Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

«Расстановка классовых сил в современной России и перспективы коммунистического движения до 2020 года»

Дата: 08.07.2010 г. Добавил: admin
]]>Печать]]> E-mail
Заседание Политклуба 30 июня 2010 г. Тексты доклада и выступлений Бойко В.И. Тема сегодняшнего заседания: «Расстановка классовых сил в современной России и перспективы коммунистического движения до 2020 года». Как всегда у нас принято, вначале информация о действиях нашей партии. Самая главная тема сегодня – это тема РОТ ФРОНТа. 7 июня поданы в Минюст документы на регистрацию - примерно 60 тысяч заявлений от 61 региона. Через неделю следует ожидать ответа, а пока документы приняты к рассмотрению. В зависимости от того, какой будет ответ, мы будем действовать. Надо продолжать искать сторонников, собирать заявления. С 12 по 14 июня в Тюменской области состоялся первый лагерь РОТ ФРОНТа, куда съехались представители РОТ ФРОНТа из разных городов Тюменской области. Очень хорошо показали себя наши комсомольцы, они начинают разворачиваться. Так, например, на заводе «Салют» они провели такую акцию с решительным, мощным напором, сосредоточили все силы на одном предприятии, разработали анкеты, раздавали на проходных, надеясь получить какую-то обратную связь. Были получены обратные телефоны, с этими людьми удалось связаться, и были найдены даже сторонники и люди, которые будут так или иначе помогать. Это тоже шаг. Можно этот опыт использовать и развивать дальше. Был проведён пикет в защиту профсоюза локомотивных бригад. Ну, и был проведён общий Пленум МК нашей партии и ООД РКРП, было также совместное заседание Идеологической комиссии, в следующий вторник будет ещё одно. То есть уже новые шаги к объединению есть. В Ленинграде гостила делегация греческих антифашистов, её приняла Ленинградская партийная организация нашей партии, и были получены от греков благодарственные письма за хороший приём. И неделю тому назад была общая встреча представителей нашей партии с представителями областной организации КПСС, это уже не первая встреча, но были уже намечены практические шаги к реализации объединительного процесса.

Новиков С.А. Дорогие товарищи, я не ставлю своей задачей сейчас сказать вам точно, что у нас будет в 2020 году или же в течение отведённого мне времени полностью исчерпать тему. Я вижу свою задачу в том, чтобы, во-первых, эту тему, вопрос этот поставить, а во-вторых, обсудить его с вашим участием. Почему вопрос поставлен именно таким образом? Казалось бы, что в этом году такого особого? Выборов не предвидится, каких-либо особых предсказаний на этот год не падает, но этот год, тем не менее, особенный в связи с тем, что на этот год замкнуты все предвыборные обещания партии «Единая Россия»: к 2020 г. и ВВП у нас должен удвоиться, и зарплата у каждого из вас должна быть под 40 тыс., и ещё много чего там должно произойти, что нам с вами наобещали. Вот весь вопрос в том, каким образом мы просматриваем перспективу этого 2020 года. И с этой точки зрения, хотелось бы, конечно, и о расстановке классовых сил сказать. Но прежде, чем говорить о расстановке классовых сил, хочу сказать несколько слов о ситуации общемировой, что является обязательным, поскольку Россия не развивается сейчас самостоятельно, она развивается как часть общей мировой капиталистической системы, и без констатации наиболее общих закономерностей развития этой системы нам с вами частные закономерности России непонятны будут. Общие закономерности этой системы заключаются сейчас, наверное, в том, что экономика большинства развитых капиталистических стран показывает некоторые попытки выхода из кризиса. Я имею пока ещё очень небольшие, но, тем не менее, цифры промышленного роста в таких странах, как страны Евросоюза, США, Канада... Цифры эти есть, и они сопровождаются определённой стабилизацией безработицы, т.е. безработица больше не растёт, и некоторыми процессами активизации потребительского рынка. Но что хотелось бы заметить? Если с промышленным производством – более-менее как-то его падение приостановлено, то та основная пружина, которая этот кризис породила – система финансовая, она по-прежнему не в порядке. ...Удар в результате может быть куда более серьёзным по всей экономической системе, чем удар от кризиса банковской системы и кризиса фондового рынка. Вторая волна кризиса вполне возможна, и не исключено, что она будет сильнее первой. Необходимо считаться с тем, что эта вторая волна кризиса может ударить, и в той или иной степени она ударит. Если же говорить о современной России, то тоже имеют место определённого рода противоречия: с одной стороны Роскомстат и российское правительство констатируют небольшой рост российской промышленности, в этой связи даже появились некоторые возможности (правда, это не столько за счёт роста промышленности, а за счёт повышения цены на нефть) немного внести коррективы в бюджет, и вот в этом месяце было проведено два совещания под руководством Медведева, где этот вопрос был решён. В результате 150 млрд. было добавлено в пенсионный фонд и 13 млрд. было перечислено регионам, чтобы они из этой суммы платили региональную надбавку. Но, если же говорить по существу, - то же самое бюджетное послание президента – поставлена задача уменьшить дефицит российского бюджета в два раза, т.е. с 6 до 3% получается, источники не указаны – и это не случайно. Почему? Потому что в России вот этот самый демографический кризис, о котором я говорил вам в мировом разрезе, будет ещё сильнее, сильнее почему? Потому что именно в годы, которые мы сейчас с вами переживаем, выходит на пенсию поколение, родившееся в 50-е годы, т.е. поколение послевоенное, а вступает в трудовую жизнь поколение, родившееся при Ельцине, Гайдаре, Черномырдине и раннем Путине. Вот этот процесс очень непростой, который приводит фактически к уравнению числа пенсионеров и числа работающих, и этот процесс опять же ставит под удар бюджет. Бюджет оказывается перед тем же выбором: либо инвестиции в экономику и какого-то рода сдвиги, либо поддержание определённой социальной стабильности. И проблема российской власти сейчас в том, что какого-либо выхода чёткого и ясного у них нет, они пытаются лавировать между этими двумя полюсами и не могут решить по существу ни одной задачи, ни другой. Та самая вертикаль власти, которая была гордостью Путина, которая считалась главным стержнем буржуазной российской государственности, - эта вертикаль власти сейчас, оказывается крайне неэффективной. Если кто из вас внимательно прочитал статью Медведева «Россия, вперёд!», что мы видим в этой статье? Мы видим в этой статье признание полного стопроцентного кризиса: армия не такая, милиция не такая, государственный аппарат не такой – всё не такое, ну, в конце концов, народ не такой. Как реформировать, как это менять – ответов на эти вопросы нет, за исключением общих фраз. Тем самым я что хочу сказать – что наряду вот с этими признаками выхода из кризиса экономики есть куда более значимые, куда более важные признаки вползания в кризисную ситуацию всей политической и экономической системы России. И в этой связи встаёт вопрос действительно о расстановке классовых сил в долгосрочной перспективе. Если подойти к этой теме с точки зрения классового подхода, то начать стоит с российской буржуазии. Она сейчас, сильно расколота. В основе этого раскола соперничество различных группировок, одна из которых пыталась воспользоваться плодами капитализации в 90-е годы, а другая пыталась провести определённый передел собственности с приходом к власти Путина, а впоследствии Медведева. Одна группировка хочет сбросить другую. Политическим отражением этого что является? То, что класс буржуазии сегодня в лице своих политических партий представляет нам некое соперничество: с одной стороны мы видим партию «Единая Россия», а с другой стороны мы видим так называемую Россию другую, мы видим Каспарова, Касьянова, достаточно разношёрстный и постоянно ругающийся между собой либерально-буржуазный лагерь, который говорит, что как только кончится нефть, настанет их время. Что можно сказать об этих двух группировках? Сейчас, в данный момент, конечно, основную опасность представляет «Единая Россия», во-первых, потому что пока что вплоть до последнего времени этой партии удавалось привлекать к себе определённую поддержку населения, во-вторых, потому что эта партия не прямо выражает свои классовые интересы, а представляет себя партией общенародной. Они постоянно подчёркивают, что они опираются на профессиональные союзы – и, действительно, исаевские продажные профсоюзы ФНПР давно уже в обозе с партией «Единая Россия», они заключили с этой партией соглашение о политическом сотрудничестве, как и многие другие движения, короче говоря, в силу всех этих причин партия «Единая Россия» в данный момент представляет собой для нас основную опасность и является главным противником. Но значит ли это, что можно идти на заключение каких-то соглашений с партиями либеральными, т.е. теми самыми силами, которые сегодня выступают против партии «Единая Россия», но не слева, а справа? С теми, кто пытался и на Петербургском экономическом форуме распространить известный доклад, который после этого был распространён в Интернете, и сама «Единая Россия сделала этому докладу популярность, изъяв бóльшую часть тиража этого доклада. Ситуация непростая: с одной стороны, есть сегодняшний срез этого вопроса, срез, который обусловлен теми поколениями, которые помнят 90-е – те самые 90-е, к которым по существу и зовут либералы. Но представьте себе, что проходит лет 10, и появляются новые поколения, в памяти которых 90-е годы будут сглажены, а вот те острые формы борьбы, которые сейчас исповедует «Другая Россия», будут на виду. И с этой точки зрения, нужно сказать, что в перспективе вполне возможен перехват либералами тех позиций, которые сегодня занимает «Единая Россия», особенно если не упускать из внимания ту поддержку из-за рубежа, которую эта самая «Другая Россия» получает. Эта поддержка проявилась даже при организации их политических акций, которые они организуют в защиту известной статьи Конституции в последний день каждого месяца. Уже из США из Государственного департамента идут звонки с выражением озабоченности, как бы там не вышло расправы, как бы там всё было мягко и культурно и т.д. Вот это самое обстоятельство должно заставить нас сегодня при наличии, казалось бы, общего противника старательно показывать людям разницу между нашей, коммунистической, левой оппозицией и оппозицией правой, право-либеральной, право-буржуазной оппозицией тех, для кого идеалом политической системы является ельцинское президентское самодержавие, тех, кто тянет Россию назад, в 90-е годы, хотя зачастую и под некоторыми новыми соусами. С этой точки зрения можно сказать, что в стане буржуазии сегодня имеет место такого рода раскол, и этот раскол мы с вами должны использовать таким образом, чтобы огонь вести по обоим флангам, о которых я говорю. Главное же в том, что сегодня у российской буржуазии нет чёткой и ясной программы выхода из кризиса, которая сегодня могла бы воодушевить миллионы людей на то, о чём они говорят. Ведь все эти разговоры о модернизационной экономике, об инновационной, о человеческом капитале – все эти разговоры должны обычно сопровождаться и всегда сопровождались в человеческой истории хотя бы какой-то видимостью того, что жертвы ради этого приносят все классы общества – и господствующие, жертвы которых обычно были ничтожны, и эксплуатируемые, на которых обычно падала основная тяжесть. В данном случае со стороны господствующего класса России нет даже видимости готовности пойти на эти самые жертвы, а со стороны власти нет никакой готовности пойти на то, чтобы к этим жертвам господствующий класс склонить. Достаточно вспомнить последнюю встречу Путина с представителями ФНПР, на которой те только заикнулись о том, чтобы ввести прогрессивный подоходный налог, на что им сразу же было сказано: что вы, если только введём прогрессивный подоходный, тут же капитал потечёт на Запад, за рубеж, мы оттолкнём от себя капитал, и что мы тогда будем делать, и какие инновации мы тогда с вами совершим? Это была позиция Путина. Если же говорить о других классах, о классе, который противостоит российской буржуазии – о пролетариате, я здесь не буду касаться тем, о которых мы неоднократно говорили – о том, что, дескать, пролетариата современного российского не существует, я думаю, что для большинства здесь присутствующих очевидно, что этот пролетариат есть, рабочий класс есть, иначе в Российской Федерации не ходили бы сегодня поезда по рельсам, не двигались бы автобусы и не работали бы никакие предприятия. Поскольку предприятия работают, транспорт работает, рабочий класс есть, но этот рабочий класс до сих пор остаётся пока ещё классом в себе, и для того, чтобы этот класс в себе стал классом для себя, необходимо несколько факторов. Важнейшим из них является организация этого класса и наличие у него политических партий. С этой точки зрения можно сказать, что хотя рабочий класс России, как и рабочий класс во всём мире, оказался под ударом кризиса, тем не менее, сопротивление его по сравнению с другими странами было сравнительно небольшим. Да, был определённый рост, рост в два раза протестных выступлений, да, были выступления типа Пикалёвского, да, буржуазное государство попыталось напрячь силы, провести соответствующую подготовку силовых структур, опасаясь такого рода выступлений. Но пока даже в этих выступлениях очень сильны скорее моменты отчаяния и стихийного недовольства, нежели какие-то сознательные протестные требования. Пока этих требований мало, и об этом свидетельствуют, в частности, и попытки организации Дней гнева. В Москве эти попытки дают небольшой эффект, в Московской области он больше, и в других регионах России он тоже больше, но тоже пока ещё ничтожен и несопоставим с теми протестными акциями, которые происходят, скажем, в странах Западной Европы. Почему? Да потому что вот этих самых массовых структур, которые способны были бы этот протест организовать, таких, как профсоюзы, например, таких, как сильные протестные движения, в России пока нет, но они начинают развиваться. Если кто из вас присутствовал на конференции, проходившей 27-28 июня здесь, в Москве по протестным организациям, видели, наверное, определённый рост актива этих организаций, но это только начальные, первые шаги, и сами эти организации имеют большую перспективу и большие возможности для дальнейшего развития. Они на это развитие некоторым образом обречены, потому что вот та ситуация в экономике, о которой я говорил в начале, по существу сегодня ставит значительные массы населения перед необходимостью бороться за свои права, за те самые права, которые будут ликвидированы буржуазным государством для того, чтобы выйти из кризиса, выйти из той ситуации кризисно-демографической, о которой я здесь говорил. Но это только начальное движение. Ещё сложнее ситуация в профсоюзном движении. Новые профсоюзы, боевые профсоюзы есть, они сделали определённые шаги, но пока определённого перелома в том, чтобы эти профсоюзы перехватили инициативу у ФНПР и перекрыли бы его по численности, до этого пока тоже далеко. Это та задача, которую коммунистическому и левому движению придётся решать в течение ближайших лет. Что касается самого коммунистического движения, то здесь ситуация складывается следующим образом: пока ещё в движении продолжает сохраняться хотя бы количественное господство Компартии Российской Федерации, хотя сегодня это количественное господство под вопросом как со стороны партии «Справедливая Россия», так и со стороны революционного крыла коммунистического движения, куда входит не только партия РКРП-РПК, к которой я имею честь принадлежать, но и такие организации, как КПСС, ВКП будущего и целый ряд других организаций, которые сейчас в Москве создали Комитет революционных коммунистов. Если говорить о политической стороне дела, то этим организациям очень мешало то обстоятельство, что начиная с 2005 года, с момента, когда были приняты поправки в Закон о политических партиях, наша партия и целый ряд других радикальных коммунистических партий были по существу отстранены от легальной политической жизни, в частности, от участия в выборах. После этого наши кандидаты могли принимать участие в выборах только в порядке самовыдвижения, что не всегда позволяло полностью раскрыть именно те политические программы, которые стоят за каждым кандидатом, именно как партийные, именно как классовые. Сейчас делается попытка, о которой здесь говорил Виктор Иванович, создать партию, которая формально будет политической партией, а по сути дела предвыборным объединением, партию под названием РОТ ФРОНТ, которой предстоит сломать ту самую политическую структуру из семи официально зарегистрированных партий, которые участвовали в последних думских выборах, и ту самую структуру, в результате которой значительная часть радикально настроенных людей, людей, настроенных оппозиционно, оказались по существу не представленными в политической системе, т.е. они не могли найти ту партию, за которую могли бы проголосовать в протестном плане. Что касается КПРФ, сейчас в этой партии идут очень непростые процессы, когда попытка партийного руководства во главе с Зюгановым установить в партии режим бюрократического централизма приводит к протесту в наиболее крупных партийных организациях таких, как московские и ленинградские. Мне не хотелось бы сейчас подробно говорить на эту тему, но если опять же говорить о перспективе до 2020 года, то сейчас КПРФ находится некоторым образом на распутье: либо она пойдёт по тому пути, который ей намечает Зюганов, - это путь по существу превращения в национал-патриотическую партию, либо по тому пути, который можно в какой-то степени персонифицировать с Мельниковым – пути превращения организации в достаточно такую социал-демократическую западного образца. В любом случае мы должны ориентироваться на то, что те радикальные коммунисты, те настоящие коммунисты, которые до сих пор остаются членами этой партии и имеют возможность её реформирования, по мере утраты своих иллюзий будут из этой партии выходить, и мы должны быть готовы организационно с этими коммунистами объединиться, если не в партии, то в движении, если не в движении, то в какого-то рода коалиции. Вот таким образом можно будет создать политические и социальные структуры для того, чтобы выйти к 2020 году не в том жалком виде, как мы обычно выходили на выборы 1995 и 1999 годов, а в виде совсем другом, и попытаться перехватить инициативу. Пока, конечно, трудно говорить о том, что эту инициативу удастся перехватить в краткосрочной перспективе. Но мы должны быть готовы к тому, что переход власти от одной группировки буржуазии к другой принципиально ослабит буржуазное государство. И в этой ситуации мы должны нацеливать себя на то, чтобы в той или иной мере, с новыми, конечно, видоизменениями соответствующими, попытаться пройти тот самый путь, который прошла Россия от февраля к октябрю 17-го года, т.е. показать, разоблачить, максимально ослабить ту группировку, которая придёт к власти после существующей, и тем самым попытаться на развалинах этой политической системы создать политическую систему новую, ту самую политическую систему, которую мы с вами в традициях ортодоксального марксизма называем политической системой диктатуры пролетариата, а другие люди называют её системой настоящего, подлинного народовластия. Вот это задача, которая сегодня в общем-то становится реальной, она становится реальной тем больше, чем дальше мы сегодня попытаемся взглянуть и чем больше мы попытаемся учесть те факторы, которые будут работать в ближайшей долговременной перспективе.



Матвиенко И. А.Сегодня я скорее буду оппонировать т. Новикову, потому что с тем, что он сказал, я в целом по ключевым вопросам согласен, но по другим вопросам не согласен. Тов. Новиков верно говорил, но какие-то, на мой взгляд, оценки политические сегодняшние современной оппозиции выпадают. Вот он говорил, что по данным Росстата какое-то есть в экономике оживление, вроде там выход наметился в конце тоннеля из кризиса, но, правда, потом деликатно говорил, что вторая волна кризиса неизбежна. Во-первых, замечу, товарищи, что верить Росстату равносильно что верить «Единой России», или, допустим, понимать, что человек лежит смертельно больной на кровати, не двигается полгода, год, два уже кризису нашему, а у него температурка на один градус упала, была 42,5, стала 41,5, говорить на этом основании, что он пошёл на поправку – это такое, знаете, предвзятое убеждение, потому что эта статистика рассматривает за апрель, т.е. это, как говорят экономисты ЛАК – период небольшой, посмотреть динамику полгода – тогда можно судить, что действительно есть прогресс: возникают новые рабочие места, что наша промышленность, прежде всего, горно-металлургическая, растёт, людям выплачивают зарплату вовремя (подчёркиваю, во многих регионах стали задерживать, как в 90-е годы зарплату или её сократили под разными предлогами, как на РЖД), вы видите, какой кошмар творится в области Московской с электричками, там опять машинистам сократили ставки, зарплату якобы не заплатили, а ставки сократили, у нас в область можно в пределах Москвы ехать - на станции 3 часа простоять не только в воскресенье, в понедельник. Поэтому Россия в принципе бушует, выходит за поверхность этого больного трупа под названием современная политическая социальная система России. Поэтому здесь я с т. Новиковым не согласен касательно роли опять этой партии под названием «Единая Россия», как таковой партии нет, и как политическая сила она не является партией, почему? Простой пример. Вот есть такой дон Корлеоне, зовут его Путин. Почему дон Корлеоне? Потому что он не член этой партии, не платит взносы, «я вроде с ней не связан», и как говорят уголовники, «за базар не отвечает», в том числе за обещания как глава исполнительной власти. Вот если дон Корлеоне сойдёт с ума или его, не дай бог, убьют, а может, дай бог, что будет с этой партией якобы? Не будет никакого Едра, там есть грызловы, володины, исаевы – это все политические импотенты, не будет этой самой политической камарильи – коррупционной банды. А президент Медведев, он хитёр, он набирает вес, он заинтересован в другой политической обслуге, он хочет дистанцироваться от Едра – правильно делает, потому что это не его дон Корлеоневская структура, это Путина, его главного шефа, поэтому здесь всё играет против Едра. Касательно взаимоотношений с другими оппозиционными радикальными партиями, как «Другая Россия». На самом деле нужно не только с интересом наблюдать за этим конфликтом либеральным «Другой России» и Едра, но и даже поддерживать конфликт, потому что то, что они делают и 31 числа, и борясь с ОМОНом – это, во-первых, опыт политической тактики, её нужно перенимать, учиться. И мы видим, что границы дозволенного расширяются, режим начинает, как перестроечный горбачёвский гнилой режим слабеть, вертикаль – здесь т. Новиков правильно сказал – рушится, и она вообще неэффективна. Вот почему возникли эти петровские песенки про модернизацию, слово «реформы» дискредитировано Горбачёвым, поэтому модернизация это по сути и есть реформы, инновации и т.д. У них ещё пока ничего, кроме слов, не получается, а джинна из бутылки выпустили, по телевизору чего-то показывают, там был Шевчук – уважаемый музыкант на встрече с Путиным две недели назад в Петербурге – показывали эту сцену. Это же не просто так всё делается – это уже перестроечный джинн из бутылки вышел, и начинается борьба за власть, борьба олигархических группировок и борьба внутри этого гнилого Едра, т.е. это всё показывает, что ситуация в России, она как тот самый агонизирующий труп, она может взорваться. И главный лозунг, который должен быть сегодня, что на волне протестных настроений можно что-то в России сделать, т.е. эти протестные настроения с какой бы стороны они ни были, даже с «Другой России», нужно поощрять, нужно раскачивать эту лодку, где Едро утонет, как «Титаник» в ближайший год, месяцы. То, что Едро якобы включает в себя политический бомонд в виде губернаторов, криминальных авторитетов региональных, баронов, наркобаронов – это всё ерунда. Едро – это ухудшенная копия КПСС, самая худшая. КПСС бодалась хоть 5-6 лет, агонизировала, эти будут бодаться меньше, подчёркиваю, Медведев против этой партии, она ему не нужна, он уже в 12-й год въедет сам, хочет сам президентом быть, ну, конечно, 2 года 2 месяца побыл, поигрался, понравилось, со Шварценеггером встретился, сказал уже фразу: «Я ещё вернусь», конечно, нравятся такие вещи, привыкают к этому всему, шапка Мономаха, она сладостна, не только тяжела, и многие представители элиты либеральной начинают ориентироваться на него. То, что режим слабеет и начинает истекать кровью, не только Едро, это видно по делу Ходорковского, это лакмусовая бумажка. Кто такой Ходорковский? Это Ельцин 87-го года, тот же самый разрушитель, который набирает очки, и общественно-информационное внимание к нему очень сильно приковано. Грефа вызвали, Христенко вызвали, Греф струсил, убежал, но не сказал, что было воровство. Что ж вы так делаете, ребята, судилище такое позорное, что все его транслируют, был информационный повод, в зоне внимания, и он начинает быть героем для общественного мнения, для народа. Поэтому ситуация в России ухудшается, и протестные настроения будут нарастать, это очень важный для нас позитивный итог. Я думаю, главное, этот момент не упустить, дело в России движется к революции. Другого этот нарост в виде Едра – мафии, коррупции, путинской клоаки нельзя решить, и миллионы молодых специалистов не только в МГТУ им.Баумана, где я работаю, без работы, с хорошим образованием, но не могут себя проявить. При Сталине были массовые стройки комсомольские, сейчас ничего нет, поэтому молодёжь – это локомотив будущей революции. 1917-й, теперь 2017-й – это всё близко. Перспективы коммунистического движения в России есть, но только они не пойдут до тех пор, пока этот гнилой нарост, так и хочется сказать пропутинский, т.к. КПРФ вместе с Зюгановым рухнули. Вот кто дискредитирует в России левую идею, коммунистическую идею – это зюгановцы и КПРФ, тот самый лагерь. Худшая, действительно, КПРФ, которая хватается за соломинку, хочет быть на пироге и хочет, чтобы статус кво Едра сохранился, потому что им выгодно, чтобы Едро было и можно было им пощипывать, и набирать какие-то маленькие очки, хотя, конечно, КПРФ тоже уйдёт в прошлое и рухнет. Революция неизбежна, и новые политические субъекты в виде новых партий возможны в России, и сейчас у нас у всех, заинтересованных людей, патриотов своей страны есть шанс. Главное, чтоб видеть это революционное пламя и всячески его нагнетать, и здесь ничего нет зазорного, если Путин и Едро к Грызлову уйдут, то это вот самое главное. Но должна быть боевая левая агитация, мы должны действительно уметь говорить правду и подчёркивать события прежде, чем они настанут. Если вторая волна кризиса с сентября случится, а она будет неизбежно, нужно об этом говорить заранее и рабочему классу, и студенчеству, тем самым наши политические очки, влияние будет возрастать. А с объединением – это вопрос опасный, Вы зря цитировали Ленина, на самом деле Вы неправильно сказали, Ленин, наоборот, всю жизнь, начиная со Второго съезда лондонского партии РСДРП шёл на отдельную политическую линию: лучше меньше, да лучше – вот лозунг. Никогда Ленин ни с кем не блокировался, исключения два всего: Троцкий, способный организатор, август 17-го года, примкнул к большевикам, но Ленин понимал, что Октябрьский переворот, революция - ничего не сделаешь, и левые эсеры, которых Ленин использовал как политический удар.

Разуев М.В. Сначала я хотел бы для разъяснения пояснить термины, которые буду использовать, определить понятие класса. Класс – группа людей, объединённых по признаку отношений собственности на средства производства и обладающая общностью экономических и политических интересов, выделяющихся образом жизни и методами взаимодействия с другими группами общества. Понятие класса близко к понятию социальной страты, отличается упором в отношениях собственности на средства производства, являющихся главным признаком группы. Данный признак первичен, остальные – вторичны. В дополнение к классификации значительную роль может играть отношение к наёмному труду и капиталу, т.е. объект-субъект эксплуатации. Эксплуатация предполагает отчуждение права собственности на продукты труда, поэтому в рамках марксистской методологии их можно рассматривать как диалектическое единство. Классовая структура общества – явление наследуемое, т.е. в обществе вследствие развития производительных сил и классовой борьбы имеет на долгосрочном историческом интервале динамическую классовую структуру. При этом выделяются передовые и консервативные классы, одни классы образовываются, другие – разрушаются. Основа для формирования класса – отношения собственности на средства производства и связанные с ними производственные отношения. При этом необходимо помнить, что основа жизни класса, во многом определяющая его характеристики и представляющая основу его формирования – производственная база (та или иная часть производительных сил). Таким образом основу класса как формы диалектического конфликта составляют производственные отношения и производственная база. Дальше я хочу сделать маленький исторический экскурс. К 1917 году классовая структура российского общества состояла из консервативных и передовых классов, при этом происходил распад одних классов и формирование новых. Налицо было совместное существование классов буржуазного и феодального обществ и связанная с этим проблематика социальной структуры, приведшая к Февральской революции. К консервативным классам относились: крестьянство, аристократия (помещики), мещанство и торговая буржуазия. А новые классы – это были промышленная буржуазия и пролетариат. Особенностью исторического момента являлось то, что на основе распада крестьянства образовывался класс пролетариата, промышленная же буржуазия находилась в симбиозе с торговой, обладающей различными с ней интересами и объединённой на основе противостояния с аристократией. Мещанство представляло в данном случае пассивный политический элемент, обслуживающий интересы как аристократии, так и буржуазии и играющий роль балансира во взаимодействии этих двух классов. В дальнейшем этот класс должен был стать основой мелкой буржуазии, но в силу неравномерности развития на тот момент комплектовал кадрами главным образом маргинализированную интеллигенцию. В России того времени ситуация очень сильно отличалась от европейской. Результатом отложенности буржуазной революции стало: во-первых, конфликт развернулся не между промышленной и торговой буржуазией, а между аристократией и буржуазией; финансовая буржуазия не образовалась как протокласс; нерешённость аграрного вопроса потенциально революционизировала консервативное крестьянство; экономическая силы промышленной буржуазии была мала; пролетариат был «свежим», чувствующим свою силу, и был втянут в политическую борьбу тогда, когда потенциальные победители – торговая и промышленная буржуазия обладали внутренним антагонизмом и одновременно недостатком сил у каждой из групп в отдельности для подавления пролетариата при нерешённом аграрном вопросе. В результате данных факторов формирующаяся группа «интеллигенции» приняла решение о реализации «коммунистического пути развития» с опорой на «диктатуру пролетариата» в ходе Октябрьской революции. В качестве преодоления общего кризиса капитализма был выбран метод обобществления права собственности и построения бесклассового общества на основе пролетариата как самого передового на тот момент класса. Дальше я перейду к формированию бесклассового общества в Союзе. (шум в зале). Скажем так, я перейду сразу к окончанию и к текущему положению. В результате советского периода у нас было фактически сформировано бесклассовое общество с единственным более-менее проявляющимся классом - рабочих. В настоящий момент классовая структура остаётся примитивной и является продуктом распада бесклассового общества «победившего социализма». Исходя из интересов ТНК и номенклатуры, она приняла мимикрирующие формы и включает: компрадорскую буржуазию, мелкую буржуазию и пролетариат. Особенностью момента является тот факт, что нетехническая интеллигенция, использованная как основной союзник в период отмены социалистической собственности, так и осталась на уровне протокласса. При этом её численность и экономическое влияние непрерывно возрастают. Техническая интеллигенция и пролетариат проиграли классовую борьбу и непрерывно сокращаются в силу деиндустриализации и общего экономического распада. Соответственно классовая динамика говорит о том, что в дальнейшем основной социальный конфликт будет протекать в рамках взаимодействия нетехнической интеллигенции и компрадорской буржуазии Такой вывод проистекает из анализа следующих процессов: попытки создания номенклатурой текущих правящих режимов собственных ТНК; рост численности «офисного планктона» (нетехнической интеллигенции) и её роли в присвоении прибавочной стоимости и разделении труда; отсутствие средней буржуазии, ориентированной на отечественный рынок; отсутствие социальных и экономических лифтов для перехода из мелкой буржуазии и «офисного планктона» в компрадорскую; снижение экономической нагрузки на крупный капитал и эксплуатация мелкого; прекращение радикального пополнения рядов мелкой буржуазии представителями «офисного планктона»; зачистка политического ландшафта с формированием политического господства номенклатуры («Единая Россия»). Таким образом будущая революционная ситуация способна возникнуть только между осознавшим свою классовую сущность «офисным планктоном» и компрадорской буржуазией. Эволюционное развитие их взаимодействия не отвечает задачам текущего исторического этапа и должно протекать в остроконфликтной форме в силу полной неспособности номенклатуры реверсировать запущенные в 91-м году регрессивные общественные процессы. В настоящий момент очевидно, что задачей минимум является передача власти от номенклатуры к «офисному планктону» с одновременной его революционизацией. И следующая задача – это уничтожение компрадорской буржуазии как класса. Обе эти задачи должны быть выполнены независимо от того, стоит ли на повестке дня вопрос о построении бесклассового общества.

Авалиани Т.Г. Уважаемые товарищи! Сегодня для разрядки обстановки здесь я хочу привести случай со мной. Внизу, на асфальте написано: Юля, я тебя люблю! Полуметровыми буквами. Лозунг написан точно на те окна, где живёт эта Юля. 70 лет тому назад я эти же лозунги видел на таком же асфальте в Ленинграде, и эти лозунги добиваются цели, потому что она знает, кто написал ей, а он знает, что она будет читать и сегодня, и завтра, и через месяц. Скажите, пожалуйста, вот даже из того, что здесь сегодня сказано, к кому относятся эти слова? Ни к кому. К кому, понимаете ли, обратная связь? Ни к кому. Мы на сегодняшний день партия коммунистической направленности на самом деле ну, совершенно безмозглые, я бы сказал, совершенно безмозглые. Ведь для того, чтоб готовить революцию, необходимо иметь подход к этому, а если в подходе следующее: кто развалил СССР? Кто развалил Советскую власть? Ответ – развалили шахтёры. Кто такие шахтёры? Шахтёры – рабочие, коммунисты – партия рабочего класса - обвиняют рабочий класс, что они развалили. Может ли быть такое? Мне звонит из Ленинграда Григорьев – вы знаете некоторые его, это бывший депутат Госдумы – и говорит: «Теймураз Георгиевич, в конце концов ответь этим безмозглым, понимаете ли, о том, что шахтёры и рабочий класс не разваливали СССР, не разваливали Советскую власть и не разваливали КПСС». Я говорю: хорошо, отвечу. Он прекрасно знал, что забастовку 89-го года в Кузбассе, а практически во всём СССР, возглавлял я, причём возглавлял таким образом – меня на площади просто голосованием прямым выбрали и заставили быть. С одной из сторон я их понимаю. К тому времени я был уже народным депутатом СССР, и восстанию, которое произошло, нужно было прикрытие более солидное, которое бы по крайней мере не позволило бы расправиться запросто с этой забастовкой. Так вот Григорьев мне и говорит: «Вышла газета «Советская Россия», и в этой «Советской России» (многие, наверно, знают) Фролов выступил, понимаете ли, с тем обратно, что такое трудовой народ, что такое нетрудовой народ и в том числе допустил, что мы уже знаем, что такое диктатура пролетариата, мы её видели в 89-м году, которая привела к власти Ельцина, Горбачёва и там всех других, в том числе она развалила Советский Союз – это слова Фролова – и КПСС, и разваливает. Я написал ответ, эту статью я сразу же отправил в Ленинград, после этого я в другие газеты копии статьи отправил. «Экономическая газета» опубликовала 1 июня, «Патриот» газета опубликовала эту статью 15 числа этого месяца, «Советская Россия» вынуждена была, конечно, опубликовать – опубликовала 24 числа, коммунистические газеты не опубликовали ни одна. Так кто же развалил Советскую власть, КПСС и всё остальное? Получается, что коммунистическое руководство всех партий, и в том числе ихние газеты, подтверждают, что рабочий класс развалил СССР и Советскую власть. Но вот спрашивается: кто во главе стоит партий? С моей точки зрения, люди довольно посредственные, к сожалению. По поводу - здесь сказано было – ситуации в Московской партийной организации КПРФ. Напрасно они скрывают, надо эту ситуацию обязательно преподнести немедленно было в газете, например, в газете «Трудовая Россия», а ситуация такова, что прошедший Пленум три дня тому назад из 62-х, по-моему, членов Пленума было 48, кажется. При открытии представители ЦК КПРФ сказали: он нелегитимный, вы не имеете права открывать. Их просто посадили. На Пленуме присутствовали такие товарищи, как Лигачёв и др. Лигачёв выступил с открытым письмом Зюганову 15, по-моему, июня, и там довольно серьёзные идут процессы, которые могут привести к тому, что руководство КПРФ будет заменено, могут, но могут и не привести. Почему? Потому что мы замалчиваем, то ли мы поддерживаем, то ли мы не поддерживаем – чёрт его знает что! То есть мы стоим в стороне от происходящих политических процессов, совершенно в стороне. Поэтому ещё раз подчёркиваю, что пинок в сторону рабочих, который постоянно допускают редакции газет коммунистических как бы, наносит громадный вред. С одной стороны, мы пинаем рабочих, что они развалили и поэтому, конечно, многие те, которые идут следом, озираясь туда-сюда, не хотят быть в этих рядах причисленными. С другой стороны, мы боремся внутри партийных рядов коммунистических и не до конца доводим конкретно, пофамильно кто есть кто. Революции таким образом не готовятся. Революции готовятся тогда, когда партия, которая идёт на революцию, с открытым забралом ведёт дело к этому. А когда и хочется и колется и мамка не велит, этого не будет никогда. И здесь, товарищи, по сути дела, если смотреть по этому объявлению, собрались мозговой центр коммунистической направленности. Скажите, пожалуйста, кто и где и в чём выступил и повёл за собой рабочих? Кто? К сожалению, вот такие сходки только лишь для того, чтобы прийти, поговорить, разойтись и там ещё, может быть, между двумя человеками перемолвиться: а я был вот там-то, а там говорили то-то, а я вот там присутствовал. Это идёт оттого, что нет организации по формированию мировоззрения революции в коммунистической направленности, не какой-нибудь другой революции, а именно коммунистической революции.

Христенко С.В. Я хотел бы сказать только об одном аспекте, а думал, как говорится, о многом. Вот я вижу здесь товарищей, с которыми знаком уже 20 лет, кто-то говорит, что уже больше 20 лет. И вот сейчас мы должны посмотреть, правильно ли всё мы делаем, уже пора. И здесь я хочу сказать, чем мы занимаемся, что представляет нашу главную задачу? Вот обычный т. Иванов, а рядом Петров и Сидоров, - мы должны бороться за их умы, мы должны его убедить, что коммунизм – это действительно светлое будущее, мы должны их убедить в нашем понимании советской истории для того, чтобы его поднять на дело. И вот я хочу сказать, что мы здесь и сейчас, и раньше – только нельзя этого делать в будущем – смотрим на этого Иванова, Петрова, Сидорова очень ограниченно, берём от них только часть. Ведь у него есть всякие дела: у него забота о своём кармане – сколько заработать, где заработать, как заработать, не выплачивают, а есть остатки того, то я бы сказал «советский менталитет», советскость, и он не забыл свою родину советскую, он только её носит в душе где-то, и вот об идейной стороне этого человека, как он смотрит на свою родину, униженную, оскорблённую, разрушенную,- мы же совсем ничего не говорим, мы почему-то ошибочно…вот у меня здесь Энгельс, могу прочитать: «Считают, что марксизм – это экономическое учение, что марксизм занимается только экономикой. Это вовсе не так». И наша обязанность и наше право подходить к этому Иванову, Петрову, Сидорову во всём разнообразии. Более того, у нас силы маленькие. Вот можно себе представить такую картину, что против нас 100 батальонов, а у нас только 2-3, ну, может быть, 5 максимум. Что делать? Сдаваться? Нет, мы никогда не сдадимся, но значит, мы должны выбрать такое направление удара этих небольших сил, чтобы оно было эффективно, чтобы оно подействовало. Вот так же, как ну, что здесь делать: демократы очень здорово выбрали в Советском Союзе слабое место – национальный вопрос, били. били, били и добились своего. А мы смотрим на человека только – получил зарплату или не получил зарплату. Ну, хорошо, не получил, помогаем ему, стараемся помочь – он получит её, спасибо, и всё. Мы ему больше не нужны. Это же краткосрочный интерес, а нам человека надо взять не только на сегодня-завтра, надо, чтобы он когда-то с нами стоял в одной шеренге, шёл в бой. И вот этот вопрос, мне кажется, очень слабо проработан. Вот Василий Кононов – знаете, наверно, эту историю – советского партизана объявили бандитом - Европейский суд по правам человека. Я считаю, что это оскорбление для каждого советского человека, что коммунистические партии все должны провести кампанию в защиту Кононова, он наш, ему за 80 лет, он сам ничего не может сделать – все молчат. Понимаете? Это очень плохо, мы должны работать шире, мы должны брать человека, я повторяю, во всём его многообразии. Я думаю, уверен даже: вот я сегодня - просто свои впечатления - с одним человеком столкнулся в Госдуме, говорили про Польшу, про Катынь и т.д., с другим человеком столкнулся на улице – обычный советский человек, у него такие же по этому вопросу мнения, что и у меня, но он в коммунистическую партию не пойдёт. Почему? Вот здесь мы тоже делаем одну очень большую ошибку: мы за 20 лет не решили простую вещь – о КПСС. Что сделала КПСС как партия? Я не говорю, что каждый член в этой партии. Она предала дело коммунизма. Понимаете? А сейчас делят очень примитивно: я хотел бы в советское время – не хотел бы в советское время. Советское время надо делить на части: Гагарин – с нами, Курчатов – с нами, Королёв – с нами, многие тысячи людей с нами, а вот Ельцин, Хрущёв и кто-то ещё – не с нами, мы должны понять, что мы должны убедить людей, что мы не КПСС, потому что на КПСС, извините за грубое выражение, лежит проклятие, потому что КПСС предала. Скажу одну простую вещь: когда-то я шёл (ещё были цепочки около музея Ленина), рядом проходит мама с маленьким ребёночком и, тыкая на митингующих, говорит: «Вот смотри, коммуняки, у них отняли льготы, они там стоят, это обсуждают». Она не могла понять, что там коммуняки не КПСС, и это продолжается до сих пор. Ещё очень часто забываем и мало говорим о том, что коммунизм не начался при Марксе и Энгельсе, это вечная мечта человечества. Вот предыстория коммунизма - никогда не поднимаем и не говорим, а Ян Гус – это тоже в каком-то смысле коммунист, и Мюнцер, поднявший крестьянское восстание в Германии, тоже коммунист, хотя он религиозный. Мы должны понять и объяснить людям, что коммунисты – это продолжатели вековой тенденции.

Осин Р.Н. Здравствуйте, уважаемые товарищи! Я постараюсь покороче выступать, но на основных моментах остановлюсь. Ну, во-первых, здесь было сказано, что о месяцах, годах до революции, что «Единая Россия» – они очень слабы, в общем-то я поддерживаю часть того, что системно, да, эта система под откос идёт, но в целом я бы не стал так переоценивать. Ну, во-первых, насчёт конкретного времени – ну, мы не можем сказать, когда будет конкретно революция, зависит всё от условий, если смотреть тенденцию, как развивается движение сейчас, то я не могу сказать, что в ближайший год она будет, хотя, может быть, этого бы и хотелось, но нету предпосылок субъективных, протеста такого массового нету, а нужно, чтобы каждый понял, что власть не та. Насчёт того, что здесь говорили о многопартийности коммунистической и вообще о наших действиях – ну, во-первых, наша классовая база – пролетариат, современный пролетариат очень, в общем-то, разнообразен, если понимать пролетариат как мы его понимаем, что это работники наёмного труда, лишённые средств производства и продают только свою рабочую силу, то пролетариат – это и богатый там юрист какого-нибудь холдинга, и простой рабочий, и они все пролетарии – и те, и те. То есть здесь уже нужно смотреть конкретные слои пролетариата, группы, отряды пролетариата наиболее нам близкие. С моей точки зрения, это рабочий класс, естественно, и научно-техническая интеллигенция, потому что научно-техническая интеллигенция по факту – это тот же рабочий класс, инженер – да, он обучен на более высоком уровне, более квалифицирован, он тоже задействован в сфере материально-технического производства, таким образом, это тоже рабочий. Другое дело – работники сферы услуг, они тоже наша социальная база, но они не авангард, потому что они всегда мечутся, вот этот офисный планктон там, всякие менеджеры и т.д. Они колеблются, как крестьянство, куда ветер подует, туда и смотрят. Таким образом многопартийность коммунистическая, её корни надо смотреть, исходя из классовой и социальной структуры современного пролетариата. Пролетариат раздроблен, разнообразен, и многие его отряды себя не осознают пролетариатом; если сказать преподавателю: «Вы пролетарий», - «Нет, я интеллигент»,- хотя интеллигенция – это тоже прослойка. И от этого в левом движении то же самое: куча партий, которые или коммунистические, или называются коммунистическими, потому что отряды пролетариата разные, т.е. разные слои трудящихся. Далее, хотел бы сказать, что сейчас есть – вот было отмечено в предыдущем выступлении о советском мировоззрении, была дана как бы такая положительная его картина, а я хочу сказать о некотором отрицательном моменте советского мировоззрения. А отрицательный момент состоит в том, что в Советском Союзе государство как ни крути, но было пролетарским, и вот эта привычка воспринимать государство как своё, как пролетарское, к сожалению, осталась по сей день. И очень часто даже люди, которые как бы против капитализма, против строя, всё равно возлагают ещё какие-то надежды на ныне действующее государство, что оно что-то может сделать, т.е. они, может быть, даже и Медведева не поддерживают, но теоретически они полагают, что это государство может что-то сделать. И вот это наследие именно от советского периода, т.е. восприятие государства как своего. Однако, в силу того, что сейчас - уже было отмечено – новое поколение приходит, которое Советского Союза не помнит, эта черта сходит со сцены, а поскольку противоречия обостряются, а новое поколение, не помнящее советской власти, рассчитывает, в основном, на себя, на свои силы, то и государство к нашему счастью постепенно перестаёт восприниматься как своё, и сейчас всё чаще можно слышать, что государство воровское и т.д., - суть в том, что люди постепенно уже отходят от привычки воспринимать государство как своё, и в связи с этим альтернатива – сейчас в нашей стране, конечно же, на настоящий период оппозиционных сил по сути дела, кроме коммунистических, таких сильных оппозиционных сил нет, потому что и «Другая Россия» в данный момент не пользуется популярностью, но есть, на мой взгляд, опасность такая, что через 10 лет подрастёт новое поколение, и оно пойдёт за «Другой Россией». Я в целом с докладом т. Новикова согласен, но, на мой взгляд, здесь не совсем так. На мой взгляд, более опасны державнические настроения и военно-диктаторский переворот, потому что у нас, в общем-то, люди идеи либерализма не особенно воспринимают, в основном, они чего хотят? Порядка, стабильности, какой-то минимальной справедливости, а это может, в общем-то, дать не либеральная модель, а, если говорить о наших оппонентах, то к этому ближе всего всякие такие профашистские настроения, в частности, национализм, как известно, у нас сейчас довольно процветает. Был опрос, и больше половины населения «страдает» националистическими предрассудками, и вот в этом есть опасность. Почему опасность? Потому что либералы всё равно какие-то формальные рамки соблюдают, а вот военная диктатура – там уже нет, там уже будет конкретно. Что касается власти, то будет постепенное закручивание путём принятия новых законов, т.е. не резко, а «как бы по закону», ну, а нам что делать – это, мне кажется, нужно пропагандировать, понятное дело, какие-то акции проводить, но самое главное, что обращения в органы власти, на мой взгляд, уместны как провокация, чтобы показать трудящимся, что это не реализовано, ну и, конечно же, соединение пропаганды борьбы за насущные интересы с пропагандой марксистско-ленинского учения в целом.

Майоров А. Тема меня несколько возмутила, сейчас скажу почему. Я скажу свою версию относительно всего, что здесь есть. Во-первых, как я понимаю, что такое класс? Класс – это устойчивая социальная группа, устойчивая в рамках социально-экономического воспроизводства общества. Я технарь. Конкретный процесс – воспроизвести общество. Для того, чтобы воспроизвести, понятно, что одни рабочие не воспроизводят, нужна интеллигенция, есть разные социальные группы устойчивые, и в рамках этого воспроизводства они делают какую-то функцию, вот что такое класс. Это устойчивая какая-то группа. Или, докладчик говорил, что ездят поезда - это якобы класс есть, это не значит, что класс, у нас есть рабочие – это не значит, что есть класс, это разные вещи. Поэтому нет классовой борьбы. У нас в обществе в принципе нет классов вообще, и нет класса буржуазии – у нас несколько другое, у нас компрадоры есть, компрадорская буржуазия, она ориентирована не на воспроизводство – это замечательная совершенно фраза Ходорковского, Россия – это зона охоты, они здесь охотятся, но деньги-то они не сюда вкладывают, если бы они здесь развивали что-то, тогда бы можно было говорить: да, они воспроизводят что-то, они вкладывают свою функцию, они капитал осуществляют, они не осуществляют функцию капитала, они вывозят туда. Если у нас нету классов, у нас нету классовой борьбы в принципе, т.е. это профанация. Кстати, что такое партия? А партия как раз – структура интеллектуальная по выражению интересов классовых. Классовая борьба – борьба между этими различными группами, ну, грубо говоря, по перетягиванию одеяла на себя, или, если более деликатно, по увеличению своего классового статуса в этом социальном контексте. И отсюда проблема тогда уже России, более обобщающее слово – русский, россиянин, живу в своей стране и хочу жить в ней. Для меня больше актуальна не столько классовая борьба, сколько устранение России просто как структуры, просто её идёт уничтожение – проект такой. В пределах проекта его организовала банда под названием КПСС, она стала на Запад всё сдавать, и где, посмотрите, Горбачёв находится? И горбачёвские фонды какие в собственности имеет он в Калифорнии? Кстати сказать, здесь, в этом контексте я небольшую аллилуйю хочу пропеть капиталу – когда он возникал, он же был позитивным, вы все помните историю, он создавал более производительные способы производства по сравнению с феодализмом, но тем не менее на пути исторического развития (это было отражено в какой-то работе В.И.Ленина) он другие свойства приписал капиталу, паразитизм, т.е. он уже не делает социальную функцию, так это же великий козырь, вот за что надо бить! Это же великолепное средство для борьбы: ребята, они паразиты! Ребята, мы хорошие, мы действительно белые и пушистые, мы работаем, а они паразиты! Об этом уже говорилось. Ещё мне не понятно, как возникает тема заседания Политклуба – это я обращусь к президиуму, я хочу поддержать товарища. Посмотрите, какой он ставит вопрос – правильно ли мы боремся? Уровень рефлексии. Тема для следующего Политклуба – «Правильно ли мы боремся?» Запишите, чтоб они зафиксировали, чтоб обсуждали конкретно. Что делать, выбор правильного удара.

Петров. Вот здесь многие выступающие затронули в принципе одну тему, нам интересно сейчас обсуждать стратегию и тактику наших врагов и нашу тактику, исходя из ихней стратегии. И многие этой темы коснулись, не говоря об этом, и последний тоже оратор. Исходя из этого, нам нужно в первую очередь изучить стратегию наших врагов, а чтобы её изучить и предположить, какова она будет, необходимо, по-моему, рассмотреть, а какая стратегия была агонизирующего класса, его авангарда белогвардейщины в Гражданскую войну, и к чему она пришла в результате Гражданской войны, последующей эмиграции и т.д. Если мы рассмотрим три крыла белогвардейщины, это белополяки, белофинны и наше белое движение в России. Белополяки пришли к фашистской партии Пилсудского, затем это движение Крайовой – продолжатели фашистского дела Пилсудского, затем это отношение наших властей к польскому фашистскому движению сегодня, это вот Катынь – как мы себя очерняем и возводим на пьедестал членов фашистской партии. Николай Островский в своём романе «Рождённые бурей» хорошо оценивает рождение этой фашистской партии, кто не читал – посмотрите. И во многих своих статьях он опять обращается – партию Пилсудского как фашистскую никто в то время не характеризовал по-другому. Теперь возьмём белофинское движение. Маннергейм – организатор трёх войн против России. Отношение нашей современной власти к Маннергейму – Путин кладёт венки на могилу Маннергейма, будучи премьер-министром, Медведев кладёт венки на могилу Маннергейма, будучи его министром, историки характеризуют войну 40-го года как неудачную. Почему она была неудачной? Это опять была проведена кампания Маннергейма из-за дивизии Виноградова, после разгрома он вызвал фотографов со всего мира, у них в колонне была брошена техника дивизии на второстепенном направлении, сфотографировали эту дивизию, и на весь мир вот эта вот маннергеймовская пропаганда липовая пошла и идёт сегодня, и, если вы увидите 40-го года фотографию с дивизией в колонне брошенная техника, это вот это вот, на второстепенном направлении дивизия Виноградова, в которой он, начальник штаба и начальник политического отдела были расстреляны за это. Они бросили технику дивизии и вышли лесами, потеряв там 1/3 человек личного состава. Но Маннергейм на этом деле сделал международную пропаганду. Теперь наше белое движение. Я хочу что подчеркнуть в результате вот этого дела – изучения белогвардейщины? Что все движения пришли к фашизму – фашизм Пилсудского – раз, фашизм Маннергейма – два, он знаком со всеми, ни один военный преступник, который убит, который на Нюрнбергском процессе, - все были его знакомые; белое движение тоже пошло по пути фашизма. У нас в философском словаре как мы характеризуем фашизм, во время Советского Союза характеризовали? Что это форма власти, к которой прибегает крупная буржуазия, когда демократическими методами не может управлять страной. И анализируя этот фашизм белогвардейщины нашей, нам нужно и сегодня подумать о том, какую тактику выберет наша буржуазия, она тоже движется к фашизму, она сейчас и Маннергейма поднимает на щит, и Пилсудского поднимает на щит, и русскую зарубежную православную церковь. Что такое объединение? Мы знаем, что ЗРПЦ благословила Гитлера, что там фашистский этот РОВС белогвардейский тоже выступил на стороне фашизма, что на Дону 15 полков собрано кавалерийских и что потом они вошли в подчинение Гиммлера, СС, что они по всей Европе карательные действия проводили. И вот этого союзника наших сегодняшних руководителей мы должны разоблачать, и разоблачать эту церковь православную. Вот с Кононовым этот случай – почему уничтожена была группа Генерального штаба? Да потому что они пришли туда – что Алкснис говорил на этой встрече – и увидели, что они православный праздник отмечают, а почему? И они поверили, что это свои. А что такое в Прибалтике православный праздник? Там во главе иерархии православной церкви стоял предатель, который вёл пропаганду за Гитлера, который вот эту вот Псковскую миссию организовал. И сейчас у нас фильмы снимают «Поп» и второй фильм про отца Алексия, патриарха прошёл, в котором вот эта вот Псковская миссия даётся положительно, а они предатели, они работали с военнопленными, настраивали их против Советской власти и т.д. И наши сегодняшние власти хотят предательство ЗРПЦ и части православной церкви (а у нас на Дону творилось что в этой самой, в Крыму и т.д., практически Гитлером - Розенберг этот командовал национальной политикой – была сорвана антирелигиозная кампания, которая в это время проведена, фашистами восстановлено в оккупированных областях 100 с лишним церквей в каждой, а было 2-3 в Новгородской области), вот этих предателей сегодня поднимают на щит, которые это всё организовывали.

Черняк А.М. Много прозвучало здесь выступлений, но не был задет один вопрос. Мне кажется, что для нашей нынешней власти самое страшное, чего они боятся, это киргизского варианта. А там как, была власть, которая не нравилась киргизам, вышли киргизы на улицу – хоп! – и нет власти, один день – и готово или два дня. И что? Фактически народ у власти, и нет организации, и нет руководителей. Что получается? И это не первый случай, так же было и в Молдавии, и смотрите: там, в Киргизии, наши не могут справиться, видимо, уже там с киргизами, наша власть, она послала туда своих людей, Путин послал своих людей туда, мальчиков. И Генеральный секретарь компартии – как его фамилия? Масалиев… Масалиева держат под арестом домашним, они боятся, что он будет говорить перед массой, они боятся наших слов коммуниста. Я к чему это говорю – потому что будущая революция, которой мы ждём все, она не будет такой, наверное, какой была в 17-м году, там была другая обстановка, и Ленин нас призывал всегда учиться исходить из обстановки и действовать. А другая обстановка, может быть, люди запуганы, люди боятся слова «коммунист», надо, может, просто говорить «трудящийся», но так или иначе скорее всего борьба будет проходить именно как борьба трудящихся против захватившей власть и фактически оккупировавшей страну нашу нынешней власти. Теперь, чтобы хорошо бороться, надо хорошо знать ту власть, которая у нас сейчас существует. Здесь я кое в чём согласен с предыдущим оратором, который квалифицировал её. Смотрите, эта власть – Путин, Медведев – наши соперники в солидарности с буржуазной партией, правой, она критикует их и говорит о том, что они создали ситуацию, когда они будут вечно у власти: сначала Путин, потом Медведев, сначала Медведев, потом Путин - и вечно у власти, создали такую ситуацию, так на это рассчитывают, так это они говорят, ну, и мы тоже так же должны говорить. Понимаете, вот в Киргизии не победили, потому что не было лидера, и у нас нет лидера. Вот газета «Советская Россия» - Фролов, он так и остался (либо дурак, либо хам по поводу рабочего класса), но там публикуется, допустим, другая статья – баба Лида такая есть, она критикует эту власть в хвост и в гриву, причём здорово, и у неё есть умные мысли, в частности, она говорит, что у нас, трудящихся, нет лидера. Посмотрите: 17-й год – лидер был у нас? Был царь – лидер царский, помещичий, и был у нас рабочий лидер – Ленин. И сейчас у нашей власти – видите, как они лидера делают? Они делают из Путина фюрера, лидера, уже почти сделали. А у нас нет лидера такого, какой объединил бы всех трудящихся, не буду говорить коммунистов, трудящихся. Что такое фашизм? Фашизм – это антикоммунизм в действии, для любых фашизмов подходит. А вторая черта фашизма – он прячется, маскирует свою капиталистическую сущность под социализм. И у нас нынешние власти стараются показать себя, что они с народом, и это типично. Очень опасный человек Путин, только у него идёт правая оппозиция, и я думаю, что это может кончиться установлением путинской диктатуры. А нам надо знать это, что они замаскированы под демократию, фактически фашистский режим. А борьба – то, что мы делаем, это правильно, РОТ ФРОНТ, надо объединяться всем, не только коммунистам, людей объединять и двигать их.

Новиков С.А. Товарищи, я хочу поблагодарить всех, кто здесь выступал, за активное участие и сказать следующее. Прежде всего я никак не могу согласиться с тем, что в России нет классов и нет классовой борьбы, как говорил А. Майоров. С точки зрения марксизма, классы – это категория объективная, она существует независимо от того, осознают ли себя люди таким классом или нет. Есть определение класса. С точки зрения этого определения, есть сейчас в России и класс буржуазии, и рабочий класс. И если эта буржуазия не такая, как в Америке, если эта буржуазия не такая, как в Англии или какой-то ещё стране классического капитализма, это не значит, что этой буржуазии нет. Буржуазия, как и пролетариат, - это классы всемирные, а какая она там – компрадорская, производительная, прогрессивная, реакционная – это уже вопрос второй. Точно так же, как и с рабочим классом. Интересно поставлен был вопрос: «Так ли мы боремся?», ну, Совет Политклуба этот вопрос обсудит, так или иначе эта тема у нас прозвучит в наших последующих заседаниях. Теперь мне хотелось бы сказать несколько слов по вопросу о рабочем классе. Я, честно говоря, не знаю, что здесь имелось в виду, какой упрёк коммунистическим газетам. Если текст направлялся в «Трудовую Россию», ну, разговор может быть поставлен, насколько мне известно, в газету «Мысль» такой текст, о котором говорил Теймураз Георгиевич, не поступал. Если он не поступал, то упрёк, я думаю, лишён смысла. Что касается сути дела, рабочий класс не является классом, который фатально поддерживает коммунистическую идеологию, рабочий класс может выполнить свою прогрессивную освободительную роль только в том случае, если рабочее движение соединяется с социализмом, а если этой связи нет, есть в истории немало случаев того, когда рабочий класс является тараном контрреволюции: это и известные события в Польше, когда использовался профсоюз «Солидарность» - профсоюз в принципе рабочий, но профсоюз, который оседлали антикоммунистические элементы, элементы пробуржуазные, оседлали через высший представительный орган этого профсоюза, и были случаи, когда действительно в ходе перестройки использовались выступления, во-первых, они провоцировались, эти выступления шахтёров, а во-вторых, использовались буржуазные тенденции, чему я сам был свидетелем. Это не значит, что рабочий класс там сверг, это значит, что отдельные отряды рабочего класса использовались. Если Фролов катит бочку, уж прямо скажем, на весь рабочий класс, - это ошибка. Фролов – человек непростой, это человек, который работает у Зюганова, можно сказать, спич-райтером, т.е. пишет ему все его основные выступления, и с этой точки зрения, это не просто рядовой автор газеты «Советская Россия», это автор, который движет, подталкивает Компартию Российской Федерации к тому, чтобы сменить классовые ориентиры на национал-патриотические. И буквально два слова по теме в связи с вопросом о фашизме. Конечно, товарищи, тенденция фашизации в современной России есть, и эти тенденции будут нарастать и, в частности, если действительно обострится к 2020 году борьба, в которой «ЕР» придётся себя спасать, не исключено, что «ЕР» пойдёт по пути закручивания гаек. Т.е. использования фашистских методов для того, чтобы сохранить в своих руках собственность, чтобы сохранить в своих руках власть, чтобы сохранить позиции тех олигархов, которые сегодня с этой партией связаны, которые что-то от неё получили и что-то ещё получат в то время, когда эта партия будет у власти. Но это пока не даёт нам оснований говорить про фашизм. Когда в истории появляется полноценный фашизм? Когда буржуазное государство теряет контроль над ситуацией, и получается типа Веймарской немецкой республики, которую буржуазное немецкое государство традиционными методами демократии уже не могло контролировать. Сейчас нет такого у правящих кругов России, вот когда перед ними действительно замаячит такая опасность, тогда да, не исключено, что они будут пытаться фашистские методы использовать, но это будет их смертным часом, потому что это вызовет сопротивление самых широких кругов нашего общества. Относительно того, кто там главная опасность – либералы или национал-патриоты. Я согласен, что опасность национализма сейчас велика, и эта опасность имеет тенденцию к росту в связи с тем, что возрастает конкуренция и на рынке труда, и на рынке сбыта, т.е эта национальная конкуренция есть, и в этой связи возникает соблазн этот момент использовать. Но если мы присмотримся к существующей российской власти, использует она уже этот момент, пытается уже режим Путина представить себя главным патриотом, защитником земли русской. Это проявляется и по отношению к истории, и по отношению к некоторым другим современным позициям, т.е. эта позиция уже правящим режимом в определённой степени перехвачена, и тем, кто пытается этому режиму оппонировать с точки зрения национал-патриотической, приходится всё труднее, потому что каждый их лозунг всё чаще перехватывается путинским режимом. Поэтому наша главная задача – это социалистическая революция, диктатура пролетариата, разрушение буржуазного государства и создание на его обломках новой политической системы – власти рабочего класса, но на этом пути мы должны видеть не только нашу перспективу до следующих выборов или до конца этого года, а должны видеть эту перспективу на десятилетия вперёд. А эта перспектива – это социалистическая революция, создание нового общества, мировой коммунистический процесс
Просмотров 1391
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру