень радует. Гроздья гнева те самые, которые зрели в рабочем классе очень пока робко, они начинают созревать быстрее. Следующий вывод отсюда: власть имущие, власти прекрасно это понимают и прекрасно понимают всю опасность этого, поэтому (им сейчас легче во многом, чем было в период начала ХХ века, у них огромные ресурсы оболванивания масс, у них телевидение, у них печать, у них технологии, о которых нам говорили, которых раньше, в общем-то, не было, отработанные десятилетиями и веками технологии), они начинают, например, отвлекать рабочих от борьбы различными путями: то в национализм, то в религиозное мракобесие, это очень здорово, главное - отвлечь человека от понимания своего истинного врага, для них очень здорово, для властей; это создание всевозможных видимостей противоречий, видимостей борьбы. Вот сейчас, нам уже и сегодня здесь говорили, нам подсовывается очередная, так сказать, противодействующая пара: Путин и Медведев, и народ, сидя у телевизора, с замиранием сердца наблюдает: «Ага, Медведев-то, оказывается, против Путина! Придёт, значит, конец этому Вовочке!» И говорят, вот здесь выступающие: грядёт смена элит, это же очень здорово! Ну, товарищи, плевать нам, как будет фамилия очередного пришедшего! Это абсолютно безразлично, класс у власти останется тот же самый. То нам подсовывали противоречия между Горбачёвым и Ельциным, то между другими представителями, там, между Ельциным и Хасбулатовым и т.д., то между Чубайсом и ещё каким-то олигархом. Сейчас подсовывают нам для того, чтобы отвлечь нас от всего, чтобы уставились в телевизоры и говорили: «А что сказал Медведев? А какой нюанс он произнёс в своём послании? А что Путин на это ответил? А вот Путин сел на подводную лодку, сел на самолёт там, починил мотоцикл, - а в стране по-прежнему кризис, ничего не понимаю!» Поэтому к этому нужно очень внимательно подходить с классовых позиций. Ленин об этом говорил примерно так: «Тот, кто не отыскивает интересов классов в любом проявлении, тот обречён оставаться наивным дурачком». Другие технологии: футбол, шоу всевозможные – несколько миллиардов народу сидит и смотрит за тем, как 22 парня, хороших парня, бегают и гоняют мяч. Могли бы они это время использовать для своей классовой борьбы, а футбол интереснее, легче. Ну, и другие технологии. Но при этом власти понимают главную свою опасность, а главная опасность – в организации рабочего класса, не просто в его индивидуальной борьбе, не просто в этих самых гроздьях гнева, а в организации, и вот этой самой организации власти жёстко противодействуют, и чем далее, тем более жёстко. Снова возникают, повторяются убийства рабочих лидеров, убийство адвоката Маркелова, который выступал в защиту рабочих лидеров и т.д., покушения на убийства, избиения, увольнения – всё что угодно они готовы дать, любые обещания, любые подачки, только бы не организовывались, - не организовывались классовые профсоюзы, не организовывались политические партии и т.д. О законах говорилось: надо совершенствовать законы. Но правильно сказал здесь Роман Осин: мы должны совершенно ясно показывать любому трудящемуся – существует у нас сейчас буржуазная диктатура, никакими законами себя не ограничивающая, во-первых, потому что они сами эти законы пишут, а во-вторых, потому что они пишут их не для себя, а для нас с вами, а когда им нужно переступить через эти законы, они переступают, наплевав на все законы, 1993 год тому ярким примером был. Поэтому нужно ясно понимать: те законы, которые они нам подсовывают как какое-то усовершенствование – это опять отвлечение нашего внимания. Ну, мы должны, бороться, конечно, за те законы и пытаться каким-то образом их проводить в жизнь, которые облегчают рабочую борьбу, которые облегчают условия рабочей борьбы, да, за это мы должны бороться, как боролись всегда большевики. Ну, и в связи с этим то, о чём говорил здесь Сергей Анатольевич и некоторые другие выступающие. Сейчас, в период кризиса, как и всегда в таких случаях, существуют две тактики левого движения: это тактика оппортунистическая и тактика революционная. В период реакции очень удобно выдвигать такой лозунг, как «Единение нации», «Не раскачивать лодку», «Спасём наше государство!», «Спасём отечественного производителя!» и таким образом выйдем из кризиса. Это тактика оппортунистическая, она действительно ведёт к тому, что капитализм спасётся в очередной раз, как спасся он в правительство Маслюкова, Примакова и др. Также и сейчас эта тактика направлена на то, чтобы спасти капитализм. Вот мы все вместе должны принять на себя трудности, и мы должны затянуть пояса, ничего, что нас сокращают, зато завод спасём и т.д. И другая тактика, действительно тактика, ведущая на обострение ситуации, на обострение борьбы, тактика разъяснения рабочему классу, что нет у него никакого спасения в условиях этого самого капитализма, что спасти его может только одно – только революция, только смена общественно-экономической формации. Ну, тут высказались с некоторой критикой в адрес Сергея Анатольевича, когда он обратил внимание на субъективный фактор революционной ситуации, на необходимость роста сознания пролетариата, на необходимость роста сознания рабочего класса. Но, при этом я никак не мог заметить, будто бы он имел в виду, что объективный фактор не играет роли. Конечно, объективный фактор революционной ситуации – это главный, базисный фактор, это главное. Но, товарищи, именно об этом писал Ленин, об объективных, но и о субъективных факторах…, да и Маркс говорил, что идеи становятся материальной силой, когда они овладевают массами. Так давайте же наши коммунистические идеи в эти массы внедрять, для этого существует коммунистическая партия по большому счёту, для привнесения в стихийное рабочее движение нашего, коммунистического сознания. Это наша задача. Что же касается того, что «нет такой партии» или ещё чего-то, то Адриан Фёдорович верно подметил (надо же, уже и меня цитируют…): позиция такая «чего не знаю – того нет». Ну, не знаете, скажите: «Я думаю, что нет такой партии. Я думаю, что нет такой борьбы». Ну, и думайте на здоровье, хорошо; может быть, другие люди думают немножко по-другому.



Новиков С.А. Я хотел бы поблагодарить за поддержку всех, кто эту поддержку высказывал, но основную свою задачу я вижу в том, чтобы подискутировать по тем вопросам, которые здесь заострились. И наиболее острый вопрос, наиболее интересный, может быть, – это тот вопрос, который поставил в своём выступлении товарищ Дьяченко (надеюсь, вы не возражаете против того, что мы пока товарищи). Вопрос о том, действительно, а как же вот соотносится объективная ситуация в сознании и объективный и субъективный фактор. Я вот в выступлении т. Дьяченко услышал подозрение меня в том, что якобы я хочу с помощью сознания или какого-то ожесточения воли сделать революцию. Но, товарищи дорогие, вы слышали и первый доклад Бориса Андреевича Пугачева, который, к сожалению, вынужден был покинуть наше обсуждение сегодня (он с большим трудом пришёл для того, чтобы сделать доклад). Первый доклад, я думаю, показывал, что основа для социального недовольства, она есть, есть эта основа. Вопрос сейчас не в том, чтобы констатировать - есть кризис или нет, вопрос сейчас в том, чтобы понять, почему этот кризис в Латвии работает, в Исландии работает, в Греции работает, в Латинской Америке – и в той работает, а в России не работает. У нас чего, в России-то ситуация лучше, чем в Греции или там в странах Латинской Америки? Или мы другие? Я, конечно, поставил вопрос подчёркнуто утрированно, но ответ мой в том, что пока мы, к сожалению, другие и в смысле терпения - вот например, моя мама – человек 1935 г. рождения, она говорит: какой это кризис? Кризис – это когда света нет, поезда не ходят, 100 граммов хлеба дают, но понятно, что в ней говорят воспоминания военной поры, и она этими воспоминаниями мерит ситуацию, с её точки зрения, конечно, какой это кризис, когда в магазины валит нарядная публика, и там покупает целыми телегами товары. Но с другой-то стороны, даже по официальным данным число бедных в современной России возросло до 24%, а если взять суть дела, эта суть в том, что при Ельцине был измыслен искусственно заниженный уровень прожиточного минимума так называемый, который был ниже советского в четыре раза (в советский период такой минимум тоже был, только то был всё-таки минимум существования человеческого, а при Ельцине он назывался «физически необходимый»), так вот по этому самому ельцинскому ещё физически необходимому уровню, действительно бедных 24%, а если посмотреть, как это отражается в головах людей, то по опросам около 50% населения сейчас в современной России относит себя к бедным. Вот это обстоятельство, оно есть. Что мешает этому потенциалу недовольства вылиться в конкретные политические действия? Вот в чём вопрос. И вот тут я хочу вас спросить: вы все хорошие специалисты, у каждого есть определённое мнение об истории, вот скажите: чего было в истории больше – революционных ситуаций, которые возникали, но были упущены, потому что революционные партии были к ним не готовы, или искусственных попыток форсировать революцию? Я вам скажу прямо: больше было первого, т.е. революционных ситуаций, которые реально возникали, а вот партий таких, чтобы эти революционные ситуации оплодотворить реальной победоносной революцией, их не было. И если сейчас говорить об основной проблеме, которая актуальна для России, это действительно проблема революционного марксизма. И в этом смысле я бы хотел несколько слов сказать о партии. Конечно, хорошо, придя на Политклуб, организованный РКРП-РПК, сказать организаторам – представителям этой партии, что нет у нас революционной партии в стране. Это смело, это ярко и т.д. Но давайте вспомним, а в какой момент Ленин сказал о том, что «есть такая партия»»? Я вам напомню, 1917 год, I Съезд Советов, эсеро-меньшевистский съезд, июнь 17-го года. С трибуны раздаются голоса, что вот, мол, ни одна из политических сил в России не имеет сейчас решающего перевеса, и действительно, это был Съезд Советов, т.е. революционного авангарда. Сколько тогда большевики получили на выборах на этот съезд? Кто помнит? 13% - маленькая фракция большевиков тогда сидела на этом I Съезде Советов, и когда Ленин услышал о том, что нет такой партии, которая сейчас могла бы взять власть в свои руки, вот именно на это Ленин из этой маленькой фракции сказал: «Есть такая партия!» Сегодня я тоже могу сказать: «Есть такая партия», - вопрос в том, что вас многих ещё в этой партии нет. Я не призываю вступать, я не призываю к какой-то насильственной записи, но давайте создадим какую-то форму взаимодействия – движение пусть это будет, объединение, но какая-то сеть вот как сейчас принято говорить, которая обеспечивала бы такое широкое взаимодействие. Ведь вот проблема объединения, она есть, не случайно же вы сюда пришли, не случайно приходят во многие другие места люди, но я призываю всё-таки вопрос о партии сейчас формулировать более конкретно, и, возвращаясь к выступлению т. Дьяченко, с которым я хотел бы полемику завершить, мне бы хотелось сказать, что, конечно, можно говорить и правильно ставить вопрос о конфликте между общественным производством и частным способом присвоения. Но если вы придёте в рабочий коллектив и начнёте там говорить эти термины, вам придётся для начала ввести категории: что такое общественный характер производства рассказать, потом рассказать, что такое частный способ присвоения, и когда люди этим начинают заниматься, они приходят к идее насильственного ниспровержения капиталистического строя. Вот эта самая идея насильственного ниспровержения – это самое опасное, что сегодня есть для буржуазии. Кто не верит – загляните в президентское послание Медведева (их президента, я подчёркиваю ИХ, а не нашего), что там сказано? «Да, будем расширять демократию, но пусть не радуются те, кто хотят раскачать лодку, им-то всегда найдётся хорошая приличная дубинка». Вот обратите внимание на эти слова, именно они были выхвачены из всего президентского послания и вставлены в выпуск телевизионных «Новостей», это к нам с вами обращение, не забывайте об этом. И вот с этой точки зрения, относительно марксизма. Да, марксизм много внимания уделил объективной стороне дела, но кроме этого, есть ещё в марксизме, и действительно немало, сказано о значении субъективного фактора. Маркс и Энгельс в своей переписке неоднократно затрагивали Французскую революцию, и были высказаны мнения там о чрезмерности террора, который был в 93-м году со стороны якобинцев, но в то же самое время Маркс писал Энгельсу, что не исключено, что мы будем казаться чудовищами с точки зрения буржуазии. Готовы вы оказаться такими чудовищами в новой революции для буржуазии? - Вы марксисты. Нет? Тогда вы не марксисты, тогда я ставлю вопрос просто об отражении марксизма в мелкобуржуазном сознании. Вот на этом я хотел закончить и призвать всех, кто недоволен тем, что у нас нет партии, такую партию создавать. Помогать той, что есть реально – нашей… Я ещё раз подчёркиваю, что у нас есть основа, мы ведём общий разговор, давайте найдём те формы, в которых мы могли бы реально взаимодействовать, реально искать политический выход, реально что-то делать. Спасибо.



Ферберов И.Л. Товарищи, ещё несколько слов в заключение. Мы попробовали новую немножко форму: тезисы доклада Бориса Андреевича Пугачёва распечатаны, и кто хочет, может их взять с собой просто почитать на досуге, здесь достаточное количество экземпляров. Кроме того, призываю вас обратить внимание на новый, последний номер газеты «Трудовая Россия», в которой много интересных материалов, но, в частности, вот такой материал, касающийся темы нашего семинара «Экономический кризис и позиция коммунистов». Это статья, подписанная Первым секретарём нашей партии т. Тюлькиным и т. Михаилом Поповым, доктором философских наук, профессором СПб Государственного университета. А также газета «Мысль» с актуальными современными материалами. Спасибо за внимание.

Просмотров 778
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру