Привет, образование!

Ох, уж это образование! До чего же живучая скотина – гнобишь его, гнобишь, а оно, понимаешь ли, всё ещё трепыхается. Ну, ничего, уже почти всё в порядке.

И действительно, в «порядке», уже почти всё. Кто только не давил наше образование, но столь эффективной политики ещё не было. Зря ругают власть, зря ругают «Единую Россию». Эти ребята лихие умельцы! Они умудрились так красиво угробить образование, что почти никто и не заметил. Более того, многие искренне восхищаются их заботой и умением развивать это самое, ну, которое образование.

Увы, не они были первыми. Ещё в 70-е годы резкое усиление бюрократизации привело к бегству из школ мужиков-учителей. И школа стала бабской! Это значит, что инициатива и творчество в школе съёжились, а сама школа превратилась в закомплексованных, некритичных, но зато исполнительных тетёк.

Учёные люди давно уже поняли, что сегодняшнее образование определяет завтрашние позиции страны. Да, но одна из причин краха советской системы – кто и чему учил сегодняшних лидеров? Формализованность обучения и воспитания привела к тому, что они учились не тому, чему их учили. Учились они другому – приспосабливаться, манипулировать, пускать пыль в глаза. Государственное лицемерие неизбежно привело к лицемерию личностному.

Но вернёмся к нашим…, извините, руководителям. Эти ребята выросли и преуспели в жёстких рыночных условиях, и было бы наивно винить их в том, что они существовать в мире иных ценностей. Всё в рынке – и образование труда! Кто успел – тот и съел! Короче, надо считать на бабки. А так бабки хотят все, то надо откуда-то их взять. Откуда? А бюджет-то для чего ещё придумали? В общем, сэкономим. Как? Выдоим школы до состояния скелетности, а удой – часть себе, а часть школам – но с пафосом! Компьютеры, премии лучшим учителям и школам – оптимизация, блин! Точнее, национальный (!) проект (!) модернизации (!) образования.

Что ещё забыли? Ах, объективность? Тогда получите три хорошие буквы – ЕГЭ! Увеличить зарплату учителям? – Получите эксперимент по новой системе оплаты с целью стимулирования (!) труда лучших учителей. Но как-то, уж поверьте, неуютно жить в этом эксперименте – слишком много мата вокруг: общественность ворчит, - дескать, совсем зажрались учителя, учителя - … учителя рвут друг друга в клочья – а чего это у него на 100 рублей больше? Как же нужно не знать нашу школу в её бабском (ой, извините, дамском) аспекте, чтобы запустить такой проект? А может, наоборот – слишком хорошо не знать? Конечно, школу лучше строить по принципу курятника: клюй ближнего и гадь на нижнего.

Самое смешное (или грустное) – учителя (как показал экспресс-анализ ситуации в ряде районов Пермского края) стали получать ненамного больше (а некоторые и меньше). Да и понятно – кто хорошо работал, тот и не умеет по-другому, а что плохо – тем более. Что же остаётся? Да как всегда имитировать деятельность. Тут уж все мастера! Но это бедолаги-учителя. Зато что уж точно в шоколаде – так это администрация школ. Директора, например, стали получать (официально) по 30-40 тысяч. Ну, пошла против них волна ненависти – чего ж её бояться? Зато каких верных слуг получили управления образования!

Но ведь главное, скажите вы – дети. Да, конечно, поэтому государство определяет приоритетным (!) компетентностный (!) подход. В переводе на нормальный язык – ученики не должны много знать, но должны уметь жить. В результате получается средний американский дурак-дураком, но зато ему хорошо, и в жизни он не пропадёт.

С другой стороны, опять ЕГЭ с его всё растущими требованиями формальных знаний. Что, левая рука не ведает, что творит правая? У этих-то ребят? Сомневаюсь, однако.

А что учитель? От него требуют конкретный результат. А что такое конкретный результат труда учителя и как его можно измерить? Результат труда учителя, смею уверить (на это мне даёт право не один десяток лет прямой педагогической практики), проявляется лет через 20. Хорошо работает образование – будет сильное, умное и культурное поколение, плохо – получим поколение «успешное» (с наличием «неуспешных» - наркоманов, суицидников и бандитов). Хорошо работает учитель – известные и порядочные ученики. Плохо – в лучшем случае успешные бандиты.

Министр образования Пермского края Н. Карпушин предложил в качестве критерия оценки работы педагога средний размер доходов его выпускников (логика: богатый, значит успешный). Смешно? А может, грустно? Если учитель воспитал десятки известных учёных, то он в пролёте (зарплаты-то у них небольшие), если крутых бизнесменов (или бандитов) – тоже (доходы все в тени). Значит, никого не воспитывай, а ребятки сами, шоферя и грузя, тебе сделают имя и зарплату?

Тем не менее, всё сейчас замеряется и оценивается. От учителя требуют результатов сдачи ЕГЭ, призёров олимпиад и конкурсов, пиар-дел. Только что-то эти результаты не вызывают восторга: где же главный результат? Где же личность, где же общественные перспективы? А кому, собственно, это сейчас надо? Хотя, извините, надо. Самых успешных надо научить говорить красивые слова и правильные слова. Лишь бы никто не мешал, лишь бы никто глубоко не копал и не думал.

Поэтому, умное и хорошее образование – враг системы. Системе нужно продвинутоеобразование. Продвинутое – но куда? Неважно, главное – чтобы оно перестало трепыхаться.

И всё идёт своим путём. Привет, образование, ты ещё шевелишься? Молодец, шевелись… но не поднимай голову. Ведь уже всё в порядке. Почти.