Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
В Фонд Борьбы!
RKRP
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Единая Россия: МОГУТ ЛИ ОНИ УПРАВЛЯТЬ ПО-НОВОМУ?

Дата: 22.02.2010 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Тезисы к заседанию политклуба при Московской организации РКРП-РПК 24 февраля 2010 г. Единая Россия:

МОГУТ ЛИ ОНИ УПРАВЛЯТЬ ПО-НОВОМУ?




От Совета Политклуба при Московской организации РКРП-РПК. Для более продуктивной работы Политклуба и обеспечения возможности предметного обсуждения тем заседаний мы приняли решение заранее публиковать тезисы основных докладов на нашем партийном сайте. Следите за нашими публикациями.



1. Так называемая политическая партия «Единая Россия» (далее — ЕР) формально возникла в 2001 г. в результате объединения избирательных блоков «Единство» и «Отечество — Вся Россия», которые выступали на выборах в Государственную Думу (далее — ГД) 1999 г. как соперники, причём лидер «Отечества» Ю. Лужков не жалел тогда полемических стрел по адресу своих будущих однопартийцев, даже превосходя в полемическом задоре КПРФ. Таким образом, само начало партии ЕР связано с обманом избирателя, который отдал свои голоса за избирательный блок «Отечество — Вся Россия» как за оппозиционный тогдашнему президенту Ельцину, а голоса эти после объединения «Отечества — Всей России» с «Единством» достались получившейся таким образом единой партии власти, а сама эта партия — приемнику Ельцина Путину.



По сути же ЕР была создана президентской администрацией для того, чтобы взять под контроль не только исполнительную власть, но и законодательную, причём не только на федеральном, но и на региональном и муниципальном уровнях. В результате ЕР стала важнейшим элементом в путинско-медведевской системе так называемой «управляемой демократии», которая пришла на смену ельцинскому «президентскому самодержавию» и «управляемому хаосу» и стала главным политическим инструментом продолжения наступления капитализма (так называемых реформ) в таких областях, как ЖКХ (новый ЖК вступил в силу с 2005 г.), социальное обеспечение пенсионеров и инвалидов (пенсионная реформа 2001 г. вступила в силу с 1 января 2004 г., а закон о монетизации льгот — с 1 января 2005 г.), административного аппарата, армии, системы высшего и среднего образования и др. сфер, которые были затронуты капитализмом в 90-е годы лишь внешне.



По началу проект ЕР блестяще удался. Так на выборах в ГД 2003 г. ЕР получила всего-то 36% голосов, но в результате перехода (а вернее — «перебега») в думскую фракцию партии власти «свободных депутатов» от одномандатных округов она сразу получила конституционное большинство, превышающее две трети депутатов ГД.



В целом нужно признать, что за редким исключением партия ЕР установила контроль над законодательными органами власти, сильно потеснив при этом КПРФ и полностью вытеснив праволиберальные партии типа «Яблока» или СПС.



2. ЕР сильно отличается от традиционных партий власти.



Во-первых, если в большинстве промышленно развитых стран политические партии традиционно складывались как политические представители интересов особых частей буржуазии и мелкой буржуазии, т.е. росли снизу, то ЕР была создана сверху. И если в традиционных президентских республиках именно партия власти назначает и выбирает кандидата в президенты, то в буржуазной РФ наоборот, действующий президент выбирает себе такую вот партию, создаёт и укрепляет её под себя и манипулирует ей по своему усмотрению. Другими словами, если там партия выдвигает и делает президента, то здесь президент делает партию и ей манипулирует.



Во-вторых, если в традиционных буржуазных президентских республиках существует многопартийная, как минимум двухпартийная система, то в РФ эта система однопартийная. А потому если смена партий у власти является для политической системы буржуазных республик вполне заурядным делом, то для России такая смена будет означать революцию если не в социальном, то в политическом смысле.



В-третьих, в отличие от политических партий старого типа, которые открыто представляли интересы конкретного социального слоя, социальной группы или части общественного класса, ЕР делает это достаточно скрыто, зачастую претворяясь партией без идеологии и популистской партией всего народа. В этом смысле она является более опасным политическим и идейным противником, так как, нередко противопоставляя путинско-медведевский период ельцинскому, а себя саму — прежним праволиберальным партиям открыто буржуазного типа, она активно претендует на представительство и защиту интересов всех классов и всех слоёв, представляя таким образом свои буржуазные установки как общенародные, т.е. старательно скрывая тем самым свой классовый характер.



В-четвёртых, в современной российской политической системе для контроля и управления этой системы используется не только партия власти, но и созданные по указке из Кремля псевдооппозиционные партии типа ЛДПР и «Справедливой России» (далее — СР). Такие партии представляют собой не столько противников, сколько откровенных сателлитов партии власти, привлекая к себе прежде всего тех политиков, которым в этой партии не хватило места. При этом в СР, как и в ЕР, вступают и те представители оппозиции, для которых участие в политической жизни на первых ролях важнее их политической принадлежности (например, Хаванская, Дмитриева, Горячева, Пономарёв и др.).



3. Имея формально демократический устав, соответствующий федеральному закону «О политических партиях», ЕР по существу является типичной партией бюрократического централизма. И если её «верхи» прилипли к этой партии в основном «добровольно», чтобы быть ближе к власти, то «низы» и среднее звено были вынуждены вступить в эту партию под воздействием прямого или косвенного принуждения, связанного с продолжением либо административной, либо политической (политиканской) карьеры. Аппаратно-бюрократический и административный стиль этой партии привлёк в её ряды многих выходцев из аппарата бывшей КПСС.



В результате в верхах этой партии наблюдается определённый разброс мнений и подходов (например, особая позиция Лужкова), а в низах — ориентация не столько на партийное руководство, сколько на глав государства и правительства. На протяжении всей недолгой истории этой партии, насчитывающей всего 11 съездов, её настоящее единство обеспечивалось именно этой волей руководства, которая всегда означала куда больше, чем позиция верхов самой партии. Можно найти немало примеров того, как в ГД депутаты этой партии долго блокировали некоторые законопроекты оппозиции, пока из Кремля не поступала команда их поддержать.



4. Вместе с тем методы политического господства ЕР отнюдь не были одними и теми же на протяжении всей её истории. Если в путинский период преобладала тенденция к закручиванию гаек и к очистке политического пространства «от разного политического мусора», то с приходом к власти Медведева стало ясно, что Путин в этом отношении сильно перестарался, вытеснив из политической системы даже такие достаточно умеренные элементы, которые были готовы существовать в качестве «оппозиции его величества», т.е. системной, или ручной оппозиции, что стало опасным для этой партии в предкризисный, а особенно — в кризисный период.



Для периода Медведева характерна тенденция некоторого ослабления административно-политического пресса, возвращение в политическую систему всех зарегистрированных партий с предоставлением им некоторых возможностей, а также незначительное ослабление самих условий регистрации.



Заявление Медведева о политической реформе, или об изменении политического строя, как раз и означает продолжение этой тенденции в условиях экономического кризиса, когда правящим кругам особенно важно направить протестный пафос оппозиции в конституционное, парламентское русло, или, фигурально выражаясь, открыть свисток для выпуска накопившегося пара.



Та же тенденция наблюдается и в псевдооппозиционных демаршах Миронова и Жиреновского. Хорошо понимая опасность появления новой, неконтролируемой и неуправляемой оппозиции, правящие круги стремятся выдвинуть на эту роль оппозицию придворную и управляемую. В этом проявляется тенденция созревания правящих кругов к постепенному переходу от однопартийной управляемой демократии к двухпартийной, но такой же управляемой демократии, однако пока это только тенденция, а не готовность.



