Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Российская Коммунистическая Рабочая Партия

РКРП-КПСС
Разделы Добавить в избранное Карта сайта
RKRP
В Фонд Борьбы!
Наши опросы

Ежегодный рост зарплат не ниже инфляции. см.

О нас Маркер Наша Программа Маркер Рабочее движение Маркер Наша пресса Маркер Фонд Борьбы Маркер Контакты Маркер ENGLISH

Баркашовцы и салафиты: сходства и различия

Дата: 01.08.2013 г. Добавил:
]]>Печать]]> E-mail
Точка зрения читателя из Казахстана

Дабы успешней двинулась охота

На Выходца Народов Коренных, –

Скинхедам покровительствует кто-то.

А кару направляет – не на них.

Новелла Матвеева

1

В Казахстане два года назад активизировали свою деятельность салафиты – радикальная мусульманская секта. До неё у нас действовала радикальная мусульманская секта «Хизб-ут-Тахрир». В России – немногим ранее – появились баркашовцы, радикальные националисты.

Очень странно то, что в двух соседних странах за последние двадцать лет появились течения, противоречащие всем традициям. У казахов ислам никогда не принимал ортодоксальный характер. Кочевники (и казахи, и народы, населявшие казахскую степь до казахов и вошедшие частично в казахский этнос) практиковали ислам с сильными пережитками тенгрианства – тюркского язычества. Так, в молитвах они использовали языческие заклинания, имели изображения предков и молились их духам – аруахам. Классовая борьба у казахов никогда не принимала форму религиозной, национально-освободительное движение никогда не проходило под исламистскими флагами. Даже больше – российское правительство негласно поощряло исламизацию казахов через татарское духовенство, более ортодоксальное в то время, чем казахское.

Баркашовцы взяли на вооружение идеологию радикального шовинизма, или нацизма. Для русских эта идеология совсем не традиционна. В царской России национальное происхождение не заботило даже черносотенцев. Черносотенцем мог быть гражданин всякой национальности, если был крещён по-православному.

Фашистская оккупация, от которой страдало русское население, не могла не вызвать в нём отвращение к фашистской идеологии. Откуда же в современной России взялись баркашовцы, с откровенно фашистской не только идеологией, но даже и символикой?

В левопатриотической прессе высказывается иногда мнение, будто появление баркашовцев вызвано реакцией на национальное унижение русских. Если бы это было так, то их агрессия была бы направлена на западноевропейцев и североамериканцев. Но она почему-то направлена против таджиков и вьетнамцев, индийцев и негров – представителей как раз тех народов, которые против России не шли никогда. Больше того, большинство из народов, против которых направлена агрессия баркашовцев, сами живут в унижении намного дольше, чем Россия. Это значит, что у русских националистов они должны вызывать чувство солидарности.

На том же уровне находятся и попытки некоторых наших социологов объяснить влияние радикального ислама бедностью. Это тоже неправда. Дело не только в том, что руководители салафитов живут богато. Казахстан – не Пакистан и не Сомали. У нас есть опыт проживания в социалистической стране, с коммунистической идеологией. Люди, которые хоть сколько-то умеют думать, у нас понимают – с разной степенью ясности – что лучше коммунистической идеологии интересы бедных не выражает никакая другая. И если бы бедные самоорганизовались, то, конечно, не под религиозными знамёнами.

Более реально другое объяснение – что это влияние извне. Многие наши публицисты придерживаются именно этого мнения. В самом деле, многие из руководителей салафитов обучались за границей – в Турции, Саудовской Аравии, Пакистане. Но кто-то же направлял их туда! Более того, наши компетентные органы должны быть осведомлены о том, какого рода образование получают в тех учебных заведениях. Возникает закономерный вопрос: простое ли это упущение или власть имеет свою выгоду?

2

Во многих случаях справедлива поговорка: «если хочешь узнать, почему это происходит – выясни, кто от этого выиграл». От деятельности и баркашовцев в России, и салафитов в Казахстане выигрывают российские и казахстанские власти.

Психологическая реакция среднестатистического казахстанского обывателя н активизацию салафитов – сплочение вокруг власти. Ясно, что такой настрой приводит к тому, что и голосовать он будет за неё. А оппозиция, и без того нерасчленённая в его примитивном сознании, вся будет казаться ему связанной с салафитами.

Далее. Не случайно эту заразу распространили именно в западном Казахстане. Здесь есть более или менее сплочённый и организованный рабочий класс. Он уже выходил на забастовки с очень даже зрелыми требованиями. Нашему режиму, каким бы бонапартистским он ни был, интересы буржуазии всегда будут ближе, чем интересы рабочих. Именно в интересах буржуазии – создание ложноэкстремистской организации, основанной на чуждой казахстанцам идеологии. Сначала обыватели поддержали репрессии против религиозных экстремистов, потом не возражали против репрессий по отношению к тем, кто призывал к смене общественного строя, а напоследок, с их согласия, и поддержку забастовки к терроризму приравняли.

А те обыватели, которых социальные условия начали превращать в граждан, бросились назад, в то агрегатное состояние, из которого начали выходить. Им было продемонстрировано: смотрите, к чему приводит политическая активность! Так лучше молчите, работайте на наших условиях и потребляйте то, что сможете купить. С помощью страха внушить это очень легко.

В России в ходе каждой предвыборной кампании к коммунистам усиленно клеили националистов. В частности, извращали слова некоторых коммунистов (Макашов, Илюхин), вбрасывали в коммунистическое движение наймитов, чтобы они его позорили своими националистическими высказываниями. Но одно дело, когда нет организации с националистической идеологией. Любые высказывания можно объявить частным мнением. И совсем другое дело, когда такая организация, пусть полумифическая, есть. Хитрыми пиар-ходами к организационной мощи коммунистов пририсовывается нацистская идеология. Результаты – аналогичны казахстанским: перепуганный народ сплачивается вокруг власти и покорно переносит все грабительские издевательства над собой.

3

Ещё одно сходство между баркашовцами и салафитами – в том, что и те, и другие – «двум господам слуги». Правда, первый из господ баркашовцев аналогичен первому господину салафитов. Это – центральная власть, желающая под действием пугала сплотить граждан вокруг себя и превратить граждан в обывателей.

А вот второй господин у салафитов отличен от второго господина у баркашовцев. У салафитов это – западно-казахстанские кланы, стремящиеся отделить регион от Казахстана. У баркашовцев – западные покровители, имеющие свои цели.

В капиталистическом обществе и буржуазия, и бюрократия образуют кланы. Участвует в этих кланах и духовенство – в зависимости от его вовлечённости в рынок. А в рынок оно вовлечено в любой капиталистической стране – даже на верующих оно смотрит, как на источник прибыли, за который ведётся конкуренция.

Это подтверждается и местонахождением казахстанских салафитов – в богатом нефтью Западном Казахстане. Именно здесь есть быстро разбогатевшие кланы, желающие, чтобы власти у них было пропорционально богатству.

Целью западных покровителей баркашовцев является демонизация русских в глазах населения их бывших колоний. Им надо распространять стереотип, будто Россия – страна баркашовых и дёмушкиных. Чтобы скорее выветрилось из их памяти всё то хорошее, что сделали для них русские (а сделано было немало). И чтобы не скоро стала Россия для них лидером, когда к власти в ней придут коммунисты (а это, рано или поздно, случится).

Таким образом, между баркашовцами и салафитами больше сходства, чем различий. Маски у них разные, а лица похожие.

Алеся Ясногорцева.

Член Актюбинского горкома КНПК. 


Просмотров 2151
Поделиться:
  • Добавить в  ВКонтакте
  • Добавить в  FaceBook
  • Добавить в  Twitter
  • Добавить в  Google
  • Добавить в  Liveinternet
  • Добавить в  livejournal.com
  • Добавить в  в Мой Мир
  • Добавить в  Я.ру