ОПТИМИЗЕЦ

«Не хочешь заниматься политикой? Значит, политика займётся тобой!» Столица Пермского края вот-вот отрапортует по начальству о небывалом уменьшении очередей за льготными лекарствами. Но в шатких и слабых инвалидских рядах почему-то не звучат слова умиления и благодарности. Совсем другие слова там раздаются, и крепость их определяется не накалом злобы и ненависти (разъярены-то все одинаково!), а исключительно уровнем образования.

Началось всё мирно и привычно. В Перми «оптимизируют» систему лечебных учреждений. Мало того, что поликлиники отрывают от стационаров и вводят между ними конкурентную борьбу за право использовать бюджетные деньги, следующие за больным. Вдобавок чиновники ещё и сливают в общий бачок ранее самостоятельные медучреждения. Исчезает, скажем, поликлиника № 21 в Кировском районе присоединяется к учреждению за номером семь. Исчезает там же медсанчасть № 11, срастается с МСЧ № 10.

Нет, сами здания и кадры остаются, меняется только подчинённость медучреждения. Нововведения тюкнут по каждому району, поскольку из всех поликлиник миллионного города лепят 5 очень больших больничных комплексов.

Есть, конечно, бессмертная поговорка «Хоть горшком назови, только в печку не ставь». Печаль в том, однако, что эту смену вывески и начальства хитро-мудрые зурабовцы повернули к своей выгоде и на горе получателям льготных лекарств. Как везде, в Перми тяжко добиться льготного рецепта, особенно на что-то реально дорогое и жизненно необходимое. Получить лекарство ещё тяжелее, в середине мая масса льготников имеет «поставленные на ожидание» рецепты января, февраля, марта и апреля.

С начала мая несчастных инвалидов начали ошарашивать в аптеках сообщениями: «Поскольку поликлиника, где вам выписали рецепт, ушла в историю, изменив название, мы больше не можем заказывать и получать ваши лекарства по этому рецепту. Очереди ожидания больше нет».

Старые и хворые толпами повалили к своим родным врачам с просьбой: переписать прошлые рецепты под новый лейбл лечебного учреждения. Не тут-то было! Доктора, блудливо пряча глазки, объясняли, что никак невозможно выписывать рецепты задним числом. Ясно-понятно, что получили они соответствующее распоряжение от вышестоящих руководителей.

Самые продвинутые страдальцы начали названивать в ФОМС, жаловаться на безобразие и самоуправство. Страховые деятели пресекли это нытьё железной рукой: «Всё правильно, так и должно быть». И верно: чего это народ суетится? Не получил ты льготное лекарство – значит, купил, хоть бы и на последние деньги. А кому не хватило средств, тому уже ничего не надо: снесли на кладбище, и вопрос закрылся. При этом зурабовской «минздравсоц-кровосос» сохранил для своих нужд финансы, выделенные под сгоревшие рецепты на льготные лекарства. Сплошная лепота!

Зато Пермь теперь можно ставить в пример по решению проблемы лекарственных долгов.

А возможно, здешние власти вообще хотят кардинально разобраться с инвалидами, для чего и устраивают им периодические встряски. В марте, скажем, убили немощных новостью об отмене льгот по ЖКХ для обитателей приватизированных квартир. Со ссылкой, вполне правильной, на новый Жилищный кодекс. После инфарктов и инсультов, после всеобщего плача и крика - перешагнули через Жилищный кодекс, отменили уже отмену льгот. Злые языки говорят: «До ближайших выборов».

Так суровая проза жизни доказывает правоту тезиса: «Не хочешь заниматься политикой? Значит, политика займётся тобой!» Когда РКРП-РПК поднимала народ на борьбу против монетизации льгот, против социальной политики буржуазной России, миллионы инвалидов и их здоровых родственников отвечали на наши призывы «Включиться и участвовать» могучей формулой: «Я в политику не лезу, это меня не касается» Впрочем, ещё не вечер. Есть ещё что потерять, есть и возможность поучаствовать в политике. Пока не наступил полный оптимизец, за которым надо срочно устраивать революцию, если жить хочется.