5. Вплоть до последних региональных выборов политический успех ЕР основывался на двух китах: искусная политическая риторика и информационно-административный ресурс (что предполагает политику информационной диктатуры, административного давления и прямых фальсификаций выборов, хотя было бы большой ошибкой сводить политическое господство ЕР к этим фальсификациям). Эти способы довольно успешно срабатывали не только в докризисный период, но и в 2009 году. Однако уже на региональных выборах в октябре прошлого года эти способы стали пробуксовывать.



Сегодня основная проблема оппозиции — это не столько сила партии власти, сколько слабость самой оппозиции. Основная оппозиционная партия КПРФ, сложившись в 1993 г., стала наиболее популярной оппозиционной партией, но сегодня её оппозиционный образ порядком потускнел, во-первых, из-за фактического сотрудничества и срастания с властью, а, во-вторых, потому, что сама эта партия замкнулась в себе, она не в силах более вбирать в себя новый протестный потенциал, не в силах меняться, а потому закономерно идёт по пути отсечения всех элементов, нацеленных на обновление этой партии.



Другие же оппозиционные партии пока слабы, с одной стороны, они не имеют связей с протестным и рабочим движением, а, с другой — не имеют и ярких лидеров, способных сказать новое слово в политике.



Господство ЕР, таким образом, сегодня как никогда непрочно и призрачно. Даже опросы придворных социологов из ВЦИОМ показывают, что рядовые избиратели нередко голосуют за ЕР не как за партию, а как за власть, от которой можно за это хоть что-то получить. Сегодня в России сложилась объективная потребность в создании новой оппозиционной партии, способной вобрать в себя как опытные и профессиональные политические кадры, так и новый протестный потенциал, и выдвинуть яркую и понятную широким слоям населения программу. Важным шагом к созданию такой партии стал учредительный съезд новой политической партии «Ротфронт» — Российский объединённый трудовой фронт.



Если эта новая партия сможет показать правящему режиму вообще и ЕР в особенности свою силу на выборах в ГД 2011 года, в ЕР рано или поздно начнутся те же процессы внутреннего разложения, которые были характерны для КПСС в последние годы горбачёвской перестройки. Как только власть начнёт уходиь у этой партии из-под ног, методы прямого и косвенного принуждения в самой партии неизбежно ослабнут, и тогда она может быть разрушена или существенно ослаблена своими собственными внутренними противоречиями, которые при этом выйдут наружу. Разоблачение же этой партии в глазах миллионов избирателей облегчается не только последствиями экономического кризиса, которые уже нанесли по авторитету этой партии сильный удар, но и неумолимым приближением роковой даты 2020, когда полное банкротство так называемого «Плана Путина» станет совершенно очевидным.



Таким образом, ЕР — это пока ещё мощный и сильный противник, которого нельзя недооценивать, причём более коварный, чем детские политические проекты российской буржуазии 90-х годов типа черномырдинского «Наш дом Россия» или «Демократический выбор» Гайдара. Но сила этой партии постепенно убывает.



Однако было бы неверно рассчитывать на её автоматическое поражение. Сегодня ослабление ЕР даёт российской оппозиции лишь шанс на то, чтобы нанести этой партии политическое поражение, но для того, чтобы этот шанс реализовать, современная левая и коммунистическая оппозиция должна решительно измениться, как минимум создать новую «политическую партию» из всех реальных рабочих, профсоюзных организаций и протестных движений.



Сама же эта партия будет иметь шанс на успех лишь в том случае, если она сможет объединить не только системную, но и внесистемную оппозицию, т.е. тех, кто выступает за радикальные перемены в политической системе современной России и в её общественном строе. Только так оппозиция сможет вернуть себе уважение и поддержку своей естественной социальной базы, которая по всем данным существует в современной России и к тому же активно растёт, но при этом она сегодня ощущает себя «не представленой» в существующей партийно-политической системе, т.е. не видит партий, выражающих её интересы и способных их отстаивать, а потому и не видит смысла участвовать в каких-либо выборах.



С.А. Новиков

член ЦК и МК РКРП-РПК
Просмотров 999
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру